«Мы воюем против России». Игорь Суркис – о бюджете и трансферах «Динамо», Шаблие, Коломойском и Ахметове

Президент «Динамо» дал большое интервью «ТаТоТаке». Мы выбрали главное.

О карантине

Лично я четко выполнял карантин. Рекомендовал нашим футболистам и тренерам соблюдать карантин. Потому что, как показала практика в мире, это серьезные вещи, которые могут угрожать жизни и здоровью людей. 

Я не политик, не могу не сказать, что наше правительство в лице премьера, президента вовремя среагировало, и мы не получили то, что получили другие страны. Коль возобновили футбол, думаю, уже и зрители появятся на стадионе, и мы преодолеем эту проблему. 

Естественно, в нашей стране умерло много людей. Это боль и печаль. «Динамо» как могло помогало в этой проблеме. Надеюсь, мы возвращаемся к нормальной жизни. 

Поверьте мне, для меня это тоже был очень тяжелый период. Я не могу сидеть дома. Не могу сидеть смотреть сериал. Я человек активный. 

Поэтому я счастлив, что в каком-то виде возобновился футбол. Хотя это не футбол. Я даже матч «Динамо» – «Шахтер» назвал товарищеским. Не чувствовалось того адреналина, который есть на поле, когда играют эти команды.  

Я для себя выбрал путь, что каждый день должен пройти 5-7 км, например. Таким образом я время скоротал. Я разговаривал с Михайличенко, многими футболистами. В повседневной жизни не всегда получается уделить столько внимания. 

На каком-то этапе, когда было небольшое послабление, ко мне приехал Сидорчук, Вербич, Кендзера в кабинет. Знаете, на их лицах была печаль и грусть, что такое происходит. Они были обескуражены. Я так понимаю, они не могут быть без футбола. 

Тренировки, которые им рекомендовали по скайпу... Все ездили на базу, сразу могу сказать. База была открыта, но в таком режиме, что может приезжать 2-3 человека максимум. Поля работали, поливались поля. В лесу в Конча-Заспе многие бегали кросс. В принципе, как показали первые матчи – это все не то. 

Нельзя заменить тренировки коллективные на индивидуальную подготовку. Вместе команда работает на пределе своих возможностей.

Например, моя младшая дочь как занималась балетом, так и продолжала. Ездила на индивидуальные занятия только с тренером. Хотя на первом этапе меня это очень волновало. Я ругался и буянил. Но она уже взрослая девочка – 18 лет. Она с 5 лет этим занимается. Поэтому я ничего не мог с этим поделать. Она и дома много занималась. 

О контракте Михайличенко

Когда подписывали контракт с Михайличенко, условия были следующие – занять место, которое позволяет квалифицироваться в Лигу чемпионов. Понимал, что в этом сезоне Михайличенко будет перестраивать команду. Я верил в то, что Михайличенко будет бороться за первое место. Но и понимал, что может не получиться. Понимал, что он перестроит тренировочный процесс. Условия простые: место, не ниже второго и квалификация в Лигу чемпионов. 

Я не хочу обсуждать его контракт по одной простой причине: если бы мы с гарантией были на втором месте, я бы может это обсудил. У меня с Михайличенко абсолютно доверительные отношения. Он прекрасно понимает, что невыполнение задач может повлечь за собой отставку. Все это прописано в контракте.

Для меня не выигрыш чемпионата – это уже трагедия. А там додумывайте сами.

С Михайличенко не прописана никакая неустойка. Уже один раз наша команда заняла «почетное» четвертое место и мне пришлось нашему легендарному, великому футболисту, я сейчас не утрирую, и тренеру, который добился со сборной Украины больших высот, платить неустойку.

При огромных финансовых затратах на покупку футболистов мы заняли 4-е место. Так было прописано в контракте. Тогда я не мог представить, что Олег Владимирович (Блохин, – прим.) доведет команду до четвертого места.

Но хотел бы встать тут и на его защиту. К сожалению, он не смог сразу включиться в работу. У него произошло несчастье. Нам удалось его вытащить из этой болезни. Но он уже не смог. В футболе, если упустить один день, уже можно не догнать никогда. Так что этот урок я выучил. И с Блохиным, и Семиным. 

О том, почему у Михайличенко не все получается

Я виноват, селекция в лице Михайличенко. И все легко можно сейчас списывать на Хацкевича. Перед Хацкевичем тоже была задача – доверие талантливой молодежи и он с нею постепенно справлялся. Но это были полумеры: то выпустит, то не доверит.

Шапаренко и Цитаишвили – талантливейшие футболисты. Цитаишвили вроде сыграл 2 игры. Но если он сейчас сыграет какую-то игру плохо, и его посадят, мы его можем потерять. Им нужно доверять и ставить перед ними задачи. Но доверять надо тогда, когда футболисты выполняют все в тренировочном процессе, что хочет главный тренер. Это аксиома была заложена мне еще Лобановским.

Такой талантливой молодежи у «Динамо», как сейчас, за последние годы не было. За последние 30 лет нашего пребывания в клубе. Надо ее раскрыть. Сумеет ли штаб это сделать – я не могу ответить. 

«Динамо» может выставить состав только из воспитанников. Это неправда, что они не получают шанс

Я могу сразу убрать все вопросы. Я никогда никого не покупал, никогда не рекомендовал ни одного футболиста. Никогда. Никогда не лез в состав и не рекомендовал тренерам ставить того или иного футболиста.

