«Соломон то появлялся в списке наших целей, то исчезал». Как работает скаутинг в «Шахтере»

Раньше Глеб Корниенко работал спортивным журналистом и делал хорошие интервью – например, с Олегом Блохиным. Но он хотел понимать футбол глубже и начал вникать в скаутскую сферу. 

Сейчас Глебу 26, он уже три года работает скаутом первой команды «Шахтера». Как так получилось, на что нужно обращать внимание при выборе игрока и как обустроена эта система в донецком клубе, он рассказал Андрею Сенькиву.

«Каждые выходные ездил на матчи юношей по Киевской области. Прийти на собеседование и показать лучших игроков Ла Лиги или УПЛ никому не интересно»

– Как ты начал карьеру в футболе?

– Все началось в 2009 году, мне было 15 лет – я попал в газету «Украинский футбол». Стартовал с абсолютно минимальных заданий, вроде отчетов по матчам первой лиги. В первый период много работал бесплатно – просто, чтобы узнать, как все устроено. Например, какое-то время делал разные задания в редакции программы «Інший футбол» на ICTV: я переводил в текстовый формат трехчасовые интервью – не самая интересная работа, зато взамен наблюдал, как эти самые интервью проходят и находился внутри телевизионного процесса. Потом уже работал на Football.ua.

Так продолжалось около шести лет – я проводил интервью с ключевыми персонажами украинского футбола, участвовал во многих интересных проектах. Я видел пространство для прогресса, особенно в работе интервьюера, но чувствовал – хочу двигаться глубже в плане профессионального футбола.

– Ты же работал футбольным агентом?

– Скорее это была одна история, которая приключилась со мной в момент переходного этапа от журналистики. В какой-то момент заинтересовался агентской деятельностью – из любопытства.

Даже организовал свой первый и единственный агентский трансфер – румынский нападающий Лучиан Бурдужан в «Говерлу». Это было крайне необычно: 20-летний агент; игрок, не игравший восемь месяцев; клуб, который не платит зарплату. Переговоры шли три-четыре дня, действовал по наитию и интуиции. Процесс проходил максимально странно, но в итоге таки подписали контракт. Мне немного заплатили, но, понятно, не те суммы, которые оговаривались. Как и Бурдужану. 

– А когда переключился исключительно на скаутинг?

– Понимал, что агентская деятельность не так сильно привлекает меня, как скаутинг. Уже тогда проводил каждые выходные в поездках на игры разных юношеских категорий. В основном, по Киевской области. План был такой: обзавестись эксклюзивной информацией с точки зрения селекции и удачно ее презентовать. Прийти на собеседование и показать лучших игроков Ла Лиги или УПЛ – это никому неинтересно.

Меня вдохновил пример моего друга Глеба Платова, который сейчас тренирует одну из юношеских сборных Катара. Он примерно в то же время, чуть раньше, начал свою футбольную карьеру. Тогда я думал, что двери в футбольные клубы зачастую закрыты для людей извне, но в тот момент он показал, что их можно приоткрыть.

26-летний украинец – аналитик крупнейшей академии мира. Он впечатлил Реброва в «Динамо»

Понимая, что уже почти готов, под видом интервью предложил встретиться Мигелю Кардосо – он тренировал тогда дубль «Шахтера». После интервью презентовал ему свои отчеты, лучших, по моему мнению, юниоров.

Мигель заинтересовался – уже на следующий день я проходил собеседование с ним на базе дубля в Счастливом. Так вышло, что большинство игроков, рекомендованных мною, он также знал и хотел видеть в «Шахтере». Потом было еще много собеседований, и спустя пару месяцев после встречи я приступил к работе в дубле «Шахтера» в качестве селекционера. Так я оставил журналистику и полностью сосредоточился на скаутинге.

Через полгода в дубле меня перевели в первую команду, ассистентом к тогдашнему главному скауту «Шахтера» Луишу Гонсалвешу. Он в свое время организовал скаутинг в «Порту» – клубе, который является синонимом успешных трансферов.

