Максим Якуценя: «В «Донбассе» эти местные демонстрации воспринимал с юмором, но потом стало совсем не смешно»

Ob-Zor.Ru поговорил с нападающим «Трактора» Максимом Якуценей, от которого вновь очень многого ждут в Челябинске.

Серов, путешествия, США

- Евгений Кузнецов открыл всему мир ЧТЗ, Станислав Чистов – ЧКПЗ. А что за город Серов, где вы родились и куда недавно ездили?

– Да, я был у родителей – навещаю их каждый год. Вообще всегда езжу в Серов с удовольствием, помогаю родителям по хозяйству, встречаюсь с друзьями.

Это маленький город – примерно 100 тысяч жителей, если считать с окрестными городками и деревнями. Там есть два крупных завода – ферросплавный и металлургический, и, в основном, люди работают там. А вот большого хоккея в Серове, к сожалению, нет. Осталась только школа:«Металлург» – команда, в которой я начинал играть – прекратил существование. Считаю, он играл важную роль в городе. А теперь у маленьких ребят из хоккейной школы нет стимула, они не видят главную команду, не видят, как она играет. Мне рассказывали, что был проект нового небольшого тренировочного катка, но и он заморозился из-за кризиса.

- Вы играли за команды восьми городов России и Украины. В каком из них вы чувствовали себя своим?

– Было комфортно в Уфе, в Москве, в Омске, когда мы работали в «Авангарде» с Валерием Белоусовым, и, разумеется, в Челябинске.

- Человек из Серова долго привыкает к Москве?

– Ну, я же не сразу из Серова приехал в Москву. Да и до того, как перешел в ЦСКА, не раз в Москве был. Хотя, конечно, сначала было тяжело – в плане движения, дороги надо было изучать. Но когда мне пригнали машину, я сел за руль и быстро со всем разобрался, проблем не испытывал. А потом вообще привык к Москве – даже не хотел уезжать после завершения контракта, искал варианты продолжения карьеры там или в Подмосковье. Но все-таки уехал в Омск. В Москве было хорошо, однако я ни о чем не жалею.

- В каком городе самое пристальное внимание к хоккею?

– В Челябинске. Не только СМИ, но и, кажется, все жители города интересуются «Трактором», переживают за свою команду. Это очень приятно.

- Известно, что вы большой любитель необычных путешествий.

– Я и в Турцию или Египет люблю просто так съездить. Но считаю, что нужно все-таки развиваться, находить новые маршруты.

Я успел побывать в самых разных точках – практически везде в Европе, на Сейшелах и Мальдивах. Очень интересно и познавательно было в Нормандии, на северо-западе Франции, там ездил на Ла-Манш, а в Руане – посмотрел место, где сожгли Жанну Д`Арк. В Париже же выполнил обязательную программу – забрался на Эйфелеву башню, сходил в Лувр и просто прогулялся по городу. Плюс посетил кабаре «Le Crazy Horse de Paris» – там тоже очень красиво и интересно.

Если говорить об островах, то там у меня был такая экзотика: я пробовал и подводное плавание, и донную рыбалку. А на Канарах, этом необычном острове вулканического происхождения, поднимался на вулкан Тейде высотой 3600 метров. Конечно, не пешком, а на подъемнике. Там довольно холодно, воздух разряженный и очень красиво – везде черный вулканический песок.

Мне нравится открывать мир.

- И смотреть на океан?

– Да, мне приятно видеть и слушать океан или море, меня это успокаивает. И вот этот замечательный морской запах на меня как-то странно действует, завораживает.

- В КХЛ, кстати, есть два клуба с выходом на море.

– Мне понравилось во Владивостоке. Красивый, своеобразный и приятный город. Впечатляет это сочетание гор и выхода в Тихий океан. Там реально чувствуется, что ты на краю света.

- Как вы осуществляете выбор нового маршрута?

– В течение года я думаю, куда можно съездить, что посмотреть, а потом спонтанно выбираю. Но я не люблю долгие перелеты. Меня все спрашивают, почему я еще не побывал в США – вот поэтому и не побывал. Все никак не могу собраться.

