Реклама 18+

Подросток с удаленной селезенкой стал одним из лучших вратарей НХЛ

Большой, скучный, чокнутый.

Коннор Хеллибак не помнит в точности, что он сказал своему тренеру в колледже при первой встрече, но не сомневается, что тот запомнил их разговор. Любой, кто знаком с вратарем «Виннипега», скажет вам, что это типично для Хеллибака.

В возрасте 19 лет, высокий и нескладный, он оказался на кампусе университета Лоуэлла – единственного учебного заведения, которое предложило ему полную стипендию. Главный тренер «Речных ястребов» Норм Базин приветствовал Хеллибака традиционной «тебе-у-нас-понравится» презентацией, а также добавил, что конкуренция за место в воротах будет неслабой. «Видишь ли, – объяснял Базин, – Даг Карр провел шикарный второй сезон в университетском хоккее, был номинирован на звание лучшего игрока Восточной конференции и показал процент отраженных бросков равный 92,8%».

Базин никогда не забудет, что случилось дальше, даже если у Хеллибака это уже стерлось из памяти. Подросток из Мичигана, который не был задрафтован ни одной молодежной командой, уточнил, может ли он задать вопрос. Базин был воодушевлен, потому что ему нравились интересующиеся всем игроки, внимательные к мелочам. «Валяй», – сказал он.

«А разве это хорошо? – спросил Коннор с серьезным лицом, имея в виду статистику Карра. – Почему бы нам не сделать своей целью 95%?».

Базин был шокирован. Он не помнит, что ответил на это, но помнит, что подумал: «Он либо чокнутый, либо настолько целеустремленный». Это сегодня тренер смеется, когда вспоминает тот разговор: «Уже после я понял: это Коннор».

С того момента прошло шесть лет и сейчас Хеллибак сидит на своем месте в раздевалке после матча с «Фладельфией», в котором он сделал 36 сэйвов, а матч закончился со счетом 7-1. Его ноги вытянуты перед собой, на них шлепанцы. Темные волосы зачесаны на прямой пробор. Хеллибак качает головой и смеется, когда речь заходит о том разговоре в колледже. «Ну, в конце концов именно такую статистику я и показал», – говорит он, пожимая плечами. Если быть точным, даже слегка превзошел. Во время дебютного сезона в студенческом хоккее процент отраженных им бросков составлял 95,2%.

«Чокнутый или целеустремленный? – говорит Хеллибак обдумывая вопрос Базина. – Думаю, что немного и того, и другого».

Эти два слова лучше всего описывают то, как Коннор добрался до сегодняшнего момента в своей карьере – роли основного вратаря команды, всерьез претендующей на Кубок Стэнли. И пусть в прошлом сезоне он был номинирован на Везина Трофи и получил немало голосов как самый ценный игрок лиги, мало кто мог предположить столь прекрасное будущее еще несколько лет назад. Летом перед поступлением в колледж он едва не погиб, и несмотря на то, что он вырос всего в 30 милях от штаб-квартиры ассоциации хоккея США, до 18 лет до него никому не было дела. Но благодаря таланту и непоколебимой вере в себя Хеллибак доказал, что является ключевым игроком для «Джетс» – команды, которая может выиграть главный приз, даже если в этом сезоне претендентов предостаточно.

Хеллибак начал этот сезон не так ярко, но в последнее время снова начал напоминать себя прежнего и его вера в силу команды нисколько не пошатнулась. «В прошлом году мы доказали, что сложившаяся в нашей команде химия – это тот самый недостающий элемент», – говорит он. После поражения в финале конференции от дерзких новичков из «Вегаса» в его голосе нет ни тени сомнений: «Нам по силам выиграть Кубок». Болельщики «Джетс» должны быть рады, что эти слова исходят от парня, который никогда не стеснялся сначала озвучивать, а потом достигать своих целей, даже если для большинства они казались заоблачными.

