Реклама 18+

Павел Эльянов: «Украинский народ всегда пытается свергнуть правителя»

Интервью Андрея Сенькива с украинским гроссмейстером – о смыслах, «зраде», разнице между Украиной и Россией, Зеленском, выборах и Карякине.

«Шахматисты больше думают о содержании, чем о формах. В современном мире принято больше мыслить формами»

– Несколько лет назад вы сказали, что шахматы несправедливо обделены вниманием букмекеров. Не кажется, что не только их?

– Это правда. Так сложилось, что в ФИДЕ изначально не было нормальных менеджеров, которые бы пиарили шахматы. Хотя у нашего вида спорта хороший имидж. Даже Гриценко недавно выпустил очень эффектный ролик. В комментариях о любом виде спорте можно услышать слово «шахматы». Теннис – шахматы в движении, хоккей – шахматы на льду. Про любой вид спорта слышал что-то подобное. Если бы ФИДЕ получала 1-2 процента от рекламы, в которой используются шахматы, то это была бы очень богатая федерация. Ключевое – не хватает менеджмента во всех направлениях. 

– Возможно, проблема и в шахматистах? Они не работают в соцсетях, не нанимают пиар-менеджера, не создают бренд, а просто ждут какой-то помощи?

– Да, проблема комплексная. В целом не так уж много людей пытается приспособиться к современному миру. Думаю, шахматы отстают еще больше, чем другие виды спорта. Шахматисты – зачастую интроверты, слишком в себе, общаются с остальным миром не слишком охотно. Но материальная сторона тоже присутствует – заниматься своим профессиональным становлением и каждый день постить в соцсетях непросто. Но мир таков, что нужно рассказывать и заявлять о себе, даже если нет глобального внимания к твоей персоне.  

– Почему большинство шахматистов – интроверты?

– Мы привыкли больше думать и быть погруженными в мир своих идей и вариантов. Мы всегда больше думаем о содержании, чем о формах. А в современном мире принято больше мыслить формами, они повсюду доминируют. Содержания все меньше. В шахматах все наоборот, было бы неплохо несколько сместить акценты в сторону формы. А в остальных сферах – в сторону содержания. Нужна гармония.

– Понятно, чем занимаются футболисты, чтобы стать лучше. Что делают шахматисты? 

– Спортом мы тоже занимаемся. Проводить по 5-6 часов на пике эмоционального и умственного напряжения непросто. В том числе – и с точки зрения физики. Более-менее регулярно хожу в тренажерный зал – этого мало. Раньше я еще бегал, и для тонуса это было лучше. Кроме этого, у каждого игрока есть многомиллионная база на компьютере. В процессе подготовки к другим соперникам мы смотрим их партии. Пытаемся выявить их сильные и слабые стороны. Эта основа нашей роботы. 

– В чем главное задание тренера? 

– Я сам сейчас 50 на 50 – и тренер, и игрок. Тренер должен направить в нужное русло. Можно пойти по ложному пути и потратить долгие часы и даже дни в неправильном направлении. Вся работа может пойти насмарку. 

– Шахматист может хорошо выступить, если он в плохой физической форме? 

– Бывают разные перверсии. Физически все идеально, а голова работает очень плохо. Бывает совершенно наоборот. Как-то поехал на супертурнир Вейк-аан-Зее в Голландии. Готовился серьезно, но перед турниром неожиданно схватило спину, начался отит. Думал, ничем хорошим это не закончится. Турнир длинный, а на берегу Северного моря очень сыро и ветрено – настроение было не лучшее, мягко говоря. Но выиграл три из четырех первых партий и долгое время шел на первом месте.В этом вопросе слишком много тонкостей. Проваливаешь турнир, к которому долго готовился, а через полгода совершенно неожиданно приходит результат. Это невозможно предсказать.

– Как сделать так, чтобы голова была максимально свежей?

