«Усик в лагере твой раб. Ты свистнул – он робот». Валентин Литвинчук помогает Усику и комментирует на MEGOGO

Сейчас у украинского супертяжеловеса Александра Усика нет даты следующего поединка. Формально боксер не начал тренировочный лагерь, но физическую форму поддерживает.

Делает это он у тренера Валентина Литвинчука, который был в его команде во время подготовки к поединкам против Мурата Гассиева и Тони Белью – лучшим выступлениям в карьере Александра. Плюс ко всему Литвинчук знаком всем любителям бокса в Украине – именно он комментирует его в тандеме с Владимиром Кобельковым на MEGOGO.

Александр Пасечник расспросил Литвинчука о кроссфите в боксе, комментировании боя Ломаченко и сильных сторонах Усика. 

«Я не смогу за 2 недели тренировочного лагеря сделать Усика мощнее. Это невозможно. Я – как соль на стейке. Для того, чтобы сделать вкуснее»

 – Для чего боксеру кроссфит?

– Очень много скептиков. Много кто смотрит на меня и говорит: «Да что этот неудачник-борец (Литвинчук в прошлом борец – прим. Tribuna.com) может дать боксеру? Да еще и кроссфит». Когда тренеры говорят: «Валик, он же делает глупости. Это ему не нужно», я отвечаю, что мы не занимаемся кроссфитом. 

В кроссфите любое упражнение – цель. Я подтягиваюсь для того, чтобы офигенно подтягиваться, чтобы на соревнованиях лучше всех подтянуться. Я бегаю для того, чтобы хорошо бегать. А в нашем функциональном тренинге упражнения – средство. Средство для достижения того или иного задания или цели. 

Вот пришел ко мне тренер и говорит: «У меня есть спортсмен. Я хочу, чтобы он стал сильнее, дышал лучше». Но что значит сильнее? Что значит дышал лучше? Это нужно сделать его более выносливым. А на какой дистанции поединка: 3 раунда по 3 минуты, 9 по 3 и 12 по 3? Необходимо тренировать совершенно разные режимы энергоснабжения.

Дальше. Нужно прокачать ноги. А что именно? Скорость, координацию? Мы знаем 5 основных физических качеств в спорте, а кроссфит раздул их до десяти. Поэтому мы занимаемся специальной физической подготовкой. Мы можем назвать это функциональным тренингом по методологии кроссфит-направления, которое накладывается на правила вида спорта. Если в боксе нельзя бить ногой, то никто развивать скорость и мощь удара ногой не будет. Но мы будем развивать мощностные показатели разгибателя тазобедренного сустава, ведь все удары идут от ноги.

Поэтому когда Саша Усик приходит ко мне и мы с ним занимаемся, допустим, функциональным тренингом, то должны понимать, против кого он боксирует: против быстрого, против выносливого или агрессивного боксера?

Тогда принимаются решения: либо улучшать и так идеальные стороны Саши, либо заниматься чем-то другим. Не смогу я сделать его мощнее за 2 месяца тренировочного лагеря. Это невозможно. Я – лишь соль на стейк. Просто сделать чуть-чуть вкуснее. Потому что я попадаю в основной лагерь, где бокс – основное, а я – сделать вкуснее.

Сейчас Саша пришел ко мне в межсезонье и сказал: «Я полностью твой», и мы 5 дней в неделю занимаемся. Здесь я уже могу себе позволить тренировать мощность, силу. Вот был вопрос – отекали мышцы. Нашли причину, я сел работать, получив четкое техническое задание. 

Такому спортсмену, как Александр Усик, тяжелая атлетика в классическом виде не нужна. Нет времени растягивать ему заднюю поверхность плеча, растягивать запястья, чтобы штанга идеально ложилась на переднюю поверхность плеча. У нас есть время на другие задачи.

Мы где-то не дорабатываем, но основное ядро забираем из тяжелоатлетического упражнения. Потому что без тяжелоатлетических упражнений, к сожалению, взрывную силу не нарастишь. Но разве это кроссфит?

– Но может ли боксер существовать без штанг, гирь и упражнений, которые относятся к тяжелой атлетике?

– Наши украинские боксеры – крутейшие. Но тяжелоатлетические упражнения начали внедряться только сейчас. Раньше их не было, но это же не мешало им становиться чемпионами мира, брать медали. 