Чак Хеллибак никогда не отговаривал своего сына стать вратарем. С самого начала все указывало на его карьерный путь, когда в возрасте 3-4 лет маленький Коннор смотрел матчи «Ред Уингс» с бейсбольной перчаткой на левой руке и с мини-клюшкой в правой. Чаку казалось, что Коннор просто повторяет движения за вратарем «Детройта», но когда реальный вратарь завалился на лед во время броска по своим воротам, Хеллибак остался на ногах и сделал воображаемый сэйв, играя свой собственный матч. «Когда он был совсем маленьким и только научился самостоятельно сидеть, он мог заметить ползущего по полу жука и просто не сводить с него глаз, – вспоминает Хеллибак-старший. – Я думал: «На что ты уставился?». Но он следил за жуком очень внимательно. «Ничего себе концентрация у парня», – подумал я».

Коннор занимался многими видами спорта в детстве, начиная с хоккея на роликах на улицах городка Коммерс в пригороде Детройта, когда ему было 4 года. «Меня всегда тянуло в ворота, – говорит 25-летний голкипер. – В уличном хоккее на тебе только нагрудник полевого игрока. Когда бросок попадает в руку – это очень больно, но мне всегда нравилось делать сэйвы, я получаю от этого удовольствие. Это все, что мне хотелось делать».

Хеллибак впервые вышел на лед, когда ему было уже 5 – и к тому моменту он почти всегда играл в воротах. Примерно в 10 он начал выступать за детскую команду второго эшелона, и хотя Коннор и его старший брат Крис были достаточно хороши, чтобы играть на уровень выше, зарплата инженера, которую получал Чак, не позволяла оплачивать поездки сыновей по стране для участия в турнирах. Он и его жена Эрин также хотели, чтобы у мальчиков было свободное время и они имели возможность наслаждаться всеми прелестями взросления. Как итог, Хеллибак почти никогда не пропускал вечеринки с друзьями и выше второго эшелона в юниорском хоккее так и не поднялся.

Он не выступал на самом высоком уровне, но был сосредоточен, чтобы его достигнуть. После довольно посредственного сезона в школьной лиге он сказал отцу, что у него нет запасного варианта на случай, если с хоккеем не сложится и мечта об НХЛ не осуществится. Когда Чак начал объяснять, что нужно взять время и подумать, чем он действительно хочет заниматься, Хеллибак ответил: «Нет, пап, ты не понимаешь. Мне не нужен запасной план. Я не хочу, чтобы меня что-то отвлекало. Я хочу добиться своего. И я этого добьюсь».

«Для меня, как родителя, это было шоком, – говорит Чак. – Но у него в глазах была такая уверенность. Я подумал: «Хорошо, парень, как скажешь. Если говоришь, что добьешься, тогда вперед. Желаю тебе удачи».

Летом перед выпускным классом школы Хеллибак взялся за дело. Он выработал свой игровой стиль, который он описывает как «скучный», сформированный во многом после приобретения новых вратарских щитков от Reebok. «Они помогли мне сформировать мой стиль. У них была особая посадка на коленях и именно из-за них у меня такая стойка в воротах», – объясняет Хеллибак. Он до сих пор использует ту же модель, хотя хоккейное подразделение этой компании уже перешло под контроль CCM.

Он приобрел эти щитки примерно в то же время, когда обнаружил одну тенденцию во время просмотра матчей. «Я стал замечать, как часто шайба пролетает буквально в сантиметре от вратарей и как часто голкиперы пытаются сделать сэйв, теряя при этом позицию, – говорит Коннор. – Я стал менять свою игру, старался оставаться спокойным, пытался делать так, чтобы шайба сама меня находила. Смотрел много моментов с пропущенными шайбами и наблюдал, что делают вратари в этих эпизодах, и начал понимать, что не обязательно крутиться как белка, можно просто сохранять позицию и все равно иметь лучшую возможность сделать сэйв».

