Сербия, Фарид и другие откровения ЧМ-2014

Фото: REUTERS/Gustau Nacarino

Блог «Фонарь» рассказывает о тех, кто удивил на чемпионате мира-2014.

Литва

Есть два повода не включать Литву сюда: во-первых, наверное, самый слабый календарь из всех участников чемпионата мира, во-вторых, вряд ли можно считать откровением команду, которая на прошлогоднем Евробаскете играла в финале.

Начать надо со второго момента. За этот год сборная Казлаускаса лишилась главной звезды – Линас Клейза попал в Турцию и заразился там местной расслабленностью. Но это еще ерунда. Прямо перед турниром Литва потеряла главного героя Евробаскета и единственного разыгрывающего, лидера «Локомотива» Мантаса Калниетиса.

Степень проблематичности этой потери очень хорошо показала игра с Турцией: турецкие «малыши» в первой четверти так прихватывали литовских недо-, не совсем и совсем не разыгрывающих, что команда с трудом преодолевала центр площадки, а затем судорожно пыталась что-то выдумать за оставшиеся секунды.

Учитывая, что с такой плохой организацией, без звезд и без квалифицированных исполнителей на самой важной позиции Литва все же доползла до полуфинала (только для того, чтобы спровоцировать американцев на старый добрый мордобой), то и на первое обстоятельство можно закрыть глаза.

Литовцы не показали какого-то сумасшедшего баскетбола, не явили доселе невиданных версий Валанчюнаса, Монтеюнаса и Кузминскаса или каких-то других героев, не выжигали в защите – просто тренер Казлаускас вновь жонглировал своей глубокой обоймой и выжимал результат там, где он был нужен, настаивая на том, что плюс у его команды один – она умеет бросать. Когда уставала рука Сейбутиса, дело подхватывал Мачюлис. Когда нужно было набирать очки в позиционном нападении, отдавали мяч Валанчюнасу. Когда казалось, что дело пахнет жареным, выстреливали Дариуш или Поцюс. Или кто-то другой. Отсутствие больших звезд сделало ротации команд на турнире максимально длинными, и пример Литвы в данном случае оказался хрестоматийным: они легко могли развалиться на множество не особенно презентабельных деталей, но остались командой, где каждый привнес хоть что-то.

Сербия

В 2007-м году Сербия стала второй на Евробаскете. После поражения в финале сербов не утешали, а завидовали, видя в молодежи команду будущего. В активной ротации у Ивковича среди «молодых» тогда были Милош Теодосич, Миленко Тепич, Иван Паунич, Стефан Маркович, Урош Трипкович, Мирослав Радульица, Коста Перович, Новица Величкович, Милан Мачван. Последующие годы обернулись не то чтобы разочарованием, но существенно скорректировали праздничные ожидания: Сербия превратилась в команду двух игроков, а так как их звали Милош Теодосич и Ненад Крстич, то успехи были спорадическими и сильно разбавлялись посторонними скандалами и разбором игры парочки в деталях.

Еще на групповой стадии казалось, что Саша Джорджевич ушел от варианта Ивковича (Крстич сел на лавку, а Теодосич набирал кондиции), но к чему-то своему, значимому и полезному так и не пришел.

Плей-офф расставил все на свои места. Потратив время на раскачку, сербы предстали командой, которую мы до этого и не видели.

Милош Теодосич стал играющим тренером – опыт работы под руководством Этторе Мессины научил его столь кудряво выражать мысли, что тонизирующий матерок в его исполнении стал едва ли не переломным моментом для этой команды.

Но, главное, Джорджевич отошел от прежней биполярной модели и втиснул в новую систему всю новую поросль, которая практически не имеет ничего общего с теми, кто выигрывал серебро в 2007-м.

Мирослав Радульица, просидевший сезон на скамейке «Милуоки» и начавший разве что ассоциировать с Треем Керби, предстал не только флоппером, но и подвижным, агрессивным центровым, вытеснившим Крстича из старта.

Неманья Бьелица оказался важнейшим игроком для сербов – слишком быстрым и разносторонним для четвертых номеров, слишком мощным для третьих. Юноша, которому все прочили и прочили большое будущее, как-то неожиданно раскрылся и стал настолько суровым, что уже бросил вызов Буруссису (пока не стулом).

Позицию легкого форварда Джорджевич решил закрыть совсем молодым Калиничем, принесшим в сборную совершенно новый настрой. Его злость в защите, неуступчивость, напор, с которым он лезет в проходы – совсем не те качества, что последнее время соотносились с флегматичной сборной Сербии.

После небольшой пробуксовке на старте заиграл и Богдан Богданович, протащивший на себе в прошлом сезоне «Партизан». Едва он вновь обрел сверхуверенность в броске, как вылил на головы греков и бразильцев водопады фантастических трехочковых.

В таком окружении Теодосич понял, что можно не делать все самому, и отпустил ситуацию.

Пока не очень понятно, какой из Джорджевича тренер, но важнее, какая у него команда – такая же, как и он – дико страстная, куражная и ежесекундно резонирующая каждой эмоцией всех игроков.

Одно из главных впечатлений чемпионата мира.

