Последний матч грандов Украины и России: «Шахтер» обыграл ЦСКА, Газзаев еще верил в ОЧ, через месяц был аннексирован Крым

На турнире-промоции объединенного чемпионата.

Февраль 2014 года. Пока в Киеве пылает Революция достоинства, в Израиле на товарищеском турнире играют чемпионы и вице-чемпионы Украины и России. «Шахтер» и «Металлист» с одной стороны, ЦСКА и «Зенит» – с другой. Это так называемый Объединенный суперкубок, предтеча объединенного чемпионата, разговоры о котором бурлили весь 2013 год.

В последний игровой день соревнования «Металлист» побеждает «Зенит», а сразу после этого «Шахтер» обыгрывает ЦСКА. Организаторы надеются провести такой турнир еще не раз, но менее чем через месяц Россия аннексирует Крым, а впоследствии развязывает затяжной вооруженный конфликт на Донбассе.

Поединок дончан и москвичей становится последним противостоянием грандов украинского и российского футбола. И невольно приобретает символизм.

Объединенный суперкубок выиграл «Шахтер». Янукович поздравил клуб с победой

Объединенный суперкубок в израильской Петах-Тикве стал потомком Кубка Первого канала, который в конце нулевых собирал грандов из Украины и России на товарищеский турнир каждую зиму. Отличалось то, что организаторами соревнования в 2014-м были уже не российский «Первый канал» и фонд Романа Абрамовича, а инициаторы объединения украинского и российского чемпионатов во главе с Валерием Газзаевым и «Газпромом» за спиной.

За полгода до этого они же провели репетицию Объединенного суперкубка. Летом 2013 года в Киеве, Донецке и Москве впервые прошли матчи так называемого Объединенного турнира с участием «Шахтера», «Зенита», «Спартака» и «Динамо», которое и выиграло соревнования. И хотя средняя посещаемость матчей составила 20 тыс зрителей, замысел понравился не всем:

«Наша позиция по учреждению Объединенного чемпионата или любых движений к этому всегда была и есть четко отрицательной. Попытку проведения Объединенного турнира, как и попытку создания совместного чемпионата ультрас расценивают как чисто политический шаг, предательство национальных интересов граждан обеих стран», – заранее выступили против болельщики киевского клуба с призывом бойкотировать игры.

Среди украинских и российских функционеров настроения были менее категоричны и четки. Было много непонятного, и не было разрешений от УЕФА, ФИФА, ФФУ и РФС. Между тем Газзаев и компания держали идею на поверхности, в частности, такими товарищескими турнирами, которые планировалось проводить до окончательного объединения чемпионатов.

«Уверен, Объединенный суперкубок в Израиле будет интересным. А для клубов, которые пробились в весеннюю стадию еврокубков, еще и полезным – они получат достойных спарринг-партнеров. Конечно, хотелось бы пригласить популярных киевских динамовцев и «Спартак». Но сроки турнира сжатые из-за старта Олимпиады в Сочи», – рекламировал соревнования в Петах-Тикве Газзаев, добавив, что призовой фонд турнира – 1 млн евро.

В течение трех игровых дней – 30 января, 2 и 5 февраля 2014 года – на стадионе «Ха-Мошава» прошло шесть поединков:

ЦСКА – «Металлист» 0:0 (4:2 по пен)

«Шахтер» – «Зенит» 2:1

«Зенит» – ЦСКА 2:0

«Металлист» – «Шахтер» 0:2

«Зенит» – «Металлист» 1:2

«Шахтер» – ЦСКА 2:1

В последнем матче команда Мирчи Луческу, которая готовилась к противостоянию с чешской «Викторией» в Лиге Европы, добыла над подопечными Леонида Слуцкого волевую победу. На гол Тошича в начале игры Срна и Тайсон ответили еще в первом тайме. После финального свистка дончанам вручили трофей, который привезли на стадион по ходу второго тайма. Это показывали во время трансляции.

«Это был хороший турнир для нашей подготовки. Результат увидим, когда начнутся игры в Лиге Европы и чемпионате. Мы по праву заняли первое место», – был доволен качественными спаррингами Мирча Луческу.

Вскоре команду поздравил тогда еще президент Украины Виктор Янукович. Через две недели под давлением Майдана он бежал из страны, которая тут же оказалась в войне с Россией. Больше об объединенных турнирах и суперкубках не могло быть и речи.

«Шахтера» и ЦСКА больше всех интересовало объединение чемпионатов. Дончане рассчитывали так вписаться в финансовый фэйр-плей

Символично, что все закончилось на матче горняков и армейцев. Оба клуба были заинтересованы в объединении чемпионатов больше всех среди украинских и российских команд. По крайней мере, об этом говорили их руководители.

