Тони Старк срисован с хозяина супертурнира в Индиан-Уэллс. Он воевал с Гейтсом и создал софт для ЦРУ

Все о Ларри Эллисоне.

Если бы не коронавирус, сейчас бы заканчивался турнир в Индиан-Уэллс – лучший в мире после четверки «Больших шлемов». Игроки ATP шесть раз подряд признавали его лучшим «Мастерсом» года, и, если не считать ТБШ, там больше всего призовых и болельщиков. Главная арена в калифорнийской долине Коачелла так и вообще вторая в мире: больше нее только стадион Артура Эша на US Open, а Hawk-Eye на всех кортах Индиан-Уэллс появился даже раньше, чем на «Шлемах» (повторили стандарт Индиан-Уэллс только Australian и US Open).

Статус лучшего среди смертных закрепился за Индиан-Уэллс в начале 2010-х. Главная причина – Ларри Эллисон – седьмой богатейший человек в мире, который купил турнир в 2009-м. Его состояние – 62,5 миллиарда долларов, он богаче Марка Цукерберга и основателей Google, но вы точно знаете о нем и его компании Oracle гораздо меньше, чем о Facebook, Microsoft и Amazon. А Oracle – главный игрок на рынке управления базами данных. С помощью ее софта American Airlines следят за своими самолетами, Ford – за готовностью деталей для своих автомобилей, а ЦРУ – за тем, за чем должно следить ЦРУ. Всего сервисами Oracle пользуется больше половины из сотни самых крупных компаний США. Сам Эллисон, возможно, самый эксцентричный и авторитарный миллиардер из топа Forbes.

Он настолько фактурный, что голливудские инсайдеры рассказывают: Роберт Дауни-младший, готовясь к роли плейбоя, филантропа и кого-то там еще Тони Старка, ориентировался именно на его образ. Частично теорию подтверждает камео Эллисона в «Железном человеке 2».

Из этого текста вы узнаете:

• как Эллисон сделал 60 миллиардов на технологии, которую придумали, но проигнорировали в IBM;

• почему разборки Эллисона и Билла Гейтса сравнивают со спором мальчиков, не поделивших игрушки;

• что общего между войнами в Кремниевой долине и теннисом;

• как Эллисон построил самую рок-н-ролльную IT-компанию и беспощадно расправлялся с конкурентами;

• зачем ему боевой МиГ-29 и команда по яхтингу. 

Рос без родителей, дважды бросил вуз, а потом на последние деньги купил дорогую машину и поехал покорять Кремниевую долину

Эллисон вырос с тетей: мама отдала 10-месячного Ларри сестре в Чикаго из-за его пневмонии. Мама Ларри забеременела до совершеннолетия от соседского пацана и не была готова поставить сына на ноги одна, а болезнь ребенка ее в этом только убедила. Спустя много лет 48-летний Эллисон, все детство считавший мамой тетю, через детективов нашел биологическую, купил ей дом в Калифорнии и оплатил колледж для сводной сестры (отца так и не узнал).

В школе Эллисон учился неплохо, хотя не был звездой. Его друг Рик Розенфилд говорил: «Ларри не было интересно серьезно погружаться в учебу, но он очень любил жарко спорить по темам, которые его интересовали. Сейчас он все такой же школьник».

Несмотря на неплохую успеваемость, Ларри постоянно слушал от приемного отца-иммигранта из России, что он ничего не добьется. Эллисон поступал университет дважды (Иллинойса и Чикаго) и оба раза бросал учебу. Во время первой попытки умерла приемная мама, во время второй Ларри окончательно разругался с приемным отцом, который после смерти жены начал пить.

Эллисон докрутил идею IBM и сделал на ней 60 миллиардов

В начале 70-х Эллисон потратил все накопления на премиальный Ford Thunderbird и умотал в Калифорнию. Денег у него оставалось только на несколько обедов и бензин. Первое время он перебивался мелкой работой в банке, которую получил благодаря навыкам программирования – единственного скилла из средней школы, который можно было монетизировать. В Беркли он даже успел жениться – на сотруднице центра трудоустройства, куда несколько раз обращался.

Эллисон продолжал прокачивать навыки и вскоре получил первый серьезный заказ – разработку реляционной базы данных для ЦРУ. В то время базы данных были статичными. Например, в них можно было проверить, взял ли конкретный посетитель кофейни круассан, но нельзя было в один клик проверить все продажи этого круассана за день. Реляционная база данных же преобразует статичные данные и делает из них новые. Это концепция не Эллисона: в IBM идею реляционных таблиц как замену обычных таблиц с навигацией предложил Эдгар Тодд в статье 1970 года. Но внутри гиганта концепт восприняли как продукт, который подорвет позиции существующих баз данных IBM. Пассивность корпорации Эллисон ловко выкрутил в свою пользу.

