НБА

Что нужно сделать Леброну, чтобы обойти Майкла Джордана

Блог  «Фонарь» детально прорабатывает вопрос о текущем месте Джеймса в истории баскетбола.

Лето прошло не совсем так, как хотелось бы Леброну Джеймсу. Торжественная часть быстро закончилась. Весь июль все ожесточено плевались в сторону Дюрэнта (или в сторону тех, кто плевал в сторону Дюрэнта), так активно, что слюны на самого Леброна не хватало. В августе – сосредоточились на олимпийской сборной, дружбе Дюрэнта и ДеАндре Джордана, уже выходящей на уровень Кардашьян корме Кармело Энтони и писюне Дрэймонда Грина. Когда маленькому Россу не хватало внимания, он дергал себя за яички. Джеймс же решил, что наиболее удачный способ напомнить о себе посреди олимпийского турнира – дать обширное интервью со слегка ревизионистским посылом в отношении карьеры Джордана и многозначительной фразой о «преследовании призрака из «Чикаго».

Само собой, Джеймс снова забыл главное правило бойцовского клуба. Лучший способ преследовать Майкла Джордана – не рассказывать об этом никому и не пытаться привлечь к себе внимание столь вызывающим образом. Иначе можно рассмешить не только бога, но и не столь гуманистически настроенные натуры. Но, видимо, идею с яичками он отмел как неоригинальную после инцидента с Грином. Что похвалить мы в нем должны.

Зато Джеймсу нельзя отказать в остроумии и точности формулировок. Леброн действительно преследует «призрак Джордана», так как до самого Джордана дотянуться практически невозможно. Но спортивная мифология отличается тем, что герои прошлого постепенно оттесняются, их неосязаемые черты забываются теми, кто их видел, или не воспринимаются теми, кто о них только слышал, их магия перестает быть доступной и блекнет, и тогда герои настоящего, пусть и уступающие им в номинальных регалиях, начинают подавлять предшественников мощью новых впечатлений, волшебством явления «прямо сейчас» и прочими пиар-штуками. Сам Майкл Джордан жаловаться на все это не имеет права, ведь и его более-менее общепризнанное место «величайшего на все времена» заслужено с помощью тех же технологий. Опередить действительно величайшего может лишь тот, кто возьмет за 13 сезонов хотя бы 12 титулов, и вот такого действительно никогда не будет. Поэтому Джеймс и все остальные логично предпочитают ориентироваться на более близкие и менее труднодостижимые идеалы.

Гораздо более актуальным вопросом (чем воображаемая погоня за призраками) в этом смысле является такой: как так получилось, что Джеймс, забрав лишь третий титул, для большей части баскетбольных болельщиков вынырнул в лидерах «пелотона» и оказался непосредственно за спиной «призрака из «Чикаго».

В пирамиде Билла Симмонса Джеймс уже на третьем месте (да и то из-за того, что «кельты» своих не сдают). Аргументацию ведущего эксперта по сравнению несравнимого и ранжированию несопоставимого было бы интересно увидеть, но так как он обленился и завершил пишущую карьеру, то придется довольствоваться собственными вымученными доводами.

Пара замечаний предварительного характера.

Дисклеймер №1. Если кто-то пришел из футбольного раздела и еще не понимает, как можно сравнивать игроков разных эпох и разных карьерных контекстов (но имеет желание в этом разобраться), то на пальцах традиционная методология, рожденная в барах и отточенная в интернет-баталиях, выглядит следующим образом. Место каждого игрока в «пирамиде величия» обуславливается тремя составляющими.

Во-первых, это общая успешность карьеры (титулы, индивидуальные регалии и игровая статистика). Этот пункт наиболее объективный, но и он легко подвергается воздействию при желании: значимость той или иной биографии вполне может нивелироваться признанием низкого уровня той или иной эпохи. Так, в книге Билла Симмонса Джордж Майкан, первый доминирующий игрок в истории и первый «типичный», то есть огромный баскетболист (хотя и всего 2,08), оказался на 36-м месте. Слабость лиги, отсутствие запредельной статистики, неудачная игра после изменения правил, толстые линзы очков опять же – легкое движение руки, и человек, продуктивно игравший в финале конференции со сломанной ногой, оказывается отброшен в третий десяток.

Во-вторых, это уровень баскетбола, показанный на пике и выраженный в устрашающих цифрах. У большинства баскетболистов в карьере бывает лишь один пик, и все (лучший год в карьере). Суперзвезды могут выдать два пика: Хаким в 90-м и 94-м, Баркли – в 90-м и 93-м, Уэст в 66-м и 70-м и Шак в 95-м и 2000-м. В очень редких случаях спортсмен может выдать три пика: Берд (84, 86 и 87), Мэджик (82, 85, 87), Карим (72, 76, 80) и Уилт (62, 67, 72) выпустили версию 3.0, которая превосходила версии 1.0 и 2.0 по нескольким показателям. Неслучайно на общем первом месте оказался Джордан, который выходил на пик четыре раза.

В-третьих, это различные индивидуальные особенности, которые помогают удачно разрешить любой вопрос и облегчают процесс манипулирования более-менее объективными данными. Три любимых аспекта Билла Симмонса, они же три самых бессмысленных аспекта – это преданность баскетболу и жажда побеждать (поэтому Кобе круче Шака), это влияние на игру и притягательность для болельщиков (поэтому Шак круче Мозеса Мэлоуна), и это так называемый «Секрет», то есть позитивное влияние на партнеров (поэтому Данкан круче Кобе). Но, строго говоря, в дело может идти все что угодно: от игры в «клатче» до несдержанности в чревоугодии, от негативного отношения современников до неудач после завершении карьеры.

Весь этот ядреный коктейль замешивается таким образом, чтобы дать логическое обоснование вашим самым смелым фантазиям.

Дисклеймер №2. Не стоит надеяться на объективность. Автор недолюбливает Леброна. Недолюбливает Джордана. А также недолюбливает пирамиды величия, работать и пасмурное утро.

Дисклеймер №3. Те, кого утомила подобная постановка темы, могут сразу перейти к комментариям. Ради них все, естественно, и затеяно.

Дисклеймер №4. И, конечно, классическое: if this sounds dangerous, do not try this at home or at all.

В «Книге баскетбола» Билла Симмонса лучшие игроки в истории НБА вписаны в так называемую «пирамиду величия», иначе говоря, помещены на определенные уровни. Первые двенадцать составляют так называемый «пантеон». В данном случае используется та же методика, только в другом масштабе – верхняя часть пантеона разбивается на несколько уровней. Поднимаясь снизу вверх, попробуем понять, каким образом Леброн Джеймс забрался так высоко.