Президент ЦСКА Евгений Гинер изначально участвовал в продвижении идеи Объединенного чемпионата вместе с Газаевым как член наблюдательного совета специально созданного оргкомитета:

«Объединенный чемпионат увеличит количество хороших команд в турнире. Это значительно усилит конкуренцию – это самое важное. Поднимется интерес болельщиков, больше станет зрителей на трибунах. Внимание телеаудитории к турниру тоже возрастет – и не только в России и Украине, но и в Европе и мире. А это серьезные деньги».

Более того, Гинер не сдавался даже тогда, когда отношения между Украиной и Россией начали обостряться. В начале марта 2014 он говорил:

«Спорт вне политики. Это не война, это просто футбольный матч на поле. Чемпионат Украины уже две недели не может начаться. Так что мы стали еще ближе к единому турниру. И это не ностальгия и не воспоминания из детства.

Вырастет конкуренция. Все мы хотим, чтобы наши команды успешно выступали в Европе. Так вот: если бы играли в Объединенном чемпионате, могли бы доходить до полуфинала Лиги чемпионов».

У «Шахтера» основания болеть за объединение чемпионатов были более четкие – клуб в этом видел возможность увеличить доходы, чтобы вписываться в правила финансового фэйр-плей:

«Другие клубы, возможно, пока еще не уделяют должного внимания финансовому фэйр-плей и не вникли в суть вопроса. Но я вник достаточно глубоко и хочу сказать: ситуация сложная. А объединенный чемпионат в любом случае принесет гораздо больше денег, чем сегодня получают украинские клубы. Это просто небо и земля.

Например, можем взять «Шахтер» – за прошлый сезон мы получили около двух с небольшим миллионов долларов. Это перечисление за телевизионные права и спонсорство лиги. Меньше не придумаешь. И вот здесь возникает вопрос о финансовом фэйр-плей. Сегодня в украинском и российском футболе никто не зарабатывает. Я не знаю, как иначе решить эту проблему.

При этом, если «Шахтеру» объединение будет выгодно, а украинскому футболу – нет, мы никуда не пойдем. Мы не будем делать ничего, что может навредить ему – какие бы предложения не озвучивались, и как бы нам не мешал финансовый фэйр-плей. Мы – «посол украинского футбола в мире», это в нашей миссии записано», – говорил гендиректор «Шахтера» Сергей Палкин в интервью Tribuna.com в марте 2013 года.

В нем он также рассказал, что вместе с Евгением Гинером еще до появления идеи с объединением чемпионатов они продвигали подобный вариант, только с Кубками Украины и России:

«Организовать его было бы не так сложно, он не требовал бы долгих разбирательств со стороны ФИФА, УЕФА и федераций. При этом, носил бы более официальный и понятный характер, чем Кубок Первого канала. Кубок Украины и Кубок России никуда бы не делись, в календаре нашлось бы место для того и другого.

Мы совместно с Евгением Гинером озвучили эту идею прошлой весной на заседании Ассоциации европейских клубов, проходившем в Донецке. Там были все сильнейшие клубы чемпионатов России и Украины. Обсудили, всем понравилось, определили круг лиц в каждом из клубов, с которыми будем обсуждать этот проект. Но потом возникла эта тема Объединенного чемпионата, поэтому мы отложили свое предложение в сторону».

Объединенный чемпионат презентовали в Москве. Идею поддержал представитель «Таврии», а в УЕФА были против

Тема объединенного чемпионата вынырнула в декабре 2012 года в России, когда клубы РФПЛ инициировали создание оргкомитета Объединенной футбольной лиги (ОФЛ). Впоследствии стало ясно, что педалирует процесс председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер. Через два месяца именно в московском офисе компании состоялась презентация проекта Объединенного чемпионата, которую провел новоиспеченный генеральный директор оргкомитета ОФЛ Валерий Газзаев.

На презентации были и представители от Украины – тогдашний исполняющий обязанности гендиректора УПЛ Петр Иванов и представитель симферопольской «Таврии» Михаил Хачатрян, по словам которого, клуб выступил за объединение.

«Президент клуба Сергей Владимирович Куницын направил меня сюда. Мы обсудили этот вопрос, мы – за объединение, чтобы было интересно. Крым всегда был ближе к России», – сказал представитель таврийцев. Через несколько дней его слова опроверг тогдашний гендир клуба Александр Бойцан, добавив, что Хачатрян не имеет права делать такие заявления и что «Таврии» пока не интересен проект.

