Дружба Стоичкова и Кройффа сделала «Барсу» великой, а вражда разрушила карьеры обоих. Став тренером, Христо отказался от тактики

Вероятно, под впечатлением от Йохана.

Не каждый великий игрок становится топовым тренером. Стоичков вот не стал. Возглавив «Сельту» в 2007-м, он сказал: «Я не верю в тактику. Я не изучаю матчи соперника и не показываю видео своим игрокам». А потом проиграл 8 матчей из 16. Кого-то удивляет, что после этого его никуда толком не звали?

Такие слова и сами по себе заслуживают внимания, а когда их говорит Стоичков – тем более. Он ведь прошел через ярчайшую тактическую революцию.

Стоичков был генералом Кройффа и лидером атак «Барсы». В его игре почти не было слабых мест 

В центре этой революции Стоичков оказался совсем не случайно. К 1990-му Кройфф провел в «Барсе» два года и ни разу не выиграл титул. Каталонцы много и хорошо пасовали, контролировали игру, но забивали намного меньше «Реала» и оба раза финишировали ниже. Победа в Кубке кубков не слишком меняла расклад. Система работала не идеально. Нужен был хищник. «Барса» раскатывала всех, даже «Мадрид», но не хватало того, кто прикончит добычу.

«Он пришел потому, что нужен нам, – сказал Кройфф. – У нас команда очень хороших парней. Но нельзя строить команду только на хороших парнях. Нужен такой, как Стоичков – агрессор в атаке. Он ищет мяч, получает и бьет. Другие придерживают мяч, оценивают, как забить поэффектнее или отдать еще один пас, а Христо просто прет вперед и бьет. В «Барсе» слишком много хороших парней. Нам нужен был кто-то бешеный».

Стоичков и правда был бешеным. В 19 он завязал массовую драку и беспорядки, блестяще проявил себя в них, но ЦК Болгарии не оценил и пожизненно отстранил его от футбола. Потом наказание сократили до 14 месяцев, но Христо не успокоился. Он бил защитников, журналистов и судей, однажды спровоцировал международный скандал – присел во время французского гимна, – и на обвинения в расизме отвечал: «Ничего, бывает». В обычном предсезонном спарринге – одном из первых после перехода в «Барсу» – он так кошмарил соперников, что судья подошел к Кройффу: «Успокойте этого быка, иначе я отправлю его обратно в загон». Стоичков ничего не делал наполовину.

На поле эта ярость вырывалась в энергичный гусарский стиль. Стоичков шикарно искал свободное пространство и моментально взрывался в него, а если зон не было – бомбил с 25 метров с такой силой, что вратарь не успевал среагировать. Удар и скорость определяли его. В последнем сезоне за ЦСКА Христо забил 47 голов в 38 матчах и выиграл «Золотую бутсу». «Барса» идеально подходила его динамичной игре – Стоичков терялся, когда его привязывали к позиции.

«Он гений, изумительный игрок, который действительно обожает футбол, – восхищался болгарский бомбардир Наско Сираков. – Говорят, что человек велик настолько, насколько велики его мечты, и это в полной мере относится к Стоичкову. Он готовится к матчам так, как другие готовятся к свадьбе».

Все это еще не значило, что Стоичков сразу впишется в «Барсу». Кройфф строил игру через владение и перепас, зацикливался на управлении пространством и движении без мяча и слишком выделялся в начале 90-х. Христо привнес в игру то, чего ей не хватало, но не умел многого из необходимого – и никогда не заиграл бы без помощи тренера. «Как только я приземлился в Барселоне, Кройфф сказал: «Я буду работать с тобой лично, пока ты не выиграешь «Золотой мяч». Это была отличная мотивация. Но на поле пришлось непросто. Я учился выбирать позицию в зависимости от мяча – трудно было удержаться от забегов за ним. Когда я понял принципы, на которых строилась игра, все заработало», – рассказывал Стоичков в майском открытом письме сайту «Барсы». 

Кройфф носился со Стоичковым целыми днями – учил даже прыжкам на скакалке, – и сформировал совершенного игрока для своего стиля. Болгарин пасовал непривычно точно для форварда 90-х, одинаково классно играл на флангах и в центре атаки и подстраивал движение под любого напарника. Эволюция Христо покорила даже Марадону: «Раньше он был простым бомбардиром, но в «Барсе» стал феноменом». У Стоичкова не осталось слабых мест, если не считать скучной правой – но левая была достаточно хороша для того, чтобы игнорировать одноногость.

«Он лучший нападающий в мире, – восхищался вингер «Барсы» Лобо Карраско. – Христо умеет все. У него есть талант и класс, он бегает как Карл Льюис и пасует как Куман, реализует моменты на уровне Линекера и даже лучше – и как венец всего этого, он безумно агрессивен».

