«Макларен» потратил пять лет впустую: сперва не верил в успех с «Мерседесом», а теперь снова купил у них моторы

Зря мучился с «Хондой».

Перед Гран-при России «Макларен» взорвал «Формулу-1» сенсационным сообщением: контракт на поставку моторов «Рено» не продлят после 2020-го. В эру нового регламента легендарная английская команда войдет бок о бок с «Мерседесом». Французы остались одни – от них ушел последний клиент.

Вряд ли кто-то всерьез ждал подобного поворота: немецкий мотор уже не считается самым эффективным (лидерство перехватили в «Феррари»), а после сентябрьских обновлений его не назвать и самым надежным – установки отказывали и на машинах клиентов («Уильямса» и «Рейсинг Пойнт»), и на заводском болиде Валттери Боттаса.

Обновления «Рено» же в свою очередь улучшили надежность (силовые установки уже месяц не ломались), а четвертое и пятое места заводской команды в Италии доказало и вполне приемлемую мощность.

Также «Макларен» вряд ли опасался не получать свежие и улучшенные агрегаты от французов, поскольку по современному регламенту «Формулы-1» моторист обязан снабжать всех клиентов той же техникой, что и собственную заводскую команду.

«Можно проверить на телеметрии – из нее абсолютно ясно, что в болидах «Мерседеса» стоит то же самое, что и в «Уильямсе» и «Рейсинг Пойнт», – уточнил босс всего «Макларена» Зак Браун.

Так почему же тогда англичане пошли на столь неоднозначный шаг?

В «Рено» хотели слишком тесного сотрудничества, невыгодного «Макларену»

В современной «Формуле-1» есть три способа построения команды: создать коллектив при заводской поддержке (не обязательно под брендом автомобильной компании – «Ред Булл» сейчас вполне существует в содружестве с «Хондой»), организовать полноценный конструкторский штаб с закупкой двигателей у производителей и стать сателлитом гиганта вроде «Феррари» или «Мерседеса» (путь «Хааса» и «Альфа Ромео»).

У каждого варианта свои плюсы и минусы: к примеру, у заводской команды большой бюджет, но и огромная ответственность – над неудачами будет потешаться буквально весь мир. Тем не менее, из-за огромных финансовых возможностей обычным гоночным командам трудно конкурировать с заводскими: если у вторых все получается, то первые почти без шансов проигрывают, если не могут тратить сравнимые суммы. С сателлитами все проще: на участие нужны совсем небольшие суммы (по меркам «Ф-1», естественно), но любое попадание даже в топ-5 должно встречаться с овациями, оркестром и торжественным фуршетом.

«Макларен» в данный момент находится на позиции самой сильной и перспективной гоночной команды: англичане бодро идут на четвертое место в Кубке конструкторов (а ведь в топ-4 они не появлялись с 2012-го). «Рено» же после четвертого года неудач подряд превратилась в главное посмешище «Формулы-1»: только французы изо всех производителей бодро рапортуют о превышении мощности в 1000 л.с. и потом сразу же ловят кучу насмешек от конкурентов в стиле «какое же у них тогда шасси!».

Судя по всему, машина и правда не очень: только в Италии желто-черный болид побил рекорд последних трех лет по лучшей позиции (четвертое место) – и то в основном благодаря сходу одного из «Макларенов» и очередному развороту Себастьяна Феттеля. Мечты о подиумах явно останутся только фантазиями вплоть до 2021-го.

В таких условиях инженеры из «Рено» попробовали ускорить прогресс максимально паразитическим способом – объединиться с главным на данный момент конкурентом.

«Мы планировали вывести сотрудничество на стратегический уровень, и, наверное, это не то, чего хотел «Макларен» на данном этапе, – объяснил босс французов Сириль Абитебуль после объявления о завершении контракта. – Им было нужно простое и понятное взаимодействие с поставщиком моторов. Мы же хотели партнерства, в рамках которого мы сотрудничали бы по части деталей, интеграции двигателя, сборки шасси. Думаю, мы были сильны вместе, и, конечно, станем слабее, чем могли бы быть. Для нас ключевая задача не сражаться друг с другом, а сократить отставание от топ-команд».

