«Мы хотели продлить контракт». Шевченко – об отношениях с Павелко, 5 годах работы и уходе из сборной

3 сентября экс-главный тренер сборной Украины Андрей Шевченко вместе со своим тренерским штабом собрал пресс-конференцию, на которой ответил на вопросы о непродлении соглашения с УАФ, уходе из национальной команды, принципах вызова футболистов, сложностях на Евро и карьерных планах. 

На пресс-конференции присутствовали ассистенты Андреа Малдера, Мауро Тассотти и Педро Хара. Шевченко заявил, что ожидал их прибытия, чтобы провести встречу с медиа. Также был юрист, который прояснял тонкости контракта специалиста с УАФ. 

О непродлении контракта и отношениях с УАФ

– Это были прекрасные 5 лет. Я получил огромное удовольствие. Мы были, как одно целое. Была очень важна атмосфера, что была в сборной. Все месседжи, что хотели, мы доносили.

Самый важный, наверно, вопрос о том, почему я и моя команда не продолжили работу с национальной командой. После чемпионата Европы мы приняли решение продлить контракт, сделать пролонгацию с национальной командой. По приезду в Киев я встретился с президентом Павелко, где я ему об этом сообщил. Он ответил, что не готов сейчас обсуждать этот момент, поэтому я улетел в отпуск. Я встретился еще раз с ним на финале чемпионата Европы – разговора о пролонгации не было.

30 июля закончился мой контракт, поэтому я сообщил об этом в соцсетях. Ни в коем случае я не говорил о том, что ухожу, я только объявил всем, что мой контракт закончился.

Почему мы собрали именно сегодня пресс-конференцию? Потому что я ждал, когда мои помощники освободятся и мы все сможем приехать сюда. Мы приходили вместе, работали вместе, и я считал правильным, что они тоже должны участвовать в этой пресс-конференции.

- Вопрос сразу о контракте. Вы не видите ничего странного, что у нас еще половина отборочного цикла, который вы начинали со своим штабом, а у вас закончился контракт. Насколько это нормально?

– Контракт был прописан год плюс полтора. Была договоренность, что если после Евро две стороны хотят пролонгировать, тогда контракт продлевается. Здесь присутствует юрист, который может объяснить нюансы.

Почему я попросил федерацию подписать год и полтора? Считал, что будет правильно подвести итоги после чемпионата Европы. Если б команда выступила удачно, значит, есть смысл продолжать, и мы хотели. Наше желание было, тем более мы включились только в отбор чемпионата мира.

– Был ли конфликт между вами и Андреем Павелко, о котором мы не знаем?

– Я констатирую факт, потому что я нахожусь здесь 2 недели. Я очень много слышу разговоров. Думаю, что и болельщики, и журналисты должны знать о тех процессах, которые проходили.

Я поздравлял дочку Андрея Васильевича с днем рождения, мы общались по телефону. Сейчас у нас контактов нет – ни звонков, ни смс. Смс было – это пожелание в дальнейшей карьере.

– Федерация настаивает, что вам присылали письмо с приглашением на переговоры.

– Я получал очень много имейлов с приглашениями от ФИФА и УЕФА, на этой почте я нахожусь постоянно – никакого письма официального мне на этот имейл не приходило. Это моя официальная переписка с ФИФА и УЕФА. Здесь есть юрист, который может вам объяснить насчет этого. Я в СМИ впервые узнал об этом (юрист подтвердил, что Шевченко не получал официальных писем от УАФ – прим.).

– Самая популярная информация – расхождение в финансовых условиях пролонгационной части контракта. Вы можете это опровергнуть?

– Еще раз: пролонгация уже была оговорена. Тем более в течение 5 лет мой и моих помощников контракты никогда не менялись – была все время одна и та же цифра в контракте. Вопросов об изменениях финансовой опции не стояло.

