Самый несчастный чемпион мира-1966. Был супербомбардиром, получил травму, пропустил финал, попал в дурдом

От редакции: вы находитесь в блоге Yves Gandon (1899 – 1975). Его автор написал этот пост в рамках отбора на конкурс «Лучший блогер Украины-2020». Поддержите его плюсами, комментариями и подпиской.

***

Взгляните на эту фотографию. Это фото-предвкушение. Фото-предчувствие. 

Тут все в небольшом расфокусе, поэтому легендарным станет другой снимок, сделанный спустя две с половиной секунды. 

Безудержная радость рвется наружу. Что видят перед собой все эти люди? Примерно вот это.

30 июля, 1966 года. 120-я минута финального матча чемпионата мира. Добавленное время к уже добавленному времени все никак не закончится. Арбитр третий раз берет свисток в рот, но все не свистит. Англия ведет 3:2. 

Осоловелые от бесплодных попыток немцы снова грузят в штрафную. Кажется, от усталости на лету кряхтит даже мяч. Хрипло пометавшись промеж белобрысых немецких голов, он падает в ногу Бобби Муру. Но капитан сборной Англии – не сторонник простых решений. Коротко пасует ближайшему партнеру. 

Бобби Чарлтон орет: «Да вынеси этот х**в мяч в аут!»

Арбитр берет свисток в рот еще раз, но снова не свистит, лишь жестом показывает – играйте!

Делать нечего. Идет вынос куда попало – и тут оказывается, что на половине поля немцев, на всю эту распаханную целину, всего четыре игрока. Два в белом, два в красном. Мяч попадает к красному – легенде «Вест Хэма» Джеффри Херсту. Тот бежит примерно столетие, бесконечно долго, волоча за собой непослушные органы, а когда заносит ногу для удара, кажется, она сейчас оторвется от усталости и улетит за ворота.  

На поле «Уэмбли» тем временем выбегают какие-то невменяемые нетерпеливые люди. 

«Они думают, что все кончено», – орет комментатор Кеннет Вольштенгольм свою легендарную фразу. «И похоже…» Тут Херст прерывает его на полуслове, бьет наотмашь, вложив в удар всю свою жизнь. Мяч влетает в ближнюю «девять».

«...и похоже, так оно и есть!!!» – успевает добавить Вольштенгольм и падает в счастливый обморок. 

Арбитр наконец дает финальный свисток. Англия в первый и в последний раз становится чемпионом мира. И тут наступает вторая фотография. 

Белое ведро на переднем плане. Это и стенд пожарной безопасности, и источник живительной влаги, и пункт оказания первой медицинской помощи. Неделю назад аргентинцы в четвертьфинале случайно выбили пару зубов делегату матча. Тогда вода в ведре вся была густой и красной. 

Помощник Альфа Рамси (тренера сборной Англии) Лес Кокер несет сверток, который потом переложит в левую руку – чтобы обнять тренера. Гарольд Шеппердсон, еще один помощник, тянется к левой подмышке, чтобы вытащить оттуда полотенце и начать им размахивать. Полотенце за кадром в вытянутой руке.

Сам великий тренер сидит, положив ладони на колени. Лицо Альфа Рамси – вся боль английского народа, которая вот-вот схлынет. «Неужели?», – будто бы устало вопрошает это лицо, а потом, лукаво улыбаясь, скрывается в поздравительной тени Иана Каллагана, рекордсмена по количеству матчей за «Ливерпуль» (857), одетого в красный свитер.

Все меняется на этих двух фото – от предчувствия триумфа до его безудержного потребления. Одно неизменно. 

Лицо Джимми Гривза, легенды «Тоттенхэма». Он будто увидел клоуна Пеннивайза в футболке лондонского «Арсенала». Будто это не его сборная только что добилась исторического триумфа. 