Хеллибак считает, что он самый негибкий вратарь в НХЛ, и он не думает, что способен сесть на шпагат, если потребуется. «Все говорят об атлетизме вратарей, но мне кажется, что это не самое главное в нашем деле, – объясняет он. – Многие утверждают: «О, он такой гибкий, может сделать сэйв в любом положении», но дело в том, что это и не нужно. Если играть по позиции, то можно ловить шайбы и без прыжков и шпагатов».

Именно на спокойный стиль игры обратил внимание скаут. Именно так, в единственном числе. Если вы думаете, что парня, который в 17 вымахал под два метра невозможно пропустить, то подумаете еще раз, ведь он играет во второй по значимости школьной лиге страны, к которой внимания не так много. «Я бы никому не посоветовал пробиваться таким путем, – говорит Хеллибак шутя. – Но это был единственный известный мне путь».

Единственный шанс засветиться перед скаутами у него был во время выступления за сборную Мичигана на турнире школьных команд в Миннесоте. Именно там Крэйг Сарнер, скаут команд «Су Фоллс» USHL и «Одесса Джаколопс» NAHL, обратил на него внимание. «Он был большим, атлетичным и никому не хотел уступать», – говорит Сарнер. Но он не сумел получить приглашение на сборы ни одной из этих команд. «Я сказал Коннору, чтобы проявил терпение, – вспоминает Сарнер. – Кроме того, на этих сборах всегда полно скаутов других команд, а я не хотел, чтобы его еще кто-то заметил. Не думаю, что кто-то еще о нем знал». Сарнер был прав: на драфте USHL и NAHL его обошли вниманием все команды.

«Я ждал, что хотя бы в лигу послабее меня задрафтуют, и когда этого не произошло, это был серьезный удар для меня, – говорит Хеллибак, качая головой. – Был даже момент, когда я сказал себе: «И что же мне делать?». А потом подумал: «Ну и ладно, если придется пробиваться из третьей лиги, то я и к этому готов».

К счастью, до этого не дошло. Вместо этого Сарнер позвонил и пригласил его в тренировочный лагерь команды в Техасе, как и планировал с самого начала. «Я подумал, что это мой шанс, – говорит Хеллибак. – Я был крайне мотивирован, потому что второй такой возможности могло и не быть».

Главный тренер «Джаколопс» Пол Гиллис почти сразу понял, что в его руки попало «нечто особенное», как он сам говорит. «Он был очень высоким и очень худым, но что бросалось в глаза – так это то, как комфортно он себя чувствовал в воротах. Лучшего слова, наверное, и не подобрать. Он был очень спокойным и стабильным в рамке. Потом я узнал его получше и понял, какой это классный парень. Его отношение к делу было фантастическим».

Когда в ворота Хеллибака залетала шайба, он хотел посмотреть повтор этого гола как можно быстрее. Иногда даже между периодами. «Серьезно, он постоянно этого просил, – говорит Гиллис. – Он ненавидел проигрывать и поэтому вкладывался в дополнительные часы работы на льду, дополнительные часы просмотра записей своей игры». Даже когда тренеры заставляли его пропускать тренировки, он все равно приходил смотреть, а затем отправлялся в спортзал. «Я не мог по другому, – говорит Хеллибак. – Я никогда не выключался из работы».

Хеллибак вытащил не самую сильную команду в плей-офф, попутно став лучшим новичком и лучшим вратарем лиги. «В том году Баки проделал большую работу, – говорит Гиллис. – Но мне кажется, что талант у него был всегда, и он просто сумел выпустить его наружу». Список прозвищ Коннора включает в себя «Баки», «Бак-Бак» и «Хелли». Он предпочитает последнее, но товарищи по «Виннипегу» узнали, что в колледже его звали Баки и оно прижилось, чтобы после трансформироваться в «Бак-Бак» с подачи Марка Стюарта.