Простой пример – полуфинал с «Шахтером» в Киеве, когда вели 1:0 (полуфинал Кубка УЕФА в 2009 году, – прим.). Умным можно быть задним числом. Но если бы от меня что-то зависело, я бы в жизни не дал бы ни одному тренеру снять Бангура. Понимая футбол, и видя его. Но Семин решил сыграть от обороны на контратаках, убрав скоростного нападающего. И потом это, кстати, признал. И сел в свою штрафную.

Почему все говорят, что «Динамо» было готово на 60 минут в последнем матче? Да мы были готовы на 90. Ровно столько, как и «Шахтер». Но к тому интенсивному футболу, который мы демонстрировали первые 30 минут, мы не были готовы на весь матч. А «Шахтер» за счет своих индивидуальных качеств нас обыграл.

Не нужно ничего разбирать. Марлос сейчас тактически сильнее многих наших футболистов. Если мы сейчас хотим конкурировать с «Шахтером» и играть на равных – мы не должны терять очки с командами, где бюджет клуба равен контрактам двух наших футболистов.

Не беру «Шахтер» по бюджету, у Ахметова сегодня другие возможности — это все знают. Желающих сегодня прийти в «Динамо» не просто языком поболтать я не вижу. Я любого принимаю. 

О слухах о новом тренере «Динамо»

Булут, Семин, Ребров

Если это появляется где-то на сайте, на это можно не обращать внимание. Тут пошла целая волна. Турок. Звоню Шаблию, он говорит, что первый раз слышит об этом. Потом Ребров. Его я недавно поздравил с днем рождения, он даже не знал мой номер, думал, что звонит мой брат.

Дальше Семин – его тоже поздравлял, у него тогда еще не закончилась эпопея с «Локомотивом». Там простые вещи происходят. Люди там хотят делить не свои деньги. Государственные деньги. Он их не устраивает. Знаете, почему? Семин профессионал: он всегда предпочтет профессионального футболиста, чем 10 миллионов себе и игрока похуже. Он до мозга костей предан футболу. У меня шикарные отношения с ним.

Мы с ним расстались, потому что я эмоционально был на него обижен. Команда проиграла 1:4 в Париже и в Донецке тоже. Я считал, что главный тренер должен вернуться домой с командой, а не ехать отдыхать в Москву. И когда я ему позвонил ему на эмоциях, и он ответил так, как мне не понравилось, через минуту он был снят с работы. Может, нужно было его пригласить в Киев… 

Решение было принято эмоционально. Такое было у меня два раза – с Михайличенко и с Семиным. Больше никогда. Мы двигаемся вперед, ну что уж мне жалеть. Мы потом поговорили, несколько раз встречались на финале Лиги чемпионов, выпили по фужеру вина, все обсудили – так должны поступать нормальные люди, которые признают ошибки. Я признаю. Это был эмоциональный порыв. 

Что касается Реброва, то к нему отношусь с огромным уважением. Он тренером становился на моих глазах. И я ему доверил. Не каждый президент доверил бы молодому тренеру, который нигде никого не тренировал на тот момент, такую команду, как «Динамо». И он оправдал, он два раза стал чемпионом. 

Но тогда были определенные факторы. «Шахтер» не играл дома. Ребров молодец, и штаб и все, кто работал на этот результат. 2 раза став чемпионом, Ребров провалил следующий сезон. Мы поговорили, я ему предлагал новый контракт. 

Он хотел убрать определенное количество футболистов. Не буду называть их. Если с ними прописан контракт – убрать их просто на улицу я не могу. Для этого их должны купить или они должны уйти в другую команду бесплатно. Стоял бы вопрос по 1-2 футболистам – мы бы легко договорились, но вопрос стоял по 5 ведущим игрокам.

Ребров построил в «Ференцвароше» свое идеальное «Динамо»

Но Ребровым тоже было сделано много ошибок до этого. Я же тоже умею анализировать. Когда мне говорят, что бесплатно мы пригласили Гладкого, Громова, Федорчука – а зарплату кто им платил, Ребров или я? Они ничего не дали «Динамо». И не было новых кандидатур.

Потом пришел Рауль и начал говорить, кого продать, а кого купить. Хорошо, что я не купил. Я потом посмотрел, а эти футболисты даже в испанской Ла Лиге никогда не играли, только в низших дивизионах. Он хотел показать, что успех Реброва – это его успех. Но это не так. Ребров – вдумчивый и хороший тренер. Поэтому то, что касается Реброва – никогда не говори никогда. Все возможно. Михайличенко же вернулся. 

Вернидуб

Говорить, что всерьез рассматривал неправильно. Допускал его кандидатуру. Вполне возможно, к нему я отношусь с большим уважением. Он всегда работал в непростых условиях: они уехали из своего города, обосновались в Запорожье. Я смотрю за его работой в Беларуси, он молодец. Работая в клубе с проблемами, он их приводит к хорошим результатам.

Скрипник 

Я со Скрипником вживую никогда не разговаривал. И по видеоконференции, и по телефону тоже. Никаких предложений к нему у меня не было. 

Он выполняет качественно свою работу. Даже по тем игрокам видно, которые находятся в аренде – Тымчик и Леднев, которые, когда закончится чемпионат, на второй день будут забраны в «Динамо» и будут конкурировать, – они поднялись на новый, качественный уровень. Это то, что я хочу, чтобы происходило. 