Суд? Нет, я этого делать ни в коем случае не собираюсь. Я вам рассказываю о ситуации, потому что считаю, что общественность должна знать. Тем более у меня много болельщиков. Точно так и мой штаб, который провел хорошую работу, поэтому я сегодня вам говорю прямо.

– Что вы думаете о ситуации с возможным назначением Реброва?

– Я уважаю Сергея. Мы общались и общаемся всегда. Мы были партнерами долгое время, мы дружим. Поэтому комментировать слухи насчет того, кто будет тренером, я не буду. Здесь должно быть определенное планирование – не говорю о нашей ситуации. Я рассказываю именно о ситуации с пролонгацией нашего контракта.

– У вас есть понимание, почему Павелко так поступил?

– Тяжело сказать об этом.

– Уровень ваших отношений не позволяет задать вам вопрос напрямую?

– Знаете, думаю, будет неправильно обсуждать это в наших личных отношениях. Есть определенные контрактные вещи, которые должны быть исполнены. То, что было записано в контракте, – это самая важная вещь.

– Должна ли УАФ вам деньги?

– Нет, она полностью рассчиталась с нами. Здесь я не вижу каких-то проблем. Еще раз – вы должны понять – я сегодня не обвиняю УАФ ни в чем, а рассказываю сегодняшнюю ситуацию. Мы не собирались уходить из команды – мы пришли и сказали о том, что хотим пролонгировать контракт.

– С другой стороны, информация подается так, что вы раньше говорили о том, что хотите попробовать себя на клубном уровне. Она не соответствует действительности?

– Я не могу прокомментировать, почему кто-то так думает. Я констатирую факт – я соблюдал контракт, никаких переговоров ни с кем не вел. Мы хотели продлить, моя команда тут говорит об этом.

– Прокомментируйте слова Блохина, который говорил, что вам не нужно было бросать команду и уходить.

– Уважаю очень сильно Олега Владимировича, но его слова комментировать не буду. При личной встрече не собираюсь ему что-то говорить.

– Какой бы вопрос вы бы задали Андрею Павелко, а мы бы ему передали?

– Почему не был контракт пролонгирован? Он был оговорен, нужно было только продлить. От УАФ не поступило никаких действий.

– Ассоциация давала оценку вашему тренерскому штабу?

– Не знаю. Это, наверное, должны быть какие-то пресс-конференции, интервью, в которых бы говорилось, удовлетворены они были или нет. 

– Все мы знаем, насколько вы были близки с Андреем Павелко. Сейчас это конец дружбы и начало войны?

– Нет, ни в коем случае. Я вам рассказываю факт, зачем вы сталкиваете меня в какую-то войну с кем-то? Есть позиция моя и штаба, мы сказали, что были готовы продлевать контракт.

– Если бы вы рассказали раньше, было бы по-другому.

– Ребят, никакого конфликта, у нас есть наша позиция, которую мы рассказали. Я ждал своих помощников, я объяснил вам ситуацию. Не могу говорить за себя. Мы собрались и рассказали позицию.

В соцсетях написал, что у нас закончился контракт. Никогда не говорил, что мы уходим, не хотим работать.

– Петраков – и.о. Если через месяц вам предложат контракт, что тогда?

– Не готов обсуждать этот разговор.

– Пока не готов или уже не готов?

– Нет-нет, это не предмет разговора. Это неправильно. 

– Когда Блохин в 1/8 финала ЧМ попал, его носили на руках и еще год он был главным тренером. С вами же не продлили контракт.

– Это футбол, разные ситуации бывают.

– Как вы видите свое будущее?

– Мы сейчас остались без работы. Мы готовы к предложениям, будем общаться с клубами, с командами.

– Павелко после Евро сказал, что большая часть премиальных уйдет тренерскому штабу, потому что он очень дорогой. Вас обидели эти слова?

– Премиальные? У нас была четкая система и договоренность с футболистами. С первого дня и до последнего – она никогда не менялась.

– Когда публично об этом говорят, это обижает?

– Если президент УАФ хочет об этом говорить, он может говорить. Это его личное решение.