Инсайдеры Autosport уточнили слова Абитебуля, совершенно развернув их значение: по их данным, «Рено» даже предлагала «Макларену» разработать одну коробку передач на две машины. Фактически это означало бы превращение некогда легендарной команды с 8 Кубками конструкторов в сателлита вроде «Феррари»-«Хааса» или «Ред Булл»-«Торо Россо». Формально англичанам обещали равноправные партнерские отношения, но всем понятно: «Рено» помощь конкурентов нужна намного больше. Шасси «Макларена» переиграло французское практически на всех Гран-при, и инженеры из Уокинга не раз демонстрировали понимание, как и куда его развивать – желто-черным завистникам остается только чесать свой бюджет и высылать интересные предложения.

Естественно, обоим сторонам стало ясно: продолжение сотрудничества не имеет смысла. И у «оранжевых» не было альтернативных вариантов, кроме «Мерседеса»: «Хонда» бы только посмеялась над просьбой вернуться, а с «Феррари» Уокинг не сработался бы из-за острого противостояния на рынке дорожных суперкаров (по крайней мере, Браун в этом уверен).

На самом деле, временность альянса с «Рено» читалась еще в 2017-м при подписании контракта: тогда «Мерседес» отказался снабжать моторами потенциального конкурента, и «Макларену» тоже пришлось выбирать единственный доступный вариант. Практически никто не сомневался, что в 2021-м с новым регламентом англичане найдут нового поставщика – правда, для этой роли ждали нового автопроизводителя. Однако после закрепления действующих правил для силовых установок до 2024 года стало ясно: лучшего варианта не будет.

«Макларен» уже сотрудничал с «Мерседесом» 18 лет и ушел из-за неверия в продолжения побед

Альянс двух компаний начался в 1995-м после катастрофического сезона с «Пежо». Немцам потребовалось два сезона, чтобы нормально интегрироваться в процесс – все изменилось только в 1997-м. Именно тогда «Макларен» подписал эпохальный контракт с West, представил легендарную серебряную ливрею и выиграл первую гонку новой эры.

Уже в следующем сезоне Мика Хаккинен зарубился с Михаэлем Шумахером за титул и дважды подряд оказался сильнее – именно так большинство фанатов «Формулы-1» и запомнило серебристый «Макларен-Мерседес».

Потом были эпохи быстрых, но ненадежных машин для Кими Райкконена, эпичная битва Льюиса Хэмилтона и Фернандо Алонсо, завоевание чемпионского титула на последних километрах в 2008-м и бесконечная война с «Феррари» и «Ред Булл» в начале 2010-х.

Всего за 18 лет альянс собрал 77 побед в Гран-при, 3 первых места в общем зачете и один Кубок конструкторов.

Почему успешный дуэт развалился? «Мерседес» впечатлился перфомансом «Брауна» с немецкими моторами в 2009-м (команда должна была исчезнуть из-за отсутствия бюджета и спонсоров, но выиграла титул) и решил войти в чемпионат с командой под собственным брендом. «Макларен» отказался продаваться и переименовываться (до этого штутгартцам принадлежали 40 процентов акций), а потому будущий доминатор выкупил как раз «Браун».

Боссам англичан (Рону Деннису и Мартину Уитмаршу) стало ясно: титул в прямой конкуренции с производителем моторов не выиграть. Они занялись поисками альтернативы для возвращения заводского статуса и в 2013-м подписали контракт с «Хондой» (со стартом в 2015-м).

«По моему мнению, разделяемому многими в нашей организации, невозможно победить без лучших двигателей от любого поставщика, – объяснил Деннис в 2014-м после начала гибридной турбоэры. – Сила современного мотора – не только в чистой мощности, но и в способах накопления энергии. В методах рекуперации и накапливания энергии. И если нет контроля над процессами – полного контроля, включая доступ к исходному коду программного обеспечения – не будет возможности стабилизировать машину в поворотах, что приведет к потере времени на круге».

