НБА

За спрос. Как Кевин Дюрэнт и Расселл Уэстбрук обходятся без журналистов

1

–Клифф?

Брант стоял недалеко от шкафчика Дюрэнта, рядом с которым не было ни Кевина, ни кого либо из «Тандер» – десяток репортеров от национального телевидения (NBC, FOX) до локальных «землекопов» (The Oklahoman, Oklahoma Gazette, Daily Thunder.com) ждали появления Расселла после победной игры с «Филадельфией 76».

–Клифф?

Брант повернулся. Мэтт Тамблсон, руководитель по связям с общественностью «Оклахомы», Мэтт работал в организации дольше, чем организацию освещал Клифф, и его любимой присказкой было улыбчивое «еще вопросы?». Так спрашивают «еще карту», когда знают, что у тебя перебор.

Тамблсон указывал, что Расселл вышел из душа.

–Можно задавать – Мэтт дал отмашку.

Клифф (Клифф Брант, Associated Press) даже не развернулся – остался у шкафчика, где не было никого. Так удобней. Брант освещал «Тандер» более двух лет и знал, как здесь заведено. Как на самом деле выглядит «лайкабилити» Уэстбрука и Дюрэнта (который в 2012 позиционировался как «антилеброн», а в 2015 уступил Стеффу Карри подиум «любимый атлет поколения нулевых» и то ли еще будет, когда он не вернется в «Вашингтон»).

4-5 вопросов, которые «землекопы» задают два года подряд («как вы выиграли в овертайме», «что насчет скандирования MVP», «что принесет эта победа»), и контрольное при нависающей тишине – «еще вопросы»?

В этот день самым острым было – «Расселл, как игралось в защитной маске?».

Расселл поднял палец вверх.

«Еще вопросы»? Тамболсон кивнул и попросил остальных выйти. Возле Клиффа был Эндрю Гилман из FOX Sports.

–Эй, Associated, представь, как выбить индивидуальное интервью.

Клифф улыбнулся, это одна из старых баек «фасада Оклахомы», который цепкими усилиями PR отдела сдерживает окно «мы – претенденты», «наш тренер Скотт Брукс», «травма Дюрэнта – не критический момент». Индивидуальные интервью – такой же миф, как одновременно здоровые Уэстбрук, Дюрэнт и Ибака. Последний раз местной прессе Дюрэнт дал его после вручения MVP (год назад), Расселл в 2013 (два года назад), а после Шакила и Джеймса Кевин самый популярный игрок в истории НБА в социальных сетях.

Когда Берри Трамер из The Oklahoman выдал заголовок «Мистер Ненадежный» в отношении участившихся травм действующего MVP, отдел по коммуникациям попросил Траммера извиниться. Берри принес извинения.

–Нет, нет – официально.

–Вы ведь понимаете, что такое колонка?

–Вы ведь понимаете, что такое остаться без доступа в раздевалку?

Для локального репортера, который четырьмя-пятью фразами зарабатывает на жизнь – все равно, что писать рецензию, посмотрев трейлер.

Так идет баскетбольный диалог в штате первых землекопов, штате, который любил описывать свободолюбивый Джон Стейнбек («…из двух фраз выбирай ту, что короче; из двух слов — то, что проще; из двух описаний — то, что яснее»). В Оклахоме-Сити 519 тысяч человек с одной большой профессиональной командой – «Тандер». И не считая университетский спорт (который нужно считать не в рамках города – в рамках штата), в случае «плохого про «Тандер» репортер рискует существовать 15-строчными заметками о последней игре «Энергии Оклахомы», если конечно хоть что-нибудь понимает про соккер.

2

«Мистер Ненадежный» – это плохо. Особенно в преддверии лета-2016, когда промоутерская Roc Nation, у которых подписан Дюрэнт, будет агрессивно пододвигать его к более крупному рынку «Лейкерс» (те смогут дать Кевину 34 миллиона).

Получается – это PR-отдел? Набивание маржи, забота об имидже интересов, никакой связи с Расселлом и Дюрэнтом?

Расселл сказал 70-летнему Трамеру «ты мне не нравишься» и отказался давать интервью («только потому, что ты мне не нравишься… вопросы?»). После PR отдел извинился, и предложил Берри джек-пот: индивидуальное интервью.

–Честь для меня, большое спасибо, всегда хотел побеседовать с Уэстбруком или Дюрэнтом, знаете мы ведь в одной лод..

–Нет-нет, индивидуальное, но не с Уэстбруком и Дюрэнтом. С Ником Коллисоном, мы вас запишем на 5.

♦♦♦

И на национальном уровне доступ в раздевалку перестал иметь то значение, какое имел в первой половине века для MLB, тогда главной лиги США. «Это был попросту хлеб: ты входил туда, узнавал, кто с кем трется в баре, две-три строки — и делал колонку», Боб Райан, «Почему современным атлетам не нужны СМИ».

Или для НБА в середине-конце 80-х. Когда застенчивый Лэрри Берд пришел в лигу – соглашался на каждое интервью в раздевалке. И так продолжалось карьеру. «Я ненавижу интервью, особенно в раздевалке – череда очевидных вещей (а для Лэрри, гуру треш-тока, череда «очевидных вещей» все равно, что для Стейнбека три прилагательных кряду). Но когда я стал профессионалом – это часть сделки. Они зарабатывают с того, во что я играю».

–Но сейчас все сложней, – добавляет Лэрри, чьи СМИ (бостонские) в сравнение с Оклахомой, как империя Херста, – игрок чувствует, что может получить проблему, но откуда – догадаться нельзя.