Есть принцип Парето, но я его чуть-чуть перефразирую и адаптирую под нашу ситуацию. Вот пришел Саша Усик – хороший маркер для нас. Ему для того, чтобы добавить 20% в боксе, нужно приложить 80% усилий. Он уже мега-специалист в боксе. Он может только удерживать этот результат. А в ОФП (Общефизическая подготовка – прим. Tribuna.com) он не был таким крутым специалистом. Поэтому здесь 20% усилий дают 80% результата, но это на раннем этапе.

Поэтому, если хорошему боксеру дать реально хорошего тренера по тяжелой атлетике, который внедрит несколько упражнений, это даст огромную пользу. Но не дашь – ничего страшного. Почему? Потому что выполняя технически правильно удары по мешку, боксер все равно развивает мощность. При правильном ударе по мешку боксер правильно разгибает тазобедренный сустав.

Без тяжелой атлетики можно обойтись. Мы можем заменить эти упражнения прыжками: в длину, в высоту, на ящик, через преграды. Прыжок – то же самое разгибание тазобедренного сустава. Но когда есть снаряд с весом, ты берешь его в руки и понимаешь, сколько нужно сил приложить, чтобы его поднять.

Без тяжелой атлетики, гирь можно обойтись, но если добавить – будет очень хорошо.  

Обойтись можно, но лучше внедрять что-то новое, и это будет принципом Парето. Когда ты изо дня в день делаешь тяжелые упражнения, но одни и те же, это как каждый день боксировать с одним и тем же соперником. Ты его уже знаешь, адаптирован и не получаешь никакого результата.

– В боксе много случаев, когда боксеры в тренировочном лагере отдавали предпочтение тяжелой атлетике, становились накаченными, но в ринге пропала и физуха, и скорость. Почему так? Неправильный подход?

– 100%. Неправильный цикл. И цикличность нагрузок, и цикличность поставленных целей. Когда у тебя лагерь и подготовка к бою, а ты туда внедряешь тяжелую атлетику, конечно, станешь сильнее. Но станешь и медленнее. 

Вот Энтони Джошуа. Когда он был на пике своей мышечной формы, ему было очень тяжело боксировать. Мне казалось, что у него из глаз рано или поздно кровь потечет. Но он терпеливый парень. 

А после того, как он упал от Руиса, подсох. Совершенно другая скорость, по-другому дышит. Но он же набирал-набирал, а потом создал откат. Так и здесь. Если мы хотим повысить силовые кондиции, то должны уйти практически от всего, найти минимум 8 недель и отработать этот цикл. Но это не цикл подготовки к бою.

Когда ты раскачиваешь мышцу за 2 месяца подготовки к бою, ее нужно наполнять кислородом. А где, а как? Основной двигатель же остался на прежнем уровне.

«Когда ехал в лагерь к Усику была мысль: «Езжай туда помочь Саше, а не понравиться Анатолию Николаевичу». Если бы он увидел, что я пытаюсь понравиться, это был бы конец»

– Как познакомились с Александром Усиком?

– Через Владимира Кобелькова. Заочно Саню знаю давно, мы практически одного возраста, на сборах пересекались. Но он легенда, а мы со стороны смотрели. Потом я работал в одном из фитнес-клубов, а он туда приходил в бассейн. Там в коллективе: «привет-пока».

Ну а потом Вова привел его ко мне в зал. Мы часа полтора пили чай и ели протеиновые батончики. Саша очень открытый человек, поэтому разговор шел хорошо.

Потом где-то через год Вова снял с ним интервью у нас в зале. Опять чай, шоколадки. А я тогда уже тренировал ряд профессиональных спортсменов: у меня были чемпионка Азии по байдарке из Казахстана, метатель ядра перед Олимпийскими играми в Рио-де-Жанейро, тренировалась олимпийская сборная по дзюдо. Это все было на слуху, наверное, Саша уже засматривался в нашу сторону.

– Как давно сотрудничаешь с ним? 

– В первый раз я начал с ним работать в тренировочном лагере перед Муратом Гассиевым.

– Это были три месяца мега-плотной работы. Первые ощущения от работы?