С ним мы проводили много времени, он дал мне немало в плане понимания процессов, начиная буквально с азов скаутинга и переходя к более сложным материям: методология анализа игроков, региона для поиска, комплексное устройство футбольных трансферов и скаутинга.

– Небольшие зарплаты в журналистике сыграли свою роль?

– Не могу сказать, что деньги были моей главной мотивацией тогда. Например, первая зарплата в «Шахтере» была раза в полтора меньше, чем то, что я тогда зарабатывал журналистом.

«Физически нереально отсмотреть всех футболистов, но можно окружить себя людьми, которые будут снабжать качественной информацией»

– В чем заключается твоя работа сейчас?

– Последние три года я работаю скаутом первой команды, нашим отделом руководит Жозе Боту. Еще один суперопытный специалист, которого я могу назвать своим наставником. Он основал отдел скаутинга в «Бенфике» 12 лет назад. Если открыть состав практически любого топ-клуба Европы – там можно  найти футболиста, который прошел сквозь систему «Бенфики».

У нас компактный отдел – шесть скаутов первой команды (из них один португалец и один украинец, который живет в Сан-Паулу и работает по Бразилии), плюс Жозе – главный скаут. У каждого  6-8 стран, за которыми надо следить. Естественно, не все страны одинаково важны.

– Объясни на конкретном примере, как это происходит.

– Расскажу на примере Аргентины, которая среди прочих стран является моей зоной ответственности.

Так как это один из ключевых рынков – важно обладать полной информацией по молодым талантам высшего и второго дивизиона, а также более зрелым игрокам, которые соответствуют нашему стилю игры и могут быть доступны нам с точки зрения финансов. Плюс, юношеские сборные начиная с U15-16.

По Аргентине важно копать глубоко – это такая страна, где талант может возникнуть в любом клубе и не всегда выступать за сборную своего возраста. Поэтому важно изучать также игры дублирующих составов суперлиги. Их крайне редко выкладывают в Wyscout, так что активирую контакты в этой стране, люди сбрасывают видео полных игр. 

Мы стремимся к тому, чтобы контролировать все главные для нас страны и турниры. В идеале, к моменту появления молодого таланта на взрослом уровне мы должны уже быть осведомлены о его качествах.

– Какого плана командировки зачастую случаются – это турниры или просмотры отдельных футболистов?

– По-разному. В целом, просмотр конкретного игрока – приехал на игру и уехал – это скорее прерогатива главного скаута. Мои командировки – это, как правило, поездки на различные турниры, где выступают футболисты молодежных категорий (до 21 года).

Вообще, каждый раз поездка на крупный турнир – это что-то вроде форума скаутов со всего мира. Всегда стараюсь по максимуму обзаводиться контактами – это сверхважно для нашей работы. Допустим, в Албании завтра появится первый в истории страны футболист с потенциалом мирового уровня, а у тебя там есть контакт – скаут, журналист, агент, работник какого-то клуба – и он тебе сигнализирует, что нужно обратить внимание на этого парня. Несмотря на то, что сейчас становится доступно все больше информации – благодаря медиа, социальным сетям – множество важных тем остаются в узких кругах. О том, что игрок А может быть несчастлив в своем нынешнем клубе и хотеть уйти. Или что игрок Б имеет невысокую клаусулу в контракте – эта информация часто не выходит за пределы. Чем шире твоя собственная сеть – тем больше шансов получить ценную информацию.

Я стремлюсь к тому, чтобі база подобных контактов постоянно увеличивалась. Какие-то со временем отсеиваются, каким-то начинаешь доверять больше. Физически нереально отсмотреть всех футболистов, но возможно окружить себя людьми, которые будут снабжать качественной информацией.

– Скауты на встречах обсуждают понравившихся игроков?

– Зачастую, нет. Больше говорим о методах работы, организации, как все устроено в наших странах. Необязательно выпытывать, кто за кем следит. Но бывает такое, что коллега говорит о том, что его клуб хотел приобрести игрока, но он оказался, например, чересчур дорогим.