Я Леднева забрал из «Валенсии». Ко мне пришли и сказали, что есть талантливый мальчик, который уехал в Валенсию и собирается подписывать контракт. Меня соединили с отцом, обсудили условия. Я сказал: «Немедленно. Мы берем вам билет, летите в Киев». Я его не видел вживую. Мне сказали, что это – талантище.  

Леднева и Тимчика я увидел абсолютно в другом качестве. Это тренерская работа Скрипника. Они теперь совершенно на другом уровне. Они выполняют то, что требует тренер.

Висенте Гомес

Я его никогда не рассматривал. Он для меня всегда был помощником. Он нигде не работал самостоятельно. Я не мог разглядеть в нем человека, который может работать самостоятельно. В «Олимпике» он показал хорошую работу. Всегда надо судить по результату. Почему он ушел – я не знаю. Если бы он взял «Олимпик» на 11-12 месте, а они стали 5-ми, я бы мог сказать «да». 

Если приглашать иностранного тренера, то Висенте, который знает всю внутреннюю кухню... Эта кандидатура была бы… Я очень надеюсь, что у Михайличенко все получится.

О холодных отношениях с Маркевичем 

Отношусь с огромным уважением к Маркевичу как к тренеру. Но личные его качества я не буду обсуждать, пусть это все останется за рамками. Если бы он работал не в УАФ, а в «Динамо» или другой команде – он бы так не высказывался. Я считаю, что должна быть футбольная этика. 

Мы с ним встречались как-то на «Оболонь-Арене», но он неэтично выполняет чьи-то заказы. Я считаю, что это неправильно. Он прекрасно знает, сколько сделала для футбола моя семья. На тему Маркевича я больше не хочу говорить.

О летних трансферах

– Надеюсь, селекционная группа сработает таким образом, что мы сможем усилиться. Не знаю, когда закончится карантин, чемпионат, продлят ли летнюю трансферную кампанию. Но нам нужно усиление. 

Я считаю, нам нужен игрок в середину поля – бокс-ту-бокс, который первым пасом может решить вопрос. Учитывая, что выпал Беседин – нам нужен еще один нападающий. Но я надеюсь, что Артем вернется и составит конкуренцию. Хотя, если мы вернем Супрягу, ему тоже нужно доверять. Посмотрел, как Супряга нам 3 гола положил, так нужно брать и не думать. Хацкевич ему доверил – у него что-то не пошло, может что-то переосмыслит.

Еще нужен один центральный защитник, желательно с левой ногой. Есть позиции, которые надо усиливать в любом случае. Но надо смотреть на возможности клуба – мы 3 года не попадаем в Лигу чемпионов. 

За бразильцев нам еще ни один клуб не выплатил денег. За того же Че Че мы выиграли дело в ФИФА, они должны нам 3 миллиона и не платят, сейчас они пошли в Лозанну. 

Из УПЛ мы хотим вернуть своих футболистов. Особо не было никаких рекомендаций купить кого-то из украинских клубов. «Шахтер» мы не берем во внимание. В «Динамо» не каждый может заиграть – слишком большое давление. Все считают, что мы должны быть первыми. Но сегодня футбол зависит от многих факторов. 

- Прокомментируйте фамилии, которые мелькали в прессе: Иванисеня и Филиппов.

 – Не соответствует действительности. Мы не рассматривали их. 

- Вернемся к тем, кого вы хотите вернуть. Тымчик и Леднев. 

– Освобождать дорогу никому не надо. Они должны доказать, что они не слабее тех футболистов, которые в команде. Тот же Кендзера не может играть все матчи. По нему, кстати, было предложение. Караваев может играть и на позиции Цыганкова. Слева может играть. Должна быть конкуренция и усиление. 

- Выглядит так, что вы хотите ослабить конкурентов. 

– Я могу дать им других футболистов. Леднев и Тымчик могут принести пользу «Динамо». Я же не продаю, а отдаю бесплатно. Некоторым даже зарплату доплачиваю.

О работе селекции «Динамо», последних трансферах и Шаблие

- Это нормально, что в клубе над селекцией работает три группы людей – Шаблий, селекционеры клуба и Красников?

– Это не соответствует действительности. В клубе работает селекция. В клубе – подчеркиваю. Бессонов, Заваров, Голоколосов. Работают в тандеме, работали до сегодняшнего дня. Как будет завтра – я не знаю. Работали с Красниковым. В тандеме обсуждают, смотрят, разговаривают. 

Еще Веремеев. Нет такого, чтобы у них были какие-то недоговоренности. Или чтобы одна группа приходила и говорила: «Нет, надо взять этого футболиста». Это у них коллективный продукт. 

Все равно все согласовывается с Михайличенко. Я могу открыть свой телефон, там переписки с Голоколосовым, Бессоновым. Написано по какому-то футболисту. У Михайличенко появится время – будет смотреть. Откроют границы, может быть, поедет посмотреть. 

- Когда был Хацкевич, вы не замечали, что он очень доверяет игрокам Шаблия и фактически игнорирует футболистов Красникова? 

– Я не могу бегать за Шаблием с палкой. Я их агентов, если откровенно, терпеть не могу. Потому что когда ты уже с футболистом, клубом договорился, думаешь: «Ну слава богу», тут они вырисовываются. Приходят и начинают выставлять какие-то свои условия. 

Я не могу бегать за этой конторой Шаблия и следить, кого он подписал. Узнаю – продлевает контракт Цитаишвили. Что-то там он не хотел продлевать. Папе звоню, туда, сюда, нашел Цитаишвили. Пришел Цитаишвили: «А можно я зайду со своим агентом?» Говорю: «Конечно, заходи». Заходит Шаблий. Ну как я на это могу? Они их ловят. 

