«Бьорндалена используют для прикрытия того факта, что Китай нарушает права человека». Норвегия ополчилась на Олимпиаду-2022

К Олимпиаде-2022 у Норвегии особое внимание: какое-то время страна претендовала на проведение, но осенью 2014-го сняла кандидатуру.

После этого в гонке остались два претендента – Пекин и Алматы.

Прессинг Китая становится все активнее по мере приближения Олимпиады, но тема эта не новая. Еще накануне выборов страны-хозяйки Игр летом 2015-го норвежские СМИ выпускали материалы с красноречивыми заголовками – «Чума или холера?». Эксперты правозащитных организаций сравнивали Китай с Казахстаном по таким критериям, как политический режим, нарушения прав человека (включая национальные меньшинства – тех самых уйгуров), состояние окружающей среды и уровень коррупции.

Надо ли уточнять, какие выводы были по всем статьям?

Олимпиада-2022 в Пекине под угрозой бойкота: Китай обвиняют в пытках и стерилизации коренного мусульманского населения

Получив Игры-2022, китайцы задумались, как наилучшим образом подготовить к турниру своих спортсменов – и посмотрели в сторону норвежского опыта. Зимой-2016/17 Федерация лыжных видов Норвегии начала получать из Китая запросы о поиске тренеров.

В апреле 2017-го спортивное сотрудничество Китая и Норвегии перешло на официальный уровень – с прицелом на Пекин-2022 страны подписали Меморандум о взаимопонимании. Самое главное в этом документе: Норвегия обязалась делиться с Китаем рецептами успеха в подготовке элитных зимников.

«Мы хороши во многих видах спорта, но хотим совершенствоваться в зимних – лыжных гонках, биатлоне, прыжках с трамплина, лыжном двоеборье и горных лыжах. Мы внимательно прислушиваемся к опыту, который создали норвежцы», – говорил секретарь зимних видов Генеральной администрации Китая по спорту Ни Хуэйчжун.

Пандемия влияет на реализацию, но соглашение по-прежнему в силе.

В феврале 2020-го Меморандум внезапно стал поводом для скандала. Почетный член МОК Герхард Хайберг, который в 2017-м был в близком контакте с китайскими властями, рассказал TV2 почти детективную историю о том, как норвежский спорт превратился в инструмент дипломатической игры.

Все дело в том, что в 2010 году Норвежский Нобелевский комитет присудил премию мира китайскому правозащитнику и диссиденту Лю Сяобо. После этого отношения между странами сильно ухудшились.

Хайберг уверен, что спортивное соглашение сыграло существенную роль в нормализации норвежско-китайских политических связей, но премьер-министр Эрна Сульберг это отрицает.

Важная деталь – соглашение заключили без участия норвежских спортивных чиновников, а правление Олимпийского комитета даже не проинформировали о содержании документа.

«Это произошло безумно быстро, и многое было сделано еще до того, как мы что-то узнали. Когда соглашение состоялось, у нас уже не было выбора. Мы должны были поддержать его как что-то хорошее для спорта.

Если взглянуть на масштабы: премьер-министр Норвегии встречается с председателем КНР… Китай и Норвегия заключают соглашение, и это на фоне ледяного фронта между странами, который существовал уже несколько лет. Так что это приобретает совершенно другое измерение, чем просто вопрос о том, чтобы научить китайцев бегать на лыжах», – сказал Оддвар Йенсен, который в 2017-м был вице-президентом НОК.

Какова бы ни была подоплека договора между Норвегией и Китаем, их сотрудничество в спорте стало стремительно развиваться. В 2017–2020 годах в Норвегии тренировалось около 200 китайских зимников, несколько десятков норвежских тренеров и смазчиков подключились к работе со сборными Китая по биатлону и лыжным видам.

Самый известных среди них – 8-кратный олимпийский чемпион Уле Эйнар Бьорндален.

Назначение Бьорндалена главным тренером сборной Китая по биатлону сразу вызвало скепсис у правозащитников.