Например, год назад один из моих друзей из-за границы порекомендовал футболиста, которого на тот момент я не знал, а к ним он переходить не захотел. В итоге, игрок оказался настолько интересным, что впоследствии наш клуб вступал в переговоры по нему и был близок к трансферу.

– Расскажи о самой необычной поездке.

– Эквадор, январь 2017 года. Копа Америка U20. Нас было человек 15-20, группа скаутов со всей Европы. Две недели каждый день мы выезжали на автобусе из отеля в 8-9 утра, возвращались уже после полуночи. Так как матчи проходили в разных городах, объездили весь Эквадор вдоль и поперек. Кстати, ключевым игроком сборной Бразилии U20 на турнире был Додо. Через год он перешел в «Шахтер».

После поездок в Южную Америку окончательно убедился, что на одном английском там далеко не уедешь. Поэтому выучил испанский, еще буду учить португальский.

Еще одна другая, технологичная реальность – Катар, где я был весной, увидел академию Aspire и провел презентацию работы нашего отдела.

– Какие обычно задачи ставятся перед скаутами? 

– Всегда есть разница между приоритетными целями и долгоиграющими. К примеру, если нам нужен условный левый вингер на следующее трансферное окно – это приоритетная тема в нашей работе, и мы на ней концентрируемся, пока не будeт найдены решения. Хотя согласно нашей методологии работы, каждый скаут изначально имеет список игроков на каждую позицию (минимум две опции), которые корректирует каждый месяц.

Ты всегда можешь предполагать, кто из имеющихся игроков в команде будет продан в ближайшее время, но никогда не можешь знать наверняка, как все произойдет, когда откроется трансферное окно. Поэтому важно быть готовым в случае любого форс-мажора иметь варианты замены ушедшего игрока. Так мы защищаем себя от неожиданностей.

При поиске важно быстро отсекать идеи, которые изначально не сработают. Нельзя тратить кучу времени на игрока, который никогда не перейдет в «Шахтер».

Другая история – скаутинг молодых игроков. Руководство клуба ставит задачу находить таких футболистов, которые впоследствии могут дорасти до уровня лучших клубов мира, попутно принеся пользу «Шахтеру».

Мы не можем медлить: чтобы заполучить талант наивысшего уровня – нужно быть быстрее других. Для этого необходимо изначально идентифицировать игрока на более ранней стадии, оперативно проанализировать его качества, возможные риски, бекграунд футболиста.

Если раньше скаутингом Латинской Америки занимались считанные клубы – сейчас же практически любой клуб с подпиской на Wyscout или Instat может углубиться в эти процессы, не говоря уже о том, что в той же Бразилии десятки клубов имеют своих личных скаутов. Поэтому любая деталь важна – и скорость принятия решений, и правильная оценка рыночной ситуации, и информация изнутри (кто настроен уйти, какой клуб нуждается срочно в финансах – эти вещи могут существенно повлиять на сделку). Определить правильного игрока и подобрать нужный момент для переговоров – целое искусство.

Подобные ситуации – это всегда риск, ведь зачастую ты не можешь проверить игрока ни на дистанции, ни в матчах взрослых команд. Мы принимаем этот риск, ведь это единственный путь для нас получить игроков с необходимым потенциалом.

Отдельный тип заданий, которые возникают повседневно, – просмотр и анализ конкретных футболистов, которые либо являются нашими потенциальными целями, либо были предложены в клуб.

Также важная часть работы – создание видеоаналитики по рекомендуемым футболистам для главного скаута, где необходимо отобразить основные тенденции в игре футболиста, проанализировать его качества, определить и показать, какие качества футболист пока не демонстрирует стабильно, но может развить в будущем. Поскольку в таком анализе большое внимание уделяется действиям игрока без мяча, в идеале пытаемся найти видео из технических камер – это, кстати, еще одна вещь, где очень полезно иметь знакомых в разных странах и клубах, поскольку такие записи обычно просто так не выкладывают.

– Какие у тебя отношения с агентами, они могут повлиять на твое решение?