Шевченко против Павелко. У сторон разошлись объяснения по поводу ухода тренера из сборной

О работе в сборной

– Почему должного внимания не уделялось футболистам не из «Шахтера» и «Динамо»?

– Мы берем молодежные сборные – фонд, дающий национальной команде подпитываться, юношеские команды, U-21. Мы полностью следили и смотрели за всеми игроками, выступающими в этих командах. Скажите, какое количество молодых футболистов было заиграно за основную команду и сколько их играло на Евро в основном составе за эти 5 лет?

– Давайте возьмем 2-3 года – если человек не играл за юношеские сборные, у него нет шансов попасть в основную?

– Шанс есть, если он конкурирует. Мы всегда смотрим уровень футболиста, уровень конкуренции должен быть. УПЛ, кубковые матчи, Лига чемпионов... Мы смотрим матчи, где самая большая конкуренция. Если мы видим, что игроки конкурируют и готовы играть на уровне национальной команды, мы всех вызывали и всех перепробовали.

Я не могу вызывать футболистов в национальную команду, только потому что они очень сильно туда хотят. Сначала нужно выиграть конкуренцию, доказать на уровне украинского чемпионата, попасть в топ-команды, там закрепиться, заиграть, доказать свой уровень в Лиге чемпионов или в разных кубках – для таких людей дорога всегда будет открыта. Но если человек не выдерживает конкуренцию на уровне чемпионата, я же не могу вызывать игроков, которые ее не выдерживают. 

– Например, Богдан Михайличенко. Сезон, который он провел в «Заре», думаю, был сильнее всего времени, что он играл в Бельгии, но получил он первый вызов только оттуда. Как можно объяснить этот парадокс?

– Он же получил, он был в списке у нас. Это не делается после одного хорошего... после одного-двух матчей. У нас есть костяк команды, у нас есть структура, тем более если команда дает результат. Вы должны понять – сегодняшний уровень национальной команды – это восьмерка лучших команд Европы, и туда мы попали не просто так. Мы выиграли группу (отбора – прим.), мы попали на чемпионат Европы, на протяжении 2-3 лет команда показывала отличный футбол.

– Вы довольны Евро?

– Конечно, мы довольны, но могли сыграть лучше. Почему не удалось? В первую очередь, это, наверное, травмы ведущих игроков, пошла смена поколений, нехватка Коноплянки – игрока, который имел очень большой вес для нас. По ходу нам пришлось менять систему игры. Когда мы не имели наших вингеров, нам приходилось лавировать – играли в 5-3-2. Эти все схемы мы использовали, потому что видели, какой у команды потенциал.

– Предстоящий матч с Францией. У вас были контакты с Петраковым?

– Как я уже сказал, я не один раз разговаривал с ним по телефону, говорил с ним на стадионе. Любая помощь, которая нужна, – пожалуйста.  Александр Шовковский, работавший с нами в штабе, – я с ним разговаривал, просил, чтобы он остался.

– Можем вернуться к травме Зубкова с Нидерландами – на 13-й минуте вы теряете единственного номинального левого вингера. Это проблема, которую нужно решать из матча в матч. Вы бы что-то поменяли сейчас?

– Если бы мы знали об этой травме, то вызвали бы еще одного вингера. 

– Кого?

– У нас на той же позиции Виктор Цыганков, у которого такая же ситуация. Я понимаю, что у вас есть желание, чтобы было задействовано больше футболистов, но это мировая практика – играют всегда лучшие. Если бы я видел любого футболиста в чемпионате Украины – по моторике, по своим действиям, по чтению игру, любого. Если бы я видел, что этот футболист мне нравится, он был бы в национальной команде.

– Проиграли на последних секундах Нидерландам. Хотели бы переиграть последние минуты?

– Думаю, футбол этим и прекрасен, что менять его нет смысла. Каждые ошибки – это определенный опыт, который приобретают игроки, тренер. 

