Ронни Моран: Мистер Ливерпуль

Ливерпуль, как и весь Туманный Альбион, скорбит в память о великом человеке – именно таким, безусловно, был Ронни Моран. Поразительно, но в общей сложности из прожитых 83 лет жизни он посвятил Ливерпулю 49 и при этом приложил руку к 44 выигранным трофеям. Впрочем, достижения Ронни измеряются, конечно, не только сухой статистикой и фактами, но и любовью – к сожалению, сегодня понятие верности очень сильно искажено, поэтому нет ничего удивительно в том, что поклонники мерсисайдского гранда так сильно почитают Морана, называя его Мистером Ливерпуль и олицетворяя с его именем славные деньки 60-х-начала 90-х годов прошлого века.

Попав в Ливерпуль пятнадцатилетним парнишкой, Ронни постепенно прошел отличную и познавательную школу жизни – от молодежной команды, травм и вылета во Второй дивизион до нешуточной конкуренции после назначения Билла Шенкли, признания и почетного «места» в легендарном Бут Руме, среди Боба Пейсли, Тома Сондерса, Джо Фэгана, Рубена Беннетта и других.

Заслуживал ли Моран стать частью Бут Рума – комнатки, на первый взгляд, предназначенной для хранения бутс, ведер и швабр? Несомненно. 379 матчей, проведенных в красных цветах, 17 голов (довольно таки неплохо, как для позиции защитника) и капитанская повязка убедили Шенкли в том, что Ронни, как никто другой, достоин того, чтобы оберегать традиции и знания, полученные в кругу Бут Рума и в будущем вершить судьбу клуба.

Ведь по жизни Моран был перфекционистом, человеком, любившим и чтившим гармонию порядка. Независимо от того, какую роль он исполнял в коллективе или структуре клуба, благодаря его действиям все обязательно было доведено до безупречности, порой даже дотошной. Игрок, капитан, физиотерапевт, тренер резерва, завхоз, помощник и исполняющий обязанности главного менеджера – через все это прошел наш герой. В ту же очередь весьма занимательно, что один из самых ярких приверженцев философии Бут Рума так и не избавился от приставки «и.о.» – Моран всячески открещивался от кресла коуча, мотивируя свои отказы недостаточным обладанием тренерских навыков. Что, кстати, достойно уважения – он, Ронни, как педантичная личность, не мог себе позволить допустить ошибку, потенциально важную для Ливерпуля, поэтому предпочитал уступать место, по его мнению, настоящему профессионалу, нежели руководствоваться какими-то личностными амбициями.

«Ронни Моран всегда был одним из первых, кто пожимал руку сопернику – будь то поражение или победа», – говорил сэр Алекс Фергюсон.

Он больше напоминал воспитателя, готовящего детей к открытому и неприветливому миру, мог подобрать необходимые и правильные слова в минуту неудач и таким образом заставить игроков воспрянуть духом.

«Каждый день он непрерывно работал. Независимо от того, выиграли ли мы 4:0 или 5:0 на прошлых выходных, в понедельник он приходил и заставлял нас еще усерднее тренироваться – и так из года в год. Иногда мы, как молодые люди, думали, что этого человека ничто не удовлетворяет, но я вам говорю, без него мы не выиграли бы и половины всех трофеев», – рассказал бывший защитник Красных Фил Томпсон.

Бывало, когда у подопечных совсем не клеилась игра, он демонстративно раскладывал перед ними медали, добытые в прошлом сезоне, и начинал укоризненно отчитывать – мол, если вы думаете, что их действительно заслужили, так докажите еще раз, здесь и сейчас.

«Он бы бросил свою медаль тебе в лицо, еще за четыре недели до передсезонки, если ты не работаешь», – подчеркнул Иан Раш.

Нередко подобные психологические уловки работали – проигрывающий Ливерпуль после пятнадцатиминутной «терапии» в перерыве мог кардинально измениться и вытащить, казалось бы, самый провальный матч.

Это еще одна причина, почему Моран не горел желанием оказаться на тренерском мостике – ему было куда комфортнее работать с командой, ее мотивировать и настраивать, при этом не отягощая себе десятками различных проблем, что, как это обычно, рано или поздно взваливаются на плечи менеджера. Кто-то может сказать в духе, что «плох тот солдат, который не мечтает быть генералом», но в примере с Ронни не все так просто – он никогда не боялся ответственности, но считал, что каждый должен быть на своем месте. Притом, что его авторитет был непоколебим, мнение значило ничуть ни меньше убеждений Грэма Сунесса или того же Кенни Далглиша, а их значение ни в коем случае не зависело от выполняемых Мораном функций в тот или иной момент его карьеры – если Ронни общался с футболистами, то все непременно слушали.

Но что такого особенного знал Мистер Ливерпуль? Его управленческий секрет заключался в железобетонных принципах: клуб – это семья, футбол – прежде всего, командная игра, а единственное, что имело значение во всем мире – это трофеи. Известность, деньги, признание и любовь публики в понимании Морана – вещи второстепенные, ведь главное для любого исполнителя – это дисциплина и профессионализм. Тот, кто не разделял его точку зрения или не выдерживал требуемых критериев, автоматически не заслуживал играть в футболке Ливерпуля. Возможно, это неправильно и субъективно, но у кого-то хватило бы смелости и наглости перечить человеку, умеющему и знающему, как достигать поставленных целей любой ценой? Футболисту, вытащившему мерсисайдцев из пучин Второго дивизиона, ставшему непосредственным участником перестройки и возрождения Ливерпуля? Естественно, что нет. «Вклад Ронни никогда не следует недооценивать», – считает Кенни Далглиш.