Большинство украинских клубов неоднозначно встретили инициативу соседей. В основном потому, что не было конкретики, как именно будет выглядеть объединенный чемпионат. Тем более, инициаторы во главе с Газзаевым запустили процесс, не посоветовавшись перед тем с обеими футбольными федерациями – ФФУ и РФС. Да и главные футбольные органы – ФИФА и УЕФА – не одобряли идею.

«Мы, конечно, посмотрим на опыт объединенной женской лиги Бельгии и Голландии. Но пока я против этой идеи», – сказал еще в марте 2013 года тогдашний президент УЕФА Мишель Платини. С самого начала он говорил, что веским основанием для такого объединения должна быть сложная финансовая ситуация у клубов лиги – УПЛ и РФПЛ он к таковым не относил.

Оргкомитет ОФЛ во главе с Газзаевым был уверен, что им удастся убедить органы – главное договориться с клубами и местными федерациями. Для этого работал над форматом. Он предусматривал следующее:

  • две лиги ОФЛ: Премьер-лигу (9 команд УПЛ + 9 команд РФПЛ) и Первую лигу (10-16 команды от УПЛ и РФПЛ плюс первые две команды из первой лиги обоих чемпионатов);
  • остальные клубы оставались соревноваться в национальных чемпионатах, которые должны были бы проводить ФФУ и РФС, с возможностью выхода в ОФЛ;
  • еврокубковые квоты сохранялись по национальному принципу. То есть, в Лигу чемпионов могли выйти по две команды от Украины и России независимо от того, на какой позиции они финишировали бы в ОФЛ. Например, если бы «Шахтер» занял третье место в ОФЛ, но выше всех других украинских команд, то получил бы прямую путевку в групповой раунд ЛЧ. Так же и с Лигой Европы;
  • Кубки Украины и России изменений не испытывали бы – их победители отдельно претендовали на выход в еврокубки. Если же победителями розыгрыша становились команды, которые уже обеспечили себе евросезон через ОФЛ, их путевку получала за порядком следующая команда из ОФЛ по национальному принципу;
  • бюджет первого розыгрыша ОФЛ должен был составить 1 млрд евро в год. Большую часть этих денег должен был предоставить «Газпром», остальные – другие инвесторы и спонсоры лиги. В дальнейшем эту ориентировочную сумму планировали удерживать путем продажи медиаправ и другой коммерческой деятельности.

Дискуссия продолжалась весь 2013 год. Оргкомитет ОФЛ, ФИФА и УЕФА, ФФУ и РФС, клубы УПЛ и просто люди с футбольной среды – все по-разному относились к идее. Причем у некоторых это отношение балансировало на грани. Достаточно примера Игоря Суркиса:

«Даже не думаю об Объединенном чемпионате. У нас свой чемпионат, у вас – свой. Так эти вопросы не решаются» (29 марта 2013 года)

«Мы готовы обсуждать любую серьезную идею. Но прежде чем начинать разговор об объединенном чемпионате, необходимо, чтобы Украина была с Россией равноправным партнером, а не приглашенной стороной, младшим братом, которому предоставляют любезность» (18 апреля 2013 года)

«Не хотел бы вступать в дискуссию по Объединенном чемпионате – надо понять реальность этого проекта. С момента, когда о нем начали много говорить, мы не сдвинулись с мертвой точки. Надо взвешенно подходить к этому вопросу. А сейчас мы даже не на пороге обсуждения этой идеи. Надо понимать, нужен ли нам этот чемпионат вообще. Если поймем, что нужен... Но я пока не вижу этого понимания» (26 июня 2013 года)

«Зачем этот Объединенный чемпионат нужен украинскому футболу? Если только ради спасения от финансового фэйр-плей, то где гарантия, что деньги, которые выделяются на потенциальный турнир сегодня, найдутся завтра, послезавтра, через пять лет? Ведь разрушив свой чемпионат, в котором уже четыре команды претендуют на выход в Лигу чемпионов, мы не сможем возродить его в прежнем виде» (29 января 2014 года)

И так весь год и на примере многих участников процесса на фоне регулярных заверений от Газзаева о привлекательности идеи. Валерий собирал пресс-конференции в Украине и России, пытался популяризировать проект и добивался встреч с руководителями федераций. Он уверял, что в его действиях нет никакой политики – только желание спортивного и финансового прогресса клубов. Но окончательно договориться он так и не сумел. Или не успел.