Я не удивился уже. Вот Леднев. Я продлил контракт на 5 лет. Папу приводит кто? Шаблий. Ну хорошо, что Шаблий еще не агент моей дочки. 

- Шаблий – агент 25 футболистов «Динамо» вместе с молодежью. 

– Да он их ловит.

Меня это не пугает. Он был агентом Ярмоленко. Знаете, как Ярмоленко продавался? Приехал президент клуба напрямую в Монако. Позвонил мне, моему брату. Говорю: «Хотим встретится». Они говорят: «В Монако не можем приехать, потому что от нас бегает Дембеле. Мы не хотим показать, что его ищем». 

Встретились у них – 20 минут и все решили. «Возьмем Ярмоленко в аренду». Говорю: «До свидания». Они: «Хорошо, сколько?» Говорю: «25 млн». Агентов слышать и видеть не хочу. 

- Если бы я был президентом клуба, а у меня был бы тренер, который ставил футболистов агента, а не игроков Красникова, который привез трех бразильцев, у меня бы возникли подозрения. 

– Правильно бы у вас возникло такое подозрение. Но если бы вы были внутри, у вас бы это подозрение отпало. Че-Че, Сидклей, Буэно был поменян, они не хотели воспринимать то, что им предлагал главный тренер. А диктовать главному тренеру я тоже не могу. 

Более того – Красников в команду даже своего человека поставил, который переводчиком работал. Пока Че-Че был хорош и доказывал это в тренировочном процессе. Если помните его великолепную игру с «Ренном» в Киеве. Но тренер видит так по-своему. Но это не имеет значения. 

Ну что мне делать? ФИФА борется против агентов. У него бизнес. Я ему всегда говорю: «За один день ты получишь бумаги от всех футболистов, что они с тобой не работают. Зарплату же я плачу. Веди себя корректно. Он ведет себя корректно. Где-то помогает. 

Караваева хотел Хацкевич. Он мне вынул душу. Я Саше позвонил и спросил: «Хочешь?» Он говорит: «Да». Я: «Тренер тебя хочет, я тебя подпишу». Михайличенко отдали вместо Караваева. Уплатили деньги, само собой. Но его хотел главный тренер. 

Если бы меня спросили, нужен ли нам Караваев – может, я бы ответил по-другому, не знаю. Я не тренер, я – функционер. А Караваев оказался Шаблия. Если хотите что-то заподозрить – не ко мне вопрос. 

- Вам не кажется, что этот обмен: Караваев – Михайличенко, плюс доплата с вашей стороны – это селекционный провал. 

– Когда ты что-то сделал, и у тебя получилось – ты можешь аплодировать себе. Когда ты не сделал – можешь плакать. Я не плачу и объясню, почему. 

Михайличенко был сырым футболистом на тот момент. Опять-таки он вырос при Скрипнике. У нас уже был Миколенко. Михайличенко дал очень грамотное интервью. Он сказал: «Я не хочу сидеть на скамейке запасных в «Динамо», я хочу играть в футбол. Вот это мне импонирует. Когда мы брали Караваева, он уже был игроком сборной. Единственное, его сейчас исключили из членов Исполкома. Я ж забыл, там доплачивают. Он, наверное, потеряет, надо будет ему поднять контракт. 

- Правда ли что Соля предлагали за полгода до того, как его взяли. 

– Нет. 

- По нашей информации, Хацкевич сначала отказался от Соля и сказал, что он возрастной футболист. 

– Он хотел только Соля. Мы предлагали ему другого нападающего, даже голосование было, но селекция настаивала, что нужно брать Соля. Это игрок штрафной площадки, и нам нужен такой футболист. На сегодняшний день у него что-то не складывается. Я считаю, что его нужно психологически подвести, и тогда он нам бы принес пользу. Но это вопрос к тренерам. 

- Жерсон Родригеш. Мы знаем, что частично это была креатура Алексея Андронова.

– Нет. Это кандидатура Хацкевича. Точно также как и с Караваевым. Просто настаивал. Как сейчас помню, говорил, что может сыграть на четырех позициях: справа, слева, под нападающим и центрфорвардом. 

Но для этого тому же Хацкевичу нужно было для начала узнать его личностные качества. Не мне этим надо заниматься, поймите это. Мне надо деньги уплатить. 

– Во всех клубах у Жерсона была репутация человека, который не дружит с алкоголем 

– Это вопрос к Шаблию.  

– Он знал и не сказал? 

– Да, это вопрос к нему. Это очень серьезное упущение. Правильно говорит Саблич: «Вы же могли мне позвонить». А Саблич был нашим футболистом (тренировал Родригеша в «Шерифе» – прим.). Но ведь этим должен менеджмент заниматься, а не президент клуба. 

– Жерсон говорит, слухи о его нарушениях режима, сильно преувеличены. 

– Да, он так говорит. Пускай он нарушает режим, но пускай выходит и забивает 2-3 мяча в каждом матче.  

– А инцидент, когда он прямо во время игры позволил наехать на Михайличенко. 

– Он был оштрафован. Не беритесь за голову, если я вам сумму назову. 

– Красников говорил, что Соля точно не нужно брать в «Динамо». 

– Красников говорил, что сомневается в трансфере Соля. По Родригешу Красников такого не говорил. 