В первом же класико Христо втащил рефери по щиколотке и вылетел на два месяца. Вернувшись, забил 7 голов в 4 матчах и выбил «Ювентус» из полуфинала Кубка кубков. «Барса» превратилась в доминатора мирового футбола. Она контролировала мяч так же безошибочно и изящно, как раньше, но теперь не застревала в тупике собственного великолепия – в сложные моменты Стоичков разгонялся и расстреливал киперов ядерной левой. Играя чаще на фланге, он все равно забивал больше 20 голов за сезон и почти всегда заканчивал лучшим бомбардиром команды. «Барса» выиграла 8 трофеев за 4 года – включая ЛЧ и четыре чемпионства.

В ноябре 94-го Христо разобрал «Ман Юнайтед» (2+1 и 4:0), и Фергюсон пожаловался: «Мы не справились с темпом Стоичкова и Ромарио. Стремительность их атак стала для нас новым опытом». Через месяц болгарин получил «Золотой мяч».

Перед самым вручением Стоичков произнес: «Есть только два Христа: один в «Барсе», второй в раю», – и так резюмировал лучшие годы карьеры.

Он праздновал, но все уже рушилось.

Ярость Стоичкова разваливала команду. Он поссорился с тренером, который сделал его великим

Стоичков блистал в «Барсе» четыре года. Ему это давалось легко, как и должно быть, когда исключительная энергия замешана с талантом и физикой и нацелена на соперника. Остановить его и правда было очень сложно не потому, что Стоичков превосходил всех уровнем или классом, а из-за его неукротимой агрессии. Он промахивался один раз, другой, проигрывал борьбу или получал по ногам, но вставал и снова летел вперед. В атаку он шел как в драку (отчасти поэтому получил 10 красных за 5 сезонов). Защитникам доставалось на всех уровнях – психологически (провокации, ругань, оскорбления, расистские в том числе) не меньше, чем по-футбольному.

Получалось все это как бы само собой, но стоило больших усилий Йохану Кройффу. Тренер направлял бешеную ярость болгарина. Каждый день Кройфф задевал и мотивировал Христо. На каждой тренировке бросал ему вызовы и провоцировал прогресс. Он замкнул агрессию Стоичкова на игре – и тот стал лучшим.

«Кройфф сказал, что будет работать со мной индивидуально, пока я не выиграю «Золотой мяч», – рассказывал Христо Mundo Deportivo. – На следующий день после вручения «Золотого мяча» – помню, была среда – я вошел в раздевалку счастливым. Все поздравили меня, но Йохан не сказал ни слова. На следующий день то же самое. И на следующий тоже. Наступила суббота, день матча, и я был так взбешен, что забил дважды. После игры я спросил: «Мистер, что происходит?» А он ответил: «Я жду от тебя большего, чем «ЗМ». Кройфф как он есть».

Вечно так продолжаться не могло. Подход Кройффа имел то же уязвимое место, что и дрессировка тигров. Одна ошибка, перегиб с накачкой или издевкой угрожал всему. Так и произошло. Кройфф не удержал зверя. Ярость Стоичкова вырвалась наружу и теперь разрушала все вокруг – не только соперника, но и саму «Барсу».

Все началось в сезоне-93/94, когда «Барса» купила Ромарио. В то время только три легионера могли выйти на поле. В «Барсе» уже играли Стоичков, Куман и Лаудруп, все трое были лучшими в клубе и одними из лучших в мире на своих позициях, но и Ромарио был таким же. Кройфф ротировал суперзвезд. Один из великих всегда оставался в запасе.

Ротация больше задела Лаудрупа, но максималиста Стоичкова не устраивало даже его относительно привилегированное положение. Он сыграл всего 15 полных матчей в Ла Лиге и четырежды выпал из заявки в ЛЧ. Замены его бесили. Пока это прорывалось лишь в шутки («Я сказал Кройффу, что отказываюсь от 8-го номера, потому что его всегда меняют. Буду носить 14-й. Йохан казнил меня перед всей командой, а наедине сказал, что я лучший»), но партнеры рассказывали, как накапливалось недовольство: «Когда Стоичков оказывался на скамейке, он мог начать драку с собственной тенью. А когда Христо злится, он опасен».

Ситуация грозила катастрофой, и она случилась в следующем сезоне. История о мотивации после «Золотого мяча» вполне типична для Кройффа. Он постоянно подогревал злость Стоичкова: называл нулем и кошмаром, бесполезным на поле. Однажды поспорил с Христо на 100 тысяч песет, что тот не забьет дважды – и заменил его после первого тайма, когда болгарину оставался один гол. «Перед командой он говорил, что я провалился, что выбросит меня из основы и вообще продаст, но после тренировки мы вместе шли обедать», – вспоминал Стоичков. Он называл Кройффа другом.