– Ехал в лагерь и боролся с мыслью: «Езжай туда помочь Саше, а не понравиться Анатолию Николаевичу (Ломаченко. Он тренировал Усика перед поединком против Мурата Гассиева – прим. Tribuna.com)». Потому что он мэтр, психолог, который увидит все, что ненастоящее. И если бы он увидел, что я пытаюсь понравиться, это был бы конец.

Но, как я понял, все было решено. Уже был какой-то кастинг, приезжали разные тренеры, которые несли какую-то ересь. Мне Саня набрал в пятницу: «Валик, нужна помощь. Приезжай, мне нужен тренер по ОФП», а лагерь стартовал уже в понедельник.

Мы с Кобельковым летим на эту засекреченную базу, а нас там встречает коллектив, чай, сырники. Анатолий Николаевич понимал, что я молодой парень, который приедет весь на нервах. И вот он дал мне возможность выдохнуть, успокоиться, а там дальше начались шутки-юмор, все своими стали.

Мне сказали: «Валик, у нас три месяца, вот тебе техзадания, план. Как будем работать?» Я за выходные написал методические указания, они изучили, и мы начали работать. Саша, в хорошем смысле слова, в тренировочном лагере твой раб. Ты в свисток свистнул – все, он робот. Если ему тяжело, это главный маркер того, что это полезно.

 

«Перед боем с Гассиевым Анатолий Николаевич сказал Усику: «Вот если проиграешь, тогда и скажешь, что это я тебя готовил. Пусть сыпятся на меня все шишки»

– Опиши Анатолия Николаевича одним словом.

– Ну я уже сказал – мэтр. Но если одним словом – отец. Не папа, а отец.

– Почему?

– Потому что любой тренер в мире приезжает в тренировочный лагерь спортсмена, чтобы заработать бабки. А этому человеку деньги не нужны. Этому человеку нужно, чтобы сын выиграл.

Для читателей расскажу интересную историю. Почему никто не знал, что он тренирует Усика перед боем с Гассиевым? Он тогда сказал Саше: «Вот если проиграешь, тогда скажешь, что это я тебя готовил. Пусть сыпятся на меня все шишки». Выигрывает спортсмен, проигрывает – тренер. Потому что он – тренер. Он появился из ниоткуда. Тренировал в школе деток в маленьком городке. 

– Владимир Кобельков рассказывал о работе Усика с гирями и о том, как круто у него получалось практически с первого раза. Расскажи подробнее.

– Я сейчас готовлюсь к чемпионату Украины по гиревому спорту. Моя цель – стать мастером спорта. И вот я общался когда-то со своим другом, который сказал: «В ветеранском для спорта возрасте – 35+, мы все рано или поздно придем к гирям». В этой фразе очень емкое понимание. В гире минимум травматизма. 

 

Для атлета, который занимается силовым видом спорта, гиря не тяжелая. Она всегда одного веса, а 32 кг – потолок. Это не штанга, где 100-120 кг. Для того, чтобы наработаться на гире, ее нужно поднимать долго. Очень долго. Ее всегда хочется кинуть, но найдутся силы поднять ее еще раз. Она развивает терпение, волю, выносливость.

С гирей много упражнений. А если подключить еще и творческий подход – нереальное количество. Опять же, все тяжелоатлетические направления можно делать с гирей. И боксеру, который немножко закрепощен в грудном отделе, не совсем гибкий, гирька ложится в руку идеально – капля ложится в промежуток между предплечьем и плечом.

С гирей ты постоянно развиваешь или силовую выносливость, или взрывную силу. То, что нужно боксеру. Анатолий Николаевич это очень быстренько ухватил. Мы с Сашей недавно разговаривали, что он очень давно ходил к гиревикам в залы и наблюдал. Это новатор, который цепляется за что-то новое.

В ситуации Усика – локоточки болят, плечики не растянутые, это идеальная замена штанги. Не полноценная, но этого достаточно. Мы и сейчас продолжаем внедрять это в тренировочный процесс.

– Гири появились в лагере перед Гассиевым?

– Да, но там не по просьбе. У меня просто в работе всегда гири. Я их люблю.

– Ты видел все изнутри. Как мне известно, с Усиком было проделано очень много психологической работы. Он до тренировки мог быть без мотивации, а после разговора с Андреем Колосовым пахать на 300%. Это так?

