Лукаш Теодорчик: «Я слегка отшельник. Люблю побыть в одиночестве»

Александр Ткач поговорил с форвардом «Динамо» о конкуренции и машинах, хип-хопе и политике, а заодно выяснил, почему с его приходом Хачериди начал носить щитки.

Трансфер

– Говорили, что вас чуть не перехватил «Селтик» на пороге «Динамо». Что там на самом деле было?

– Мы с агентом сидели вот тут в холле отеля Intercontinental, как мы сейчас с вами сидим. Ждали контракта. И тут вдруг ему звонят из «Селтика». Мол, вот, у нас есть предложение. Что-то слали в последний момент – но я уже решил, что перехожу в «Динамо». Слово дал. В общем, поздновато они опомнились.

– Не пожалели потом, когда сидели в запасе «Динамо»?

– Я? Не дай Бог! Я о своих решениях стараюсь не жалеть вообще. Если я что-то решил, тогда это уже точно. Если не уверен, просто не берусь.

– Перед тем как приехать на переговоры, вы говорили с кем-то в Киеве?

– Мне в первую очередь нужно было понять, какая ситуация в стране. Что «Динамо» – это большой клуб, все и так знают, так что насчет команды я был уверен. В себе я тоже не сомневался. Оставалось прояснить ситуацию с политической обстановкой, войной – не очень хотелось потом на базе безвылазно сидеть из соображений безопасности. Мой агент был знаком с Александаром Драговичем, я с ним связался – и того, что он рассказал, было достаточно, чтобы приехать на переговоры.

– Что вас убедило окончательно?

– Когда сам все увидел своими глазами. Все же совсем иначе выглядит по телевизору, сами понимаете.

– Близкие не отговаривали?

– Боялись, конечно. Мама наполовину в шутку, наполовину всерьез говорила: «Ой, куда же ты поперся, на войну-то». Она и сейчас, когда звонит, спрашивает, все ли тут тихо.

– Деньги сыграли большую роль в переходе?

– Само собой, сыграли – я заглядывал в свой контракт. Но это какой-то однобокий подход – как будто я получил деньги и поехал куда угодно. Так не бывает. Ты в любом случае все учитываешь. Статус клуба «Динамо», то, что Киев – столица и известный город, зарплата – все это играло роль. А вообще, я и в «Лехе» хорошие деньги зарабатывал, не жаловался.

– Роберт Левандовски, Артем Рудневс, вы – «Лех» поочередно выгодно продал трех форвардов подряд. Как этому клубу удается задешево находить и выращивать игроков на продажу?

– В моем случае сыграло роль то, что «Динамо» и «Лех» играют в похожий футбол – фланговый, с навесами. В такой схеме нападающий, «девятка» – это ключевая фигура, ему все внимание. Может, это слишком громкое слово, но в какой-то мере на него вся команда играет. В конце концов мяч должен быть доставлен в штрафную, и этот человек его должен в ворота переправить. Такого много было в «Лехе», примерно так же получается и в «Динамо».

– Писали, что в «Лехе» у вас были предложения из «РБ Лейпциг», который играет во второй бундеслиге, ходили слухи о «Кайзерслаутерне», «Севилья», «Дженоа». Это правда?

– У меня было несколько конкретных предложений в тот период, от «РБ Лейпциг» в том числе. Но там не срослось, и слава богу – где «РБ Лейпциг», и где «Динамо»? От «Кайзерслаутерна» не было ничего конкретного, они просто интересовались. Никто оттуда не звал меня конкретно: приезжай, будем контракт подписывать.

– Можно сказать, что вы переехали в Украину, чтобы со временем отсюда переехать в западный чемпионат?

– Конечно, я хочу поиграть в бундеслиге или английской премер-лиге, когда будут конкретные предложения. Туда каждый хочет попасть. Но мне для этого еще надо вырасти здесь и выиграть что-то с клубом, чтобы меня там вообще заметили.

Юность

– Вас в Польше когда-то долго костерили за фотографию вашей тогдашней машины – спортивного Nissan 350z. По меркам украинского футбола, это вообще-то довольно скромный автомобиль.

– Ой, ну это таблоид Fakt выкопал ее. Мне тогда было 19 лет, я пару минут сыграл в команде – и все сразу заговорили: как же так, у него уже машина за сто с чем-то тысяч. Хотя вообще-то тому Nissan уже 6-7 лет было. Откуда у меня тогда деньги на новую были бы?

– В Украине молодым игрокам и на новую хватает, и не только на Nissan, но и на Mercedes Benz. На парковке «Динамо» чувствуется разница с польским чемпионатом?