«Пантеон». Четвертый уровень

11. Оскар Робертсон

Оскар Робертсон по Биллу Симмонсу

Резюме: 14 лет карьеры, 12-кратный участник Матча всех звезд, 8 раз в первой символической сборной (‘61, ‘62, ‘63, ‘64, ‘65, ‘67, ‘68, ‘69), 2 раза во второй символической сборной (‘70, ‘71), чемпион НБА-1971, MVP НБА-1964, MVP Матча всех звезд-1961, 1964 и 1969, Новичок Года-1961.

10. Джерри Уэст

Джерри Уэст по Биллу Симмонсу

Резюме: 14 лет карьеры, 14-кратный участник Матча всех звезд, 10 раз в первой символической сборной (‘62, ‘63, ‘64, ‘65, ‘66, ‘67, ‘70, ‘71, ‘72, ‘73), 2 раза во второй символической сборной (‘68, ‘69), чемпион НБА-1972, MVP Финала-1969.

9. Уилт Чемберлен

Уилт Чемберлен по Биллу Симмонсу

Резюме: 14 лет карьеры, 13-кратный участник Матча всех звезд, 7 раз в первой символической сборной (‘60, ‘61, ‘62, ‘64, ‘66, ‘67, ‘68), 3 раза во второй символической сборной (‘63, ‘65, ‘72), двукратный чемпион НБА-1967, -1972, 4-кратный MVP НБА-1960, -1966, -1967, -1968, MVP Финала-1967, -1972, Новичок Года-1960. Единственный член клуба «30 тысяч очков – 20 тысяч подборов».

Почему Леброн перерос этот уровень: Симмонс декларирует, что во всей истории НБА нет никого, кто провел бы первые 13 лет карьеры успешнее, чем Леброн Джеймс. К этому преувеличению еще стоит вернуться, но очевидно, что уровень монстров 60-х он точно преодолел, даже если основываться исключительно на резюме его карьеры:

Леброн Джеймс

Резюме: 13 лет карьеры, 12-кратный участник Матча всех звезд, 10 раз в первой символической сборной, 2 раза во второй символической сборной, трехкратный чемпион НБА (2012, 2013, 2016), 3 MVP финальных серий (2012, 2013, 2016), 4-кратный MVP (2009, 2010, 2012, 2013), 6 раз в защитных пятерках, лучший бомбардир в 2008-м, новичок года в 2004-м

У великих шестидесятников есть перед ним лишь несколько преимуществ:

– Оскар Робертсон может похвастаться запредельной статистикой по трем основным показателям и трипл-даблом в среднем за сезон;

– Уилт Чемберлен феноменальными 30+20, уникальным комбо «30 тысяч очков+20 тысяч подборов», сезоном с 50 очками в среднем и 20 тысячами соблазненных дам;

– Джерри Уэст размещается на логотипе НБА и уже полстолетия является ориентиром для всех юных баскетболистов, представляющих себя с мячом в последние пять секунд игры (хоть большинство из них и не знают об этом).

Что важно понимать о Леброне в подобном неактуальном сравнении?

Главным образом то, что у Джеймса по баскетбольной истории не просто пятерка, он показал себя настолько талантливым и проницательным, что сломал и воссоздал заново законы существования баскетбольной истории и сопровождаемой ее мифологии.

Джеймс пришел в НБА Оскаром Робертсоном нашего времени, сверхатлетичным фриком, физические возможности которого выделяются на общем фоне. Только у Робертсона фон был, конечно, пожиже.

Долгое время его считали, ну мягко говоря, недалеким персонажем: он попукивал на скамейке, постоянно путался в показаниях, не скрывал свою надменность, проскальзывающую то в брошенном на паркет полотенце, то в отношениях с тренерами, вел себя так, как по всеобщим представлениям должны вести себя парни из гетто, дорвавшиеся до денег, славы и неограниченной власти. Короче, здесь явно напрашивались параллели с Уилтом, которые еще более укрепились после решения. С одной стороны, Джеймс давал многочисленные поводы себя ненавидеть, ставил себя выше команды, искал легкие пути и вроде бы даже удовольствия. (Ведь в самой формулировке «перевезу свои таланты на Южное побережье» слышалось не «не один, не два, не три…», а скорее сладкая жизнь, подразумевающая опоздания и пропуски тренировок, развлечения, сопутствующие проекты и все то, что сопровождало всю карьеру Чемберлена). С другой, ненавидеть его было так же приятно, как Уилта из-за его явной уязвимости перед критикой: в финале 2011-го Джеймс удачно поплыл и привел в полнейший восторг хейтеров, предвкушающих этот момент целый сезон.

Нет в истории баскетбола игрока с более драматичной карьерой, чем Джерри Уэст. В 59-м защитник довел команду университета Западной Виргинии до финала NCAA – он был признан лучшим игроком «Финала четырех», но его колледж проиграл. В 1969-м защитник довел «Лейкерс» до финала НБА – он был признан MVP серии, хотя его команда уступила. Прежде чем взять единственный перстень под конец карьеры, Уэст семь раз оставался ни с чем, и это драма была настолько мучительна, что игроки «Селтикс» в том самом 69-м чуть сами не рыдали, глядя на измочаленную фигуру своего главного соперника. Джеймс не только подошел ближе всех к Уэсту в качестве игрока уступившей команды, которому отдают титул MVP финальной серии в 2013-м, но и ощутил перспективу в полной мере прочувствовать судьбу Уэста – с тем хотя бы рядом почти всегда (за исключением нескольких травм) был Элджин Бэйлор. Именно Уэсту до сих пор принадлежат рекорды результативности в плей-офф, именно Уэст умудрился провести сезон на таком уровне, что фигурировал в качестве лучших сразу по многим статистическим показателям, именно Уэст прославился особенной твердолобостью, так как не боялся борьбы и заставлял на себе фолить (он, правда, не ныл при этом, но эт ладно). В общем, параллели напрашиваются.

Что отличало героев прошлого? При всей элегантности и солидности они всегда ломились в закрытую дверь.

Свой лучший сезон Робертсон выдал в 24 года: 28,3 очка, 9,5 передачи, 10,4 подбора в «регулярке». В плей-офф он набирал в среднем 31,8 очка, 9,0 передачи и 13,0 подбора и проиграл в финале конференции «Селтикс» 3-4. Дальше было все хуже и хуже: когда во второй половине 60-х уровень вырос, а лига стала чуть более атлетичной, статистика Робертсона перестала вызывать ощущение инопланетной. А никаких успехов не было и до этого – четырежды его команды не попадали в плей-офф, он выиграл лишь две серии с «Роялз» и примирился с баскетбольной судьбой лишь в конце карьеры, когда пристроился к Кариму и пару сезонов пошумел с «Милуоки» в качестве уже второй звезды. До этого ему, правда, пришлось вынести еще одно унижение: постоянное нытье, выпады в сторону руководства «Цинциннати», разрушающее влияние в команде и сложные отношения с болельщиками привели к тому, что игрока, в каждом сезоне присутствующего на Матче всех звезд, решились обменять.