Во время дебютного сезона университет Лоуэлла предложил ему стипендию, так что его карьера в NCAA началась даже раньше запланированного. Летом Коннора выбрал на драфте «Виннипег» в пятом раунде, еще до первых успехов в колледже. «Все началось складываться», – говорит с улыбкой Хеллибак.

Ему еще предстояло установить новые рекорды NCAA. Ему еще предстояло стать 13-м вратарем, выбранным на драфте 2012 года. Ему еще предстояло привести свою команду к чемпионству в конференции. Но перед этим, ему еще пришлось побывать в реанимации.

После сезона, проведенного в составе «Джаколопс», Хеллибак как обычно вернулся на лето домой, как обычно играл в хоккей на роликах, и как обычно на позиции форварда. Во время одной игр в мае, он поскользнулся и неудачно ударился об асфальт, разбив руку в кровь. Но проблема была вовсе не в руке. Хеллибак начал кашлять кровью, в животе была резкая боль и он корчился от нее на земле. Кто-то позвонил в скорую, и вот он уже был на пути в больницу, по счастью находившуюся всего в миле от места происшествия.

Хеллибак рассказывает эту историю своим привычно спокойным и размеренным тоном: «Мы во весь опор домчались до больницы, и, как оказалось, у меня разрыв селезенки. Меня быстро отправили в реанимацию, чтобы удалить ее». Его селезенка была в три раза больше обычного размера и после падения у него было внутренне кровотечение. «Я потерял почти литр крови и чуть не умер, – говорит он. – Не самый мой лучший день». И не говори.

К счастью для Хеллибака, хирург только что закончил операцию и готов был немедленно приступить к новой. Коннор говорит, что операция никак не отразилась на его здоровье. Тем не менее, казалось, что тот факт, что у 37-го номера не хватает органа в теле, будет широко известен среди товарищей по команде. Но это не так. Марк Шайфли сказал, что первый раз об этом слышит. Финский снайпер Патрик Лайне отреагировал просто: «Ничего об этом не знал, – и вдобавок спросил. – А что такое селезенка?». Отличный вопрос на самом деле.

Хеллибаку сказали, что на восстановление потребуется два месяца, но уже спустя один он вышел на лед. Он не собирался пропускать просмотр в молодежную сборную США, приглашение на который он получил, совсем того не ожидая. Он не был готов на 100%, поэтому не попал в состав, но один тренер отвел Коннора в сторонку и сказал: «Сынок, я не знаю, почему мы раньше тебя не видели». Хеллибак наконец-то попал в поле зрения американской ассоциации хоккея.

Но не в поле зрения скаутов. Он не был в числе топ-30 вратарей, заявленных на драфт 2012, что не помешало «Джетс» выбрать его под общим 130-м номером. Но все же, ему еще нужно было многое доказывать.

Возможно, именно поэтому Даг Карр не слишком беспокоился о своем месте в воротах университета Лоуэлла перед началом сезона-2012/13, когда первый раз повстречал Хеллибака. «Я помню, как подумал: «Это что еще за чудик?» – говорит Карр. – После отличного предыдущего сезона у меня были награды и некая уверенность в себе. Не думал, что новичок отнимет у меня много игрового времени. Я и представить не мог, что в том году он побьет почти все вратарские рекорды NCAA».

Хеллибак, который был гостем на свадьбе Карра прошлым летом, говорит, что отношения между двумя вратарями были бесценными. «Мы постоянно подталкивали друг друга вперед и стали очень близки, – говорит он. – Между нами была такая здоровая конкуренция, что мы просто веселились и получали удовольствие. Сначала он играл, потом я, и всей команде от этого было только лучше, мы по ходу установили сразу несколько рекордов».

В своем дебютном сезоне Хеллибак не забывал посматривать на статистику, и был период, когда он и Карр занимали два первых места в студенческом хоккее по проценту отраженных бросков и пропущенным шайбам в среднем за матч. «Он сказал мне, что не видит причин, почему мы не можем закончить сезон на 1-2 местах, – вспоминает Карр. – Многим казалось, что это трудная задача, но он был настроен серьезно».

