«Мой объем легких был таким, будто дышишь через соломинку». Героиня биатлонного ЧМ из Норвегии – честно про лечение астмы

Норвежка Марте Ульсбю-Ройселанн первой в истории биатлона завоевала 7 медалей в 7 гонках чемпионата мира. В прошедшем сезоне у нее была лучшая скорость; и если бы не пропуск 7 личных гонок, она точно бы боролась за Кубок мира с Доротеей Вирер.

На днях 29-летняя Марте пришла в ток-шоу «Линдму» телеканала NRK.

 

– Каково паковать вещи после чемпионата мира, имея столько дорогого металла в багаже?

– Очень странно взять 7 медалей в 7 гонках. Приехать домой, добившись цели. Это очень странное чувство. Моей главной целью была индивидуальная медаль, в идеале золото. 5 золотых медалей и 2 бронзы – это намного больше того, на что я рассчитывала. Было по-настоящему странно.

– Ты очень много работала, тренировалась, готовилась психологически, приехала в Италию заранее. Какими были последние дни перед ЧМ, все ли шло по плану?

– Нет. Мы приехали в Антерсельву за двое суток перед смешанной эстафетой. У меня был первый тренировочный день, мне просто хотелось испытать правильные ощущения, почувствовать спокойствие и уверенность, что все будет хорошо. На пристрелке я поняла, что винтовка не в порядке. Затвор не работал так, как обычно. Было трудно заряжать, а в таком случае невозможно добиться идеального выполнения стрельбы.

– А ты не могла одолжить винтовку?

– Да, у нас есть резервное оружие. Но твоя собственная винтовка… Очень сложно найти подходящее сравнение… Это как твой ребенок. Ты же не заменишь так просто ребенка. Ты тренируешься с винтовкой весь год и хочешь стрелять именно из нее, потому что лучше всего ее знаешь.

– Это, скорее, как игрок в твоей команде, а не просто вещь?

– Это намного больше, чем вещь. Это как любимое существо.

– И что ты делаешь, если у него начинаются колики?

– Нужно просто найти ближайшую больницу. И это была фабрика «Аншутц», где изготовили винтовку. К счастью, мой тренер по стрельбе Патрик изъявил желание поехать туда, потратил 3 часа на дорогу в Германию, починил винтовку и ночью вернулся обратно.

Я опробовала ее на следующий день, за сутки до смешанной эстафеты. Сильно нервничала, но винтовка работала, и я была очень довольна.

– То, что ты сейчас лучшая в мире, не было само собой разумеющимся, когда ты была маленькой. У тебя был непростой старт в отношении здоровья. Расскажи об этом.

– Да, начало жизни у меня было тяжелым. Я родилась с очень серьезной астмой. С первых минут у меня были проблемы с дыханием. Все было настолько плохо, что маме пришлось бросить работу, чтобы присматривать за мной. В худшие моменты объем легких у меня был таким, будто дышишь через соломинку. Если кто-то пробовал, то знает, что это довольно трудно.

– Ты помнишь это чувство?

– Я была очень маленькой. Я помню страх, что не смогу дышать. Мне по-прежнему неприятно, к примеру, задерживать дыхание под водой. Я не могу этого вынести. Это наверняка сидит где-то внутри с тех времен.

– Какая помощь вам была оказана?

– Невероятно хорошая помощь. Во-первых, моя мама – человек, который никогда не сдается и делает все для своих детей. Также мне повезло, мы попали к врачу Дагу Шибергу, которого сейчас, к сожалению, уже нет в живых. Он направил нас в университетскую больницу «Воксентоппен» в Осло, в отделение для детей, которые больны астмой. Там нас научили, как с этим справляться. Это было в начале 90-х, я родилась в 1990-м.

Тогда еще не получили широкого распространения представления о том, что астматикам нужна физическая активность. Тогда просто выписывали лекарства. Я сидела с небулайзером несколько раз в день.

Но в Осло уже существовал исследовательский проект, как можно развить объем легких и что это помогает при астме. Так что в три года я начала тренировать легкие, чтобы увеличить их объем. И когда пошла в школу, состояние было уже намного лучше. Это помогло.

Я очень благодарна, что приняла участие в этом проекте. И что мама сделала для меня так много, и теперь я могу сидеть здесь как чемпионка мира. Думаю, не многие в это верили.

– Что стало для тебя движущей силой и заставляло работать над собой? Твоя семья?

– Да, это они приобщили меня к этому. У меня потрясающая семья. Прежде всего мама и папа всегда интересовались спортом. Было не так много соперничества, не возникало и мысли, что я хочу стать чемпионкой мира. Это было больше в таком ключе: «Марте, пожалуйста, не ленись. Сейчас мы пойдем в долгий поход».

У меня есть брат, который старше на 6 лет. Довольно большая разница в возрасте, и он тоже вдохновлял меня на то, чтобы отдаваться целиком. У нас было много соревнований. Как правило, я проигрывала. Но я отдавала все силы. Желание победить его заставляло меня работать. Я бросила ему вызов позже в забеге в гору на лыжероллерах. Но сейчас он внезапно уже не хочет соперничать со мной. У него семья, дети. Мне нужно попробовать вытащить его и все же победить хоть раз.

– Он никогда не давал тебе выиграть?

– Никогда. Никогда не было так: «Дайте малышке Марте победить». У меня были на руках все карты: астма, я много болела. «Бедняжка, Марте. Разве она не может иногда побеждать?» Такого никогда не было.

– Твой путь был длинным. Сейчас тебе 29, и это довольно зрелый возраст для спортсмена. Ты видела людей того же года рождения, опережавших тебя, добивавшихся лучших результатов. А ты шла вперед шаг за шагом. Появлялось ли у тебя когда-либо желание сдаться?

– Нет. Думаю, у всех элитных спортсменов бывают периоды, когда чувствуешь, что жертвуешь многим, а получаешь взамен слишком мало. Но я действительно строила себя, камень за камнем, с каждым годом приближаясь к лучшим. И меня вдохновляла мысль, насколько хороша я могу стать. Путь длинный, но я вижу эту возможность.

Я по-прежнему чувствую, что мне есть куда расти, и мне хочется узнать, куда это меня приведет.

Перевод с норвежского Марии Александровой

Фото: globallookpress.com/Hendrik Schmidt/dpa; REUTERS/Leonhard Foeger; nrk.no

+7
Написать комментарий
Реклама 18+