Возвращение, бывшие партнеры, карьера

- Как получилась ваша история с возвращением в «Трактор»?

– Все решалось через агента. После предложения из Челябинска мы посовещались с ним и поняли, что правильным решением будет продолжить карьеру в «Тракторе». Честно говоря, очень рад, что вернулся. Искренне. Понравилась атмосфера в команде, отношение ко мне руководства и болельщиков – я прочитал их комментарии к новости о моем переходе.

- В «Тракторе» вас хотели видеть еще в прошлом сезоне, но вы предпочли «Магнитку».

– Может быть, это была моя ошибка. Конечно, там я не реализовал себя как хоккеист. Но все что ни делается – к лучшему. Сезон в Магнитогорске тоже дал мне определенный опыт, как игровой, так и жизненный.

- На что обращаете внимание в первую очередь при подписании контракта с новым клубом?

– Самое главное, чтобы в клубе были во мне заинтересованы, чтобы у работодателей было желание видеть меня в команде и меня использовали в игре в той роли, в которой я могу приносить максимальную пользу, максимально раскрываться. Плюс важно, чтобы в меня верили.

- Ясно, что «Трактор» видит в вас одного из вожаков.

– Конечно, мы обсуждали с Сергеем Гомоляко и этот вопрос в том числе. Могу сказать, что я готов быть лидером.

- Вы же с Гомоляко давно знакомы?

– Да, играли вместе в «Мечеле» в начале нулевых, потом вместе перешли в «Салават Юлаев». Определенный опыт от него тоже перенял. Он был большим игроком, большим мастером.

- А с главным тренером Андреем Николишиным уже разговаривали на тему того, как вас будут использовать в игре?

– Пока нет. В любом случае нужно работать, показывать все на тренировках и в матчах. Кстати, с Николишиным мы тоже знакомы – 10 лет назад играли вместе в ЦСКА. И Владимир Цыплаков тогда тоже был в армейской команде, а с Виталием Ячменевым я чуть позже играл в «Авангарде».

- В прошлом сезоне с «Магниткой» вы сыграли против «Трактора» пять матчей. Сложилось мнение о том, во что играет команда Николишина?

– Мы выиграли все пять матчей, но четыре из них завершились с небольшим счетом. Игра в них была шаткая – в обе стороны все могло качнуться. Считаю, «Трактору» не хватило реализации голевых моментов, а их было предостаточно. И в других матчах челябинцев, которые я видел, тоже присутствовала эта проблема.

- Ваш контракт с «Трактором» рассчитан на два года. Это последний контракт в карьере?

– Я полон сил и желания играть, так что надеюсь, что не финальный. У меня есть сложившиеся хоккейные стереотипы, которые, на мой взгляд, правильные. Есть определенное понимание игры. Я не устал от хоккея, чувствую себя уверенно. Так что посмотрим, как все получится в этом и следующем сезонах.

«Донбасс», самый длинный матч, сборная Украины

- После двух сезонов в Челябинске вы переехали в Донецк, где стали частью очень интересной команды. Расскажите, что происходило в «Донбассе» под конец чемпионата? Говорят, что несколько последних недель в раздевалке не слушали радио и не читали новостей.

– Сначала все эти движения и демонстрации воспринимались с юмором, а потом стало совсем не смешно, когда все поняли, что начались настоящие военные действия, дошло до реальных убийств. Все звонили из России, спрашивали, что происходит. Было непросто.

А если говорить о хоккее, то у нас в «Донбассе» подобралась действительно отличная команда. Да, было много легионеров, но все они были компанейскими такими ребятами. Мы шутили, спокойно общались в быту, и атмосфера в команде была очень хорошая. И уровень организации в клубе тоже – меня это приятно удивило.

Если бы не эта военная ситуация и перенос наших домашних матчей со «Львом» в Братиславу, еще неизвестно, кто бы вышел в финал конференции. Мы чехам ни в чем не уступали. Знаете, все переживали, конечно, но и иностранцы наши тогда начали серьезно волноваться, практически собираться домой. Это заметно отразилось на игре.

Жаль, что такой команды не стало и ее нереально восстановить.