– Один из поводов для критики, которая звучала в ваш адрес, – очень долгий сбор перед Евро, может, самый длинный среди всех команд. И после второго матча, кажется, вы говорите, что команда истощена. Скажите, довольны ли вы этим сбором?

– Удачное выступление национальной команды, думаю, было связано с тем, что... Кстати, УАФ и в частности Андрей Васильевич сделали все, чтобы матчи чемпионата были перенесены, чтобы мы получили время для подготовки команды. Думаю, это было самое главное.

Это было на отборе чемпионата Европы, когда мы играли против Сербии – мы тоже собрали футболистов раньше, дали определенный всплеск нужной энергии. Чемпионат Европы – это совершенно другой турнир, через 3 дня на 4-й идут матчи. Встреча, которую мы провалили, против австрийцев – мы проиграли им не физически, мы уступили в силовых дуэлях.

Мы не проиграли функционально – у нас есть данные всех матчей. Команда была готова, но именно в дуэлях мы уступили, и это было самым главным моментом в игре, потому что австрийцы прессинговали нас, у нас были невынужденные ошибки. Те контрасты, которые были на футбольном поле, мы проигрывали и никак не смогли вернуться в игру.

– Скажите, наши футболисты готовы играть в топ-чемпионатах?

– В Европе очень большая конкуренция. Важный момент, чтобы наши игроки играли в Европе и были там на ведущих ролях, – это чемпионат Украины. Мы должны поднять уровень УПЛ – должна подняться конкуренция, интенсивность, и я считаю, что украинские игроки имеют одинаковые шансы проявить себя в хороших европейских чемпионатах и клубах. Но для этого они должны быть готовы.

– Матч против сборной Англии, на бровке Судаков, Довбик, Тымчик, 2 из которых могли дебютировать национальную команду. Они стоят 5 минут, рефери закончил игру, ничего не добавив. Почему так поздно решили их выпускать?

– Нет никакой причины. Матч был проигран, поэтому я хотел выпустить их – 5 минут, которых именно хватало, и я хотел, чтобы они дебютировали – судья просто не дал нам это сделать. Почему не раньше? Я смотрю за ситуацией на футбольном поле. Я считаю, что в по той игре мы не заслуживали проиграть 0:4, но ситуация могла быть и хуже – при условии нескольких контратак или еще чего-то. На футбольном поле нужна была команда.

– Конфликты в сборной были во время Евро?

– Я благодарен ребятам за те добрые слова, которые они высказали. Я многим это сказал, поблагодарил. Думаю, этот ответ убирает любые слова о каких-то конфликтах. У нас была единая семья, и только за счет этого мы добились результата.

– Вы как-то поддержите игроков перед матчем с Францией?

– Мы приехали именно на этот матч – поддержать команду, но вмешиваться в тренировочный процесс, в работу уже нового тренера я никогда не буду. Если тренер позвонит и спросит какие-то пожелания, я с удовольствием поделюсь с ним.

– Будь Евро в 2020 году, мы бы выступили лучше или хуже?

– Я думаю, что в 2020-м наша команда находилась в лучшем состоянии. Всегда идет процесс, когда поколение приходит-уходит, есть игроки, которые получают травмы, приходится искать новых игроков. Для этого мы пытались создать определенную скамейку, практически всегда вызывали 27-28 человек, использовали игроков из молодежной команды, искали постоянно подпитку. 

– Были проблемы с функциональной подготовкой сборной?

– Зубков – единственный, получивший травму на Евро. А в принципе тренировочный процесс был отлично организован.

– А в чем заключались проблемы в спарках?

– В спарках интенсивность матчей очень высокая. В УПЛ такой интенсивности нет. Вы можете посмотреть тенденцию «Динамо» или «Шахтера», играющих в Лиге чемпионов. Сейчас была квалификация у горняков, следующая встреча в чемпионате – проблема. 

В таких матчах футболисты отдаются не только физически, но и морально – время на принятие решений, энергии при такой интенсивности тратится намного больше.