Вместе с Бобом Майнером и Эдом Оутсом Эллисон в 1977-м основал Software Development Laboratories со стартовым капиталом в 2 тысячи долларов (вложил 1 200 из них). Изначально парни планировали выполнять заказы правительства, но, справившись с одним из первых раньше срока, стали работать и с частным бизнесом. Название проекта для ВВС США – Oracle – в 1982-м стало названием компании.

 

Эллисон не лучший программист и продажник: CNN Money считает, что в Кремниевой долине сотня более топовых специалистов в обеих сферах. Зато он совершенно выдающийся лидер и двигатель компании с великолепным чутьем, и это стало очевидно сразу. Ларри видел огромный потенциал в системах управления базами данных и оказался прав, поставив все на идею, которую проигнорировали в IBM.

Деловой образ Эллисона: то ли рок-звезда, то ли заигрывающийся подросток

Oracle Эллисона – абсолютная монархия с дерзким королем-плейбоем, готовым на все, чтобы раздавить конкурентов. На старте Эллисон иногда преувеличивал возможности своей базы данных и завышал прибыли (по официальным данным, компания росла в два раза каждый год с 1980-го по 1990-й, став из миллионного бизнеса миллиардным). Такому росту помогала и кадровая политика Ларри: он увольнял сотрудников накануне выплат внушительных бонусов, увольнял сотрудников, которые претендовали на слишком большую власть в компании, увольнял сотрудников, которые казались недостаточно преданными его видению. 

В 1990 году эллисоновская самоуверенность персонала Oracle и финансовая некомпетентность самого гендиректора привели к первым убыткам. Конкуренты описывали тогдашних представителей Oracle как напыщенных людей на «Ягуарах» с гандикапом –5 в гольфе (топовый уровень), но абсолютно не представлявших, с кем они работают.

Дело в том, что продажники Oracle стали систематически записывать продажи следующего квартала в счет текущего, что привело к завышению доходов в два раза. Когда этот пузырь лопнул, в офис пришли аудиторы и капитализация компании рухнула на 80 процентов. Эллисон назвал этот провал «невероятной бизнес-ошибкой» и какое-то время был в ступоре, пока не осознал, что зарвался и проводил слишком много времени в Голливуде.

«Oracle управляют подростки. Включая меня», – казнил тогда самого себя Эллисон. Больше он не распылялся. Эллисон уволил 400 человек (10 процентов штата), нанял более компетентных в финансовых вопросах топ-менеджеров, избежал банкротства и параллельно разучивал экономические термины. 

Быстро расти Oracle помогала еще и наэлектризованная атмосфера. Выступления босса на собраниях Oracle больше напоминали концерты рок-звезд: очередь на них собиралась за несколько часов, а когда двери открывались, тысячи сотрудников вбегали в зал, «будто это военный марш-бросок». 

Все 90-е страсть Эллисона к конкуренции подпитывалась обстановкой на рынке. Сперва Oracle сражалась с конкурентами в сегменте баз данных, потом и с самим меняющимся рынком: развитие интернета быстро меняло правила игры. И там, и там Ларри вышел победителем.

Oracle уничтожил главного конкурента – Informix. Эллисон переманивал ведущих разработчиков и бросил все силы, чтобы ликвидировать соперника. Гендиректор Informix Фил Уайт затеял войну билбордов: напротив штаб-квартиры Oracle повесили баннер с динозавром и надписью «Осторожно! Динозавр переходит дорогу». Oracle ответила щитом, где сравнила Informix с улитками. Уайт перешел на личности: зная любовь Эллисона к самурайской культуре, он заказал баннер с логотипом Oracle и сломанным самурайским мечом. Тем временем доля Informix на рынке падала, и в 2001-м компания вывесила белый флаг – продала IBM технологию и список клиентов.

Эллисон раньше многих понял, что будущее за интернетом, и вовремя развернул компанию в правильную сторону. Oracle не ограничился базами данных и первым стал предоставлять софт через сеть. Только за первый квартал 2000 года прибыль компании выросла на 76%.