Из-за нравов Морана негласно окрестили «сержантом Ливерпуля» – так он любил все держать под контролем, регулярно делая какие-то заметки в своем дневнике. Но, несмотря на строгость, у Ронни была и другая сторона характера – добродушие, скромность и безмерное уважение к работе и людям, что его окружали. Невзирая на весомый вклад и былые заслуги, он не манипулировал положением, а напротив, отвечал взаимностью на любую просьбу о помощи – будь то требование руководства подменить внезапно приболевшего Сунесса или еще раз объяснить подопечному тонкости футбольных премудростей.

Например, когда в 1992 году Грэм проходил период реабилитации после операции по коронарному шунтированию (операция, позволяющая восстановить кровоток в артериях сердца), Морану выпала честь вывести мерсисайдцев на финальный матч Кубка Англии против Сандерленда и в итоге заполучить заветную награду. Думаете, Ронни в дальнейшем этим кичился? Для гордости ему хватило лишь того, что он вместе с коллективом появился на глазах заполненного восьмидесятитысячного стадиона Уэмбли.

«Я был невероятно горд. У меня все еще есть видео этого момента, и еще мои внуки будут его смотреть. Это было чрезвычайно важным событием для нас, я представлял команду герцогине Кентской», – поделился впечатлениями Мистер Ливерпуль. И сразу же добавил: «Рядом с полем была маленькая комнатка, где я мог переодеться в свой тренировочный костюм. Я не мог сидеть в этом костюме (костюм официального делового стиля. – прим. авт.) на скамейке. Я взял с собой свой тренировочный».

Вот в таких мелочах и кроется вся изюминка и колоритность Ронни – он всегда рядом, хоть и за спинами остальных, предельно прост, но верный собственным идеалам. Даже после официальной отставки в 1998 году он постоянно возился на тренировочной базе в Мелвуде. Как будто бы и не увольнялся – привычно улыбающийся, вежливый и готовый дать парочку дельных советов очередному поколению воспитанников Ливерпуля. «Его советы были бесценными», – признался Стивен Джеррард.

«Мне не повезло поработать с Ронни, но для меня было огромным счастьем, когда он приходил в Мелвуд, чтобы прогуляться возле тренировочных полей. И хотя мы все считали его поистине великим, он был самым скромным человеком, которого вы могли когда-нибудь встретить», – так охарактеризовал Морана нынешний капитан мерсисайдцев Джордан Хендерсон.

Ронни Моран – это намного больше, чем просто имя и фамилия. Это – символ успеха, нить, связывающая становление, расцвет и закат целой эпохи Ливерпуля. Его ценность – это менталитет победителя, к слову, компонента, откровенно не хватающего современному Ливерпулю. В 2011 году Далглиш попытался возродить нечто отдаленно похожее на Бут Рум, но все планы Короля Кенни по этому поводу оказались заведомо тщетными – уж слишком разношерстной была команда, да и смысл в посиделках? Что такое феномен Бут Рума для иностранцев, гоняющихся за деньгами, или избалованных огромными зарплатами игроков с абсолютно иными, новыми взглядами на жизнь? Однако в каждом триумфе, в любой победе мерсисайдцев, несомненно, присутствует частичка души Ронни, отданной во благо Ливерпуля – пусть по бумагам Моран отдал любимому клубу почти полвека, но в реальности любил его до самого последнего вздоха.

 

Этот пост опубликован в блоге на Tribuna.com. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Просто про футбол
+5
Популярные комментарии
samuel l jackson
+2
Я смотрел по телику этот поход Ливерпуля за Кубком Англии 92.Европейский футбол у нас тогда не показывали ,ну разве что наших в ЕК и тут появилась программа "На пути к Уэмбли".Шла она поздно ночью и я ложился спать и потом ночью родители меня будили.Тогда это казалось нечто большим чем футбол,это было сродни "окну в Европу" которое прорубил Пётр Великий - зарубежная реклама ( как сейчас помню кроссовки REEBOK ),какая никакая tv картинка,а не наше убожество,трибуны в плотную к поляне.Врать не буду,никакого Морана я тогда не запомнил,но отложились в памяти Джон Барнс,Марк Райт,Ронни Уилан,Стив Никол - тогда уже немного знакомые по ЧМ 90.Впервые я увидел Иана Раша и Брюса Гроббелара.Ну а молодой Стив Макманаман лично меня тогда просто очаровал.

Вот такая вот история,немного не про Ронни Морана,но тем не менее связанная с ним.
Павло Кушнєрук
+1
лампова історія)
Ответ на комментарий samuel l jackson
Я смотрел по телику этот поход Ливерпуля за Кубком Англии 92.Европейский футбол у нас тогда не показывали ,ну разве что наших в ЕК и тут появилась программа "На пути к Уэмбли".Шла она поздно ночью и я ложился спать и потом ночью родители меня будили.Тогда это казалось нечто большим чем футбол,это было сродни "окну в Европу" которое прорубил Пётр Великий - зарубежная реклама ( как сейчас помню кроссовки REEBOK ),какая никакая tv картинка,а не наше убожество,трибуны в плотную к поляне.Врать не буду,никакого Морана я тогда не запомнил,но отложились в памяти Джон Барнс,Марк Райт,Ронни Уилан,Стив Никол - тогда уже немного знакомые по ЧМ 90.Впервые я увидел Иана Раша и Брюса Гроббелара.Ну а молодой Стив Макманаман лично меня тогда просто очаровал.

Вот такая вот история,немного не про Ронни Морана,но тем не менее связанная с ним.
Написать комментарий
Loading...
Реклама 18+