- Можете объяснить ситуацию с Супрягой? Были слухи, что вы его купили за 6 млн евро. По информации «ТаТоТаке», вы договорились как-то с Коломойским, не платили такие бешеные деньги. Потом он выходит играть против «Динамо». 

– Он играет против «Динамо», потому что у нас была определенная договоренность по нему. Я ее выполняю, клуб выполняет. Позвонил Русолу и попросил, чтобы он играл, я не возражаю. 

- Они вам не заплатили за это? 

– Если бы мы боролись за первое место, я бы запретил. Но я не считал, что Супряга – тот футболист, который... Это мое упущение, прямо скажу. Я разрешил. Мне позвонили. Я очень уважаю Михайленко как тренера. 

Мне не звонил никакой Коломойский, мы с ним не говорили. После того, как Коломойский ушел из футбола, мы с ним футбол не обсуждаем. Мы общаемся очень редко в последнее время. Мы обсуждаем с ним в основном баскетбол. Он меня пытается присадить, приобщить к баскетболу. 

- Михайленко не поставил Супрягу в стартовый состав на матч против «Динамо». 

– Обратите внимание, что в следующем матче с «Шахтером» он опять его не поставил в старт. Ну вышел, так звезды сложились – забил парень, я за него только рад. А теперь у меня есть такой мотивационный момент, вы даже не понимаете. 

Когда он вернется, сядет напротив, я ему скажу: «Ты забил «Динамо» три мяча. Теперь иди и доказывай. Зарплату я же тебе буду платить». Забил красавец. 

За него по большому счету, если не бояться за результат, где мы трусимся за каждое очко в нашей самой лучшей премьер-лиге, которая самая сильная в мире, мы так переживаем, а за него радоваться надо. 

Вышел и трешку им положил. Этих центральных защитников вместе с опорным на задницу посадил. Ну, первый мяч такой, второй головой забил. Но третий мяч – просто удовольствие. Это зрелище. Лобановский проснулся бы и помахал ему рукой за этот мяч. Классика просто. Придет и у нас начнет забивать. 

- 6 миллионов – правда? 

– Не обсуждаю. Вы рядом. Плюс-минус, вы же не будете меня спрашивать? 

- Вопрос про Каргбо. Вы знали, что не сможет играть в этом сезоне? 

– Знали – знали. Когда я платил отступные клубу, в котором он был, нам прислали письмо. Я не должен выходить на футбольную общественность и говорить об этом. Мы знали. Но это будет наше усиление, гарантирую. 

Михайличенко, посмотрев его в деле на сборах, страшно расстроился, что Каргбо не сможет играть.Он считает, что это усиление. Конечно, Михайличенко знал, что футболист не сможет играть, но не думал, что Ибрагим так хорош. Хотел даже писать какие-то письма в УЕФА. Каргбо – чистый нападающий. Да, он играл правого вингера, но и Ярмоленко при Газзаеве начинал левым защитником. 

- Вы постоянно говорите, что хорошие игроки не хотят ехать в Украину. Но мы видим, что «Шахтер» покупает игроков.

– Молодых. За большие деньги. 

- Что вам мешает? 

– «Динамо» не готово сейчас так финансировать молодых футболистов. Мы вкладываем деньги в своих воспитанников. Кроме того, таких игроков как, например, Вербич, очень сложно привлечь в наш чемпионат. Такие игроки знают себе цену. Уровень зарплат ниже. А если давать такую зарплату, которая их устроит, то можно испортить микроклимат в команде.

О публичном недовольстве Цитаишвили

Зная Цитаишвили, какой он национальности, это абсолютно нормально. У меня это вызвало только уважение, потому что он чувствует внутренне, что он готов, что может конкурировать. И он о себе так заявляет. Может, если бы был Лобановский, Цитаишвили уже мог бы на поле никогда и не выйти. 

Молодь «Динамо» не продається. Чому Суркіс не відпускає своїх талантів та коли вони отримають свій шанс?

Попов, Цитаишвили и Миколенко воспитывались вместе. Виталий не поехал на ЧМ U-19 из-за травмы. Цитаишвили- амбициозный парень и ему было обидно, почему им дали шанс, а ему нет. Это нормально. Буду ему аплодировать, если он будет продолжать так же. Но если он остановится на этом уровне, шансов у него будет очень мало. Нужно прикусить язык и доказывать на поле.

О дисквалификации Беседина за допинг 

Перед выездом на матч с «Мальме» произошел неприятный инцидент. Врывается в гостиницу полиция, украли у вратаря нашего молодого вратаря куртку и все документы. У доктора украли, по-моему, портмоне и ветровку. Полиция, протоколы, команду не отпускают, в последнюю минуту ребята садятся в автобус. 

Беседин просит таблетку от головы. Он (врач «Динамо», – прим) открывает, дает таблетку. Мы не скрывали. Это спасение, что врач показал рецепты. Через год после операции, которую он делал по онкологии, ему прописали эти таблетки. Он показал это, но ничего не дать не могут. Дали год. Но если ВАДА не подало апелляцию, значит, мы были честны и прозрачны как никто. Никогда ничего подобного не было в «Динамо». 

У врача стресс был. Он обычно корзину с лекарствами берет с собой в автобус. А они с вещами грузились, полиция их не пускала. А этот парень, вратарь, у которого украли, поехал границу пересек, чтобы получить визу для получения какой-то справки. На матче его не было. Там было целое расследование. Полиция, серьезные вещи. Если бы не пропали документы, об этих куртках бы забыли. Врач чемоданчик свой поставил туда, где вещи в автобусе. Достал свою таблетку, вот так и произошло это. С одного вида доктора, когда пришла бумага по Беседину, стало все понятно. 