Статистические подвиги Чемберлена тоже не принесли ему радости. Голиафа откровенно травили на всем протяжении карьеры, против него болели домашние трибуны в «Сан-Франциско», к нему, открыто гиперчувствительному и всегда старающемуся избегать конфликтов и всяких кулачных историй, критично относились внутри лиги. Даже титул не исправил положения: выиграв в 67-м с «Филадельфией», Чемберлен решился покорять болельщиков с помощью «эгоистичного альтруизма», выражающегося в желании набить себе статистику передач. Эта история завершилась тотальным коллапсом: «76-е» проиграли «Бостону», ведя в счете 1-3 (это случилось первый раз в истории), а в решающем 7-м матче Чемберлен набрал лишь 14 очков (4 из 9) и не бросал по кольцу во второй половине. Скандальный характер плей-офф, конфликт с владельцем, увольнение Ханнэма завершились обменом в «Лейкерс». Там Чемберлен оставил о себе такую же противоречивую память, как и на протяжении всей карьеры: сезон 72-го останется как один из лучших в истории (33 победы подряд, первый титул в Лос-Анджелесе), но зато были и прозвеневшая на всю страну схватка с тренером, и неудачная борьба с Уиллисом Ридом, и непонятный уход (несмотря на действующий контракт, Чемберлен перебрался в АБА, а потом и в волейбол). Ни понять истоки всеобщего негативного отношения к себе, ни как-то изменить поведение или наладить отношения с партнерами Чемберлен так и не захотел. Его ответом на всеобщую ненависть были опубликованные достижения в постели, пробы в кино и индифферентность, которая лучше всего характеризуется понятием полный по**изм. Именно это явилось более значимым аргументом в споре «Уилт против Расселла», нежели собственно противостояние «Филли» и «Селтикс».

Джерри Уэсту просто дичайшим образом не везло на протяжении почти всей карьеры. И в то время он бы ничего не смог сделать, даже если бы захотел как-то изменить свою судьбу.

На фоне этих незамысловатых товарищей Леброн Джеймс похож на Волдеморта.

Смотрите сами.

Мальчик из захолустья и бедной семьи.

Исключительные данные, статус вундеркинда, но отсутствие авторитетного наставника.

Интерес к истории, слишком сильное любопытство и амбиции, но до определенного момента рассматриваемые исключительно в положительном контексте.

Прилежание и готовность учиться у лучших. Даже если для этого нужно льстить или несколько манипулировать руководителями.

Свою неординарность Джеймс показал очень рано, но в нем не было заметно зловещего начала, претендующее на мировое господство на место Джордана.

Он начал работать с Оладжувоном и улучшать игру в посте, убирая последние шероховатости в своей игре.

Он сократил количество трехочковых и добился максимально возможной эффективности для игрока периметра.

Он добился в «Майами», чтобы ему подарили секретное заклинание – новую систему атаки, построенную вокруг уникального мощного пойнтфорварда с проходом. Которую он благополучно перевез в «Кливленд».

(И да, провокационное перешагивание через Дрэймонда Грина по степени подлости возможно сравнить лишь с моментом, когда Волдеморт заставил Гарри Поттера броситься на выручку Сириусу Блэку).

То же самое происходило и в околобаскетбольных областях.

Как и у Чемберлена, у Леброна появились проблемы с имиджем. Но, в отличие от Уилта, он не мирился с этим, а сделал все, чтобы исправить ситуацию с «Решением». Вернулся в Кливленд, после стольких лет сомнений женился и проявил себя как примерный семьянин, начал объяснять через придворных журналистов свою мотивацию так, что даже увольнение Блатта прошло для него без репутационных потерь.

Как и у Робертсона, у Леброна не всегда складывались отношения с партнерами. Но с каждым годом он все лучше научился их мотивировать и дисциплинировать. И, в общем-то, выжимать по максимуму. Джей Ар «Меня зовут Эрл» Смит должен был разделить судьбу О Джей Майо и Лэрри Сэндерса, а вместо этого стал чемпионом, стал похож на человека, привлек голым торсом внимание самого влиятельного человека в мире и претендует на заоблачный контракт. Это, может, и не Джексон-Родман, но это явно не пример такой истории, которую можно считать обычной для парня, чье детство прошло на диванах знакомых наркоманов матери.

Джеймс учился и у агентов. Сначала, когда Рич Пол был в подмастерьях у Леона Роуза, все это казалось какой-то нелепой попыткой пристроить корешков хоть куда-нибудь. Но через несколько сезонов парни избавились от лишних людей, отделились и создали агентство, которое сейчас готово подмять под себя всю лигу.

Джеймс учился у Пэта Райли. И вернулся в «Кэвз» не только суперзвездой с титулами, но и полноценным генеральным менеджером, понимающим, какие игроки ему нужны, а какие нет. Ему не доверяли, но в итоге именно акцент на дружбанов и оказался определяющим в финальной серии, не говоря уже о запредельной вере в Томпсона и Ирвинга.

В итоге, как и у Робертсона, деятельность Джеймса за пределами паркета оказалась не менее важной, чем его игра. В бытность президентом профсоюза игроков Большой О оказался причастным к слиянию лиг, по сути возникновению феномена свободных агентов и начавшемуся росту контрактов. Леброн, заместитель президента профсоюза, своими поступками, своей деятельностью и в качестве агента, и в качестве генменеджера, своими финансовыми решениями открыл новую эру в истории лиги – эру, когда звезды оказываются более значимыми, чем клубы, и получают абсолютную свободу и доступ к немыслимым ранее деньгам.

Важнейший из этих поступков – переход в «Майами» (и обратно). В отличие от Джерри Уэста, Джеймс не стал ждать, пока перманентный поток неудач ослабнет и его героические способности все же помогут ему покорить последнюю вершину. Да, это все выглядело некрасиво и шесть лет назад воспринималось как слабость. Сейчас – уже кажется, что и нет. Сейчас это стало нормой: Джеймс оказался тем, кого называют визионером – человеком, опередившим свое время и изменившим законы, преступление которых еще совсем недавно выглядело как святотатство и отход от заведенного порядка вещей.

Как и Волдеморт, Джеймс предстал умнее собственных учителей. Не благороднее, утонченнее или выше. Просто хитрее, практичнее и дальновиднее.

Если учесть, что ему для этого не понадобилось проделывать манипуляции с душой, а всего лишь увидеть сожжение своих маек и прочитать идиотские послания от горе-владельца, то ничего совсем уж страшного не произошло.