В сезоне-1994/95 тональность поменялась. Кройфф делал все то же самое, но Стоичков больше не воспринимал подначки как мотивацию. «Когда мы выигрываем, это заслуга Кройффа, а когда проигрываем, виноваты игроки», – раздражался болгарин. В январе «Барса» влетела «Реалу» 0:5, и тренер сказал: «Стоичков должен сосредоточиться на тренировках и матчах и только потом беспокоиться о наградах и похвале».

К весне все уже было готово для взрыва. Стоичков срывался на всех подряд, и раздевалка рушилась. В конце зимы «Барселона» снова проиграла 0:5 – на этот раз «Расингу». Стоичков сказал, что тренер завел любимчиков. Кройфф жестко ответил: «С таким, как Христо, все должно быть на максимум. Если что-то дается на 95%, он быстро сдаст. Книга о Стоичкове закрыта. Он рассорился больше чем с третью команды».

В марте 1995-го Стоичков взорвался на радио: «Кройфф или я». Вскоре он развернул в интервью The Independent: «Я не хочу собирать чемоданы, но большой вопрос, останусь ли я в клубе». На пресс-конференции перед очередным матчем они с Кройффом устроили заварушку прямо перед журналистами. Взбешенный болгарин закончил общение так: «Вы все ублюдки, и ни с кем из вас я не разговариваю до ноября». И правда перестал разговаривать с Кройффом.

Очевидно было, что Стоичков не задержится в Каталонии. Президент «Реала» Рамон Мендоса привез огромный чек – в несколько раз больше зарплаты в «Барсе». Но Христо не напоказ выгонял детей с тренировки сборной Болгарии, если они приходили в футболке «Мадрида». Принципы для него были важнее. Стоичков выбрал «Парму».

Напоследок болгарин уколол Кройффа: «Он выжил меня, потому что я выиграл с «Барсой» больше, чем он за всю карьеру. Он прямо сказал: «При мне ты играть не будешь».

Без Кройффа Стоичков провалился как игрок, а потом и как тренер

30-летний Стоичков провел серый год в «Парме», забил всего 7 голов и постоянно жаловался на жесткость итальянских защитников, а потом вернулся в «Барсу» (там уже не было Кройффа) и провалился еще и там. Следующие пять лет болгарин отыграл в Японии, Аравии и МЛС. В 2003-м закончил.

Тренерский путь получился рваным и непоследовательным. С 2013-го Христо не тренирует вообще, до этого работал в ЮАР и на родине, но по-настоящему строил карьеру только в первые несколько лет после ухода. Сначала он три года возглавлял сборную Болгарии, несколько раз пролетел мимо финальных турниров и рассорился с лучшими игроками страны – Пеевым и Стилияном Петровым. Потом были полгода в «Сельте». Стоичков поставил яркий атакующий футбол, выиграл 3 последних тура в Ла Лиге и почти спас «Виго» от вылета, едва не запустив карьеру по другому пути, но все-таки не спас – «Сельта» вылетела, посредственно стартовала в Сегунде, и Христо уволили.

С тех пор прошло 13 лет, и провал Стоичкова всегда сводят к фразе, сказанной на первой пресс-конференции: «Я не верю в тактику, не изучаю матчи соперника и не показываю видео своим игрокам». Эти слова кажутся слишком резкими для игрока, который тренировался у Кройффа – но вполне вероятно, что именно Кройфф повлиял на них.

Голландец сам неоднозначно относился к тактике. Он структурировал только атаку и никогда – защиту. Однажды Андони Субисаррета спросил Йохана, как защищаться на стандартах, и тренер ответил: «Откуда мне знать? Решайте сами. Это ты должен париться, как отбиться при угловом, а не я».

Кройфф защищался, контролируя мяч, и – как все максималисты, – не предусматривал потерь. На превращение «Барсы» в дрим-тим понадобилось 10 тысяч часов тренировок. Кройфф останавливал занятия каждые несколько минут, передвигал игроков на метр влево или вправо и говорил: «Теперь у тебя лучший ракурс для паса». Он фактически водил каталонцев за руки – и только так научил их играть.

Эта концепция была слишком сложна и почти неповторима. «Идеи Кройффа неприменимы в других командах и подходят не каждому игроку. Не все понимают такой футбол», – отмечал Стоичков. Свой тренерский стиль он формулировал проще: «Нужен правильный характер, война в каждой игре, каждой тренировке и за каждый мяч. Нужно забить на гол больше соперника и наслаждаться игрой». Христо выбрал тот же максималистский стиль, но выбросил самое сложное, изменив суть в чисто своей манере: кровь и боль вместо интеллекта.