«Власти Китая будут использовать Олимпиаду, чтобы развлечь население, которому есть за что их критиковать. Бьорндалену следует понимать, что его станут использовать для прикрытия того факта, что Китай направо и налево нарушает права человека», – говорил глава норвежского представительства Amnesty International Йон Педер Эгенес. Почти два года спустя правозащитник не изменил мнения.

«Когда принимаешь активное участие в отмывании репутации через спорт тоталитарным государством, нужно осознавать, что за выбор делаешь. Если вы соглашаетесь на работу тренером сборной Китая, то становитесь частью политического проекта, направленного на то, чтобы представить китайские власти в позитивном свете», – утверждал Эгенес в недавнем интервью VG.

Бьорндален не отреагировал на запросы издания, однако в мартовской беседе с каналом NRK отвечал на вопрос, чувствует ли себя частью китайской пропагандисткой стратегии.

«Я тренер на полную ставку, я не чувствую никакой политической игры в том, чем занимаюсь. Я сосредоточен на спортсменах, с которыми работаю, у меня нет диалога о пропаганде с каким-либо лидером», – сказал Уле Эйнар в тот раз.

Катализатором нового витка дискуссии о нарушениях прав человека в Китае и о том, какой подход к вопросу должны найти спортсмены, стала позиция сборной Норвегии по футболу относительно чемпионата мира-2022 в Катаре.

Норвегия продвигает бойкот ЧМ-2022: Холанд, Эдегор и остальные готовы отказаться от мечты из-за смертей рабочих-мигрантов в Катаре

Когда в СМИ появилась информация о смертях рабочих-мигрантов на стройках спортивных объектов, в Норвегии зазвучали призывы к бойкоту ЧМ. На квалификационные матчи норвежцы выходили в футболках с надписью «Права человека – на поле и вне его».

После этой акции норвежских зимников тоже поставили перед вопросом – последуют ли они примеру футболистов в связи с пекинской Олимпиадой?

«Чем ближе Игры, тем чаще эта тема всплывает, так что нам нужно что-то решать. Мне кажется, нам нужно сесть и все обсудить. Командой. Вместе с тренерами, сервисом и всеми причастными. Один человек здесь точно не может что-то решать. Думаю, в ближайшее время мы посвятим себя этому вопросу.

Можно сделать многое. Самое главное – погрузиться в тему, и что мы, как команда можем показать, что для нас важно. Какие ценности мы будем отстаивать», – отвечал трехкратный олимпийский чемпион по лыжным гонкам Йоханнес Клэбо.

Едва ли слова лидера можно трактовать как реальное намерение бойкотировать турнир. Гораздо вероятнее, что Клэбо просто дал обтекаемый ответ, который устроит прессу и публику. Другие члены лыжной команды более явно обозначали пассивность.

«Я об этом особо не думала, если честно», – сказала 14-кратная чемпионка мира Тереза Йохауг.

Ее подруга по команде Хайди Венг считает, что ей следует сосредоточиться на тренировках: «Я лыжница, а не политик, и не обязана иметь мнение обо всем».

«Конечно, права человека чрезвычайно важны. Но у меня нет желания обсуждать это», – отметила Хелене Марие Фоссесхолм, для которой Игры-2022 станут первыми в карьере.

Уклончивая позиция норвежских лыжников встречает немало критики со стороны экспертов и СМИ.

«В свете того, что происходит в футболе, будет странно, если ни среди спортсменов, ни среди руководства не найдется тех, кто чувствует потребность критиковать нарушения прав человека в Китае. Я не ожидаю этого от каждого, но ожидаю, что в лыжной среде найдутся люди, которые скажут: «Это неловко, что мы должны бегать на лыжах в стране, которая без причины удерживает в концлагерях миллион человек», – говорит уже знакомый нам правозащитник Эгенес.

Комментатор Ян Петтер Салтведт критикует за пассивность и аргументацию в духе «мы занимаемся спортом» в первую очередь руководство лыжной сборной.