Джеймс покинул «школу», обидевшись на суровую отповедь Пэта Райли. И проучил учителя через два года, когда припомнил ему это после новой победы.

Нужно понимать, что учился он не только у тех, с кем был связан непосредственным образом. Опыт Джерри Уэста, Уилта Чемберлена и Оскара Робертсона при всей своей кажущейся неактуальности оказался полезным и помог Джеймсу шагнуть дальше, чем его предшественники.

P.S. И последнее. Почему Робертсон и Чемберлен, по мнению Баркли, не позволяют Джеймсу войти в Топ-5.

Во-первых, наверное, потому что символическая сборная всех времен у Баркли выглядит не как баскетбольная команда, а как бригада самых радикальных черных активистов. Расселл, Абдул-Джаббар, Робертсон… В запасе у такой команды должна находится пара человек из «Черных пантер».

Во-вторых, Баркли просто оперирует некорректной методикой: он не заморачивается оценкой карьеры и прочих нюансов, а просто выбирает тех, кто кажется ему сильнее индивидуально: Робертсон, набивающий трипл-дабл, сильнее Мэджика, самый физически одаренный игрок в истории Уилт Чемберлен сильнее Берда. И так далее. Но это непродуктивный подход, лишенный какого-либо объективного начала.

Не будем слушать Баркли. Если нужен толстый тролль, то лучше я пойду перекушу, а потом расскажу вам, почему Джеймс круче Кобе.

«Пантеон». Третий уровень

8. Кобе Брайант

Кобе Брайант по Биллу Симмонсу

Резюме: 20 лет карьеры, 18-кратный участник Матча всех звезд, 11 раз в первой символической сборной, 2 раза во второй символической сборной, пятикратный чемпион НБА (2000-02, 2009, 2010), 2 MVP финальных серий (2009, 2010), 1 приз MVP (2008), 12 раз в защитных пятерках, 2-кратный лучший бомбардир (2006, 2007)

7. Тим Данкан

Тим Данкан по Биллу Симмонсу

Резюме: 19 лет карьеры, 15-кратный участник Матча всех звезд, 10 раз в первой символической сборной, 3 раза во второй символической сборной, пятикратный чемпион НБА (1999, 2003, 2005, 2007, 2014), 3 MVP финальных серий (1999, 2003, 2005), 2-кратный MVP (2002, 2003), 15 раз в защитных пятерках, новичок года в 1998-м

Почему Леброн перерос этот уровень: Сравнение с Брайантом и Данканом очень значимо для понимания уникальности позиции Леброна. И так как позиция эта создана во многом искусственно им самим, следует отдать должное и ему и тем, кто додумался до такого modus operandi.

Джеймс находится выше Данкана и Кобе по одной причине: штука в том, что Джеймс стоит на плечах обоих.

С одной стороны, Джеймс – это такой успешный Кобе.

Брайант тоже хотел быть баскетбольным читером и первым начал заниматься мухлежем с наследием: он сам признается, что хотел избавиться от Шака, чтобы его массивная тень не портила впечатления от его побед. Брайант хотел побеждать, но непременно на собственных условиях – с не трогающим его тренером, с прислушивающейся к нему командой, с самим собой в роли уничтожающего все вокруг альфа-самца. Что из этого вышло, все знают: без Фила Джексона «Лейкерс» не вышли в плей-офф, без Пау Газоля не прошли первый раунд, и сам Брайант по сути признал, что проект «наследник Джордана» потерпел неудачу, когда начал вытворять непонятно что в 7-м матче серии с «Санс» в 2006-м. То же самое, но в миниатюре произошло в финальной серии 2010-го: сам Джексон потом написал, что Кобе «взялся за прежнюю пальбу», пытаясь доказать собственное, а не командное превосходство, и своими 6 из 24 едва не поджег здание собственного наследия.

Да, в провально-рекордные годы у Брайанта не было даже такого состава, с каким Джеймс доходил до финала Востока (делая поправку на силу конференций). Да, такой героической и сюрреалистической стрельбы мы никогда ни у кого больше не видели. И конечно, не стоит прямо-таки перечеркивать годы с Шаком, так как он был все же не Робином: скорее уж, кем-то из неразделимой связки Таббса-Кроккета.

Речь не о том. Допустим, Брайант лучше индивидуально. Допустим, что нет никого больше, кто бы настолько приблизился к не существующему киношному образу баскетбольного супергероя. Допустим, что в 7-м матче 2010-го он все же одумался и позволил своей команде победить. Важнее тут то, что программа сбилась: все подвиги с зашкаливающей результативностью, вся эта выливающаяся на поверхность внутренняя борьба между эго и командными интересами, все эти MVP Матчей всех звезд и прочие – это все не имеет отношения к первостепенным целям баскетбола и затрудняет определение места Брайанта в целом. Он перестал рассматриваться как наследник Джордана, он скорее стал первым среди всех индивидуалистов. Совершенно точно, он занимает первое место в списке супергероев, выходящих на паркет как на сцену для самоутверждения. Но в списке величайших баскетболистов ему приходится подвинуться, так как есть читер, гораздо более успешный и гораздо более органичный именно в командной игре.

Возможно, Брайант сам подсказал этому читеру правильный путь.

У Джеймса идеальная обстановка именно для такого рода рейтингов: где учитывают и командные результаты, и его роль в достижении побед, и его действия в ключевых матчах, и баланс в его игре. Он выступает на Востоке, где не имеет проблем с выходом в финал. Полагается на Кайри Ирвинга/Дуэйна Уэйда, но никогда не заставляет усомниться в том, что первой звездой в команде может быть кто-то иной. Опирается на классных и недооцененных (как в случае Боша) «больших», но развивает сюжет о том, что он первый игрок периметра после Джордана, которому не нужен добротный «большой» для победы. Джеймс уже своим присутствием гарантирует, что его команда окажется в финальной серии, и то ли естественным образом может влиять на результат гораздо сильнее, то ли просто лучше понимает, что от него требуется. Но, скорее, опять же стоит говорить о том, что у Брайанта всегда были другие цели.

Черт его знает, кто из них лучше. При этом не может быть никаких сомнений в том, кто из них лучше влияет на игру команды, кто делает лучше партнеров и кто гораздо эффективнее.

Брайант достиг своих целей, он молодец, он самый крутой игрок XXI века, и ассоциироваться с ним гораздо приятнее, чем с читерским и анти-эстетичным (ну, это тоже объективно и нужно признать) шоу Леброна. Но цели Джеймса ближе к тому, ради чего вообще играют в баскетбол.

С другой стороны, Джеймс – это такой гораздо более популярный и более героизированный Данкан.