– Я не принимаю участия в переговорном процессе, это зона ответственности руководителей клуба, поэтому с этой точки зрения не являюсь полезным для агентов. Путь любого игрока от рекомендации скаута до приобретения – очень велик. Если игрок недостаточного потенциала, он не пройдет самые первые фильтры.

«Важно не просто найти хорошего футболиста с высоким потенциалом, а того, который  впишется в нашу системы игры»

– Как ты понимаешь, что тот или иной игрок обладает потенциалом элитного уровня?

Отправная точка нашего скаутинга – стиль игры футболиста. Есть набор определенных характеристик для каждой позиции – отталкиваясь от них, мы ищем тех, кто соответствует нашему профайлу. Чем определённей стиль игры команды – тем сложнее подобрать под него необходимых игроков.

Это не проблема, если команда интересующего нас футболиста выступает в противоположном стиле. Важно, анализируя игрока, увидеть в нем те качества, которые позволят предполагать, что он сможет быть еще лучше в рамках нашей модели игры. Это не будут очевидные или часто повторяющиеся эпизоды – скорее небольшие сигналы в его игре.

На мой взгляд, высший пилотаж скаутинга – разглядеть в футболисте те качества, которые позволят ему выйти на новый уровень при переходе в другой клуб. Правильно предвидеть, как игрок сможет перенести свой набор качеств в новую команду. Так и рождаются истории о наиболее успешных трансферах за небольшие деньги: зачастую, просто в предыдущем клубе игрока либо неправильно использовали, либо он не подходил команде по своему стилю игры.

Важно не просто найти хорошего футболиста с высоким потенциалом, а того, который впишется в нашу системы игры. Нередко случаются ситуацию, когда видишь сильного игрока, но понимаешь, что он вряд ли будет наилучшим выбором.

– Например?

– Допустим, это может быть вингер, который великолепно действует на открытом пространстве, хороший в ситуациях 1-на-1, но при этом неэффективен в закрытых пространствах, недостаточно качественный в игре между линиями. Никто не будет отрицать, что такой игрок находится на высоком уровне, но именно в рамках игры нашей команды и исходя из особенностей нашего чемпионата он не сможет раскрыть свои лучшие качества.

Скаут высокого уровня обязан уметь проанализировать тактику команды, в которой выступает интересующий игрок. Оценивая игрока, ты не можешь оценивать его отдельно от контекста команды. Ты должен понимать, в каком контексте он существует и какие задачи перед ним ставятся. Исходя из этого, можно оценить его действия.

– Нефутбольные аспекты игрока сильно влияют на то, попадет ли он в твой клуб?

– Да, это отдельная тема – то, что делает игрок за пределами поля. Как правило, мы наблюдаем за футболистом либо по видео, либо с трибун стадиона и при этом должны рекомендовать адекватных игроков без скелетов в шкафу.

Нужно понимать, что есть аспекты, которые находятся вне нашего контроля (например, как игрок поведет себя после первой большой зарплаты), а есть такие, которые мы можем проанализировать. Это могут быть определенные маркеры в его поведении во время игры, которые могут рассказать больше об игроке.

Конечно, информация от людей, которые пересекались или имеют доступ к окружению игрока. Ложится ли он спать в 4 утра или 11 вечера, приезжает вовремя на тренировку или последним – всегда здорово держать в уме такие сведения.

Но в целом, скаутинг – это то, как ты можешь сгенерировать всю информацию об игроке, взвесить все и принять решение. Никогда не встретишь игрока, который идеальный по всем компонентам. Если постоянно быть в поиске вот такого футболиста, теряются другие возможности. Поэтому нужно искать компромиссы и понимать, какие характеристики в поведении являются недопустимыми, а какие – компромиссными.

Например, мы допускаем компромиссы с точки зрения физических качеств или антропометрии. Рост или скорость бега игрока в большинстве случаев не является определяющим фактором. С точки зрения игрового мышления, качества решений, компромиссов уже намного меньше.

– Хорошо, скауты рекомендуют игрока, что дальше? Какой алгоритм появления новых игроков в «Шахтере»?