– Я всегда видел Сашу в идеальном эмоциональном состоянии. Наверняка это работа психолога в связке с главным тренером. Саша был на закрытой территории, никуда не выезжал 3 месяца. Это реальная тюрьма. Чокнуться можно. Ты постоянно видишь одну кровать, одних и тех же людей, одни и те же снаряды. Это очень сильно давит эмоционально. 

Плюс ко всему гонщик веса – 10 кг. Это очень сильно тяжело как с психической, так и с психологической точки зрения. Поэтому работа психолога в этой ситуации неоценима. Важно же понимать, что Саша глубоко верующий человек. Это не показуха какая-то. Думаю, это очевидно. И психолог тоже это видел, поэтому, возможно, правильно его направлял.

К сожалению, я не был максимально интегрирован в тренировочный лагерь. Я приехал – сделал свою работу – уехал, ведь были и свои дела. Но с далека я видел постоянное общение с психологом.

«Первые 4 раунда Усик не мог подобрать ключи к Белью. А потом взвинтил темп, Белью сдох, опустил руки – и Саня ему влепил»

– После Гассиева ты готовил Усика и к Белью. Это был серьезный тест, но получился очень красивый нокаут. Делали ли упор в тренировках на силу?

– Там не в силе речь. Отрезок между тренировочными лагерями этих двух поединков очень маленький. Когда Саня пришел ко мне, подумал: «Фу, опять эти снаряды, опять этот ад». И это реально ад. Он еще не успел насладиться лаврами победы, а появился новый вызов. 

Это был очень серьезный вызов. Даже сильнее, чем Гассиев. Намного сильнее. И если коротко вернуться к психологии, ты видел, в каком эмоциональном состоянии был Гассиев? Никакой. А Саня был суперзаряжен, поэтому съел. А Белью же не такой. Он боксирует у себя дома, питается энергией, всю жизнь андердог в боксе. А в кикбоксинге он сколько мужиков перевалил.

Нашей задачей было вывести Усика из уставшего состояния и выносливость. Он должен был стабильно работать в одном темпе – выше среднего, не сбавляя его, на протяжении всех 12 раундов.

Первые 4 раунда Саня не мог подобрать ключи. Белью выбрасывал удары из самых неожиданных положений. Это было что-то в стиле Виталия Кличко. Но Усик взвинтил темп, Белью сдох, опустил руки – и Саня ему влепил.

Опять же – сила удара. Он весил 90 килограмм, а в момент поединка еще выше. Не может он слабо бить. У Усика очень сильный удар, но у него не стоит задача сильно бить. У него совершенно другая тактика, благодаря которой он 12 лет не проигрывает.

Для меня панчеры – бойцы, бультерьеры, а Саня другой. У него есть интеллект. И все мы видели этот нокаут. Даже Белью говорит, что он – космический боксер.

– Дальше был Уиззерпун и Чисора. Ты не готовил?

– Нет.

– Почему?

– Перед Гассиевым Саня позвонил сказал: «Нужна помощь, должен круто дышать и так далее». Окей, приехал, помог. Я получил свое, он выиграл. Все довольные, все счастливы. Он переходит в другую весовую категорию, у его главного тренера, у команды совершенно другое видение ситуации. Это их решение, все абсолютно нормально. Я же не буду из-за этого обижаться.

Тысячу раз Усику задавали вопрос: «Почему Литвинчука не брал?» Ну вот тогда не брал, а теперь решили, что надо. Теперь я опять помогаю готовиться. У нас хорошие дружественные отношения. Нужна помощь – я помогаю. Но у нас нет никаких контрактных заключений.

– Окей, если с Уиззерспуном все понятно, что скажешь по Чисоре? Как оценишь выступление с Дереком по 10-бальной шкале?

– Давай возьмем планку 10 балов – это выступление с Гассиевым. Но, как я уже говорил всем, Гассиев, по отношению к Саше – переоцененный боксер. Это была задача СМИ – раздуть бой. Он хуже Усика в 50%. И Саша подошел в идеальнейшей форме, поэтому он его и разбил просто.

Белью – тактически идеальный бой. Он как юрист, у которого есть связка из ключей к ситуации. Так и Усик. Попробовал одно – не пошло, второе – не пошло, третье – темп взвинтил, чувак сдох, нокаутировал. 10 баллов.

С Чисорой не был хорошо функционально готов. Баллов 7 я дам.