Преимущество Джеймса перед Данканом, в сущности, того же рода, что и перед Кобе. Только наоборот.

Брайант слишком эгоистичен, чтобы высоко подняться в таком списке; Данкан же – слишком неэгоистичен.

Вряд ли последний тезис нуждается в дополнительном подтверждении, но на всякий случай.

Прощаясь с центровым, Грегг Попович произнес то, что все и так знали: всем, чего организация «Сперс» добилась за последние 19 лет, она обязана Тиму Данкану.

Данкан – это гарантия 50+ побед в каждом сезоне.

Данкан – это 5 титулов за 19 лет. И еще 3 виртуальных, для которых не хватило капелюсечку везения: если бы не один на тысячу лет бросок Фишера в 2004-м, идиотский фол Джинобили в 2006-м и один на тысячу лет бросок Аллена в 2013-м. Да, вот такая фигня. Сразу два уникальных броска из категории «один на тысячу лет» за 10 лет.

Данкан – это 20 очков, 10 подборов и 50% с игры сезон за сезоном.

Данкан – это лучший защитник XXI века.

Данкан – прямой наследник Оладжувона и МакХэйла в том, что касается репертуара движений в «посте».

Данкан – это центровой, который легко приспособился к смоллболу и даже с одной ногой успевал и защищаться внутри и бегать за маленькими на периметре.

Данкан – это игрок, научившийся адаптироваться к меняющейся ситуации и избавивший клуб от необходимости «перестраиваться» и начинать все с нуля на протяжении по меньшей мере 25 лет.

И главное. Данкан – это человек, чья рабочая этика и характер и создали «Сперс» в том виде, в каком мы их знаем – команды не американской, команды, играющий в европейский баскетбол и живущей вне парадигм, привычных для американских клубов.

Как это можно превзойти?

Единственно верным путем: это не нужно превосходить.

Данкан настолько преуспел в своей миссии, что растворился и в клубе, и в команде.

Его стабильность превратилась в усыпляющий «День сурка».

Его лучшие матчи, сумасшедшие всплески результативности (все вот эти 21-20-10-8 против «Нетс») и титулы в качестве первой звезды пришлись на конец 90-х-начало нулевых – эпоху постлокаутного уныния и упадка.

Его нелюбовь ко всяческой шумихе во второй половине нулевых отчетливо проявилась на паркете, где Данкан сосредоточился исключительно на команде и включался по-настоящему лишь в ключевые моменты, там, где это требовалось. Любителям запредельных цифр и всяческого геройства такое точно бы не понравилось. Собственно, есть ощущение, что если бы для победы хватало, чтобы Данкан встречал команду на скамейке и благословлял их подбадривающими хлопками по заднице, то его бы эта роль вполне устроила. И не случайно провал в серии с «Оклахомой» привел к завершению карьеры: Данкан выглядел вполне солидно на протяжении всего сезона и помогал, но в ключевой момент как бы всех подвел, так как команда продолжала оглядываться на него. Любой на его месте вряд ли бы отказался от 10 миллионов, подкрепления карьерной статистики, продления баскетбольный жизни и возможности хотя бы посидеть на скамейке в команде, борющейся за титул.

В общем, при всех заслугах и достижениях Данкан не может не остаться недооцененным.

Во-первых, что бы ни говорил Попович, но за центровым всегда стояли и лучшая организация, и лучший скаутинг лиги, и самый дорогой тренер, и недооцененные ролевики, которые, как известно, не ролевики совсем.

А, во-вторых, это произошло по собственной воле. Данкан всегда опровергал любые попытки измерить его талант и насладиться его масштабами: не рвал жопу ради титулов MVP, не выклянчивал приз лучшего защищающегося, не увлекался статистикой, не мусолил тему наследия Джордана или на худой конец наследия Джаббара.

В общем, я бы не поставил Джеймса выше центрового «Сперс». Но, как говорится, побеждает тот, кому нужнее. В отличие от всех других, это как раз та ситуация. Думаю, что сам Данкан бы поддержал это решение. Джеймс очень многое почерпнул у Тима – и его влияние на партнеров, и его системообразующее значение для клуба. Только растворяться ни в команде, ни в клубе не стал – Джеймс воссоздал собственную версию Данкана, столь же монументальную, но эгоцентричную и подчеркивающую собственную значимость.

Джеймс вырос из Данкана и Кобе и умудрился соединить в себе два противоположных образа в оптимальной вариации для погони за «призраком».

В конце концов, с Джорданом произошла практически аналогичная история: он не обыграл Берда и Мэджика (да, я знаю про 91-й, забейте, это не считается), но заставил их признать себя в качестве наследника, превзошедшего их уже в 92-м. Так же и Джеймс воспринял статус лучшего игрока официально на Олимпиаде в Лондоне в 2012-м, предъявив все аргументы в концовке финального матча с Испанией. И Кобе, и виртуально Данкан признали, что его время пришло.

«Пантеон». Второй уровень

6. Лэрри Берд

Лэрри Берд по Биллу Симмонсу

Резюме: 13 лет карьеры, 12-кратный участник Матча Всех Звезд, 9 раз в первой символической сборной (‘80, ‘81, ‘82, ‘83, ‘84, ‘85, ‘86, ‘87, ‘88), 1 раз во второй символической сборной (‘90), чемпион НБА-1981, -1984 и -1986, MVP НБА-1984, -1985 и -1986, MVP Финала НБА-1984 и -1986, Новичок Года-1980, член Dream Team-1992.

5. Мэджик Джонсон

Мэджик Джонсон по Биллу Симмонсу

Резюме: 13 лет карьеры, 12-кратный участник Матча Всех Звезд, 9 раз в первой символической сборной (‘83, ‘84, ‘85, ‘86, ‘87, ‘88, ‘89, ‘90, ‘91), 1 раз во второй символической сборной (‘82), чемпион НБА-1980, -1982, -1985, -1987 и -1988, MVP НБА-1987, -1989 и -1990, MVP Финала НБА-1980, -1982 и -1987, член Dream Team-1992.

Почему Леброн перерос этот уровень: Мда, прекрасные 13 лет карьеры: не нуждающийся в дополнительных иллюстрациях пример того, насколько изменились реалии – Джеймс, мужчина в самом расцвете сил, готовится штурмовать вершину на том же временном отрезке, когда организм Лэрри Берда уже окончательно развалился, а Мэджик, хоть и собирался повоевать, но уже заглядывал на последние страницы романа.

Всю жизнь казалось, что карьера Мэджика Джонсона – это то, как должна выглядеть идеальная биография профессионального спортсмена:

Победа в колледже над главным соперником в карьере.

Победа в первом же сезоне с фантастическим выступлением в шестом матче финальной серии и неожиданно свалившимся званием MVP.