Камеры фиксируют только одну полуулыбку Гривза – когда он обнимает легенду «Юнайтед» Нобби Стайлза, во рту которого не хватает примерно всех зубов (пруф для любителей стоматологических деталей – на 7:25). На большинстве фотоснимков Джимми – на дальней орбите всех торжеств.

Круг почета не совершает. На официальные мероприятия не остается. Раньше всех возвращается в отель – и покидает его раньше всех. С сумкой, которую собрал еще утром.

«А потом она меня обоссала». Кем был Гривз до того, как «увидел Пеннивайза»

Отмотаем на четыре года назад. 10 июня 62-го. Вот вам еще один легендарный снимок. Это стоп-кадр трансляции четвертьфинального матча чемпионата мира в Чили. Бразилия против Англии.   

Мужчина в белом на коленях перед собакой в черном. Собаку в черном через неделю назовут BiCampeon – ее заберет с собой на родину уже двухкратный чемпион мира, легендарный Гарринча. 

Мужчину в белом уже 22 года как зовут Джимми Гривз.

Пес появился на поле в середине первого тайма и играть, судя по всему, собирался за бразильцев – на позиции правого вингера. Он подключился в атаку по флангу, англичане кое-как отбились, попытались начать атаку длинным пасом, но Бобби Чарльтон как нельзя кстати «вынес этот х**в мяч в аут». 

Пока бразильцы ищут мяч, чтобы ввести его в игру, сама игра вдруг останавливается. Арбитр сигнализирует унокампеонам, мол, у вас численное преимущество. И со смешком кивает на пса. Тот окапывается у английской штрафной и тщательно вынюхивает траву в ожидании передачи. К нему подбегает легенда «Шеффилд Уэнсдей» Рон Спригетт. Пес оживляется, подпрыгивая, устремляется к центру поля. 

Со своего фланга в центр смещается Гарринча, но его попытка урезонить пса откровенно смехотворна – черныш легко ловит Великого Хромого на финт и продолжает свой блестящий сольный проход. За центральной линией пес притормаживает – на него вдруг выползает некто, вставший на четвереньки. Он растерянно принюхивается – и странный большой пес в белом пользуется ситуацией, хватает его за загривок и вручает подоспевшему лысеющему чилийскому джентльмену.  

«Потом она меня еще и обоссала», – признается Джимми Гривз. 

Ловля пса только добавляет ему популярности. Самая популярная собачья кличка в Англии шестдесят второго года – «Гривзи». К 22 годам Джимми – живая легенда «Челси» с перспективой проделать то же самое и в составе «Тоттенхэма». Он забивал во всех первых матчах за все свои команды. А в первом матче на профессиональном уровне обвел шестерых соперников и усадил на попу вратаря.

13 хет-триков за 4 сезона. Трижды парнишка забивал по пять мячей. Еще три раза – по четыре. Походя установил вечное достижение, непобитое до сих пор – 43 гола за сезон. 

Его уже выносили после матча на руках, провожая из «Челси» в Италию (в Милане не прижился, конфликтовал с Нерео Рокко, но продолжал забивать).  

Гривза выносят на руках со «Стэмфорд Бридж». В своем последнем матче за «Челси» он кинул четыре «Ноттингему»

Ветеран английской футбольной журналистики и большой друг Гривза Норман Гиллер: «Наблюдать сегодня за Лионелем Месси — все равно что пересматривать записи матчей с участием Гривза на пике его формы. То, как Месси идет на защитника, как он резко меняет скорость и направление и, самое важное, как он завершает атаку — все это подлинный Гривзи».

В сборной Джимми — лучший форвард с запасом. В Чили он забивает лишь однажды, но там вся сборная выглядела не лучшим образом — так и вылетела от Бразилии 1:3. 

В сезоне, предшествовавшем домашнему ЧМ, Гривз вдруг серьезно заболевает. Желтуха. Три месяца лежит пластом. Потом долго восстанавливается, форму набирает медленно, но успевает вернуться до подготовительных сборов. В товарняке даже забивает — чтобы два раза не повторяться, сразу трижды.   