– Много кто считает, что пик формы Усика был как с Гассиевым. Как ты считаешь, еще все впереди?

– Для супертяжа это не возраст. Десятки великих боксеров под 40 великолепно себя чувствовали. Я никогда не буду говорить, что лучшая форма спортсмена осталась позади. Нет. Все зависит от эмоционального состояния. Если он голоден – все будет супер.

Нужно меньше гладить бойца по жопке, дарить ему что-то, аплодировать, интервью брать. Он должен быть голоден. А когда он дерется из-за того, что надо, то это все. Саня перед Гассиевым был голоден. Он хотел всему миру доказать, что он может. И доказал. Сейчас его нужно так же настроить доказать, что ни Фьюри, ни Джошуа не являются лучшими супертяжами.

– Сейчас Усик проводит много времени в твоем зале. Как оценишь его нынешнюю форму?

– Уже сейчас прошло больше 4 недель тренировок. Я провел несколько функциональных тренировок, которые сам ненавижу. Это очень сложные высокоинтенсивные тренировки. Но, блин, я удивился. По дыханию – просто супер.

– Вывозит спокойно?

– Не просто спокойно. Его сейчас просто бери и выставляй хоть на соревнования про кроссфиту по этой дисциплине. Так это же при том, что он 100 кг весит. Это очень тяжелый чудак. У него космическое терпение.

«После поражения Ломаченко были с Кобельковым в шоке. Даже не разговаривали после эфира» 

– Кого из боксеров ты тренировал еще?

– Здесь лучше сказать единоборцев. Даже конкретнее – единоборцев-ударников. Конкретно боксеров до Саши у меня не было. Он был для меня такой спойлер. Не знаю, как решился на это, ведь спортсмен очень высокого уровня. Здесь можно было так ошибиться, что никогда не выгребешь. 

А если говорить о единоборцах, то участвовал в подготовке Леонида Базана, он мой кум. Он призер чемпионатов мира, чемпион Европы по вольной борьбе, участник Олимпийских игр. Сам родом из-под Одессы, но выступал за Болгарию. Также проходили подготовку Александр Доскальчук – бывший чемпион мира M-1 Selection, братья Парубченко.

 

– Как так случилось, что ты начал комментировать бокс?

– «Не повезло» мне в жизни с одним знакомством. Приперся к нам в клуб на Петровку парень с монобровью. Как сейчас помню, он был в футболке-вышиванке (речь о Владимире Кобельков – прим. Tribuna.com). Он ходил что-то там вокруг боксерского мешка, бил его, со всеми общался, находил общий язык. И при этом на меня постоянно посматривал. Думаю: «Что ты на меня смотришь? Влюбился, что ли?»

А потом мы как-то пообщались, куча общих знакомых, туда-сюда. По сей день он пытается мне доказать, что знает меня еще со времен спортивного интерната, мы вместе играли в футбол, а я плохо играл. Но этого быть не может, ведь я играю идеально.

Вот как-то получилось с Владимиром сблизиться. То ли на фоне моего искрометного и его никудышного юмора, то ли еще что-то.

В общем, как-то он предложил мне покомментировать, но в записи, побаловаться. Тогда, вроде бы, еще на 2+2. А я что? У меня язык без костей, давай попробуем. Это был бой Бернарда Хопкинса. Когда садился комментировать, было дикое волнение. Благо, все было в записи, но Владимир даже похвалил, пообщался с руководством, чтобы я приходил чаще. Вот так все и началось.

– Насколько сложно было на первых эфирах?

– Очень сложно, волнение захлестывало. Информации много, но мне Вова сразу сказал: «Не пытайся сразу выговориться. Времени достаточно, будет очень плохо, если ты вначале завелся, к середине остановился, а в конце вообще потух».

– Сейчас как? Я смотрел бой Тайсона и Джонса на «Мегого», где ты был в студии и очень уверенно сидел на стуле.

– Давай говорить откровенно, я пижон. Но у каждого свои маски. Вот так я скрывал свое волнение. На самом деле, я всегда переживаю. А как по-другому? Тебя миллионы смотрят, а ты тут какую-то гадость сказал. Потом только то и делаешь, что читаешь гадости в комментариях в Инстаграме.