Возвращение после травмы и всеобщей обструкции. Еще один титул.

Провал и еще одна обструкция после поражения от главного соперника в карьере. Возвращение на следующий же год – еще один титул.

Неожиданное препятствие в виде «Рокетс» Оладжувона-Сэпмсона. Еще два титула – уже в качестве первой звезды.

Уход Джаббара – и три звания MVP. А перед этим окончательное утверждение триумфа над главным соперником в карьере.

Еще одно поражение в финале в 91-м. И неожиданное завершение карьеры из-за ужасной, но подчеркивающий его мачистский характер причины.

В общем, 9 финалов за 12 лет, из них 5 титулов. Тотальное подавление Западной конференции. Запуск в массы явления «Шоутайм», популяризовавшего даже такую непонятную вещь, как баскетбол. Проявление всего, что только можно ждать от идеального спортсмена – распространяемого наслаждения от игры, превращения баскетбола в лучшее шоу 80-х, сложно объяснимой, но запредельной привлекательности рок-звезды и ухода на самом пике в стиле Джона Леннона, Курта Кобэйна и Фредди Меркьюри. Первый и последний сезоны Мэджик Джонсон завершал в финале и на протяжении всей карьеры возвращался туда вновь и вновь, все более сильным, все более подготовленным, все более разносторонним. Да и его соперники вызывали уважение: тут и также старающаяся прибавлять драчливая династия «Селтикс», сохранившая запал на один великий сезон «Филадельфия» Мозеса и Ирвинга, ощутившие вкус крови, безбашенные, горячие «Бэд Бойз». Как можно сравнивать всех их с теми неудачниками, над которыми в 90-е измывался Джордан? Как можно предпочесть столь увлекательную, хоть и ухабистую карьеру безжалостному истреблению лузеров?

Еще раз. Карьера Джонсона – это архетип идеально возможной карьеры. Она как жизнь Мэджика: кто-то мог превзойти его по регалиям, кто-то мог превзойти его по долголетию, кто-то добился гораздо большего. Но никто не прожил это время с такой насыщенностью и яркостью.

В чем же ее недостатки?

Во-первых, очевидный. После 12 лет все завершилось на неожиданном месте.

Во-вторых, дотошный. 80-е все же были битвой супердержав. И рядом с Мэджиком вплоть до 88-го находились звезды, готовые воспринять нагрузку. Более того, даже после победы в 85-м продолжались разговоры о коллапсе 84-го и сомнения в том, что Джонсон способен выигрывать без Джаббара.

И, наконец, теперь то, что может восприниматься в качестве основного непробиваемого аргумента.

Величайший финал Берда – 86-й: 24,0 очка, 9,5 передачи, 9,7 подбора, 2,7 перехвата, 48% с игры и легендарная шестая игра (29 очков, 11 подборов и 12 передач)

Величайшие финалы Мэджика – 87-й: 26,2 очка, 8,0 подбора, 13,0 передачи, 2,3 перехвата, 54% с игры и легендарный «джуниор скай-хук» в четвертом матче

или

– 80-й: 21,5 очка, 11,2 подбора, 8,7 передачи, 2,7 перехвата, 57% с игры и одна из лучших игр в истории баскетбола (42 очка, 15 подборов, 7 передач на позиции центрового)

Величайший финал Джеймса – 2016-й: 29,7 очка, 11,3 подбора, 8,9 передачи, 2,6 перехвата, 2,3 блок-шота, 50% с игры и уже легендарная пятая игра (41 очко, 11 передач, 8 подборов, 4 перехвата, 3 блок-шота)

Выступление Джеймса в финале – лучшее в истории НБА. Он выдал лучшие показатели для всех участников серии сразу в пяти статистических категориях. Он показал лучшие матчи тогда, когда команда оказалась на грани выживания. Он водрузил свою мошонку на голову Дрэймонду Грину и спровоцировал перелом в серии. Он заставил команду поверить в возможность первого в истории камбэка с 1-3 в истории финальных серий. И он убрал с пути не кого-то там, а команду, проведшую лучшую «регулярку» в истории. Мы видели несколько феноменальных примеров колоссального влияния личности на результат ключевой серии, но ни разу до этого оно не проявлялось при столь блистательных обстоятельствах.

Дает ли это право говорить о том, что 13 лет Леброна Джеймса лучше, чем 12 лет Мэджика Джонсона?

У меня нет ответа на этот вопрос.

Здесь важно понимать еще один ключевой момент.

Джеймс отбегал за карьеру 42 тысячи минут и показал нечеловеческую живучесть и сопротивляемость травмам. У него не было ни одного серьезного повреждения за всю карьеру – что-то подобное из всех великих игроков отличало лишь Уилта Чемберлена.

Берд и Мэджик изменили НБА и собственно создали в том виде, в каком мы знаем его сейчас. И на площадке – тот самый «правильный баскетбол», пусть и через «Сперс», все же начинает накрывать всю лигу. И за ее пределами – дав толчок к превращению баскетбола во второй спорт в мире.

Джеймс тоже изменил НБА. Объединив в себе Берда и Мэджика в качестве уникального форварда-дирижера, он стал основанием для того самого смоллболла, который доказал свою эффективность и жизнеспособность в стрессовых ситуациях. Перед 2010-м очередной неудачный эксперимент Майка Д’Антони в «Никс» заставлял думать, что система маленькой пятерки обречена в том, что касается обеспечения результата. Но перерождение «Хит» заставило всю лигу пойти на радикальные трансформации на площадке.

Сравнение с Бердом-Мэджиком позволяет сформулировать еще одно важное отличие, привнесенное Джеймсом. По сравнению с ними, на Леброна работают не только современные технологии (самые разные – от медицинских, восстановительных, спортивных до скаутинга и продвинутой статистики), но и революционное понимание того, как именно укреплять свое историческое наследие. Великие прошлого не заморачивались на таких нюансах и играли так, как могли, выкладывались по полной в каждом матче, не берегли спину в житейских ситуациях, не думали о последствиях, занимаясь сексом в лифте с кем попало. Реальные возможности Джеймса каждый год раскрываются лишь в финалах и в решающих матчах плей-офф – остальной сезон он проходит на автомате, концентрируясь на целях более высокого порядка, чем конкретный матч.

Вопрос о 13 самых успешных сезонах остается открытым. Но потенциальные возможности Джеймса (и главное, то, что мы так и не можем их в полной мере охватить) заставляют предположить, что он может пойти дальше Джонсона. По крайней мере, подходит он к этому делу гораздо методичнее.