Англия вздыхает с облегчением. Чемпионат сборная начинает не ахти — нулевая ничья с Уругваем. Но война войной, а обед по расписанию.  Уже на следующий день, 12 июля, англичане в полном составе и все как один в костюмах отправляются в павильон Pinewood Studio за кулисы съемок пятого фильма Бондианы «Живешь только дважды», где знатно подбухнули в компании с Шоном Коннери.

А Гривз помимо всего прочего обучил своему фирменному удару головой легендарного мистера Питкина (Нормана Уиздома). Получилось очень похоже. 

Какие-то крайне самоуверенные немцы выкатили к киностудии расписное авто с добрым проклятием – «Будь вы хоть семи бондов во лбу, вам никогда не переехать немецкую машину». 

Благоденствия это не нарушило, пускай Гривз и не забил в первых двух матчах. Все пошло наперекосяк в последнем матче группы против сборной Франции. Полузащитник французов Жозеф Боннель шипами нанес Джимми рваную рану голени – но тот даже не пикнул. Доиграл до конца матча.  

«Мы играли под проливным дождем. Я подумал, что моя бутса прохудилась – там все время что-то хлюпало. Наклонился и увидел, что гетр розовый, а в ботинке полно крови»

Гривзу наложили 14 швов. Размеры опухшей голени и сумрачные лица врачей сборной не сулили ничего хорошего. 

«Во мраке своего гостиничного номера, я вдруг понял со всей отчетливостью. Если Англия и доберется до финала, мне в нем не сыграть. Чемпионат мира для меня закончился».

22 июля. Бобби Мур грустит вместе с Джимми через два дня после рассеченной голени

Грустная ономастическая ирония. Greaves по-английски – наголенники. Ножные латы. Часть рыцарских доспехов. Greaves – то, чего не хватило Джимми Гривзу, когда на него с ногой наперевес летел Жозеф Боннель.

Каково же было удивление Гривза, когда спустя два дня он опустил ногу на пол и понял, что может не только ковылять, но и ходить. Забрезжила надежда. Джимми вцепился в нее мертвой хваткой.  

К финальному матчу травма практически перестала его беспокоить. Джимми вовсю тренировался и успешно сдал фитнес-тест. На этом фото Гривз только-только присел после беготни «пять на пять» – за два дня до финала. 

СМИ давили на Рамси. «Ну и что, что Гривз не забивал в трех матчах группы. Для него это типичная история – тем больше вероятность, что он впихнет победный мяч в финале», – рассуждали журналисты Тhe Times. А в Daily Mirror даже нарисовали революционную схему, в которой нашлось место трем форвардам. 

В то же время подавляющее большинство английских сборников не видели смысла менять или разбивать пару Херст–Хант.

Джеффри Херст, вынужденно заменив Гривза, отменно справился с заданием. Забил аргентинцам единственный мяч в четвертьфинале. О легенде «Ливерпуля» Роджере Ханте и говорить нечего – три гола на групповом этапе.  

Фактически единственным, кто беззаветно поддерживал Джимми, был его сосед по комнате, капитан сборной Бобби Мур. 

Альф Рамси тем временем активно недолюбливал их обоих – за снобизм и заносчивость. Ходила даже байка, что Гривз и Мур регулярно и злобно подшучивали над ним, обзывая цыганом (по неподтвержденным данным, прабабка сэра Альфа загуляла с цыганским бароном). Однажды, завидев в окно автобуса арбу, те завели знакомую шарманку: «Смотри, тренер, не твои ли это друзья?» Рамси не выдержал и в сердцах выпалил : «Я выиграю этот кубок и без вас, гребаные ублюдки».