– Ты работаешь в паре с Кобельковым постоянно. Вы очень часто друг-друга троллите. А пойдешь ли комментировать без него?

– Нет. Для меня это кайфовое времяпрепровождение. Здесь я могу реализоваться как творческая личность, проявить себя. Для меня важно, чтобы была поддержка. Дело не в деньгах, я с этого не зарабатываю.

Мне очень важно, чтобы рядом был именно Вова. Мне приятно, когда он приглашает на эфиры, а я ему помогаю. Было пару раз, когда я комментировал Европейские Игры с другим человеком. Он крутой парень, но мне было некомфортно.

Это же не из-за того, что я пытаюсь фолловеров в Инстаграме набить. Нет, я просто кайфую.

– Читаешь комментарии после эфиров?

– Конечно, читаю. Уже не так, а раньше практически все. Я еще болезненно к этом всему отношусь. Хочется сразу на стрелку поехать, подраться, вызвать на дуэль. Ну я просто не люблю хамов. Когда по делу – разговоров нет. Возможно, оно и по делу, но я не люблю, когда вставляют все эти эпитеты дурацкие. Но от этого никуда не деться.

– Яркий пример – Ломаченко – Лопес и твоя фраза о том, что «Вася уже читает Лопеса как открытую книгу». В комментариях просто взрывалось от этого. Как так получилось, что болельщик Ломаченко переборол комментатора внутри тебя? (Во время этого вопроса Валентин закрыл рукой глаза и смеялся – прим. Tribuna.com) 

–  Вася Ломаченко – свой с любой стороны, куда не посмотри. У него бой, когда один активно прессингует и не попадает, а второй не бьет, но не пропускает. Равная ситуация. Естественно, я, как «свой», позволил себе сказать то, что думаю от всего сердца. Это потому что я не специалист. Мне же нужны эти шишки. 

Я предвидел этот вопрос от тебя и очень хорошо, что мы записываем интервью в этот период времени. Появились же уже специалисты, которые каждый раунд, каждый удар на микродетали разобрали. Мы уже можем сказать, что это как гомеопатия – половина мира говорит, что помогает, вторая половина мира говорит, что не помогает. И сказать, что это плохо или хорошо не можем, а можем лишь присоединиться либо к той половине, либо к другой.

А где-то я был и прав, ведь Теофимо не попадал. Были миллиметры, у Васи было идеальное чувство дистанции, но кто поверит, что я видел эти вещи в прямом эфире? Поэтому не знаю, стоит ли меня бить за эти вещи. Хотя, возможно, что стоит, ведь я как человек вещающий на миллионную аудиторию, должен быть максимально нейтральным. Но это же Вася. Мы все так хотели, чтобы он стал абсолютным чемпионом.

Когда мы уже зашли за 7-й раунд, я начал вести себя совершенно по-другому. Я же эту фразу сказал на старте боя. Если бы сказал где-то после 7-го раунда, то стоило дать мне пощечину.

– Какие эмоции были после оглашения результата?

– В шоке. Мы уже в чемпионских раундах понимали, что ничего не будет. Полное опустошение. Вышли из студии и даже не разговаривали друг с другом. Если честно, я до сих пор в шоке. Я просто понимаю, что этому человеку, чтобы вернуть свое, нужно будет проделать огромный труд.

– Климас сказал, что проблема Ломаченко могла быть не в плече, а в голове. Что думаешь по этому поводу?

– Даже по себе скажу: все мои травмы – это голова. Все травмы сидят там внутри. Но опять же – Вася максималист. Ему любое море по колено, любая гора по плечу. Но есть негласное правило: «Выигрывает – спортсмен, проигрывает – тренер». Так давайте этому правилу и следовать. Но под тренером я не имею ввиду какой-то конкретный субъект. Давайте говорить команда.

Когда-то Михаил Мамиашвили сказал: «Когда спортсмен стоит пьедестале, это достояние всей республики, всей страны. Там ведь все: тренеры, массажисты, другие члены команды». Поэтому нельзя говорить, что Вася проиграл и проблема у него в голове. Нет, это проблема у каждого, кто находится в команде. И в том числе Васи. Это мое мнение. Объективно – это плечо. Я уверен, что без травмы там была бы совершенно другая скорость, другие тактические действия.

– Нужно ли было выходить в ринг с травмой?