– Нужно наслаждаться моментом, процессом. Вспомнил высказывания Юргена Клоппа. Он говорил, что не любит стиль «Барселоны» и тики-таку, но показывает подопечным голы «Барсы». Ведь они радуются каждому голу, как дети. Важно всегда оставаться радостным. Важно оставить это ощущение до конца жизни. Оно не только про футбол или шахматы, а вообще про все. Надо стараться изо всех сил, чтобы процесс приносил удовольствие. Процесс нахождения идей и творчества, а не только победы. Если получаешь удовольствие от самой игры и жизни в целом, то придет и результат. 

– От чего в шахматах вы больше всего кайфуете?

– Скажу банальное, но пытаться каждый день стать чуть лучшей версией себя. Это важно. Пока ты чувствуешь ресурс, чтобы что-то улучшать в себе — должен двигаться дальше.

– В игровых видах спорта могут найтись вещи, которые пригодятся в шахматах?

– Читал много биографий теннисистов и футболистов. Если обобщить опыт спортсменов, то я бы выделил способность восстанавливаться после тяжелых поражений. Нужно сделать так, чтобы поражения не деморализовали тебя – ведь впереди еще много матчей. Хотя все великие спортсмены имеют большое эго и тяжело переносят неудачи, нужно найти идеальный баланс. Ты проиграл, должен сделать выводы и идти дальше, сохраняя форму и настрой. Это самое важное в карьере любого спортсмена.

– Какие другие вида спорта вы смотрите?

– Я давно болельщик «Барселоны». Пошло с того времени, как начал работать с Борисом Гельфандом (израильский гроссмейстер, – прим. Tribuna.com) в 2007-м. Он страстный болельщик, никого не оставляет равнодушным. И я заразился. Стараюсь смотреть большинство их матчей. Сейчас «Барселона» не играет в тики-таку. Перестал нравиться подход. Потерялся колорит, которым славилась эта команда. Она могла выйти на поле с 11 воспитанниками и всех обыгрывала. Это был идеальный клуб в моем понимании. Но верю, что из кантеры появятся новые талантливые игроки и «Барса» еще вернется к истокам.

Кстати, видел в фейсбуке, что вы болеете за «Тоттенхэм». Знаменитая фраза – говном ты не был, но и до вершин не добрался. Раздумывая о своей карьере, понял, что это про меня тоже. Недолго был в топ-10 мирового рейтинга, в топ-20 – долго. Неплохо, но до вершин не добрался.

Также люблю снукер. Когда-то следил за биатлоном, когда мой приятель Сергей Седнев еще был в спорте. 

– А украинский футбол? 

– Когда-то ходил на «Металлист». Когда клуб пропал, пропала мотивация. Казалось, что слишком мало интересных матчей и много скандальных ситуаций. Неинтересно. 

 «В 2014-м поехал на турнир в Россию, но чувствовал себя морально плохо. Психологически было неуютно»

– Что вас беспокоит, кроме шахмат?

– Меня волнует политическая жизнь государства. 5 лет назад начала волновать больше – Украина стала жертвой внешней агрессии. Хочешь или не хочешь – пришлось интересоваться. Даже остро стоял вопрос, чтобы уехать из Харькова. Если этот город потерял бы суверенитет, как часть Украины, я бы здесь не жил. 

– В ноябре 2018-го вы сказали, что перебор ехать на чемпионат мира в Россию, но недавно поехали туда как тренер сестер Музычук. В чем разница? 

– До этого я был в России в мае 2014-го, участвовал в круговом турнире в Пойковском. За год до этого был победителем турнира, и обычно в таких случаях не принято отказываться. Приехал защищать титул, но пожалел об этом. Чувствовал себя морально плохо, постоянно следил за новостями – что у нас происходит. Психологически было неуютно, и после этого я принял решение не ездить в Россию, хотя бы на неофициальные соревнования. Играть в таких условиях не доставляет никакого удовольствия с точки зрения творчества. Были предложения, но я отказывался. В ноябре как раз было военное положение, мне было не до турниров в России — я не поехал на чемпионат мира по быстрым и блицу в Санкт-Петербург. Думали с семьей куда-то уехать при случае, хотя и чувствовал, что все нормализуется. 