«Пантеон». Первый уровень

4. Карим Абдул-Джаббар

Карим Абдул-Джаббар по Биллу Симмонсу

Резюме: 20 лет карьеры, 15-кратный участник Матча Всех Звезд, 10 раз в первой символической пятерке (‘71, ‘72, ‘73, ‘74, ‘76, ‘77, ‘80, ‘81, ‘84, ‘86), 5 раз во второй символической пятерке (‘70, ‘78, ‘79, ‘83, ‘85), чемпион НБА-1971, -1980, -1982, -1985, -1987 и -1988, MVP НБА-1971, -1972, -1974, -1976, -1977 и -1980, MVP Финала НБА-1971 и -1985, Новичок Года-1970.

3. Билл Расселл

Билл Расселл по Биллу Симмонсу

Резюме: 13 лет карьеры, 12-кратный участник Матча всех звезд, 3 раза в первой символической пятерке (‘59, ‘63, ‘65), 8 раз во второй символической пятерке (‘58, ‘60, ‘61, ‘62, ‘64, ‘66, ‘67, ‘68), чемпион НБА-1957, -1959, -1960, -1961, -1962, -1963, -1964, -1965, -1966, -1968 и -1969, MVP НБА-1958, -1961, -1962, -1963, -1965.

Почему Леброн не замечает этот уровень: Проблемы карьеры двух главных гигантов баскетбола известны:

– Билл Расселл с нестабильным средним броском и недостаточным ростом плохо вписывается в современный баскетбол. Именно из-за этого в книге Билла Симмонса его нелогично оттеснил на второе место Джордан. Почему нелогично? Расселл должен либо быть первым, либо вообще существовать вне «пантеона», как Майкан. Большая часть современных болельщиков скорее придерживается второй точки зрения, меньшая – болеет за «Бостон».

– Лучшие годы Абдул-Джаббара пришлись на самую странную эру в истории лиги – существование параллельной АБА, потом слияние и ослабление уровня. Когда Берд и Мэджик изобрели НБА заново, и трансляции хотя бы финалов стали частью массовой культуры, центровому «Лейкерс» было уже за 32, и он пытался победить время, желание Джонсона забрать команду себе и периодические нападения всяких дерзких парней, обращающихся с его хрупкой семифутовой рамкой довольно неаккуратно и совершенно непочтительно.

– И главное. Это очень тонкий вопрос, но все же очень хорошо понимают, почему в качестве двух лучших игроков НБА удобно воспринимать Майкла и Мэджика, а не Расселла-Джаббара. Первые двое – ярко выраженный пример гиперпривлекательных героев, ломающих расовые предубеждения: их успехи вне площадки, их миллиардные состояния лишь подтверждают, что именно их надрасовая природа и стала той основой, которая сделала НБА глобальной лигой. Джонсон – самый важный чернокожий в истории НБА: само его присутствие и противопоставление с Бердом уничтожили понятие «белой надежды», на кой нужна белая надежда, если веселье и радость игры связаны совсем не с ней, а с парнем, которого никто не воспринимал как черного. Джордан же стал лицом интересной всему миру НБА в 90-х.

Джаббар и Расселл, в свое время непосредственно связанные с борьбой за права чернокожих и до сих не утратившие хватки в публичных выступлениях, с трудом принимались даже болельщиками их собственных клубов и отталкивали людей мрачностью духа.

Индивидуальные рекорды Карима и командные рекорды Расселла недостижимы.

Но они также недостижимы и для Джордана. Разве ему это когда-либо мешало?

2. Леброн Джеймс

«Пантеон». Вершина

1. Майкл Джордан

Майкл Джордан по Биллу Симмонсу

Резюме: 15 лет карьеры, 14-кратный участник Матча всех звезд, 3-кратный MVP Матчей всех звезд, 10 раз в первой символической пятерке (1987-1993, 1996-1998), 1 раз во второй символической пятерке (1985), 6-кратный чемпион НБА (1991-1993, 1996-1998), 6-кратный MVP финальных серий, 5 раз MVP НБА (1988, 1991, 1992, 1996, 1998), лучший защитник (1988), 9 раз в первой защитной пятерке, 10 раз лучший бомбардир НБА, 3 раза лидер по перехватам, новичок сезона в 1985

Что нужно сделать Леброну, чтобы обойти Майкла Джордана: Уф, пока дойдешь до сути, забудешь, что хотел сказать.

Историческое наследие Джордана удобно разделить на три части: достижимое, теоретически достижимое и недостижимое.

Сначала о достижимом.

Джеймс движется к тому, чтобы стать самым разносторонним игроком в истории баскетбола.

Во-первых, он не только должен опередить Джордана по большинству «общих» показателей, но и подняться максимально высоко по «общим» показателям за историю: войти в тройку по очкам, в Топ-10 по передачам, в Топ-15 по перехватам, в Топ-50 по подборам, в Топ-100 по блок-шотам. Чтобы дотянуться до Карима, ему нужно выдавать результативность в 2 тысячи очков за сезон еще 6 лет.

Уже сейчас по продвинутой статистике (win shares, value over replacement) Джеймс опережает Джордана и максимально приближается к нему в рейтинге эффективности (27,9 у Джордана, 27,7 у Леброна).

Во-вторых, статистика Джеймса в плей-офф столь же впечатляюща и не уступает Джордану. В следующем сезона он должен обогнать ЭмДжей по количеству набранных очков в «постсезонке» (5572 против 5987). Скорее всего, он завершит карьеру в Топ-5 по подборам и передачам и займет первое место по числу проведенных матчей и сыгранному времени.

В-третьих, Джеймс уже опередил Джордана по числу финальных серий.

Сейчас это еще используется против него (3-4, и все такое), но в перспективе отношение к этому может быть пересмотрено. Джордан смог пробиться в финал только тогда, когда Скотти Пиппен превратился в полноценную звезду. У Джеймса партнеры подобного уровня появились лишь в «Хит» – в 2007-м он довел до финала бригаду, лучшим игроком в которой был переломанный Жидрунас Илгаускас.

Теперь труднодостижимое.

Как я уже писал в начале, главное преимущество Джордана в истории – это четвертый пик. Сказочное возвращение, лучший сезон в истории, второй три-пит, два MVP и победный бросок через Расселла. Мы уже видели перед глазами пример товарища, который дошел до отметки в 32 года с перспективами бросить вызов Его Воздушеству. Но никому не удалось переформатировать свою карьеру, свою физическую форму и свою мотивационную базу так, чтобы в 35 смотреться убедительнее себя же на пике.

Против аргумента «6 против 3», конечно, не рекомендуется выходить с голой жопой. Но теперь Джеймс находится на финишной прямой и совершенно точно будет биться за место на вершине. Его исходные данные выглядят в полном порядке, особенно по сравнению с недавним примером Кобе: у того был убитый организм, старый-больной тренер, внезапно постаревшая команда, отсутствие места в платежке; у Джеймса – молодой растущий и прибавляющий костяк из Ирвинга и Томпсона, партнеры на самом расцвете, полномочия генерального менеджера и актив в виде Кевина Лава. При этом Джеймс опять же сохраняет тот же статус первой доминирующей звезды и супергероя, чего, например, лишились парни из «Голден Стэйт».