– Любое море по колено, любая гора по плечу. Наверняка и тактику правильную выбрали, но чуть недооценили Лопеса. Ну и предматчевая пресс-конференция – у человека (Лопеса – прим. Tribuna.com) испуганное лицо, на него отец сильно давил. Он должен был выйти и испугаться. Он должен был от этой эмоциональной усталости и дышать плохо. А он нифига, поверил в себя.

– Но без ударов невозможно человека заставить плохо дышать.

– Согласен. Нужно было чуть раньше начинать. Но это мы сейчас сидим и анализируем уже по факту.

– Вася вернется сильнее?

– Я уверен, что да. Его сила – эмоции. Даже если он будет немножко хуже в функциональном плане, ему важны эмоции. Сейчас у него будет настоящий голод, жадность к победе, желание забрать свое.

– Возраст не станет помехой? Василий уже не молодой.

– Тяжело будет. Но ему нужно забрать и закрыть эту историю. Все же понимают, что это бизнес. Все понимают, что он хочет прийти, забрать и уйти. Поэтому он должен забрать так классно, с таким размахом. Очень хотелось бы.

– Веришь в реванш?

– Да. Если размышлять логически с умными людьми, то все приходят к одному – реванш. Но бабки же правят миром. Особенно тем миром, который управляет боксом и раскладывает этот пасьянс. А там большие бабки.

Лишь бы это не произошло, как с поединком Мейвезер – Пакьяо – чтобы не затянулся далеко не в пользу Васи. Но Васе нужно восстановиться. Лопесу нужно либо сейчас с ним боксировать и не дать нормально восстановиться, либо уже затягивать далеко-далеко.

  

«Усик и Фьюри очень похожи по перемещениям по рингу, но, блин, Тайсон проигрывает ему в этом. Фьюри просто больше»

– Кто сейчас король супертяжелого веса? 

– Фьюри. 

– Кто кого в очном поединке с Джошуа? И почему?

– Не помню, кто сказал, кажется, Мейвезер: «Если вы за счет мотивации хотите стать чемпионом – забудьте». А вот дисциплина сделает из тебя человека. Яркий пример – Бернард Хопкинс. 

Так вот. Энтони – это дисциплина, но он эмоционально неустойчив, что мы увидели в бою с Руисом. Фьюри – человек, который даже не допускает мысли, что он может проиграть. Это коршун, хищник. Но мы все знаем, как он может загулять. Это шизофреник с психическими разладами. Если он к Джошуа подойдет не в лучшей своей форме с точки зрения дисциплины, конечно, он проиграет.

А вот если оба на пике – все же отдам Фьюри.  Он очень хитрый, может завязать, заклинчевать, забороть. Джошуа не будет к этому готов. Энтони не найдет таких спарринг-партнеров.

– Окей, тогда  так: оба в идеальной форме, все в порядке и с психологией, и с физической подготовкой. Фьюри против Усика, кто кого?

– В равной ситуации я отдаю своему. Я Сашу знаю, я с ним много говорю и могу сказать – это бесстрашный человек. Вспомни Белью, как они выходили в ринг. Просто посмотри в глаза Усика. Там был такой взгляд, что у меня от одного воспоминания мурашки по коже. Убийца, голливудская сцена.

Усик и Фьюри очень похожи по перемещениям по рингу, но Тайсон все же проигрывает в этом. Фьюри просто больше. Владимир Кличко проиграл Фьюри, потому что недооценил и уже был сытым. Но он же мог его выиграть и это было видно.

 

Что с реваншем Лома – Лопес, будет ли драться Усик с Джошуа и ждать ли возвращения Гвоздика. Отвечает Эгис Климас

Насколько тяжело быть объективным, когда дерется друг? Кобельков – об Усике, Ломаченко и боксе на MEGOGO

Фото: инстаграм Валентина Литвинчука; инстаграм Владимира Кобелькова; Sky Sports; ESPN

+43
Популярные комментарии
Андрій Розанов
+13
"Поэтому нельзя говорить, что Вася проиграл и проблема у него в голове. Нет, это проблема у каждого, кто находится в команде. И в том числе Васи" – отлично сказано
walter2303
+10
Усик не твой раб, а божий
Лысый Гений
+3
Красава дядь,очень интересно.
Написать комментарий 7 комментариев
Loading...
Реклама 18+