В целом – это дело каждого. У меня такая позиция, у других – другая. В этом нет не то чтобы ничего страшного, но это личная позиция каждого. Когда поехал тренером, не чувствовал, что нарушаю свои принципы. Во-первых, это же неофициальный визит — я мог бы даже остаться дома и помогать удаленно (как другой член нашей команды — Юрий Криворучко). Во-вторых, что касается непосредственно участия сестер, то они не заслуживают такой критики, которой подверглись когда-то. Они – звезды украинского спорта, которые вынуждены играть на официальных соревнованиях. Если не играть на чемпионатах мира, можно поставить крест на карьере. 

Не так давно ко мне подошел один известный шахматный деятель из Армении. Его удивило, почему у нас так сильно критикуют сестер Музычук. «Когда наши игроки ездят в Азербайджан, их стараются поддержать еще больше. Мы понимаем, как им трудно. Выиграть в такой обстановке – еще более почетно, чем в обычной», – сказал он. Где-то я с ним согласен.

– Усик и Музычук ехали в Россию, чтобы добыть титулы – у них может не быть такой возможности. Ситуация с футболистами – другая. В мире очень много клубов, но они выбирают именно Россию. Вы видите разницу между этими ситуациями?

– Не готов никого критиковать лично. У меня самого был выбор выступать за российские клубы. При таком же равноценном выборе я выступал за македонский и израильский. Моя точка зрения – такова. Но жизненные приоритеты у всех – разные. Как и политические взгляды.

– По деньгам потеряли? 

– Были потери. Но глобально это не так важно для меня.

– Почему? 

– Деньги важны, но можно потерять немножко, но сохранить уважение и лучше себя чувствовать. Очень важно – хорошо к себе относиться. 

– Объясните на пальцах, почему Анна Музычук не поехала в Саудовскую Аравию, но поехала в Россию?

– Спортивная составляющая. В Аравии проходил чемпионат мира по быстрым шахматам, в России – по классическим. Разница огромная. Если сравнить с футболом – это Лига чемпионов и Лига Европы, если не ниже. 

Анна Музычук бойкотировала Саудовскую Аравию, но едет в Россию. Правильно?

К тому же, ей было неудобно играть в хиджабе. По-человечески это можно понять. Она играла в Иране и была в шаге от победы в турнире, но оступилась в финале с китаянкой. Это отложило очень неприятный осадок. Скажу как муж и отец – женщины более восприимчивы к психологическим потрясениям. Они чувствует их гораздо тоньше, как и все психологические оттенки жизни. 

Критиковать в этом случае – совершенно лишнее. Сестрами Музычук надо гордиться. Они достойны гораздо большей медийной поддержки и признания – их масштаб сильно недооценен. Это масштаб уровня братьев Кличко. История о том, как они шли к успеху, сколько трудностей они преодолели, какие теплые у них отношения между собой – об этом нужно снимать фильмы.

– Престижные шахматные турниры проходят в достаточно странных странах – Иран, Россия, Саудовская Аравия. Почему?

– Россия всегда имела большое влияние в шахматах. Сейчас президент ФИДЕ – Дворкович, его выбрали в конце прошлого года. До этого был Илюмжинов. Он находил деньги или в России, или в других странах, которые вы назвали. Что касается того, что было заявлено нынешним президентом, – 80 процентов турниров пройдет в Европе, в более благополучных странах, чем раньше. 

Чуть больше полугода работает новая ФИДЕ, есть успехи. Например, заключили контракт с «Coca-Cola». У нас никогда не было менеджера такого уровня, с которым «Coca-Cola» даже просто может сесть за стол переговоров. Настолько невысоким был имидж у ФИДЕ. Что касается турниров в России, то их процент должен должен пойти на спад. 