Хеллибак выполнил свою часть и по ходу сезона стал основным вратарем команды. Два сезона подряд «Ривер Хокс» становились чемпионами восточной конференции и оба раза Хеллибак признавался самым ценным игроком турнира. Во второй сезон он получил приз имени Майка Рихтера как лучший вратарь в студенческом хоккее. Его процент отраженных бросков за карьеру (94,6%) до сих пор остается лучшим в истории NCAA. После двух сезонов в Луоэлле, где число поражений за сезон равнялось количеству сухих матчей (12), Хеллибак принял решение перейти в профессионалы и дебютировал в фарм-клубе «Виннипега» «Сент-Джоне». Он говорит, что его план был очень прост: «Я отправлюсь в АХЛ, порву эту лигу и посмотрим, что будет дальше».

Вызов в основной состав последовал раньше, чем он думал, и наконец он получил заслуженные признание и оценку. Не то чтобы это его сильно волновало. «Я никогда не был в числе фаворитов, – говорит Хеллибак. – И я не хочу, чтобы меня высоко оценивали, мне не нужна слава. Я давно понял, будь что будет. Я просто хочу делать все возможное, быть лучшим в своем деле. Мне не важно, что при этом думают другие».

Даже после не самых удачных матчей от него редко исходит негатив. Он может пропустить шесть шайб, но все равно скажет, что ему понравилась его игра. На вопрос, как ему удается оставаться таким позитивным Хеллибак отвечает вопросом: «Вы смотрели фильм «Тайна»?»

Это с подачи Чака вся семья посмотрела этот фильм в 2006-м, когда Хеллибаку было 13 лет. Чак до этого читал книгу, бестселлер о позитивном мышлении. «Там все о том, как верить, – объясняет Хеллибак. – Если веришь, что что-то действительно должно произойти, это в конце концов происходит. Чтобы поддерживать веру нельзя забивать голову негативом, нужно гнать эти мысли от себя. Даже когда очень тяжело, такие моменты нужны, чтобы стать лучше. Когда все хорошо, стать лучше невозможно, только когда плохо. Поэтому нужно продолжать работать».

Хеллибак принимает эту философию близко к сердцу и поэтому его план в АХЛ был основан на том, чтобы пахать изо всех сил, пока он не получил свой шанс. Во время своего второго сезона в фарме, его подняли в основу после травмы Ондржея Павелеца. Спустя неделю он одержал свою первую победу в НХЛ, а спустя месяц сыграл на ноль против «Питтсбурга», который через несколько месяцев стал чемпионом.

«Я не знал, чего ожидать, когда оказался в основе, – говорит Хеллибак. – Но я знал, что нужно использовать возможность. Я не думал, что мне дадут много играть. Казалось, что я буду набираться опыта за спиной Майка Хатчинсона, но у меня начало получаться и мне стали давать больше играть. Тогда я понял: «Это мой шанс. Здесь и сейчас».

После того, как Хеллибак отвоевал позицию основного вратаря в сезоне-2016/17, он подписал годичное соглашение летом 2017 года. Потом последовали лучшие в лиге 44 победы – из них шесть с сухим счетом, лучший в карьере процент отраженных бросков – 92,4% и второе место в голосовании на «Везину» и 13-е – на приз самому ценному игроку чемпионата.

В прошлом сезоне Хеллибак не стал революционно менять свой стиль, но он нашел нового тренера (он посещает Адама Франсиллу каждый месяц в Келоуне) и вместе они выработали «новую базу», как он сам говорит. «Это значит, что каждый раз я сейчас делаю одно и то же. Я двигаюсь так, как нужно. Поиски возможности тренироваться как вратарь и чувствовать себя как вратарь, наконец-то стали давать результат, – и он соблюдает правила даже когда дела идут не очень. – У меня есть база, на которую можно опираться. Я знаю, что это работает. Для меня это был важный момент в моем становлении».