«Я работаю со спортом, говорит директор сборной по лыжным гонкам (Эспен Бьервиг – Tribuna.com). И показывает, что руководители в нашем главном зимнем виде невероятно плохо подготовлены к той реальности, в которой находится спорт высших достижений. Никто из тех, кто собирается на Олимпийские игры в Китай, не работает только со спортом.

Можно думать что угодно по поводу происходящего в отдаленной стране-хозяйке Игр, независимо от того, спортсмен ты, руководитель или зритель, но нельзя полностью дистанцироваться от дебатов о том, как спорт должен относиться к странам-организаторам крупных турниров. Не иметь никакого мнения в июне 2021 года недостаточно», – пишет Салтведт в колонке.

Комментатор считает, что лыжное руководство должно подтолкнуть своих атлетов к правильным действиям. Норвежские биатлонисты, напротив, уверены, что спортсмены могут и должны поднимать проблемные вопросы самостоятельно.

«Инициатива должна идти снизу», – говорит Ветле Шостад Кристиансен.

«Считаю, нужно высказываться, чтобы люди понимали, что происходит в этой стране», – заявил Йоханнес Бо.

Лучший биатлонист мира признался, что его вдохновляет акция, которую устроили футболисты – Холанд, Эдегор и компания – чтобы привлечь внимание к тысячам смертей на стройках футбольных объектов в Катаре.

«Такие примеры мотивируют высказывать свою точку зрения. Важно, чтобы спортсмены, являющиеся примером для подражания, занимали правильные позиции. Лучше всего критика работает, когда ее много. Нас, спортсменов, знают и в Норвегии, и за рубежом. Если объединить усилия с представителями других сборных, это будет мощный удар», – считает Бо.

Лыжники тем временем предпочитают переадресовывать вопросы о нарушениях прав человека в Китае спортивному руководству страны.

Позицию сформулировал выбранный спикером лыжной команды Шюр Рете: «Об этом нужно говорить, и тогда посмотрим, что мы будет делать. Но пока что мы прислушиваемся к Олимпийскому комитету и федерации. С моей стороны было бы неправильно использовать сейчас слово «бойкот». Но в течение лета и осени у нас будут дискуссии. Говорить слишком много, не имея должных знаний, я не осмеливаюсь».

Олимпийский комитет обещает помочь со знаниями – и считает, что этого будет вполне достаточно.

«Мы всегда заботимся о том, чтобы информировать спортсменов, и создаем все условия, чтобы они могли получить представление о положении в стране. Так они могут составить мнение и высказаться, если хотят этого. Однако не иметь официального мнения – тоже важная часть свободы слова. Ожидается, что в таких вопросах спортсмены должны брать на себя большую ответственность, чем другие люди. Мне кажется, это неправильно», – считает Туре Эвребе, один из руководителей НОК Норвегии.

На днях Норвежская футбольная ассоциация объявила, что сборная все же не будет бойкотировать чемпионат мира-2022 в Катаре. В свете этого решения ожидать каких-либо жестких мер от НОК, Федерации лыжных видов спорта или Союза биатлонистов тем более бессмысленно.

«Я знаю, что норвежский бойкот – это абсолютно нереалистично. Туре Эвребе и его команда не будут бойкотировать Олимпийские игры в Китае. Они на это не осмелятся, не в последнюю очередь из-за сотрудничества норвежского правительства с Китаем», – уверен исследователь Норвежского спортивного института Гудмунд Шелдал.

И он, вероятнее всего, прав: в конце концов, четвертая статья Меморандума о взаимопонимании вполне однозначно предписывает Норвегии побуждать своих спортсменов к участию в международных соревнованиях в Китае.

Остается только понять, каким образом норвежские олимпийцы ответят на давление со стороны медиа и экспертов, считающих, что твердая позиция важнее, чем золотые медали.

Фото: globallookpress.com/Frank Hoermann/Sven Simon, Whitehotpix, CARL SANDIN via www.imago-images; Gettyimages.ru/Drew Angerer, Yohei Kanasashi – Pool,

+2
Написать комментарий
Реклама 18+