– Многим спортсменам Украина мало что дала – мало денег, нет инфраструктуры и условий. Почему у вас возникает чувство уважения к Украине?

– Для меня всегда очень важно выступать за сборную. У меня тоже шахматная семья. Отец всегда считал, что сборная с точки зрения имиджа – мощный бренд, ведь это одна из сильнейших команд мира. Всегда жил с этой идеей. Осознание того, что очень много людей болеют за команду на родине давало мощную мотивацию. Даже если это с точки зрения денег не так выгодно – надо выкладываться и готовиться. Это элемент воспитания в моем случае. Но да – финансово почти любой турнир выгоднее выступления за сборную.

Честно говоря, не знаю, буду ли выступать за сборную дальше. Во-первых, много тренирую. Во-вторых, в сборной назрели перемены. Не думаю, что в составе с нынешним тренером Александром Сулыпой буду выступать за команду.

– Почему?

– Мне кажется, он не соответствует многим критериям главного тренера сборной Украины.

– Например?

– Примерно по всем. Это очень долгая тема. Возможно, для отдельного интервью. Сейчас еще не время. 

– Почему у вас сформировалась проукраинская позиция по многим вопросам?

– На это повлияла и сборная – с годами развилось уважение к своей стране и культуре. Много по свету поездил – был больше, чем в 50 странах. 20 лет казалось, что у нас все плохо и лучше там, где нас нет. С годами это стало меняться – не все так плохо у нас в стране. Есть деятельные люди, которые пытаются созидать и в силах устроить революцию, сместив власть, которая им не нравится. Это достойно уважения. Как мы видим, это не всегда приводит к лучшим результатам. Но вижу большой потенциал, он не реализован.

– В чем самая большая проблема украинцев как нации?

– Основное – гражданская ответственность. Нужно, чтобы каждый понимал ответственность перед страной. Например, не рубить последнее дерево в Карпатах, не гадить там, где живем. Если каждый проникнется этой идеей, жизнь будет налаживаться.

– Россия поменялась с того времени, когда вы там были в последний раз?

– Есть мем или мнение, что в России 86 процентов людей поддерживают Путина. Готов сказать, что не чувствовал и не чувствую, что эта цифра реальна. Большое количество людей мыслит по-другому – кто-то против Путина, кто-то не хочет соприкасаться с политикой, хотя, может быть, дело в моем кругу общения.

Главное отличие между русским и украинцем в том, что, как правило, русский – априори более аполитичный человек. Он знает, что где-то есть царь, что если в холодильнике есть еда, то можно жить, несмотря на неудобства. С точки зрения пирамиды Маслоу, потребности совсем невеликие. При этом русские – душевные и отзывчивые люди. Если поменяется современный режим, то и истерия по телевизору уйдет. Когда это прекратится — в умах людей тоже все быстро изменится.

Мы как-то отдыхали в Турции с семьей, и я включил по телевизору российские новости – из любопытства. Понимаю – если смотрел бы подобное каждый день, то мое сознание также бы деформировалось.

– С теми, у кого другая позиция, чем твоя, нужно спорить?

– Дискуссии в фейсбуке и раньше не очень любил. Сейчас вообще перестал их вести. Понял, что в чем-то переубедить оппонента практически невозможно. Но, конечно, можно пытаться. Самое главное – улучшать экономическое положение страны. Когда люди будут нормально жить, никакой враг не нападет, мало кто захочет кричать с плакатами: «Путин, введи войска». Это будет настолько непопулярная точка зрения, что о ней быстро забудут. 

– Для начала нужно удовлетворить базовые потребности людей?

– Конечно. У любой пирамиды должно быть достаточно крепкое основание. 

– Для вас Харьков – более российский или украинский?