– Самый радостный и болезненный дни за ваше время во главе сборной.

– Самый тяжелый – думаю, проигрыш хорватам на НСК (0:2 – прим.) в последней квалификационной встрече ЧМ-2018. Это был самый тяжелый момент для нас.

Самый приятный – победа против Швеции (2:1 ОТ в 1/8 финала Евро – прим.). Думаю, лучший матч, что мы сыграли, был против португальцев, но самый эмоциональный момент – против Швеции.

– Есть ли варианты продолжения карьеры? Правда ли об Узбекистане?

– Это неправда. Мы взяли немножко времени – я не буду комментировать, что мы смотрим, какие чемпионаты и остальные наши варианты.

– Какой потенциал сборной Украины?

– Каждые полгода динамика будет меняться. Очень важно, чтобы молодые футболисты понимали, что для них есть шанс и это их будущее. Возможность расти и вера в себя всегда должны присутствовать. Очень многие обращают внимание, что молодое поколение, когда добивается какого-то определенного результата для себя, останавливается. И мы часто наблюдали видели молодого игрока на подходе, который затем останавливался в росте и начинал проседать.

Конкуренция – самый важный элемент, когда тренер выбирает футболистов. Если футболист выдерживает конкуренцию у себя в клубе, приезжая в национальную команду, играет лучше всего против лучших команд – (кивает).

– Смотрели Казахстан – Украина. Что думаете?

– Я не комментирую. Могу сказать, что после 5 лет у меня уже организм настолько привык, что мне было тяжело смотреть в эмоциональном плане. Не буду комментировать. Есть тренер, с моей стороны неэтично будет говорить об этих вещах. 

– Вы Польша – Швеция смотрели на Евро-2020?

– Нет. 

– Переживали?

– Конечно, переживал.

– А что делали?

– Прогуливался.

– В отборе ЧМ-2018 вы подключали к работе Воронина – он занимался скаутингом несколько матчей, готовил вам какие-то отчеты. Со слов Андрея я понял, что он должен был войти в тренерский штаб, но в конечном итоге туда вошел Александр Шовковский. Чье это было решение?

– Это было совместное решение.

– Можете ли вы с вашим штабом возглавить другие сборные, кроме Украины?

– Если будут интересные проекты. Но сборная Украины – это команда моего сердца. Я с 18 лет играл за сборную, я болел, болею и буду болеть всем сердцем.

– Что вы планировали, когда принимали сборную в 2016 году?

– В первую очередь я знал, какие помощники со мной приходят. Не имея тренерского опыта во главе команды, мои личные отношения с Мауро, Андреа, я тогда познакомился с Педро. Ситуация с Мауро – когда еще Берлускони был владельцем «Милана», я разговаривал с Галлиани... Скажу еще раз ему спасибо, что согласился и пришел со мной в этот проект, поэтому у меня была полная вера именно в мою команду, в нас, что мы можем достичь успеха.

– При вас кто добился наибольшего прогресса?

– Однозначно, Малиновский и Зинченко. Матвиенко, Забарный – я буду называть всю команду.

Есть разные периоды – 3-4 месяца кто-то находится в лучшей форме. Лидером на чемпионате Европы однозначно был Андрей Ярмоленко. Не имея игровой практики, он приехал – и с первых дней мы видели эту искру в глазах.

– Травма Малиновского.

– Он приехал, у него уже были проблемы, о них я знал давно. С этой проблемой он доиграл сезон за «Аталанту».

– Что было с Цыганковым?

– Мне тяжело объяснить, потому что я как тренер общаюсь с врачами. Если футболист не чувствует себя достаточно хорошо, чтобы тренироваться, то он не делал этого. Есть немножко расстройство, из-за того что Виктор – если бы он подошел в лучшей форме, то это футболист может сделать разницу. Нам не хватало его.

– Верили в Марлоса? 

– Конечно. Мне нравится, что приезжавшие ребята отдавали все. Последний год у Марлоса были проблемы после операции. 