- Второй матч серии со «Львом» длился больше 126 минут и стал самым продолжительным в истории КХЛ. Андрей Конев, гол которого с вашей передачи завершил игру, рассказывал: «К концу жесткие коньки стали мягкими, пропитались потом и мелкой ледяной пылью». Интересные были ощущения?

– Не то слово! Мы играли уже на автопилоте. Я не понимал, откуда брались силы. Очень тяжело было, и, честно говоря, я проголодался по ходу матча, мне очень хотелось есть. Хорошо, что Руслан Федотенко поддерживал мой дух своими специальными американскими шоколадками. 126 минут, шесть с лишним периодов. Тяжело, конечно. И на следующий день я чувствовал себя очень нехорошо.

- Вы и еще несколько хоккеистов могли принять украинское гражданство?

– Да, такая идея существовала, но это были предварительные разговоры. Наверное, все-таки хорошо, что из этого ничего не вышло.

- Вашими партнерами по первому звену «Донбасса» были Недорост и Дадонов. В прошлом сезоне Евгений показал отличный хоккей в СКА и выиграл Кубок Гагарина. Не удивлены?

– Ни капли. Мы начинали в разных тройках, но потом тренеры поставили нас в одно звено. В самом начале мы много разговаривали – обсуждали детали взаимодействия на льду, и потихоньку все пошло, мы забивали, отдавали. В общем, получилось неплохо, считаю. И я многое приобрел от игры в этом звене, в том числе развил лидерские качества.

Сейчас мы поддерживаем с Женей хорошие отношения. Он отличный парень, трудяга, старается постоянно прогрессировать, работает над собой. Плюс у него в СКА подобрались хорошие партнеры по звену – Панарин и Шипачев, это очень важно, что у них было такое взаимопонимание в сезоне. Поэтому завоеванный Кубок – это неудивительно.

- А как вам работа с Андреем Назаровым?

– Некоторое время мы притирались друг к другу, я привыкал к своеобразной манере общения Назарова. Но в процессе понял его, и мы отлично поладили.

- С «Донбассом» вы сыграли в финале четырех Континентального Кубка, но удивительным образом не смогли победить.

– Второй раз участвовал в этом турнире и вновь не выиграл. В январе 2007-го с «Авангардом» мы в Венгрии в решающем матче проиграли по буллитам минской «Юности». А семь лет спустя во Франции с «Донбассом» уступили «Руану» – и тоже по буллитам. В итоге оказались только на втором месте, а первое занял норвежский «Ставангер». Там как-то все сразу не пошло: организация была неважной, кормили ужасно, а дворец, в котором проходили матчи, вообще не выдерживает никакой критики. У нас на ЧТЗ в детской школе дворец лучше, чем в Руане.

- Колоритный европейский хоккей?

– Отчасти. От организации остались не самые приятные воспоминания. И итальянская команда выглядела, конечно, слабо. А вот уровень французской и норвежской был совсем неплохим.

Возраст, «железный человек», Ягр

- Как вы обычно готовитесь к началу предсезонной подготовки?

– Начинаю заниматься либо в Челябинске, либо непосредственно на отдыхе. Хожу в зал: у меня есть определенная программа, в которую входят кардионагрузки, пробежки, велосипед. Нужно обязательно держать себя в форме, чтобы не тяжело было начинать подготовку, возвращаться к тренировкам с командой. Понятно, что все равно будет непросто, но выходить из отпуска нужно в нормальном состоянии.

- Вам 34 года. С возрастом для хорошей формы нужно прикладывать все больше усилий. Как это делаете вы?

– Все просто, стараюсь соблюдать режим: больше отдыхать, правильно питаться, я практически не ем жирной пищи, слишком сладкой. Но хочу сказать, что не чувствую себя на эти годы, и когда мне напоминают о возрасте, мне это не очень нравится.

- О вашей форме многое могут сказать две подряд премии «Железный человек» от КХЛ.

– Да, первую мне вручили после сезона 2013/2014, а 21 мая я получил вторую – на церемонии закрытия седьмого сезона КХЛ.

- Вы играете в плей-офф шесть лет подряд и девять из последних десяти. Впечатляющий показатель.

