Хэмилтон всю ночь выпивал в баре, а наутро победил в гонке? Разбираемся в популярной истории из мира автоспорта

Большинство гонщиков «Формулы-1» являются яркими примерами для подражания среди современного общества, массово стремящегося ко всяческому «оздоровлению» и соблюдающему разнообразные новомодные диеты и здоровый образ жизни (Льюис Хэмилтон перевел на вегетерианство даже свою собаку, чем впечатлил многих своих поклонников). Ещё в прошлом веке в гоночном мире всё было иначе, а темой обсуждений часто становились истории о не совсем трезвых участниках соревнований. Вот уже более шестидесяти лет «24 часа Ле-Мана» 1953 года являются одной из самых известных гонок в истории автоспорта, но дело даже не в том, что это было первое соревнование, в котором выиграла машина с дисковыми тормозами («Jaguar C-Type»), а в том, какая ситуация произошла с её экипажем.

Факты, в которых всё прилично и идет по плану

В пятидесятые годы ХХ века в соревнованиях на выносливость существовали две постоянно конкурирующие между собой команды. Первой, разумеется, была «Феррари», которую возглавлял легендарный Энцо Феррари, а второй была команда «Ягуар». В то время инженером и управляющим «Jaguar Cars Ltd» был Фрэнк Ингланд (будучи бывшим военным летчиком и обладая строгим нравом, именно он после ужасной смертельной аварии на Ле-Мане в 1955 году заставит своих гонщиков продолжать соревнование, несмотря на общую панику и шок от произошедшего). Ингланд с 1951 работал над тем, чтобы машины компании стали легче и аэродинамичней.

В 1953 году «Ягуар» представил для гонки на Ле-Мане три машины и три экипажа: Стирлинг Мосс и Питер Волкер на машине №17, Тони Ролт и Дункан Хэмилтон – №18, Питер Уайтхэд и Иен Стюарт – №19.

Триумфаторами гонки стала команда машины №18, однако свой пусть к победе экипаж начал с дисквалификации. Внезапно выяснилось, что одновременно с восемнадцатой машиной на трассе оказался такой же «Ягуар» с тем же номером: тест-пилот Норман Дьюис по ошибке вывел запасной автомобиль на квалификацию. В «Феррари» тут же заметили промах конкурентов и потребовали дисквалификации Тони Ролта и Дункана Хэмилтона, чтобы вывести из строя команду (а ведь гонщики «Ягуара» уже даже успели на квалификации поставить новый рекорд круга и лучшее время!)

Фрэнк Ингланд подал апелляцию, в которой говорилось, что произошло недоразумение, и использование одинаковых номеров не было умышленным. На следующее утро решение о дисквалификации отменили, а руководство команды отделалось штрафом. Всё было хорошо, кроме одного: Хэмилтон и Ролт куда-то пропали.

Факты превращаются в сюжет, похожий на литературный вымысел

Тут начинается самое интересное. До наших дней дошла лишь одна версия развития событий, происходивших далее, но дело в том, что события эти кажутся немного приукрашенными и даже в какой-то степени нереальными.

Итак, гонщики загадочно исчезают. Команда бросается на поиски, Ингланд в панике бегает по пит-лейну, а в «Феррари» уже предвкушают победу. В тот момент, когда всё уже кажется потерянным, гонщики случайно находятся. Оказывается, что дисквалификационное  горе Тони Ролта и Дункана Хэмилтона было настолько огромным, что заливать свою печаль напарники отправились в ближайший бар и провели там всю ночь.

Команда немедленно начинает приводить своих пилотов в чувства, и к началу гонки те оказываются в более-менее адекватном состоянии. Во время каждой остановки им дают пить кофе, но к средине пути Хэмилтон начинает возмущаться, что из-за кофе у него дрожат руки, поэтому вместо кофейного напитка ему дают брэнди (современные гонки со спонсорскими баннерами «When You Drive, Never Drink» нервно курят в сторонке).

В итоге, машина №18 первой пересекает финишную черту, умудрившись установить новый рекорд трассы. Перед болельщиками предстает удивительная картина: необычайно счастливый Хэмилтон сидит в болиде с разбитым носом и сломанным лобовым стеклом! Оказывается, что во время прохождения дистанции в гонщика врезалась птица, но сам пилот этого не особо-то и заметил.

Факты, в которых все всё отрицают

Анализируя сведения непосредственных участников тех событий, можно прийти к выводу, что версия о пьяных гонщиках распространилась только через несколько лет после соревнования. Ни в одном интервью после гонки и ни в одном обзоре не упоминается состояние пилотов, а наоборот делается акцент на их мастерстве и точности.

Фрэнк Ингланд неоднократно отрицал любую версию о подвыпивших гонщиках: «Не знаю, откуда пошли эти рассказы. Я бы никогда не позволил своему экипажу участвовать в гонках под влиянием алкоголя. У меня и так было достаточно неприятностей с этими гонщиками и когда они были трезвыми!»

Тони Ролт практически слово в слово повторял версию своего начальника, и заявлял, что строгий Ингланд не выпустил бы его на трассу в состоянии, которое могло бы создать опасность.