Кеннет Фарид

Сложно понять, кто создает миф об интеллектуальности европейского баскетбола как главное преимущество перед американским. Но даже без этого присутствие Кеннета Фарида в сборной США выглядело необязательным. Форвард «Денвера» вроде бы заточен под НБА: не особенно устойчив в защите, не особенно силен в бросках с дистанции, зато быстр, атлетичен, прыгуч. Понятно, что в связи с неожиданными отказами Гриффина и Лава Кшишевски пришлось закрывать дырку, и все же представлялось, что этот выбор не особенно логичен, по крайней мере, не столь логичен, как традиционный акцент на маленькую бегущую пятерку с кем-то вроде Клэя Томпсона/Руди Гэя. Тем не менее, коуч Кей решил именно так и придумал вот эту модель трех стрелков и двух подбирающих, не особенно эстетичную, невероятно критикуемую и несколько примитивную, но действенную. Соответственно, под нее он взял не только одного из лучших подбирающих лиги, но и «белого Фарида» (Мэйсона Пламли).

Подобная схема предполагала лишь два варианта: либо снайперы оправдывают свои регалии и забивают, либо вся слава достается тем, кто вылавливает подборы, борется за ничейные мячи, давит нескончаемой агрессией. И пока так получается, что вторая опция не то чтобы более распространена, она просто очень ярка и бросается в глаза. Фарид посрамил всех скептиков, не видящих его в «умном международном баскетболе», и выступил в роли, которой на подобных турнирах никогда и не было. Если в НБА Фарид – атлетический фрик, дико раздражающий своей неугомонностью, то здесь чуть ли не пришелец с планеты, где сила тяжести на порядок выше, чем на Земле – быстрее всех, активнее всех, настойчивей всех. Фарид – тот эпицентр энергии, который подпитывает вальяжную, ленивую и до глупого самоуверенную в себе сборную Америки. Исходящие от Manimal флюиды заряжают окружающих.

Эмир Прелджич

В целом при разговоре о Турции необходимо помнить о той же оговорке, что и в случае с Литвой: с приличными сборными турки почти не играли, хоть и запомнились как команда, первой напугавшая американцев. (Хотя надо помнить также и о том, что с Литвой Ашик вышел больным и совершенно неготовым и сдулся во второй половине).

При этом для самой позорной сборной прошлогоднего Евробаскета и показанный результат – достижение. Но суть не столько в результатах, сколько в том, какой процесс очищения и реконструкции проделала Турция под руководством Эргина Атамана, одного из немногих тренеров, умудряющегося показывать хоть что-то в невозможной турецкой атмосфере. Феномен прошлого домашнего турнира ему возродить не удалось, но зато его коллектив опять был похож на команду, опять боролся, опять демонстрировал, что они здесь не просто так, опять предъявил все симпатичные качества эмоциональных и злых ветеранов – Гонлума, Гюлера, Саваша. Вся эта конструкция в виде довольно посредственного сплава опыта и относительной молодости заработала лишь благодаря тому, что нашлась замена и Хидо Тюркоглу – в роли пойнтфорварда (определяющей в команде, где нет сильных разыгрывающих) выступил Эмир Преджич, ставший мотором этой сборной.

Сделанное им на турнире не стоит переоценивать – опять же против не самых великих команд он показывал не самый выдающийся процент, а уж из-за дуги-то и вовсе не впечатлял. Но, пожалуй, впервые мы увидели команду, где столь долго рекламируемый проспект (которому уже 27) выступил в качестве первой звезды и обеспечил Турции победу, ставшую разделителем между итоговыми оценками. Могло быть «посредственно», стало «удовлетворительно». Предлжич оправился от неудачного клубного сезона и, возможно, покажет что-то еще более содержательное в окружении лучших партнеров. Ну а его трехочковый оказался самым запоминающимся моментом турнира.

Сенегал

В феврале, когда «Миннесота» уже начала потихоньку разлагаться, приготовившись к сериалу вокруг Кевина Лава, неожиданно забрезжила надежда, что у «волков» все может быть не столь ужасно, как это представлялось. Все удостоверились, что Рикки Рубио безнадежен, и перестали следить за терзаниями клуба, а руководство начало бросать в дело новичков. Ввиду того, что Пекович как раз пропускал часть сезона, большее время выпало на долю огромного подвижного черного парня, который не только старался в защите, но и получал возможности для корявеньких полукрюков со средней (правда, так как речь идет о «Миннесоте», не совсем понятно, какая часть из этого все же более удивительна). Горги Дженг даже на секунду показался идеальным напарником для Кевина Лава – великаном-стоппером, чьи длинные ручищи перекрывали всю зону.

Своего Кевина Лава (в котором есть «много африканского») Дженг обрел в сборной Сенегала: вместе с Мухаммадом Фэйем они образовали фундамент для главной сенсации чемпионата мира.