Он всегда верил в себя, но не чувствовал, что играет на максимуме до прошлого сезона, когда его уверенность началась передаваться и в раздевалке. «У меня все получалось. Удавалось приносить команде очки, – говорит он. – Я был уверен в себе, но невозможно побеждать в одиночку. Нужна поддержка».

Николай Элерс дебютировавший в НХЛ в один год с Хеллибаком, соглашается, что в сезоне-2017/18 произошли изменения. «Мы доверяем нашим вратарям, – говорит он. – Но в прошлом году Коннор вышел на новый уровень. Все это видели, он играл невероятно. И он стабильно играл на этом уровне. Кто-то говорит, что в этом сезоне у него спад… У всех бывают трудные времена, но даже и в этом случае мы можем побеждать. Он великолепен. Мы доверяем ему так же, как в прошлом году, если не больше».

За первые 20 матчей этого сезона Хеллибак показывал худшую статистику в карьере, пропуская в среднем около трех шайб за матч. Как он сам говорит, он «пытался сделать слишком много». В декабре он почувствовал изменение, «полагаясь на свою базу, имея возможность расслабиться и почувствовать игру».

Главный тренер «Джетс» Пол Морис говорит, что начал замечать изменения к лучшему после пары отличных сэйвов Хеллибака в декабре, и что сейчас команда чувствует, что вратарь играет более расслабленно и напоминает самого себя образца прошлого сезона. Но с точки зрения Мориса, подход самого Хеллибака ничуть не изменился. «Он просто сосредоточен на том, чтобы отлично играть, – говорит Морис. – У него нет никаких сомнений в том, что он может играть на самом высоком уровне, он сам ждет этого от себя. Но я думаю, что он осознает, что еще только на пути к величию. Нам кажется, что он может стать еще лучше, и я не пытаюсь сказать, что играет он неважно, просто мы думаем, что он еще не до конца использовал свой потенциал».

У Хеллибака на этот сезон есть цели, но он не собирается озвучивать их, как когда-то сделал в колледже. Тогда он был уверен в том, что сможет отражать 95% бросков по своим воротам и стремился к этому. «Я действительно верил, что это произойдет, и все, что я делал, было направлено на достижение этой цели, – говорит он. – Не думаю, что другие люди делают все, что в их силах. Мне кажется, что люди ставят себе цели, но до конца не верят, что могут их добиться».

Ставить себе цели еще до того, как провести первый матч на новом уровне, кому-то может казаться юношеским максимализмом. «Но такова природа Коннора, – говорит Карр. – Кто-то скажет, что порой он несет откровенный бред, но он всерьез думает, что ему все по силам. Иногда качаешь головой и думаешь про себя: «Да ладно тебе, Хелли». Но потом он добивается того, что запланировал. Этот парень – особенный».

Хеллибак этого и не отрицает. «Я думаю, что у меня голова работает не так, как у других, – говорит он, теребя бровь. – Я немного не в себе. Верить, что что-то обязательно произойдет с такой же силой, как я? Для этого нужно быть немного чокнутым».

Хеллибак дает понять, что верит в то, что «Джетс» по силам выиграть Кубок. Перед тем, как отправиться домой на заслуженный выходной и победить в Эдмонтоне несколькими днями позже, он прикидывает, чего он сам может достичь. «Мне кажется, предела не существует, – говорит Хеллибак. – Я способен на все».

Оригинал

Главные новости и лучшие тексты о спорте – в Telegram. Подписывайтесь!

Фото: Gettyimages.ru/Justin K. Aller, Bruce Bennett, Frederick Breedon; globallookpress.com/Abby Drey, Tomi Hänninen/Newspix24, imago sportfotodienst

+6
Популярные комментарии
Написать комментарий
Реклама 18+