Яйцами бился с разумом Гейтса, обхитрил собственного ученика – и тот сравнил это с теннисом

Еще одно IT-дерби с участием Эллисона из 90-х – соперничество с Microsoft, битва между ведущими мировыми производителями ПО, пусть и с разными специализациями. 

Гейтс против Эллисона – это гик против плейбоя, это, по выражению Эндрю Сервера из CNN Money, «мозг против яиц». Привилегированный класс против рабочего, родная семья против приемной. Спокойный характер против желания доказать всему миру, приемному отцу и теперь Биллу Гейтсу, что ты круче всех.

Microsoft очень хотел потеснить Oracle в сегменте баз данных, но Эллисону повезло: параллельно Гейтс сражался с Netscape – браузером, который уделывал его Internet Explorer. В начале интернета браузер был новым продуктом, и в Microsoft даже предполагали, что с ним весь функционал привычной Windows на жестком диске компьютера переместится в сеть. Чтобы победить Netscape, самая могущественная IT-компания даже нарушала закон и эту битву выиграла. Но войну с Oracle все равно проиграла.

«Они нас не замечали: наверное, думали, что разберутся с нами, когда покончат с Netscape. Но теперь даже мой кот может написать браузер, а вот база данных Oracle гораздо сложнее. Теперь они нас уже никогда не догонят», – упивался триумфом Эллисон. И был абсолютно прав: сейчас Oracle владеет почти половиной рынка систем баз данных – доля Microsoft вдвое меньше.

Но все же такое яростное соперничество с Гейтсом почти не имело бизнес-оснований: у компаний было не так много точек соприкосновения. Их разборку Vanity Fair охарактеризовал как мальчишеский спор, у кого больше игрушек. «Большинство людей в Кремниевой долине смирились с тем, что они не Билл Гейтс. Ларри – очевидно, нет», – объяснял такую страстную борьбу против Microsoft технологический аналитик Эстор Дайсон.

Доходило до театра абсурда. В 1996-м для собрания 700 ключевых сотрудников Oracle подготовили видео, в котором гигантское изображение Билла Гейтса показывало толпе средний палец. Следующим был слайд обнищавшего дольщика. Затем Ларри и топ-менеджеры сказали: «Это вы, если Билл Гейтс заберет у нас этот рынок». Сотрудники компании, известные всевозможными разборками, зааплодировали в унисон, а потом на сцену ворвалась правая рука Эллисона Рэй Лейн вместе с 30 исполнителями госпела, и толпа пришла в восторг.

А в 2000-м Oracle наняла детективное агентство, расследовавшее «Уотергейт», чтобы доказать, что Microsoft, страдавшая от правительственного регулирования, втемную лоббировала свободный рынок. Для этого корпорация Гейтса якобы заплатила Независимому институту Окленда и Ассоциации соревновательных технологий за рекламу в New York Times и Washington Post. Агентство на деньги Oracle буквально копалось в мусоре двух компаний и украло несколько ноутбуков. Эллисон настаивал, что детективы были уполномочены добывать информацию исключительно легальными методами, поэтому Oracle избежала наказания.

Визионерство Эллисона помогло ему и бизнесу и в нулевые. Он видел будущее в двух направлениях: CRM-системах, которые связывают клиентов и компании, и облачных хранилищах данных. 

В 1999 году самый молодой вице-президент Oracle и любимый лейтенант Ларри Марк Бениофф создал стартап, метящий как раз в эти ниши, – Salesforce.com. Его сенсей Эллисон стал первым инвестором проекта и вложил в него 2 миллиона долларов. Правда, параллельно создал конкурента внутри Oracle. Узнав об этом, Бениофф потребовал от Эллисона уйти из Salesforce. На это Ларри ответил наглым предложением уволить его из совета директоров: «Будет гораздо круче, если ты уволишь меня», – выкинул Эллисон в 2000-м. Увольнение Эллисона – win-win событие для Ларри и Марка. Марк обратил внимание всех крупных медиа на Salesforce, а Эллисон смог сохранить долю в стартапе – юридически невозможный вариант в случае ухода по своей инициативе.

Netsuite – уже сторонний конкурент Salesforce, в который вложился Эллисон, – хоть и проиграл конкуренцию стартапу Бениоффа, но все же к 2016-му увеличил капитализацию до 9 миллиардов долларов. А далее его купил, не поверите, Oracle – Эллисон с контрольным пакетом получил большую часть денег.