– С точки зрения руководителей – у нас многолетний мер Кернес. У него были разные позиции – и проукраинская, и пророссийская. Если бы он захотел сделать российским, у него бы получилось. Я в этом уверен. То, что Харьков остался украинский, – и в консенсусе с его стороны. Но общественное мнение считает освободителем Харькова, в первую очередь, Арсена Авакова. Когда захватили наш облсовет, приехал винницкий «Ягуар» и под руководством Авакова его освободил. Тогда это была точка возврата к Украине. 

Это было страшное время – каждые выходные видел толпы людей с георгиевскими ленточками. Они ходили на демонстрации, и все могло обратиться в совершенно другую сторону. Сейчас мне нравится, как развивается Харьков. Здесь очень красиво и комфортно.

– А как настроены люди?

– Если рассматривать мой круг общения, то больше людей с проукраинской позицией. Но настроенных по-другому тоже много. 

– Если бы облсовет все-таки захватили, Харьков бы ждала участь Донецка и Луганска?

– Не знаю. У нас был как Майдан, так и Антимайдан. Но эти митинги не были массовыми. На Антимайдан людей сгоняли, это точно было проплачено. Это были одни и те же люди. Было много автобусов с белгородскими номерами. Мне рассказывали, что все российские флаги в Харькове куда-то пропали в один момент. Проходило одно международное соревнование, и было невозможно отыскать российский флаг на церемонию открытия. Очень рад, что не случилось худшего.

«Читал, что половина кандидатов в депутаты от «Слуги народа» даже не гуглятся в интернете. Что это за люди и кого выбирает народ?» 

– Как вам шахматная партия в ролике Гриценко? 

– Там непонятно – то ли ферзь куда-то идет, то ли король через всю доску. Но он же не может так пойти. Он потом объяснил, что фигуры куда-то упали, была неразбериха. Сказал, что шахматы любит и ценит, и не нужно придираться к мелочам.

– Перед президентскими выборами вы писали, что вам больше всех импонирует Гриценко. Ваша мысль поменялась?

– Сейчас Гриценко идет в Раду, но набрал в партию политиков старой формации. Это не очень выигрышный вариант. Сейчас присутствует большой спрос на новые лица. С такой стратегией он может потерпеть неудачу. Но в целом – то, что он говорил, и его биография во много привлекала. 

– Агрессии на почве выборов можно избежать?

– Это природа людей. Что можно поделать с природой? Пускай лучше в фейсбуке воюют, чем на площадях собираются стенка на стенку. 

– Но вы вступали в такие дискуссии? 

– Это неконструктивно. 5 лет назад пытался, но переубедить кого-то – нереально. Тратить силы на это не хочу. Если кто-то хочет услышать мою точку зрения – выскажу. Но сам вступать не собираюсь. 

Верите в Зеленского?

– Понимаю, почему к Порошенко были претензии – много его передвыборных обещаний не выполнено. Вполне можно было найти достойного кандидата – того же Гриценко. Для меня было огромной неожиданностью, что столько людей проголосовали за Зеленского. Настолько сильным оказался запрос на новые лица, что даже человек без команды, с относительной программой, с лозунгами «и за красных, и за белых» может выиграть. Очень много моих приятелей были довольны – мол, поменяем власть и заживем. Но эту точку зрения я плохо понимаю. Заметил странный стереотип: многие считают, что хуже быть не может. А я считаю, что может. Возможно, на людей так влияют СМИ.

Не могу сказать ничего личного о Зеленском. Да, у него нет опыта и знаний, но, может, он действительно порядочный человек. Больше смущает то, что нет команды и, самое главное, о силе, которая от него идет в Раду, тоже мало что известно. Читал, что половина кандидатов в депутаты от «Слуги народа» даже не гуглятся в интернете. Что это за люди и кого выбирает народ? Это очень опасно.

У нас по мажоритарке идет от «Слуги народа» человек, который на вопрос «Сколько в Раде депутатов?», ответил: «Около 300». Возможно, он даже попадет туда. Это удивительно. Идут на выборы актеры, шоумены и пиарщики, а в Раду должны идти экономисты и юристы. Все-таки это законодательный орган. Трудно представить, чем там будут заниматься все эти люди.