Биограф Рамси Лео МакКинстри отрицает цыганский след. А логику решения тренера объясняет тактическими соображениями: «Проблема Гривза была в том, что Англия лучше играла без него. Она выглядела более сбалансированной, сплоченной и более опасной. Играть по схеме 4-1-3-2 с дисциплинированными винтиками Хантом и Херстом получалось эффективнее, чем с непредсказуемым Гривзом на острие».

Вечером за сутки до финала футболисты шли расслабиться в кино. Рамси не выдержал и шепнул на ушко Ханту – ты в старте. Потом не выдержал еще раз – и шепнул то же Херсту. 

Гривз остался в запасе. По тем временам это был приговор.

Джимми не зря собрал вещи и оделся в парадно-выходной мундир. Шансов выйти на поле со скамейки у него не было – как и у остальных одиннадцати запасных. Замены на Мундиалях все еще были вне закона. Йожеф Сабо на том же чемпионате две трети матча простоял у углового флага с закрытым переломом голеностопа. С тем же успехом он мог бы начать забивать в свои ворота – у тренера все равно не было возможности его заменить. Тактические замены на ЧМ разрешат только спустя четыре года – первопроходцем станет наш Анатолий Пузач (поменяет Виктора Серебряникова в матче с Мексикой).  

Еще одно обстоятельство, морально уничтожившее Гривза, – он знал, что золотые медали чемпиона получат только одиннадцать игроков стартового состава. Остальные – в пролете. 

В интервью The Telegraph Джимми не скрывал обиды. И это спустя почти сорок лет после финала: «Случись это сейчас (в 2003-м – прим. автора) я бы совершенно точно вышел хотя бы на замену и почувствовал себя причастным к событию. А тогда все это было чудовищно несправедливо – мы жили в отеле, тренировались все вместе, но даже в самый великий день могли разве что посидеть на лавке в штатском. Сейчас медаль получает даже главный водовоз команды, а тогда без почестей остался даже сэр Альф Рамси».

Тогдашний президент ФИФА Зепп Блаттер не признается, повлияло ли на его решение то интервью обиженного Гривза. Но спустя четыре года, в 2007-м, ФИФА вдруг решила вознаградить всех забытых чемпионов – тех, кто просиживал штаны на скамейке запасных с 30-го по 74-й годы.  

Свою медаль Гривз получил в 2009-м. Продал – в 2014-м, за 44 тысячи фунтов. Сэр Альф Рамси не дожил до медали 10 лет. 

«Я гонялся с битой по дому за женой, потом – за каким-то амбалом. А потом меня отвезли в дурдом». Кем стал Гривз после того, как «увидел Пеннивайза»

Конечно, Джимми неоднократно комментировал свое постное лицо на том легендарном фото. И свое пограничное состояние. Вот мой любимый (и самый честный) комментарий:

«После матча я танцевал на поле вместе со всеми, но даже в этот миг триумфа и великого счастья глубоко внутри я был несчастен».

Без медалей, без почестей, без места в старте. Обида на тренера, на того хамовитого француза, на судьбу. Да еще эта ноющая боль в голени. Тут все понятно. Но одна из причин его несчастья имела вполне конкретное имя и фамилию. И имя это было Джеффри Херст. 

Представьте Месси на скамейке запасных Аргентины с мышечной травмой. И какого-нибудь Родриго Паласио, который выходит, и собственноручно затаскивает сборную в финал. И вот главный матч, Месси готов играть, но какой-нибудь талантливый самодур вроде Марсело Бьелсы, оставляет его в запасе. И Паласио делает хет-трик. 

На финише своей карьеры Гривз еще и вляпался – по собственной, правда, воле – в «стокгольмский синдром». Перешел в «Вест Хэм». «Молотки» стали первым клубом в его карьере, где он больше квасил, чем играл. Одним из собутыльников Джимми стал легенда «Вест Хэма» Джеффри Херст. 

Еще один одноклубник Гривза по «Вест Хэму» и будущий тренер «шпор» Харри Реднапп вспоминает: «В его первый день в команде мы, конечно, пошли в паб, чтобы это дело хорошенько обмыть. Но «хорошенько» оказалось разным. В семь вечера мне уже было достаточно. А Джимми сидел там до двух ночи и требовал еще». 