Для этого инцидента – это вообще не наказание. Это называется – простили.

О самых высокооплачиваемых игроках «Динамо»

Сейчас это Сидорчук, ничего не изменилось. Он это своей работой доказал. Мне смешно читать о том, что Цыганков получает 2 миллиона. Это не соответствует действительности. 

Ребята получают нормальную зарплату, но знают, что если хотят зарабатывать больше денег, нужно выходить в Лигу чемпионов. Хотите чуть меньше – играйте в Лиге Европы. Если раньше они в Лиге Европы неплохо зарабатывали, то в этом сезоне не заработали ничего. Потому что такие команды нужно обыгрывать. 

Сегодня никто даже миллион долларов в год не зарабатывает.

О продажах «Динамо»

- Финансовая ситуация в клубе сейчас такая, что вы должны или выходить в Лигу чемпионов, или кого-то продавать, я правильно понимаю? 

– Нет, так вопрос не стоит. Если в клуб поступит хорошее предложение по Цыганкову или любому другому футболисту, то мы его рассмотрим. Незаменимых футболистов нет. Но это не значит, что я хотел бы, чтобы эти футболисты были проданы в это трансферное окно. Все равно стоит задача попасть в Лигу чемпионов. Ни разу по Цыганкову или Миколенко не было официальных предложений от других клубов. 

- Вы упомянули про предложения по Кендзере. По кому еще вам факс приходил? 

– У меня по Кендзере факса не было. Был факс по Кадару. Если хотите спросить, за сколько я его продал – на этот вопрос могу ответить. За 5 миллионов евро. 

- Правда, что «Зенит» предлагал где-то 8? 

– Никто ничего за него не предлагал. «Зенит» прощупывал, наверное, сделать интригу между нами и «Шахтером», когда они хотели купить Ракицкого. Предложения официального не получал. 

И по Кендзере не получал. Единственное – звонили представители Семина, хотели купить Кендзеру в «Локомотив». Насколько я знаю, с Кендзерой говорили, его в «Динамо» все устраивает, но «сделайте предложение, от которого я бы не мог отказаться». Вот такой был разговор. Бумаг у меня никаких не было. 

- Еще были предложения в этом сезоне? 

– По Гонсалесу. Мы его продали. 50% - за 5 млн. Как можно продавать? Продали его в Парагвай. Первый транш должен был прийти 15 апреля. Они даже на связь не выходят. Мы пошли в ФИФА. В контракте написано: 5 млн расписано на 2 года. Какой это бизнес хороший. 

Мы за него в свое время заплатили, по-моему, 9 с чем-то млн. Первый транш должен был быть 15 апреля. Мы подождали месяц и пошли в ФИФА. В контракте записано: если первый транш просрочен на 40 дней – штрафные санкции такие-то. Плюс вся сумма должна быть уплачена сразу. 

Уверен, мы выиграем это, как и по Че-Че. Что они делают? Вместо заплатить и пытаться с нами договориться – они идут в Лозанну. Оттягивают время. Так было и по Андре. И они по нему заплатили на 1,5 или 2 млн больше в конечном итоге. 

Они затягивают, продают какого-то футболиста, получают деньги и рассчитываются. Вот вся схема.

О менеджменте

- Почему за столько лет не нанять менеджеров, которые имеют успешный опыт управления клубом, наведут порядок, выведут «Динамо» на новый уровень? 

– Каких менеджеров вы имеете в виду? Сейчас многие пишут, что в ДЮСШ нет иностранцев, а у нас есть иностранцы. Когда Ребров приходил в команду, он поставил опрделенные условия: в ДЮСШ должны работать испанцы, Висенте Гомес в U-21 и помощник у него Рауль. Если ставят такие условия, естественно, я как президент клуба их выполняю. Успешный менеджмент или нет? Сегодня пригласишь, он успешный, а завтра уже неуспешный. 

- Вот вы Красникова пригласили. 

– У него в «Металлисте» сложилось? Он угадал, допустим. А в «Динамо» он пока не угадал. Тут палках о двух концах. Вот был результат, когда Ребров два года выигрывал, значит, хороший менеджмент. Естественно, для «Динамо» второе место – плохо. Но мы боремся за второе место сегодня. Те люди, которые работают, они  это делают честно и преданно.

О бюджете «Динамо» и связи с Коломойским 

– Бюджет «Динамо» в последние годы порядка 30-35 млн. Примерно взять разные спонсорские контракты, ЛЕ, не берем продажу футболистов. Думаю, где-то в млн 15-20 клуб обходится акционерам каждый год в сегодняшних реалиях. Дотации. А были моменты, когда бюджет клуба был 60 млн. Были и такие моменты, когда были «Днепр», «Металлист», «Шахтер». 

- Откуда эти деньги? Мало кто вообще знает, какой у вас бизнес. Это почему-то непублично. 

– У меня все публично. Я не собираюсь раздеваться перед вами. У кондитера спросите, который сегодня, считаю, ограбил «Динамо». 

- Вы о «ПриватБанке»? 

– Да. Просто связали нас с Коломойским. А мы просто были вкладчиками, как и все 16 или 17 млн на тот момент. Решили таким образом что-то себе отобрать или просто забрать. 