– Что для вас значила победа Зеленского?

– Наш народ всегда пытается свергнуть правителя. В книге Макиавели «Государь» было о том, что люди свергают правителя, потому что думают – новый будет лучше. А новый приходит и почти всегда оказывается хуже, чем предыдущий. На примере нашей страны, можно сделать вывод, что у этого правила есть право на существование.

– Ваша коллега Жукова идет на выборы. Вы видите ее в политике?

– Наташу знаю давно. Она очень коммуникабельный человек и отличается с хорошей стороны. Ее социальные навыки оцениваю высоко, она хорошо сходится с людьми. У самой партии невысокий рейтинг. Но если вы меня спросите, то желаю Наталье удачи в политической карьере. У нее вполне может все получиться.

– Гарри Каспаров очень активно пишет о политике. Человек спорта должен это делать?

– Дело в том, что Каспаров – больше политик. Сейчас ездит по различным форумам. Его любимая тема – искусственный интеллект. У него есть колонки в мировых газетах. Он создал такой имидж во времена матчей с Карповым. Тогда в мире было популярным противопоставление: Каспаров – борец с режимом, оппозиционер, а Карпов – конформист, провластный человек, который готов дружить с любой властью. Поэтому у него сложился благоприятный имидж заграницей. Он конвертирует его по сей день и стал оппозиционным политиком в отношении России, что довольно популярно на Западе.

– Вы не хотите так же – стать активным в этой теме?

– Never say never. Но я себя в этом не вижу, это немного не мое. Я слишком люблю жизнь и семью, а этой деятельности нужно отдавать всего себя. Должна быть страсть. Не думаю, что политика может быть моей страстью.

– Карякин – красавчик?

– Нет. Но он мой давний приятель. По человеческим качествам он приличный парень. По политическим высказываниям – не красавчик.

«Я жил в Крыму и всегда считал себя русским». Экс-украинец, который чуть не стал шахматным королем

– Не ссоритесь?

– На турнирах общаемся, но не ссоримся. Он прекрасно знает мою точку зрения, она сложилась давно. Ничего не поменялось.

– Он на самом деле любит Россию и Путина, или это – вывеска, что обеспечить себе хорошую жизнь?

– Процентов на 20 он, как крымчанин, считает себя частью великой Российской империи. И гордится этим. Остальные 80 процентов – это способ конвертировать свою точку зрения в деньги.

Українського шашкіста відсторонили через патріотизм. Він виграв суд – не допомогло

Тренер прекрасного «Бетиса» влюблен в шахматы: назвал Модрича ферзем и играл с Каспаровым

Фото: Andreas Kontokanis; chessbase.com; страница Эльянова в фейсбуке

+119
Популярные комментарии
samuel l jackson
+65
Я если честно не особо интересуюсь шахматами, но решил прочесть для общего развития, мне понравилось. Интервью шахматиста по моему и должно так выглядеть, всё просчитано, взвешенно и обдуманно на несколько ходов вперёд. Понравились его слова про сестёр Музычук и слова известного шахматного деятеля из Армении о поддержке.
Yaroslavmydrui
+50
Крутий матеріал.
Завжди приємно читати думки притомної та освіченої людини.
Характерно, що вже півгодини, як в’ю висить на головній сторінці, а всілякі "Свароги" та "Левченки" ще не накакали в коментах.
По ходу процесор перегрівся після прочитання такого об’ємного матеріалу.
Та й по суті їм сказати нічого, так як після логічного викладу думок високоінтелектуальної людини, їхні висери будуть виглядати ще більш зашкварно.
Artemiy Bondar
+43
Взвешенное интервью умного человека. Без закидонов и лозунгов. Спасибо!
Написать комментарий 56 комментариев
Loading...
Реклама 18+