– Это закономерность – всегда и везде в эти годы я находился в хороших командах, играл с настоящими мастерами и сам старался делать для общего результата все, что от меня зависит. Все, на что я способен. Плей-офф – мое любимое время сезона. В этих играх получаешь максимальное удовлетворение от хоккея, максимальные эмоции. Накал страстей в плей-офф совсем иной, чем в регулярке.

- Однако сборной в карьере у вас не было. Почему?

– Однажды, в 2004 году, когда играл за ЦСКА, меня вызывали – прошел все сборы, сыграл товарищеский матч с Финляндией. Мы тогда тройкой в сборной играли – с Мозякиным и Емелеевым. А вот почему не приглашали потом – не знаю. Мне бы хотелось, конечно, но не вызывали.

- Несколько дней назад в Чехии завершился чемпионат мира. Интересно услышать ваше мнение об игре и результате сборной России.

– Впечатления, конечно, двоякие. Ребята сыгрывались уже по ходу турнира. В полуфинале с США наша сборная серьезно выложилась. Ну, а финал… Если объективно, Канада на этом чемпионате была сильнее всех. Результат лично для меня ожидаемый. Конечно, хотелось бы, чтобы победила Россия, но в итоге все закономерно.

- Какую из своих команд вы бы назвали самой лучшей?

– Однозначно – серебряный «Трактор». Еще та, что была в Омске в сезоне 2006/2007 – когда мы проиграли «Магнитке» в полуфинале и стали бронзовыми призерами. И «Донбасс», как я говорил. Может быть, она была не такой звездной, как «Трактор» или «Авангард», но я с удовольствием там играл. Город, обстановка (до военных действий) – все располагало. Было интересно и приятно наблюдать, как люди, болельщики, перестраиваются с футбола на хоккей и им начинает это нравиться. А ведь футбол в Донецке реально очень серьезно раскручен.

- В третьем сезоне в «Авангарде» вы пересеклись с Яромиром Ягром. Какой он человек?

– Большая звезда во всех смыслах. Когда у него все хорошо – он открыт, а когда у него не идет игра, он замыкается в себе, практически ни с кем не разговаривает. Слишком близко мы с ним не общались.

- За «Трактор» вы забросили 33 шайбы и сделали 37 голевых передач. Какие из них были самыми важными? Может быть, гол в финале с «Динамо»?

– Нет. Если выбирать гол, все-таки назову тот, что принес нам победу в Ханты-Мансийске во время розыгрыша Кубка Гагарина-2012. Сам матч тогда получился очень веселым, и минуты за две до конца третьего периода я сделал счет 7:6.

А если выбирать самый важный момент, то это будет последняя атака «Трактора» в седьмом матче нашей серии с «Ак Барсом» в финале конференции-2013. До сих пор помню все в мельчайших деталях. В том моменте я не успевал к шайбе, которую мне оставил на синей Андрей Костицын, скорости у меня, в общем-то, не было, и ничего не оставалось делать, как просто проткнуть шайбу на Петри. Что было дальше, думаю, никто не забыл.

- Главный творец того чуда – Валерий Белоусов – к огромному сожалению, ушел. Вы не были на прощании?

– Увы, не был. Это страшное известие пришло, когда я был в Дубае. Я был шокирован, потрясен, ведь Валерий Константинович для меня был хоккейным отцом, я его очень ценил. Он был уникальным человеком и тренером, я таких не встречал никогда.

- Вам нравится идея назвать челябинскую арену его именем?

– Ответ очевиден. Конечно же, хоккейный дом «Трактора» должен носить имя Валерия Белоусова.

Максим Якуценя в «Тракторе»:

– 147 матчей в сезонах 2011/2012 и 2012/2013

– 33 гола, 37 передач

– серебряный призер чемпионата России-2013, бронзовый призер чемпионата России-2012

– обладатель Кубка Континента 2012

Оригинал

Фото: Вячеслав Шишкоедов (1), hctraktor.org (2,5)/Виталий Губин (3), metallurg.ru(4)

Видео: КХЛ-ТВ

Этот пост опубликован в блоге на Tribuna.com. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Хоккейный дайджест
+18
Написать комментарий
Реклама 18+