Члены остальных двух экипажей «Ягуара» (Стирлинг Мосс, Питер Волкер, Питер Уайтхэд, Иен Стюарт) тоже не упоминали эту ситуацию, а Стирлинг Мосс лишь вспоминал свою отчаянную борьбу с машиной №18 во время гонки.

Если команда «Ягуар» и её руководство всячески отрицали возможность участия в соревновании подвыпивших гонщиков, то откуда же возникла эта легенда? Ответ простой: поспособствовал этому сам Дункан Хэмилтон.

Дункан Хэмилтон – ненадежный рассказчик или мастер попадать в глупые истории?

Подробное изучение биографии Хэмилтона открывает интересные факты: оказывается, этот гонщик известен тем, что с ним постоянно происходили какие-то нелепые ситуации. Наверное, невозможно собрать воедино всё то множество легенд, окружающее биографию этого гонщика, но примечательным здесь является то, что многие истории Хэмилтон любил рассказываться про себя сам, то есть, вполне вероятно, что где-то он мог что-то приукрасить.

Совсем уж нереальной кажется история про то, как Хэмилтон на своем «Роллс-Ройсе» застрял в придорожной канаве со священником на пассажирском сиденье, при этом оба не грустили из-за своего неловкого положения, а мирно наслаждались вином и дожидались помощи. Их нашел полицейский и был очень возмущен увиденной картиной, но Хэмилтон отвел его в сторонку и объяснил, что он по поручению правительства тестирует новую модель машины, а если кто-то узнает о произошедшей аварии, то за этим последуют серьезные неприятности международного уровня. Штрафа за аварию удалось избежать.

Есть и истории, подтвержденные многими свидетелями. Например, в 1947 году Дункан решил поучаствовать в «Brighton Speed Trials» – ежегодных гонках на скорость. Хэмилтон прикрепил буксирный кронштейн к «Bugatti» и на грузовике поехал в Брайтон. Съезжая с холма Гилфорд в графство Суррей, Дункан заметил медленно проезжающую мимо великолепную гоночную машину. Предполагая, что это участник, также направляющийся на скоростные испытания, Дункан приветственно начал махать рукой в окно, но тут же увидел, что водительское сиденье пусто. Он с ужасом осознал, что это была его собственная машина, которая соскочила с буксирного крепления, съехала с холма и с такой силой врезалась в деревянную опору электропередач, что расколола её надвое. Любой другой гонщик в такой ситуации напрочь бы забыл о предстоящих соревнованиях, но не Хэмилтон: спокойно собрав разбросанные обломки, Дункан уехал чинить машину.

Также в пятидесятые годы популярной была история о том, что во время одного из соревнований Хэмилтон вылетел с машины и застрял на дереве. Он провисел там какое-то время, пока не свалился прямо на трассу и чудом успел увернуться от проезжающего мимо болида.

После того, как Дункан перестал участвовать в гонках, он поселился в небольшой деревушке и мирно проводил свой досуг, но однажды пошел выпить в бар, где все собравшиеся люди делали ставки на лошадиные скачки. Заразившись общим энтузиазмом, однако при этом не обладая достаточным запасом информации, Хэмилтон поставил на первую попавшуюся лошадь и сильно разозлился, когда она проиграла. Яростно расстреляв стену из своего дробовика, гонщик покинул бар, но уже наутро чинно дожидался открытия заведения для того, чтобы заплатить нужную сумму денег на ремонт.

Пили или не пили — вот в чем вопрос

При возвращении к ситуации с Ле-Маном 1953 года, становится ясно, что всю эту историю с выпивкой распространил именно Хэмилтон – такой уж он обладал чертой характера. Общительный и юморной гонщик в порыве увлеченного пересказывания событий того дня действительно мог приукрасить что-то или же действительно упомянуть поход в бар после дисквалификации, а множество журналистов и поклонников гонок просто-напросто подхватили эту идею и с годами превратили её в красивый миф.

Несмотря на все эти необычные и порой безумные истории, современники Дункана Хэмилтона говорили, что этот гонщик не знал, что такое страх, а жизней у него было больше, чем у кошки. Он считается истинным профессионалом мира гонок, который в первую очередь участвовал в соревнованиях из-за настоящей любви к спорту, а наличие каких-то легенд о Хэмилтоне никак не изменит существование всех его достижений и побед.

+19
Популярные комментарии
Daggetkeln
0
Я б трошки змінив заг, бо 99% читачів одразу подумають зовсім про іншого пілота
Sergiy Baranovsky
+1
Оцінка – 8

Про заголовок вже написали, тому повторюватися не буду.
Круто підібрана вантажна тема, про яку дійсно мало чув. Непогана структура і побудова тексту. Легенька редактура зробила б його ще кращим. Буквально трішечки варто було б скоротити.
Олег Щербаков
+1
Згоден з колегами щодо заголовку. Це додасть кліків матеріалу, але частина тих, хто йшов сюди за Льюїсом, розчаруються одразу.
Щодо тексту: цікаві деталі, хороше дослідження фактів.
Є ще одна біда таких матеріалів: багато тексту - багато відповідальності за текст. Щоб його прочитали, кожа деталь повинна бути виправдана. І тут зізнаюсь, що не весь текст читав з однаковим інтересом.
Оцінка - 8.
Написать комментарий 4 комментария
Реклама 18+