Последние должны сыграть определяющую роль в том, в каком качестве в итоге останется Джеймс в истории.

С одной стороны, они ему уже помогли. Серия 73-9 и провал в финале от рук Джеймса в какой-то степени обесценили и серию «Чикаго» – виртуально Джеймс лишил Джордана этого плюса, расправившись с теми, кто побил его рекорд.

И вполне вероятно, что ему не потребуется еще трех титулов.

Если Джеймс разорвет главную суперкоманду в истории НБА и спровоцирует ее распад, то уже в следующем году найдется очень немало товарищей, готовых обсудить то качество баскетбола в конце 90-х, при котором Джордан брал свои последние титулы. И готовых поставить рядом доминирующий «Голден Стэйт» и взлетевший на год «Сиэтл» или «Сан-Антонио» Данкана и Поповича, у которых в ДНК встроен миниатюрный Кубок Лэрри О’Брайена, и пенсионерскую «Юту» Мэлоуна-Стоктона.

С другой, есть и пессимистичная история.

Когда в 2010-м Джеймс переехал в Майами, то получил сообщение от действующего чемпиона и преследователя Джордана Кобе Брайанта. В сообщении говорилось: «Вы можете объединяться сколько угодно и штамповать призы MVP, но побеждать все равно буду я».

Через год Брайант уже сидел на обочине с грустным Майком Брауном и запачканными штанами большого мальчика, а проныры с южного побережья оккупировали финальные серии на четыре года.

Короче, есть варианты.

Наконец, недостижимое.

Недостижимое – это совсем не то, за что так упорно хватаются фаны Джордана, которые почему-то предпочитают не реальные достижения ЭмДжея, а мифологию, возникающую вокруг любого победителя. Ну, не понимают люди, что если почитать рассказы о Ленине, то и он выглядит гораздо более впечатляющим персонажем, нежели Джордан – Тот, Кто Хотел Хорошего, Но Не Успел. Следите лучше за подвигами маленького Володи Ульянова, он станет вашим настоящим героем, и не надоедайте людям историями о том, как Джордан убивал соперников силой мысли.

Мифологические следы разбросаны на каждом шагу. Было бы желание их подобрать.

Вот вам Грин, обзывающий Джеймса нехорошим словом – и три суперматча на запредельной мотивации. Вот вам поражение от «Далласа» – затворничество, психологическое давление на Уэйда и возрождение в новом облике. Вот вам оскорбление от Пэта Райли – и титул «Кливленда» с обязательным припоминанием ядовитого старца. Вот вам статистика выступлений Джеймса в решающих матчах серий. Вот вам статистика звезд НБА, вышедших из бедноты (их процент крайне мал).

Если учесть, что Джеймс совсем не Джордан в плане подавления и морального уничтожения партнеров, а напротив является одним из идеальных примеров лидера как на площадке, так и за вне ее, то в свое время еще более увлекательные истории заполонят интернет не хуже, чем до этого пуки, оговорки и писюны Джеймса. И уж точно не дойдет до того, что случилось с Джорданом: чтобы главный партнер в твоей карьере называл кого-то другого лучшим игроком в истории. Это совершенно исключено.

Недостижимое – это не рассказы о том, как дедушка Ленин ху*м ломал кирпичи.

Это четыре вещи, которых у Джеймса никогда не будет.

Во-первых, популярность и влияние на баскетбол.

Джордан – лучший спортсмен за всю историю спорта, баскетбольный Иисус, подаривший всему миру новую религию.

Джеймс может сниматься хоть в «Космическом джеме», хоть в порно, но никогда не добьется той популярности, какая есть у «прыгающего человечка».

Во-вторых, баскетбольная эстетика.

Джордан – воплощение всего эстетически ценного, что вообще есть в спорте и баскетболе, сама грациозность. Все его движения казались отточенными. Каждый его шаг притягивал внимание. Каждое намерение было исполнено внутреннего содержания, элегантности и красоты.

Короче, Джордан – идеальный баскетболист.

То, как играет в баскетбол Джеймс, выглядит ну если не безобразно, то уж точно слабо выразительно. Ну то есть для любителей танкового биатлона это самое то, но вообще… Отбить любовь к баскетболу таким, может, и нельзя, но породить определенные сомнения – вполне.

В-третьих, количество исторических моментов.

У Джордана их очень много, и они все находятся на первой странице библии мирового баскетбола.

ЭмДжей может потерять статус самого ценного игрока в истории, но многочисленные видео-подтверждения этого статуса никуда не денутся. Да, Его Воздушество просто фотогеничнее гораздо лучше подходит на роль супергероя, так как его роль состояла в реализации победных бросков и нанесении сопернику тяжелых психологических травм через агрессивное поражение кольца.

Джеймс больше похож на Мэджика. Он полезнее для команды, чем Джордан, но он никогда не сможет заслужить того же признания как снайпер-убийца. Это как история с шестым матчем финала-2013 – последний спурт «Хит» был создан усилиями Леброна, но остался-то в памяти лишь трехочковый Рэя Аллена.

Наконец, харизма. Джордан был исключительным явлением – притягивающим взгляды, заставляющим себя слушать, воспринимающимся как полубожество.

Про Джеймса не стоит и говорить в таком контексте. Даже несмотря на гиперуспешную пиар-компанию, его присутствию в СМИ сопутствуют косяки разнообразных масштабов, оговорки и последующие объяснения того, что он на самом деле хотел бы сказать, загадочные пассажи, пугающие фотографии в инстаграмме, превращающиеся в мемы. И так далее. Ну, не дано, что поделаешь. Вот и сейчас он начинает поход за «призраком Джордана» с того, что разглагольствует о мифологичности его карьеры, о том, что тот превратился в легенду, и против легенды ни у кого нет шансов. Чувак, соберись, хватит ныть уже!

В общем, как бы близко ни подобрался Леброн к Джордану, очень сложно представить кого-то другого в качестве общепризнанного идеала баскетболиста. Но, скорее, потому, что в это тяжело поверить и это невозможно визуализировать. Это что-то напоминающее открытия в физике – вроде бы нечто очевидное, но требующее настоящего прорыва мысли.

Когда/если это все же произойдет, мы обязательно это поймем. Мир не будет прежним.

30 самых высокооплачиваемых игроков НБА

13 раз, когда игроки НБА оконфузились против любителей

+10
Реклама 18+
Написать комментарий
Реклама 18+