– Значит, здесь это нормально, и никто не станет об этом писать, как о сенсации. А, может, в Польше люди просто больше любят заглядывать в чужой кошелек, чем в Украине. Я вот не обращал внимания, кто у нас на чем ездит.

– По-вашему, это влияет на игрока, если он с ранних лет своей карьеры зарабатывает миллионы и ездит на Bentley?

– Если есть голова на плечах, надо ей пользоваться. И еще надо иметь таких людей рядом с собой, которые опустят тебя на землю, если ты зарвался, – пинок под зад иногда каждому нужен. Любой футболист через это проходит: подписал контракт получше, сыграл пару удачных матчей, тебя начали хвалить – и пожалуйста. Со мной тоже такое было когда-то. Хотя мне вот кажется, что по сути я не изменился. Вокруг меня сейчас те же друзья, те же знакомые, которые были до того, как я стал известным игроком. Правда, вот как раз можно у них спросить – им виднее, зазвездился я или нет.

– В «Полонии» вы, будучи молодым игроком, наверняка столько не зарабатывали.

– Там разные периоды были. Сначала было хорошо, а потом владелец сменился и стало очень тяжко. Выходишь на тренировку – а там трава чуть ли не по колено, потому что нет денег поле подстричь. У нас было по две тренировки в день, а после них мы ночевали на базе, прямо на матрацах. В раздевалке об этом всем шутили, конечно, – но это был такой смех сквозь слезы. Я никому не пожелаю такого пережить, но может быть, если бы не то безденежье, я бы тут с вами не сидел. «Полонии» тогда пришлось продать дорогостоящих опытных игроков, и мы, молодежь, получили шанс.

– Ваше детство тоже, кажется, было сложным?

– Я не очень хочу о нем говорить. Скажем так: мне ничего никогда просто так не доставалось. За все приходилось бороться, потому я сейчас вот такой. Если что-то выгрыз своими силами, то просто так не отдам.

– Что вы слушаете?

– Люблю хип-хоп – точно подобранные слова меня трогают. Есть рэперы, которые точно попадают в то, что я чувствовал, когда был пацаном. Я это ценю.

Трудное начало

– Какими были первые впечатления от «Динамо»?

– Было видно, что это топ-клуб: огромная база, как все функционирует изнутри, как об игроках заботятся, количество персонала. Хочешь – сауна, хочешь – джакузи, даже солярий есть. Хоть это и Восток, но в том, что касается инфраструктуры «Динамо», она ближе к Западу, чем Польша. В «Лехе» все вроде то же самое было, но тут всего чуть больше и все для команды. База тут именно клубная, там все под нас подстроено, чтобы мы сконцентрировались на футболе и больше ничто нас не интересовало.

– Начало получилось довольно сложным. Не было момента, когда подумали…

– Что ошибся?

– Да, что какой-то не очень правильный выбор сделали.

– Не-не, это не про меня. Я же до перехода в «Динамо» из «Леха» чувствовал, что уже готов играть за границей. Настолько же отчетливо это чувствовал, как когда-то в «Полонии» понимал, что уезжать еще не готов. Хотя предложения уже тогда были. А в этот раз я понимал: время пришло. Так что жалеть было не о чем.

– Но не играя, неужели не расстраивались?

– Ну было немного. Никому не нравится смотреть футбол со скамейки запасных, особенно если ты здоров и готов помочь. Но я же понимал, что не прошел сборов с командой, надо вливаться в коллектив на ходу. Уже после второго сбора все наладилось – я чуть ли не впервые за долгое время полноценно его провел. В Польше мне с этим долго мешали последствия травмы, полученной когда-то в «Полонии». У меня тогда от малоберцовой кости отломился кусочек – надо было адаптироваться, а я из-за боли не мог даже работать с мячом. Сколько эта нога «Вольтарена» выпила! Так тянулось до тех пор, пока в последнем матче прошлого сезона с «Легией», я уже не мог терпеть боль. Доктор на очередном обследовании не сказал: «Все, завтра нужно оперировать».

– Из-за чего первый этап в Киеве получился таким сложным?

– Это было неизбежно. Я сменил окружение, переехал в другую страну, где чужой язык, мне нужно было адаптироваться. Уровень другой, схемы другие. Но у меня так каждый раз: когда я переходил, скажем, из «Полонии» в «Лех», начало тоже было трудное – я был зажат, понадобилось полгода, чтобы раскрыться.

Но я знал, что получу свой шанс в «Динамо». Видел же, что с каждым разом я все ближе к основе. Я не из тех, кто готов посидеть на лавке, сложа руки, говорить, что все в порядке, и пусть зарплата капает. Мне 23 года, у меня есть свои цели и мечты.

– Пришлось переучиваться под новый стиль игры?