– Главный скаут Жозе Боту аккумулирует у себя все рекомендации и просматривает игроков, определяя кто больше нам подходит. Далее уже включаются другие структуры клуба, необходимо прощупать почву на предмет стоимости футболиста, финансовых запросов, желании переезжать в Украину.

Если по всем направлениям есть утвердительный ответ, то клуб переходит к переговорам. На каком-то из этих этапов влияет мнение главного тренера, если футболист приобретается в первую команду. Финальное решение принимает президент клуба. 

– К каким конкретно трансферам ты причастен?

– Зачастую, трансфер того или иного футболиста в таком большом клубе, как «Шахтер», – это целая цепочка действий и, как правило, кто-либо из сотрудников не вправе присваивать себе переход игрока. Скаут может выступать за или против подписания того или иного игрока, на финальном этапе его мнение может учитываться, но, естественно, решение принимает президент и руководство клуба.

Наиболее интересная ситуация была с Соломоном, так как впервые я его идентифицировал еще во время первых игр за небольшой израильский клуб «Маккаби» Петак-Тыква, когда ему было всего 17 лет. К сожалению, когда он стал совершеннолетним (с этого возраста иностранный футболист может приехать в Украину) совершить трансфер оказалось невозможно из-за армии.

В итоге, Соломон оставался в поле зрения, появлялся и исчезал в списке наших трансферных целей вплоть до того момента, когда мог легально покинуть Израиль. Вообще, этот трансфер – еще один хороший показатель того, что наш клуб мыслит нестереотипно. Подписать игрока непопулярной футбольной нации из небольшого клуба и без какой-то особенной статистики для футболиста группы атаки – такой набор факторов может смутить и отпугнуть едва ли не большинство клубов. Зато такие ситуации – скаутинг в чистом виде.

– Но курс на Бразилию никуда не исчез?

– Курс на Бразилию никуда не пропадает, он логичен. Если брать лучших молодых бразильских игроков, они хотят перейти в Шахтер. Они смотрят на истории успеха и понимают – клуб будет хорошим трамплином. Это упрощает процесс. Например, испанские игроки тоже подходят Шахтеру по стилю и качеству, но они предпочитают продолжить карьеру внутри страны или в Европе.

Со стороны клуба было бы неправильно не пользоваться той репутацией, которая есть у нас в Бразилии.

– Что является критерием оценки работы скаута?

– Маркер оценки работы скаута – игроки, которых он предлагает. Но не их количество. Потому что можно предложить 20 из Бразилии, 20 из Испании. Но если следишь за, например, Словенией и Чехией, там не так много игроков с нужными нам качествами. Зачастую они совсем другого стиля. Лучше предложить одного, который подходит, нежели 10 – и из них тоже будет лишь один подходящий.

Есть скауты, которые рекомендуют каждого второго игрока, а есть такие, которые ищут невероятного игрока и предлагают раз в год. Естественно, такие крайности не нужны.

– Что думаешь об уровне скаутинга в целом по Украине?

– К сожалению, в Украине нет традиции скаутинга – как в той же Португалии или, например, Бельгии, где даже небольшие клубы осознают необходимость проведения планомерной селекционной работы. У нас же зачастую у клубов среднего уровня есть две крайности – либо полный отказ от легионеров, либо завозят порциями иностранцев, из которых в лучшем случае один или два могут представлять собой что-то интересное.

Это большая проблема, так как из-за этого клубы обедняют наш чемпионат в целом и конкретно для себя теряют возможности сделать шаг вперед в собственном развитии.

«Украина – это не совсем традиционный рынок для нас». Как работает селекция в «Удинезе»

+115
Популярные комментарии
samuel l jackson
+76
Классно, даже не прочёл, а можно сказать схавал вьюху . С одной стороны я как то так себе и представлял скаутинг, но когда человек изнутри вроде как приоткрывает завесу этой внутренней кухни, то это вдвойне интересно. Одним словом - дякую ))
Тарас Дмитрик
+49
Очень развернутые ответы и правильные вопросы, кайф!
San40
+46
Интересный материал, так сказать бек-стейдж футбольного клуба:)
Написать комментарий 29 комментариев
Loading...
Реклама 18+