Характер Стоичкова определил тренерский провал. Он кипел вместе с игроками, переходил на 2-4-4, когда проигрывал, и не парился о скучных вещах вроде изучения соперника. При этом он никогда не терял веры в тактику в более общем смысле. Просто не хотел подстраиваться под соперника: видел футбол как навязывание своего стиля, а не попытку обезвредить чужой.

В общем-то, тоже как Кройфф. Правоту которого в их общем конфликте он все-таки осознал – но много после того, как разрушил и свою карьеру, и раздевалку каталонской дрим-тим.

Иньеста называл его (а не Месси!) лучшим в истории, Пеп плакал, когда он ушел в «Реал». Лаудруп был гением, но не стал великим из-за лени

Куман – центр великой «Барсы» Кройффа (вместе с Пепом!). Защитник, который постоянно забивал и принес клубу первый Кубок чемпионов

***

Телеграм автора

Подписывайтесь, не пропустите новые тексты!

Фото: Gettyimages.ru/Anton Want/Allsport, Clive Brunskill/Allsport; ASSOCIATED PRESS/East News; globallookpress.com/imago sportfotodienst

+16
Популярные комментарии
samuel l jackson
+19
Я просто тащился от игры Стоичкова в период его расцвета, это был прям идеал форварда для меня и это касалось не только игры за Барсу, но и игры за сборную Болгарии. Здесь сравнивают игру "Ицо" с гусарской атакой, вот та Болгария тоже была по своему гусарской. Христо перед Францией в отборе на ЧМ94 спорил на Мерседес, а после сенсационной победы брал выигрыш деньгами и пропивал их вместе с командой в Париже. На ЧМ в США они тоже готовились к матчам больше за бильярдом и карточным столом. Поговаривают, что на матч за 3 место против шведов, болгары еле наскребли 11 полутрезвых игроков, остальные были вообще в хлам. Отсюда может и это пренебрежение к тактике в тренерской карьере, хотя тут скорее ещё и то, что Великий болгарин так и не смог убить в себе игрока, ведь на поле его выделяли страсть и напор, а на тренерской скамейке это не самые лучшие помощники. К тому же если в поляне Стоичков был гениален, то как это часто бывает, в жизни вне футбольного поля Христо был далеко не интеллектуал.
P.S. Ну и небольшое лирическое отступление, чтобы окончательно закрыть сравнение "Ицо" c гусарами. Были у Наполеона свои любимцы в гусарских полках, их называли сабреташи. Это была каста полуграмотных пьяниц и в то же время отчаянных рубак, которых не давали званий выше майора, но они готовы были броситься в гущу любой бойни совершенно не рассуждая. По моему очень похоже на Великого нападающего Христо "Ицо" Стоичкова, которому при этом нельзя было давать звание выше майора и пускать на тренерский мостик ))
Yury Brizhak
+4
«Характер Стоичкова определил тренерский провал. Просто не хотел подстраиваться под соперника: видел футбол как навязывание своего стиля, а не попытку обезвредить чужой.»
Вот это бы Шевченко прочитал.
Детство, детство... какие тогда игроки были... ах...
Spinosa
+2
Моє знайомство з футболом фактично почалося з ЧС-1994. Ні, я дивився ще ЧС-1990, але тоді був зовсім малим і на грі геть не розумівся, просто складав компанію дідусеві коло екрану. А ЧС у США вже дивився з цікавістю і вчився розуміти футбол. Дві перші улюблені команди - збірна Бразилії і збірна Болгарії. Два перших улюблених гравці - Ромаріо і Стоїчков. Не складно здогадатися, за який іноземний клуб я став вболівати).

Стоїчкова я обожнював і саме з нього почалася моя любов до номеру "вісім" у футболі. Потім ця любов була підживлена Карелом Поборскі, Валентином Белькевичем і Андерсом Іньєстою. Хоча Стоїчков це зовсім не футбольна "вісімка" на полі, просто так співпало. Це приклад суперфорварда, який у принципі вмів все. Шикарне поводження з м’ячем, помножене на воляче здоров’я і суперагресію і ще раз помножене на магічну ліву "гармату" - ось це Стоїчков. Суперфорвард і дитина, що так і не виросла. Ну, а те як він бив штрафні... Звісно, я з того часу бачив багато шикарних виконавців стандартів, але досі вважаю Іцо неперевешеним майстром.
Написать комментарий 4 комментария
Loading...
Реклама 18+