– Перед Швецией вы решили играть в 3 защитника с 2 опорниками. Когда вам это пришло в голову?

– Мы посмотрели много игр, проанализировали. Мы видели, что, играя в 5 защитников, у нас будет преимущество на флангах. Здесь было очень важно, как мы будем строить наш выход из обороны – когда мы выходили во вторую часть нашей конструкции игры, мы должны менять фланги. Ребята выполнили это идеально.

– Довбика планировали выпускать или так вышло?

– Мы видели, что у Ярмоленко начались проблемы – у него начались судороги, поэтому Андрей сам сказал быстро его менять. Другого варианта не было.

– Кто должен был бить пенальти?

– Уже не скажем.

– Безус должен был бить.

– Это да. Цыганков.

– Можете объяснить метаморфозы с Ярмоленко – в сборной он на топовом уровне, а в клубе почти не играет.

– Он – топ-футболист и мотивация приезжать сюда. 

- Чего вы научились как тренер?

– Это большой опыт, особенно Евро. Принятие решений в сложных ситуациях. Модель, структура и принципы нашей игры, которых мы придерживались, надо было их выдерживать, даже меняя стратегию. Было важно отталкваться от фундамента, который мы строили. 

- Можете откровенно сказать, почему Буяльского 2,5 года не было в сборной?

– Были моменты, когда у него были травмы. Второй момент – я уважаю этого игрока, он ведущий в «Динамо», но мы играли по одной системе. А вызывать игрока, чтобы он потом не играл или играл не на своей позиции, заставлять играть его не так эффективно... Я честно ему сказал, что когда мы будем понимать, как его использовать, тогда будем вызывать. 

- За чем больше всего будете скучать?

– По команде, по болельщикам, по журналистам. 5 лет у нас была полностью открытая атмосфера, мы открыты.

- Вы сохраните этот штаб, когда поступит какое-то предложение о работе?

– Когда будет предложение, я буду разговаривать со всеми, кто был со мной эти 5 лет, это же не только мое решение.

- Вы готовы к клубной работе?

– Я готов ко всему. 

Фото: В.РаснерLudvig Thunman/Keystone Press AgencyDanielle Buffa/Imagephotoagency.itMarc Schueler/Imago-images.de

+44

Опрос

голосов
Популярные комментарии
lvivforu
+109
Шева насправді дуже багато зробив для цієї збірної. Починаючи ввд атмосфери в самій збірній, роботі із журналістами, закінчуючи побудовою гри команди.

Це мордате мурло до професіоналізму має такий же стосунок як я до космічних кораблів.

Однозначно його треба виганяти. Не знаю яка там є юридична процедура, але ВОНО повинно піти. Гнати сцяними шматами цього недофункціонера
Dima
+97
ПАВЕЛКО - OUT! Ребят, давайте сегодня на матче зарядим всем стадионом Павелко - АУТ ?
cezarinho
+61
топ-контент зявився у роздрукованому вигляді повністю. Дякую за роботу! Ну а Шеві співчуваю. Не знаю в кого, яке ставлення до тренера Шеви, але він однозначний патріот, який хотів зробити з них нормальних європейських футболістів, Хоча б у психологічному плані. Відкриті тренування - це топ та навіть відосіки в інеті давали звязок зі збірною. Я впевнений, що Шева не так переживає за себе в цій ситуаціі. Все-таки думаю він звик до різного чиновницького кидалова. А переживає, що незручно вийшло перед помічниками. Він привів своїх друзів,які прийшли саме за ним. Тасотті, наприклад, давно мріяв вже стати головним, а тут пішов за Шевою в помічники. Але, надалі їх всіх киданули і Шеві важко пояснити їм чому. Ну і тепер виходить, що наявність в штабі Шовковського сьогодні - це якийсь нелюдський вчинок. Шеві успіхів і дякую за Лігу Націй і Євро!
Написать комментарий 45 комментариев
Loading...
Реклама 18+