Теперь у Эллисона с Бениоффом очень напряженные бизнес-отношения – но не личные: Бениофф все равно очень благодарен наставнику и сравнивает их динамику с теннисом. «Бизнес похож на теннис. Ты выходишь на корт против друга, сражаешься изо всех сил, расстраиваешься, ругаешься. Но потом уходишь с корта, обедаешь с ним и вспоминаешь, как сильно его любишь». 

«Ларрилэнд»: яхты, теннис, боевой МиГ-29

Бросив университет, Эллисон, по своим словам, каждый день учился новому – в том числе красиво жить. На первых порах он рвался в шоу-бизнес: не только основал голливудский таблоид Buzz, но и заигрывался в звезду.

«Я не мог думать о трате денег, пока Oracle вновь не была здорова», – так объяснил Эллисон в 1992-м свою нероскошную Mazda RX-7 и часы Seiko. Но с годами Ларри восстановил аппетит: в 2001-м продал 2% акций Oracle за 885 миллионов долларов и открыл то, что его биограф Майк Уилсон назвал «Ларрилэндом», – парк развлечений на одного.

Эллисон купил несколько домов (основное жилье в японском стиле стоит 75 миллионов долларов), 98% острова на Гавайях и несколько боевых самолетов, включая МиГ-29. Сперва ему не дали ввезти истребитель в Штаты, потому что даже разоруженный МиГ правительство США считает реальным оружием. «В теории его можно снова вооружить и разбомбить пару городов, хотя это и не входит в мои планы», – объяснял Эллисон. В итоге Ларри все же купил самолет, но летать на нем в США ему запрещено.

Ларри спускает большие суммы и на женщин: он четырежды был женат, в его компании замечали нескольких мисс США. По информации The Guardian, для Эллисона фраза «Хочешь машину?» – рядовая реплика, за год он мог подарить разным девушкам несколько спорткаров Acura. В Oracle шутили, что на автоответчике компании нужно поставить сообщение: «Нажмите 1, если хотите узнать о продуктах Oracle. Нажмите 2, если хотите узнать о сервисах. Нажмите 3, если хотите заполнить пустоту в сердце Ларри Эллисона».

Эллисон хотел вложиться и в спорт: как выходец из Чикаго он топит за «Буллс» и даже сам играл, пока травмы и возраст не взяли свое.

Но первой целью стала не команда НБА, а команда по яхтингу, потому что только там возрастной Эллисон мог стать полноценным членом. При этом на турнирах он не просто развлекался: «Веселье? Я выпал из собственной яхты и проиграл Кубок США. Я управлял облажавшейся командой. Это работа, и я выполнил ее плохо. Да, мы пришли вторыми. Вау. Второе место – всего лишь первое среди лузеров», – сказал Эллисон в 2004-м. Кто-то удивлен, что позднее команда Oracle выиграла Кубок США дважды подряд?

К теннису Эллисон подошел иначе – решил вернуть американский теннис на уровень эпохи Сампраса и Агасси. Для начала он купил «Мастерс» в Индиан-Уэллс за 100 миллионов и вложил в развитие комплекса еще столько же. Теперь Рафа Надаль называет две недели в Калифорнии лучшими в году и во время турнира живет в поместье Эллисона рядом с кортами. 

Следующая идея – превратить округу комплекса в Индиан-Уэллс в теннисный Лас-Вегас. Совсем амбициозный план – убедить ITF добавить в календарь пятый «Шлем» и выбрать им Индиан-Уэллс.

Но Эллисон смотрит на потенциал не только своего турнира, но и тенниса в целом. Он хочет выкупить главный чисто теннисный канал Tennis Channel – но пока сильно расходится с текущим владельцем в цене. 

Еще Эллисон не всегда думает о прибыли, а запускает и общественные инициативы – например, продвигает идею нового американского теннисного тура для развития молодых игроков. Он вообще активно занимается филантропией: присоединился к кампании Гейтса и завещал благотворительным организациям большую часть состояния, вложил 200 миллионов в строительство онкологического центра в Калифорнии и помогал исторической родине – Израилю. При этом Эллисон не считает себя альтруистом: «Нет цели стать самым богатым парнем на кладбище. Как мне почувствовать себя лучше? Только если сделать мир лучше. Не путайте это с альтруизмом. Это эгоизм. Зовите это просвещенным эгоизмом». 

Кажется, планете планете нужно больше таких эгоистов.

Фото: Gettyimages.ru/Joe Scarnici, Justin Sullivan, Nick Wilson, Kevork Djansezian, Manuel Queimadelos Alonso, Ezra Shaw, Harry How, Dean Purcell

+10
Реклама 18+
Написать комментарий
Реклама 18+