Сам Гривз отрицает то, что стал спиваться после финала чемпионата мира. Так, пару пинт – не больше. То с Муром, то с Шоном Коннери. Ироничная фраза Бонда про «живем два раза» ему не подходила. Гривз жил один раз, и эта жизнь закончилась вместе с футболом – в 31 год. 

Однажды Джимми сказал: «Мое представление рая таково: я забиваю гол за голом весь вечер, перед тем весь день заколачивая голы». После того, как Гривз повесил бутсы на гвоздь шею, он попал в ад. 

После финала в 66-м Джимми выглядит как побитая собака Гривзи. Но при этом все равно лондонский денди, пример для подражания. А на этом фото спустя пять лет – уже другой человек. Постаревший. Осунувшийся.

В «Вест Хэме» его алкоголизм впервые вышел на проектную мощность: 12 пинт в день. Но то были еще цветочки – «белочки» начались в 76-м. 

«Я вообще не помню, что происходило в 70-е. Однажды я проснулся утром и осознал, что вообще не узнаю мир вокруг себя».

Джимми увеличил пивную дозу до 20 пинт – употреблял их в течение дня, а на вечер, когда пабы закрывались, брал в постель бутылку водки. Просыпаясь, первым делом тянулся к ней.

«Когда я делал утром глоток, руки переставали дрожать – и я снова был готов напиваться».

Жена Ирен, с которой Джимми расписался еще в восемнадцать, вначале переехала в другую комнату, а потом настояла, чтобы его забрали в вытрезвитель. Там легенда пыталась перерезать себе вены. Вернувшись, бросался стульями по окнам, гонялся с битой за женой – даже тогда, когда уже жил у родителей. Постучались санитары.

«Какой-то амбал постоянно хлопает дверями в моей квартире, – жаловался он наркологу, – Я бросаюсь, чтобы его схватить, а он уже выпрыгнул в окно. Понимаете?»

Нарколог все понимал. Джимми закрыли в психбольнице Уорли на пять месяцев. Оттуда он уже переехал в однушку на северной окраине Лондона. Ирен с ним развелась. Сам он еле сводил концы с концами, торгуя женскими свитерами. Ну а дальше наступил момент истины.

«Вариантов у меня было два. Вернуться в Уорли, а оттуда – на кладбище. Или попытаться все вернуть вспять».

Джимми прекратил пить в феврале 78-го. И с тех пор не брал в рот ни капли.

***

Взгляните на эту фотографию еще раз. Это фото-предчувствие. Предчувствие написано и на лице Джимми Гривза.

Пока комментатор вопил «Все кончено!», ощущал ли Джимми Гривз то же самое, но в других красках и интонациях? Стал ли тот невыход в финале переломным в его блестящей карьере супербомбардира? 

И да, и нет.

Он никогда не выйдет на свой прежний абсолютно космический уровень – когда забивал по 30+ голов в одном только чемпионате. Он больше никогда не забьет за сборную, сыграв за нее после этого лишь дважды – попросится в отставку сам, к облегчению сэра Альфа. Он закончит карьеру в 31, сопьется до чертей и едва не умрет в дурке.  

Но его шесть хет-триков за Англию недостижимы до сих пор. За пять сезонов после того приснопамятного финала он забьет еще 120 голов в 218 матчах. Станет лучшим бомбардиром в сезоне 68/69. Возьмет кубок Англии. Станет легендой «Тоттенхэма». Не так уж и мало. 

Ко всему прочему его 256 голов за «шпор» – непобитый рекорд. 

Его 357 голов в высшем английском дивизионе – непобитый рекорд.

Но вот в чем вопрос. Отдал бы он их все за один хет-трик 30 июля 1966 года? Чтобы быть тогда на месте Херста?