- Не просто вкладчики. Давайте говорить прямо: футбольные болельщики точно знают, насколько вы связаны с Коломойским. 

– Я вообще с Коломойским никаким образом не связан. Абсолютно. 

- Вы владеете «1+1» 

– Я владею 8% акций. У меня с банком вообще никакой связи нет. А что я лично владею 8,33% - так меня связали. И расскажите, что это за bail-in (вынужденная конвертация денег в акции банка – прим.), который они произвели, если у меня есть две дочки. У старшей забрали деньги, она живет с мужем уже 10 лет, а у младшей не забрали деньги. Расскажите, что это за bail-in, если у меня есть жена официальная, у которой не забрали деньги, а Григория жена, с которой он 41 год в разводе, он ее видел, может, 30 лет назад – забрали деньги. 

- Там речь не только о деньгах вашей семьи, там и речь о счетах кипрских компаний. 

– Хорошо, так что? Это тема такая, не хочу ее касаться. Есть суды, пускай они разбираются в этом.

О Григорие Суркисе и войне с Россией

– У него нет никакой функции в «Динамо». Он мне как брат помогает, советует. Со многими вещами я не соглашаюсь, но подумав, я понимаю, что опыт не пропьешь. У него огромный опыт, огромная философия. Он немного отошел от клубного футбола. С 2004 по 2012 год он занимался Евро-2012, которое у него отнимало практически все время. Он только этим и занимался. И добился, хотя в это никто не верит.

Реально он мне помогает, поддерживает. Иногда критикует, ругает. Но я чувствую его поддержку – это 100%. Он глубоко понимает футбол, особенно, как функционирует весь наш украинский футбол. А сегодня он функционирует полностью по беспределу, и мы боремся еще с ветряными мельницами.

У него огромный опыт, считаю, обязан этим опытом воспользоваться. Потому что не у каждого есть старший брат, чтобы можно было воспользоваться. Мы вот с ним сядем в машине, что-то обсудим. Он на многие вопросы, на которые я отвечаю так, может, ответил бы по-другому. Но это его, он политик. Ему значительно проще. Я в политике никогда не был, меня политика никогда не интересовала и никогда не заинтересует. 

- Вы говорили о 15-20 млн дотаций. Григорий Суркис принимает в этом участие? 

– Григорий Суркис принимает в этом участие. Он несет бремя и финансовой ответственности тоже. Не существенно, но принимает. Когда мне не хватает – он одалживает. 

- «Динамо» позиционирует себя как патриотический клуб. Ваш брат состоит в партии «ОПЗЖ» не очень патриотического направления. У вас разные политические взгляды с ним? 

– У меня нет никаких политических взглядов по одной простой причине. Войну надо прекратить. 

– А против кого мы воюем? 

– Мы воюем против России. 

– Партия, в которой ваш брат, этого не признает.

– Я же не брат, я высказываю свое мнение. Если мы уберем российских, может быть, это не сама армия, а наемников, то нам будет проще вернуть наши земли. И в политику не пошел, никогда не собирался и не пойду, потому что не хочу врать. Знаете, как говорят: «Все политики врут, все до единого». 

Наверное, и мой брат врет там, где выгодно. Так оно работает. И во Франции, везде. 

О телепуле и Ахметове

Телеправа «Динамо» не могут достаться каналу «Футбол». Если кто-то что-то у меня заберет – буду принимать соответствующие решения. Телеправа принадлежат клубу. Я это знаю. 

У меня никто ничего не забрал, считайте, что я продлил контракт еще на 10 лет. Пока я президент «Динамо» – со мной будут считаться, и права просто так никто не заберет на какой-то канал. Будет так, как я говорю. 

Я воюю не против каналов «Футбол». Сейчас нас объединила беда во всем мире, я давал им интервью. Я ни с кем не ссорился и не мирился. Я и мой клуб обиделись на одну вещь – когда Ярмоленко обозвали «футбольным быдлом». 

Здається, «Динамо» та телеканали «Футбол» помирилися

До этого Алла Бублий часто сидела здесь, и я давал ей интервью. Но я должен был защитить своего футболиста, а они так и не принесли публичных извинений. 

Теперь настала беда. Во всем мире. Умирают молодые и пожилые люди. Обратился ко мне канал «Футбол» – дал им интервью, разрешил своим футболистам. Это не значит, что мы помирились. Мы не ссорились по большому счету. Мы все работаем на футбол.

Некоторые вещи, которые льются с экрана телевизора, не делают наш футбол комфортней. Тот же «Интер» заявляет о желании показывать футбол. Но когда, на сегодняшний день – это канал «Шахтера», меня болельщики не поймут, если «Динамо» будут там показывать. Мало того, каналы платные. Надо переходить на эту платформу, я согласен абсолютно, но постепенно. Люди должны видеть и бесплатный футбол. 

- Вы воевали с каналами «Футбол», с «Мариуполем», с УАФ, Павелко, обвиняя их в работе в интересах «Шахтера». Но при этом вы никогда не сказали кривого слова об Ахметове – человеке, на которого работают все эти структуры. 

– А я и не скажу про него. Я Ахметова очень уважаю. Надеюсь, это взаимно. 

- Так он же все это делает. 