В «Мерседесе», наверное, со смехом вспомнили эти слова.

«Макларен» рискует застрять в середняках

Между двумя контрактами с немцами англичане в основном мучились, а не соревновались: «Хонда» долго не могла подстроиться под требования инженерного штаба, проектирующего шасси. Бесконечные сходы, отказы, поломки и слабая мощность откровенно надоели флагману уокингцев Фернандо Алонсо – он постоянно при каждом удобном случае унижал японцев в радиопереговорах и интервью. В итоге через три года сотрудничество просто развалилось, и «Макларен» вновь остался без заводского статуса, потеряв целую кучу денег.

По сути в этом исходе виноваты только англичане: они загнали «Хонду» в жесткие рамки при разработке моторов, требовали мгновенного результата (чего в автоспорте не бывает примерно никогда) и публично хвалили только собственное шасси («лучшее в пелотоне» (с). Неудивительно, что отношения между партнерами просто выгорели раньше предполагаемого прорыва.

С «Рено» лучше сразу не стало: за годы барахтаний на дне «Макларен» обнаружил полную потерю компетенции в разработке эффективных машин, разлад в персонале на базе, устаревшую аэротрубу (данные из нее не совпадали с симулятором и расходились с телеметрией из трековых заездов) и неумение вести борьбу. Даже быстрые пит-стопы ушли в прошлое – пришлось падать в перестройку. И первые ее плоды заметны только сейчас – чуть больше, чем через год после фигурального признания в стиле «Мы в дерьме».

А ведь если представить, что шасси «Макларена» взаправду были лучшими в пелотоне все это время, то с мотором «Мерседеса» англичане явно могли бы включиться в борьбу за подиумы с 2015 по 2018 годы: за это время в топ-3 6 раз побывал «Уильямс» (с топорной машиной, заточенной под скорость на прямых) и 4 раза – малобюджетный середняк «Форс-Индия». Оранжевая машина показала бы себя точно не хуже и запросто могла бы забрать этот десяток подиумов.

Теперь же ситуация совсем другая: «Большая тройка» оторвалась от середняков примерно на секунду с круга. «Макларен» также отстал от бывших конкурентов по борьбе за титулы – а сокращать такие заделы в «Ф-1» непросто даже с заводскими бюджетами (доказано «Рено»). Более того, вплоть до 2024 года «оранжевым» придется справляться исключительно с ограниченными ресурсами, поскольку новых производителей в чемпионате не будет. Возможно, уокингцам и правда поможет смена регламента и грядущий потолок бюджетов, но в предыдущие годы у них не все выходило и с финансовой помощью «Хонды». Предсказать же результат перестройки заранее не может никто – пять потерянных лет в 2010-х могут убить перспективы на добрую половину следующего десятилетия.

Фанатам «Макларена» остается только одна надежда – в ребилд имени Зайдля и его уверенность в своих действиях. Пока бывший босс «Порше» в LMP1 влиял на организацию команды исключительно благотворно – возможно, он и тут не ошибся.

Фото: Gettyimages.ru/Clive Mason, Dan Mullan; globallookpress.com/picture alliance, Daniele Paglino/ZUMAPRESS.com, nph / Bratic

+5
Популярные комментарии
Di Natale
+1
Статья о том что Макам понадобилось 5 лет чтоб согласится на ультиматум Мерседеса глотать пыль позади их машин. Капитуляция подписана правила игры приняты
Константин Заремба
+1
Даа, серебристые макларены с логотипом West и вправду врезались в память. Хаккинен, который неустанно рубился с Шуми, потом Райкинен, который на макларене ставил рекорды кругов, рвал всех, но к концу гонки с 50% вероятностью сжигал движок и в гневе уходил с трассы. А еще Кулхард, который был хорош в роли 2го пилота и Монтойя, который к сожалению был не так хорош как в Виллиамсе.
Написать комментарий
Loading...
Реклама 18+