Сам Гривз в поздних интервью пытается снизить градус. Мол, не так-то и круто в то время было называться чемпионом мира. Не то, что сейчас.  

«Выиграй мы чемпионство прямо здесь и сейчас, вся страна остановилась бы на неделю, а каждый игрок автоматически стал бы суперзвездой. А тогда все было очень сдержанно. Ну да, пара тысяч собрались, сказали нам: «Ну что ж, молодцы! Well done!», а через неделю все разошлись по своим делам, а мы продолжили играть в футбол как ни в чем не бывало. Это сейчас мы восторгаемся той магической аурой 66-го, но на самом деле все и близко не было так, как мы себе представляем».   

Но мы посмотрим на это фото. Так встречали чемпионов, братьев Чарльтонов, в их родной деревеньке на пару тысяч жителей. 

А потом еще раз в эти глаза. 

И поймем – лукавит.

Единственный тренер, который смог сделать Англию чемпионом мира

В 1953-м Венгрия выиграла матч столетия: англичане шутили над ростом и весом Пушкаша, а потом пропустили 6 голов (2 – от него)

Фото: Getty Images, Garry Cranham/Offside, EMPICS

Этот пост опубликован в блоге на Tribuna.com. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Yves Gandon (1899 - 1975)
+77
Популярные комментарии
samuel l jackson
0
Огромное спасибо за материал о Живой Легенде. Великий бомбардир, который хоть и не участвовал в финале ЧМ66, но он стоял у истоков одной революции и выиграл настоящую войну у алкоголя, а это не менее сложно чем выиграть ЧМ.
Революция была в оплате работы футболистов в Англии. "Джимбо" получал максималку играя за Челси, а это 20 фунтов в неделю в сезон и 8 фунтов в межсезонье, столько же получали звёзды первой величины во всём первом дивизионе Англии. Ньюкасл хотел переманить Гривза, обещая ещё 50 фунтов в тёмную к двадцатке в неделю за то, что он будет в свободное от игры в футбол время торговать лицом в подшефном автосалоне. Милан сразу дал 1000 подъёмными и по 3 тонны в год по контракту не считая приличных премиальных плюс Челси должно было капнуть 80000. И вот когда Джон Чарльз рванул в Юве, потом Джимми Гривз уехал в Милан, Денис Лоу в Торино, а Джерри Хитченс в Интер, то боссы из футбольной ассоциации задумались теряя лучших из лучших и отменили дурацкое ограничение по зарплате. И после этого британцы особо не стремились в Европу до дисквалификации имени Эйзеля в середине 80 - х.
Ну и война с алкоголем. Гривз по серьёзному начал выпивать за четыре месяца до перехода в Милан. У них с Ирэн умер маленький ребёнок от воспаления лёгких, потом из за не ладов с Нерео Рокко это продолжилось в Италии, ну и потом Тоттенхэм, где не пил наверное только Великий Дэнни Бланчфлауэр. И вот так и в горе и в радости "Джимбо" привык браться за горлышко бутылки, а потом бутылка взяла "Джимбо" за горло ... и честь и хвала Джимми Гривзу за то, что он нашёл в себе силы справиться с этим недугом.
P.S. Кому интересно советую прочитать книгу Джимми Гривза "Возвращение к людям" и затвердите как строевой устав : Алкоголь не помогает найти ответы, алкоголь помогает забыть вопросы - это уже из личного.
Daggetkeln
+12
Здається, Микола відкрив новий жанр у спортивній журналістиці - фотодетектив.

Напевно, якщо йому дати фото прибиральниці стадіону Сканторп Юнайтед, він все одно накопає на топову історію.
Gryshchuk Dima
+9
Це прекрасно👏🏻
Алокім - один з небагатьох, чиї історичні лонгріди читаєш і їх не хочеться кинути, прочитавши половину.
Написать комментарий 19 комментариев
Loading...
Реклама 18+