– Разве что в мелочах. В целом мне стиль «Динамо» как раз подходил, так что сильно я не менялся – как был, так и остался типичной «девяткой». Просто надо было сыграться с парнями, понять, как играют конкретные Ленс и Ярмо.

– Вы любите конкуренцию? Некоторым игрокам, наоборот, нужно знать, что тренер будет рассчитывать на них, даже если они не всегда в лучшей форме.

– Да, определенно люблю. Это единственный способ вырасти, а я хочу подняться на уровень выше и дотянуться до топовых игроков. Каждому, конечно, хочется, чтобы тренер на него рассчитывал, что бы ни происходило, но в «Динамо» так не получится. Тут на каждой позиции, не только на моей, по два равных игрока. Если с тобой что-то не так – уже кто-то дышит тебе в спину и готов занять твое место.

– За сборную Польши вы в последнее время не играете. В чем проблема?

– Скажем так: я там все время есть, но все как-то сбоку.

– Вам не повезло иметь конкурентом Роберта Левандовски.

– Не без этого. Везет, не везет – дело такое. Зато есть у кого учиться. Хотя, конечно, раз уж меня туда вызывают, хотелось бы играть. Это когда меня в первый раз вызвали в сборную, еще из «Полонии», я слегка нервничал, что встречусь с такой звездой, как Роберт, которая играет за границей, в Лиге чемпионов. А сейчас я играю в «Динамо», в Лиге Европы, так что никакого особого пиетета нет. Но тренер считает иначе, приходится ждать.

Премьер-лига

– Как вам премьер-лига Украины? Она настолько же сильная, как вы думали, или слабее?

– Трудно об этом судить, если честно. Все знают «Шахтер», «Днепр» – это очень сильные команды, которые регулярно играют в Лиге Европы и Лиге чемпионов. При этом не все украинские команды настолько же хороши. Между ними не то чтобы пропасть, есть еще парочка неплохих клубов, но уровень украинской лиги выше Экстраклассы именно из-за этих команд-лидеров.

– При этом в Украине все ощущают, что уровень чемпионата упал по сравнению с прошлым сезоном.

– Мне не с чем сравнивать – я здесь только первый сезон, а украинские команды я раньше видел только в еврокубках. В команде ребята это тоже не обсуждают, по большому счету.

– В Украине все больше обсуждают, что наш чемпионат станет похож на чемпионат Польши: меньше бюджеты, ниже зарплаты. Некоторые даже находят в этом положительные стороны.

– Не понимаю, что в этом может быть хорошего. Если ваши клубы регулярно играют в Лиге чемпионов, Лиге Европы – это привлекает и игроков из других чемпионатов, и зрителей. А если у кого-то нет амбиций и он готов сидеть за большую зарплату в украинском середняке, не уезжая в условную бундеслигу, это его личные проблемы. Мне об их менталитете сложно судить – по-моему, амбиции всегда на первом месте.

«Динамо»

– Ребров говорил, что с вашим приходом в клуб Хачериди наконец-то стал носить щитки на тренировках. Вы правда такой жесткий?

– Если я прихожу на тренировку, то хочу завоевать место в составе. Это значит, что я должен тренироваться так, как играл бы в матче, – не убирая ноги, выкладываясь на сто процентов. Да я просто не обращаю внимания на то, кто в щитках, а кто без.

– Выходит, никого агрессивнее вас в этом составе «Динамо» не было.

– Раз кто-то начал носить щитки – получается, так. Но я такой, какой есть, я всегда так тренировался. Если с моим приходом тренировки стали бодрее, ну слава Богу – это только лучше. Но, конечно, я делаю это без злобы или желания кого-то травмировать.

– Давление в «Динамо» отличается от давления в «Лехе»?

– В «Лехе» больше чувствовалось давление болельщиков, здесь от тебя больше требует сам клуб. Возможно, я не почувствовал пока такого давления со стороны фанатов и прессы, потому что не все понимаю из-за языкового барьера. Тем более что мы пока неплохо идем. Если бы мы проиграли пару матчей подряд, кто знает, как они себя повели бы? А то когда мы с «Лехом» вылетели из кубка Польши, так в город лучше было не выходить – тебе обязательно кто-нибудь выскажет свои претензии.

– Кто ваша ролевая модель?

– Я с детства восхищался Раулем Гонсалесом.

– Но это нападающий чуть другого типа, чем вы.

– Знаю, но так сложилось: мне на Первое причастие подарили форму с его фамилией. И он до сих пор это мой любимый игрок. А из нынешних это Златан Ибрагимович, Фернандо Торрес. У Торреса, конечно, в «Челси» не очень вышло, но для меня он в любом случае большой игрок.