Африканские команды традиционно не воспринимают всерьез. За горой мускулов и горящими глазами чаще скрываются проблемные места – слабая организация, безалаберность, расслабленность в ключевые моменты, просто низкий уровень. Дженг и Фэй не смогли изменить это соотношение плюсов и минусов очень уж сильно, но даже чуточки рациональности, усиленной недооценкой со стороны Хорватии и неумением Пуэрто-Рико играть в другой баскетбол, кроме быстрого, хватило для того, чтобы этих парней заметили. Вот этот стритбол, которому отдаются во французском чемпионате и который стал имманентной часть сенегальского разыгрывающего Дзена Д’Алмейда, где-то нелепый, где-то восхищающий, смотрится только тогда, когда соперник позволяет слишком много. И тогда из немного безумного зрелища начинает вырастать что-то цельное, черный летающий цирк с купающимися в лучах зрительской симпатии акробатами. То, как их унизили Испания и Аргентина, уже позабыли, а вот их задорные выступления в группе останутся навсегда.

Филиппины

Короче, есть у меня такая теория. На чемпионатах мира существует три группы команд: первая тройка, те, кто провалились, и те, кто запомнились. Раньше всегда казалось, что последняя группа на баскетбольных турнирах всегда включает только тех, кто побеждает, творит локальные сенсации и добивается исторических для себя успехов. И тут на сцене появилась сборная Филиппин с ее общекомандной иррациональной уверенностью в себе.

Главное в выступлении этой нелепой и добившейся лишь одной победы сборной – то, что она показала всю невообразимость красоты баскетбола. Самая маленькая команда на турнире, старичок Алапаг в роли местного Стефена Карри, второй клоун НБА в качестве главной звезды, ультрабыстрый баскетбол, завязанный на техничности и бесконечных бросках с дистанции – выяснилось, что в баскетбол можно играть и так. У филиппинцев не было ни одного сколько-нибудь аргументированного повода на что-либо надеяться, кроме бесконечного желания и убеждения, что все должно получиться. Ну и того, что это желание так здорово резонировало с толпой болельщиков, визуализирующих мечту.

Они не могли закрыться в защите. Слишком явно и неоправданно полагались на Блатча. Пропускали обидные удары. Не по делу часто теряли мяч. Но всякий раз возвращались и бились до конца со всеми соперниками – с хорватами не хватило броска, от пуэрториканцев и аргентинцев их отделили меньше 5 очков.

Вообще тема про волшебное соотношение старания и страсти и их материального превращения во что-то большое не нова. Просто мы слишком привыкли связывать эту «эманацию» с защитой, с grit’n’grind, с порядком и дисциплиной, с самопожертвованием ради уничтожения соперника. А здесь все было наоборот: только атака, с шашкой наголо, с хаосом и нелепостями, с удовлетворением эго – но ради той же самой большой цели.

Франция

Самое важное, что показал этот чемпионат мира – мы совершенно не знали Францию. Чемпионская команда прошлого года виделась просто продолжением Тони Паркера, который мог сгладить любые шероховатости в стратегии. Или самой неевропейской сборной, зачастую берущей за счет атлетизма и скорости. Ну или, в крайнем случае, как чересчур звездную команду на проходном Евробаскете. И, естественно, без тренера: бесконечно пролонгирующийся контракт Колле казался следствием того, что тому почти всегда удается привозить в сборную Паркера, а часто и Ноа.

Чемпионат мира стал такой большой историей на тему «никогда не недооценивай сердца чемпионов». Французы играли без Паркера и Ноа. С кучей необстрелянной молодежи: все еще учащимся Ловернем, сырым Гобером, сражающимся с нестабильностью и недостатком игрового времени Фурнье. С белой задней линией, которая частично нейтрализовала фактор «самой неевропейской команды». И лишь с тремя очевидными активами: пойнтфорвардами Диао и Батюмом и, как выяснилось, тренером Колле.

Всю ограниченность этой сборной показал матч с хорватами. Основной разыгрывающий Эртель набедокурил в концовке, допустив несколько ошибок, которые едва не отняли победу. Молодые центровые ничего не могли поделать с Анте Томичем, выделывающим пируэты над подступах к кольцу. Диао лишь мазал и подтвердил, что не может взвалить на себя ношу лидера в плане набора очков. Тогда французы отскочили во многом из-за неразберихи у хорватов и оказались вроде бы в растерянном положении перед бегущим на них испанским быком.

Когда тот ударился рогами о французскую наковальню, а дым рассеялся, на «синих» взглянули с удивлением: Тони Паркер Тони Паркером, но это сборная главным образом построена на порядке и подчинении каждого командным целям; атлетизм это неплохо, но он имеет смысл лишь тогда, когда подкреплен клубящимися эмоциями, подавляющей соперника страстью и комком хладнокровия вроде того, что таскает на себе толстяк Борис; и даже отсутствие палочки-выручалочки в нападении не фатально, если ваша защита пожирает звезд Испании на их домашнем паркете.

Не стоит жалеть об отсутствии Паркера и Ноа и о том, как они могли бы сыграть с США в финале. Да, эта сборная слабее и в итоге не смогла вынести эмоциональную перегрузку встречи с Испанией. Но свою миссию на этом турнире она выполнила – научила уважать себя не только за талант, но и за вещи, которые порой не видны.

Фото: fiba.com

+20
Написать комментарий
Реклама 18+