Объединенный суперкубок в Израиле собрал мало зрителей, но организаторы говорили о большом внимании к турниру. Идея ОФЛ, кажется, глохла уже там

Товарищеский суперкубок в Израиле должен был еще раз убедить, что объединение чемпионатов нужно, показав вкусности на картинке. Пока команды относились к этому как к обычному товарищескому турниру, члены оргкомитета ОФЛ всячески его рекламировали.

«Мы почувствовали большое внимание к турниру. Не только со стороны жителей Тель-Авива, но и всего Израиля. Многие приезжие посетили турнир. Его можно воспринимать как прообраз будущего объединенного чемпионата. Лидеры футбола в Украине и России примерно на одинаковом уровне», – суммировал проведения турнира президент РФПЛ Сергей Прядкин, который заодно был председателем наблюдательного совета оргкомитета ОФЛ. Но не все было так однозначно даже с израильской аудиторией.

«Здесь не было ни рекламы на телевидении, ни на радио. Разве что на русскоязычных каналах. Но не думаю, что было бы больше болельщиков, если бы рекламировали больше. Просто игры проходят посреди недели, первая игра в шесть часов вечера – люди еще на работе», – описывал атмосферу российский тренер Александр Уваров, который тогда работал в столичном «Маккаби». Комичности ситуации добавляло то, что сказал он эти слова в той же телестудии перед матчем «Шахтера» и ЦСКА, в которую после игры пришел Прядкин.

По данным российского издания «Спорт-Экспресс», которое было информационным партнером суперкубка, посещаемость турнира составила в среднем 2 тысячи зрителей за игру. Титульным спонсором соревнования стала марка топлива G-Drive от «Газпрома».

Российская сторона промотировала идею объединения, как могла. Но замысел глох все равно. За год дискуссий ситуация почти не продвигалась, хотя Газзаев был уверен – такие масштабные проекты быстро не делаются. Целеустремленность была образцовой и имела шансы получить в награду желаемое, но ее подкосила война.

«Как и большинство россиян, я, конечно же, с волнением и тревогой слежу за развитием событий в братской республике. Но при этом не расстаюсь с надеждой, что жизнь в Украине в ближайшем будущем вернется в нормальное русло. По-другому просто не может быть», – говорил Газзаев в марте 2014 года, надеясь на стабилизацию ситуации в Украине, в какой как раз вспыхивала война.

Уже в августе у главы оргкомитета ОФЛ была другая позиция: «В свете последних событий в Украине об Объединенном чемпионате и речи быть не может. Это неактуально. Хотя сама идея была блестящая. Этот чемпионат был бы одним из самых сильных в Европе». Осенью того же года проект официально закрыли.

Конечно, матч между «Шахтером» и ЦСКА не стал последним между украинскими и российскими футбольными командами. Той же зимой, после турнира в Израиле, «Днепр» провел три спарринга – с «Рубином», московским «Динамо» и теми же армейцами. Да и с началом войны такие встречи не исчезли, хотя и уменьшились до минимума. Например, летом 2014 года донецкий «Металлург» сыграл товарняк с «Тереком», а три года назад «Заря» на летних сборах встретилась с «Уралом».

Но именно та игра между командами Мирчи Луческу и Леонида Слуцкого стала последней, в которой сошлись гранды из Украины и России. И именно та встреча ознаменовала перелом того, куда мог зайти украинский футбол до войны с Россией.

Нагнуться и взять. Почему Объединенный чемпионат ждет судьба «Анжи»

13 цитат об Объединенном чемпионате, которые вынесли нам мозг

Фото: ФК «Шахтер», Getty Images, Footboom, lenta.ru, GLOBAL LOOK press/Alexander Chernykh

+55
Реклама 18+
Популярные комментарии
Никита Черкашин
+42
Наши были сильнее российских клубов
Borini
+34
Емм може противники цієї ідеї вже тоді розуміли, що цей чемпіонат це лише черговий важіль асиміляції українців і культивування міфу про адіннарот. Мета цієї катавасії з самого початку це зовсім не розвиток спорту, а перетворення великої частини українців на безрідних манкуртів. А їх, як ми бачимо зараз, і без цього чемпіонату чимало.
Ответ на комментарий samolich
Не розумів противників тієї ідеї (зараз це зрозуміло що неможливо), але тоді у 2012, 2013 об’єднаний чемпіонат був би на рівні тогочасної французької Ліги 1, українські клуби в рази, виграли б у фінансах, та і цікавіших матчів могло бути в рази більше
Денис Юдінков
+23
Будь-яка колаборація з коцопстаном - це ідіотство. Вчіть історію.
Написать комментарий 80 комментариев
Loading...
Реклама 18+