– За кого болеете в Европе?

– «Реал», из-за того же Рауля.

Быт

– Атмосфера в раздевалке «Динамо» чем-то отличается?

– Нет, все примерно так же. Иностранцы чуть в стороне, украинцы держатся вместе – так же, как в польских командах поляки.

– Встречаетесь после тренировок?

– Нет, если честно, ни с кем. Там у всех свои семьи, свои занятия. Чуть больше общаюсь с Алексом [Драговичем – прим. Tribuna.com], он рядом живет. Остальные даже не знаю, где. В «Лехе» у меня был лучший друг и земляк Томаш Кендзьора, здесь такого пока нет. Если бы я знал местный язык получше, было бы по-другому, наверное.

– Язык учите или оно само как-то придет, раз уж польский похож?

– Конечно, занимаюсь с преподавателем русским языком. Не то, чтобы я им уже овладел в совершенстве, но если нужно объясниться, я уже более-менее понимаю.

– А в раздевалке обсуждаете ситуацию на Востоке Украины?

– Да, если что-то там случается. И не только о Востоке говорим. Недавно вот приезжал президент Польши Коморовски – ребята меня по этому поводу подкалывали.

– Почувствовали, что в Украине идет война?

– Сразу заметил огромное количество флагов в окнах, патриотических плакатов. Больше ничего о войне не напоминало.

– Чем вы занимаетесь в Киеве в свободное время?

– Гуляю! Но это, скорее, шутка. Просто в Киеве у меня полно свободного времени, которое ничем не занято, – вот я и тренируюсь в спортзале, плаваю на базе, восстанавливаюсь. Я никуда не спешу, дома все время один. В компьютерные игры играю вечерами, конечно. Готовлю.

– Любите готовить?

– Очень. Ищу рецепты в интернете, потом пробую это изобразить. Балуюсь, можно сказать. Но мне нравится – если бы не любил, мог бы просто в ресторан ходить.

– Готовить обычно приятнее для кого-то.

– Ну, иногда близкие прилетают же.

– А вы живете здесь один?

– Да, но от Киева до Варшавы чуть больше часа лету, так что ко мне часто прилетают семья, знакомые и девушка.

– Не хотите ее забрать сюда? Вон, бразильцы «Шахтера» перевозят сюда братьев, сестер, папу, маму.

– Я бы хотел, но она не хочет. Она учится, я к этому с пониманием отношусь. Я принимал решение о переезде, зная, как мне тут придется жить. Большую часть времени я в Киеве один – и меня это не смущает. Вообще, я такой – слегка отшельник, люблю побыть в одиночестве. Не то чтобы я сижу целыми днями дома и пялюсь в стену, нет – могу и в клуб сходить, с друзьями пообщаться. Просто мне одному тоже вполне комфортно.

– В феврале вы открыли свою официальную страницу в фейсбуке. Зачем?

– Да просто так. Вообще она была давно, просто неофициальная, мы с агентом решили ее освежить. А то у меня в моем личном аккаунте часто спрашивают: как я тут в Киеве, что у меня происходит, дай автограф. Иногда утомляет каждому одно и то же рассказывать. А официальным аккаунтом занимаются в том числе и сотрудники из компании моего агента. Теперь все могут посмотреть, как там «Динамо» и что в Киеве ничего ужасного не происходит.

– Чего-то польского вам в Украине не хватает?

– Ничего, все почти одинаково. Да, архитектурой Киев и Варшава чуть отличаются, но в быту никакой особой разницы. Разве что семьи слегка недостает.

– Вам в клубе выделили шофера. Вы же вроде любитель автомобилей?

– Когда я только переехал, мне предложили на выбор – машину или машину с водителем. Я выбрал водителя – он же не только возит меня на тренировки, но и может помочь с чем-то. В конце концов, с ним и поговорить можно.

Теодорчик vs Мбокани: кто должен играть в нападении «Динамо»

Фото: REUTERS/Peter Cziborra; Global Look Press/Maurizio Borsari/www.aicfoto.com; fcdynamo.kiev.ua/В.Раснер; ekstraklasa.net/Grzegorz Dembiński, Jakub Jaźwiecki/Polskapresse

+47
Популярные комментарии
+12
Виталий Старенький
Хороший парень, без понтов, как я и предполагал.
+7
Алексей Симченко
Лукашу респект и удачи
+6
Степан Савченко
Андре еще тот кадр, сейчас где-то за Бразильскую "Єдність" играет)
Ответ на комментарий Amaral
сразу Андре вспомнил, когда ты сказал о кричащих баночниках))
Написать комментарий 13 комментариев

Еще по теме

Реклама 18+