– Не знаю, кто все это делает. Пускай это будет на его совести, если он это делает. Во всяком случае, когда мы друг с другом разговариваем, то высказываем уважение и ценим то, что каждый из нас делает для футбола. Но мы в свое время и с Ахметовым воевали, если помните. Но делает это он или у него люди, которые просто подыгрывают ему. Другое дело, что, может, он бы мог бы, пройдя такой путь, это остановить – это я могу с вами согласиться. Но если эти люди делают, то они ему, я бы сказал, вылизывают. Но я думаю, что такому человеку, добившемуся в жизни очень многого, этого не надо было. Если мне надо с Ахметовым решить какой-то вопрос, я всегда могу его набрать, как и он может набрать меня. 

Мы можем с Ахметовым решить вопрос телепула. Но с этим предложением не я же должен выходить, а они, чтобы мы садились и решали. Финансовая составляющая. Если я сегодня подписал контракт и мне рассказывают, что я буду получать в три раза меньше, чем я получаю сегодня. Вы пойдете сегодня на другой канал, если вы дотируете. И мне рассказывают: «В перспективе, может, ты будешь получать на 5-й год столько, сколько я получаю сейчас». Ну это же смешно.

О youtube-каналах Алиева и Милевского

Один раз смотрел. Ничего не думаю. А что я могу думать? Интересно, как они вспоминают, как я их штрафовал. Я их по делу штрафовал. Но они хорошие ребята, я к ним ничего не имею. Ни к одному, ни ко второму.

Просто все, что я говорил – сбылось. Когда они были футболистами киевского «Динамо», я им говорил, что они могут быть великими, их могут запомнить. Был период, когда они взялись за голову, если вы помните приход Семина. А потом они опять начали заниматься тем, чем занимались.

Вы же читаете интервью Горана Попова, который говорит, что они до утра засиживались в ресторанах, а потом Милевский говорил: «Давай поедем в 7 утра в клуб». Если бы меня спросили, есть ли в Киеве клуб, который открывается в 7 утра – я бы не ответил. Я такого не знаю.

Они сейчас должны найти свою нишу в чем-то. Они нашли в этом. Если у них истории не будут повторяться, наверное, футбольной общественности какое-то время будет интересно. Но это было в прошлом, а мы живем сегодня. Если бы сейчас не было такого информационного пространства, то, может, о них бы уже забыли. Они таким образом о себе напоминают. 

О нарушении ПДД

- Я был автором проекта «ЗупиниЛося». Мы боролись противнарушения правил ПДД. И вовремя одного изрейдов на Почтовой площади мы, кажется, поймали вас. Это же выбыли за рулем? 

– Я был. Виноват, больше не нарушал. Я не лихач, просто развернулся в неположенном месте. Больше не буду нарушать. Продолжайте ловить дальше.

Об отдыхе во Франции и казино

– Во Франции я провожу время, когда есть возможность. В основном это летние периоды. С обязательными заездами в Киеве, когда матчи Лиги чемпионов или нашего чемпионата. Мне нравится это место. 

Я люблю Монако, побережье Франции, Италии. Я нахожусь там, где мне комфортно. Я там отдыхаю. У меня нет никакой резиденции. Я снимаю квартиру. 

– Болельщики шутят, что там много казино, поэтому вы там 

– Если я могу себе позволить зайти в казино… Я же не за их счет захожу. 

– Главное же выйти вовремя. Как у вас с этим? 

– У меня все в порядке. Вы же видите, я сижу перед вами. Я одетый, обутый. 

– Это одна из причин (вашего пребывания во Франции, – прим.)? 

– Нет, это не одна из причин. Это не имеет значения. Казино в Киеве вы помните? На каждом углу, в каждой гостинице. В то время я чаще ездил в Монако, чем в последние годы. И даже зимой. За 2-3 дня там я заряжаюсь энергией. Если бы футбол не нервным видом спорта, а радостным, чисто для удовольствия…поражения я пропускаю через сердце, и мне нужно восстанавливаться, нужно набираться душевных сил. Столько времени, сколько я хожу в Монако по побережью и дышу воздухом, в Киеве это сделать я просто не могу. 

– В казино можно много чем заниматься. Если вы туда заходите, что является вашей любимой точкой? Правда, что казино невозможно обыграть? 

– 100%. Если мне кто-то скажет, что казино можно обыграть, то я скажу, что он сумасшедший. Казино – это вещь, в котором нужно знать: 1) если ты проиграешь, сколько можно проиграть? 2) если ты выиграл, сколько ты должен выиграть? 

А если ты поставишь цель в казино выиграть деньги, просто ходить зарабатывать деньги – это бред, глупость. Даже не пытайтесь. 

Я могу в автоматы поиграть, блэкджек. В рулетку никогда не играл, в покер не играю. 

– Какую самую наибольшую сумму за ночь оставляли там? 

– Да я не помню. У меня есть определенные ограничения. Вы ж о футболе пришли поговорить или о том, как я играю в казино. Если вы хотите со мной поиграть – давайте поиграем.

***

Смотрите полную версию интервью на канале «ТаТоТаке» на Youtube:

+31
Реклама 18+
Популярные комментарии
Great Footballer Sewa
+42
та то таке красавчики, достойное вью сделали, интересное
AlexandrGoR
+28
"В футболе, если упустить один день, уже можно не догнать никогда. Так что этот урок я выучил."
Ага-ага, саме тому запрошу на роботу тренера який не тренував кілька років....
The Mole
+27
Вот именно этого не хватило Вацку для нормальной вьюхи с Джуниором: острых вопросов. А тут прям по всем темам прошлись, интересно было почитать. Видно, что человек реально хочет, как лучше, а получается, как всегда...
Написать комментарий 79 комментариев
Loading...
Реклама 18+