Не смогли догадаться Пол Джордж, Дональд Стерлинг, Джулиан Эделман, Рэй Райс, Адриан Питерсон, и список, который, поверьте, будет продолжен (за фото Дженьюари Джонс без макияжа TMZ может заплатить 2 тысячи, дерзайте, пересмотрев «Стрингер»).

Для контроля догадок и существует PR отдел («выставьте проходимцев из TMZ!»). Просто в Оклахоме он подходит к делу серьезней. Особенно, когда для удобства к серьезности прибегают и игроки, чей имидж скатывается к «не оправдавшим надежды».

3

За неимением остальных команд репортеры Оклахомы не освещают «Тандер», как в Нью-Йорке — «Никс», в Бостоне – «Селтикс», в Филадельфии – «Иглз», в Далласе – «Ковбойз». Если бы, например, Фрэнка Айсолу из New York Post попросили извиниться за «Фил Джексон в Нью-Йорке, чтобы купить кондоминиум на 5-й Авеню» — он бы сделал из этого еще более уморительную заметку («Джимми Долан воюет со СМИ… как с тем долголетним фанатом, которому он сказал не приходить»… 50 тысяч просмотров).

Проблема и в отсутствии профессиональных команд и в статусе, который бережет «Оклахома» («единственные после «Сперс», кто может остановить ЛеБрона»).

Брайан Кертис, Grantland – «они мягкие». Они (репортеры) чувствуют принадлежность к дому и готовы прощать игрокам все. Они чувствуют, что они в одной лодке (Стейнбек: «Лишь немногие знают, сколько надо знать, чтобы узнать, как мало они знают»).

Поэтому возле шкафчика слушают ответы на давно поставленные вопросы. Никто (в Оклахоме) не спросит – почему обменян Харден (баскетбольный Бейб Рут, худший трейд века), почему все еще тренирует Скотт Брукс, почему статус Дюрэнта не «выбывший на сезон».

А кто спросит…

–Тебе разве не предоставили все? Что еще нужно? Убери диктофон.

Мэтт Тамблсон – Майку Ли (The Washington Post). Майк летом 2014 получил редкое право собирать информацию для колонки во время индивидуальной тренировки Дюрэнта.

♦♦♦

«Сколько у меня было индивидуальных интервью с Расселлом или Дюрэнтом? Ноль. У остальных местных СМИ? Тоже ноль». – Берри Траммер, The Oclahoman.

«Они диктуют то, что ты должен писать. Советуют – это оставить. Советуют – процитируй меня», – Ройс Янг, The Daily Thunder.

«Вы ведь так и не услышали, почему была расторгнута помолвка Кевина и Моники Райт. Представьте подобную ситуацию с Кармело или Джей Аром», — Дарнелл Мэйберри, The Oclahoman.

«Индивидуальное интервью?.. Проще выбить его с кем-нибудь из Исламского государства», — Эндрю Гилман, FOX Sports.

Если современным атлетам и не нужны СМИ (синдром Маршона Линча: «я здесь – поэтому меня не оштрафуют»), то вы не найдете грань в «Оклахоме», потому что в одинаковой мере – они стали не нужны и организации. «Мистер Ненадежный», наложенный на мягкотелые зачатки вопросов («что с Дюрэнтом», «почему не уволен Скотт Брукс») привели к нервозной культуре «не спрашивай, не говори».

–Возможно, это не вина «Тандер», возможно – это тренд. Маршон Линч саботирует пресс-конференцию на национальной площадке, на Матче звезд пример подхватывает Кевин Дюрэнт. В «Оклахоме» это более отчетливо. И из-за нервозности «окна», «коридора», и из-за мягкости местных СМИ, – Брайан Кертис, Grantland.

Видна и грубость (Уэстбрук 70-летнему Траммеру: Вопросы?), и утрата медиа одной из основополагающих функций – передавать. Зачем назначенный посредник (особенно в лиге звезд), если каждый может сказать что хочет, особенно если это не длиннее 140 знаков (в понедельник сенатор Техаса Тед Круз объявил о вступлении в кандидатскую гонку,«выкинув» новость в твиттер, 5 лет назад WikiLeaks выложило на YouTube «Побочное убийство» в Ираке).

А если длиннее – сам выбери СМИ (ЛеБрон и Ли Дженкинс). Особенно, если ты Расселл или Дюрэнт. Кевин принес Nike 195 миллионов за первый год новой сделки, Расселл в 2016 получит максимальный контракт. Из ситуации нервозности («не пиши это») через 2 года они перейдут в ситуацию «я сам выберу того, кто будет писать». Без всяких интервью в раздевалке.

Однажды один из репортеров Оклахомы, чуя дедлайн, решил из раздевалки отправить текст цитат. Взяв ноутбук, он пододвинул ближайший раскладной стул.

–Стулья для игроков, — сказал Расселл, указав, чтобы репортер встал. Реджи Джексон с пониманием пододвинул автору кресло. В тот момент не все было заряжено «не спрашивай-не говори».

Правда, теперь Реджи играет в «Детройте».

Опубликовано на сайте блога Rashmore.com

Лучшие города для баскетбола. США.

Ваше лицо, когда вы узнали про уход Стива Нэша.

Этот пост опубликован в блоге на Tribuna.com. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Академия Рашмор
+18
Популярные комментарии
Олександр Сажко
0
Блин, снова этот крышесносящий слог от Павелко. Желание отличаться от других значительно ухудшает восприятие его статей. Может кому-то и нравится, но мне - нет. Бессвязные обрывки мыслей.
Написать комментарий
Loading...
Реклама 18+