Звёзды и тернии Джорджо Кинальи

Ровно 8 лет назад не стало человека, который для поклонников "Лацио" был намного больше, чем просто футболистом.

1 апреля 2012 года является трагическим днём для всех болельщиков "Лацио". Именно в этом день в американском городе Нейплс, находящемся в штате Флорида, на 66-ом году жизни скончался величайший игрок в истории клуба - Джорджо Киналья. В тот же день сын Кинальи, Энтони, сообщил «Sky Sports» по телефону о смерти отца: "Он умер сегодня утром около 9:30. Неделю назад он перенёс сердечный приступ... операция на сердце прошла успешно. Его отправили домой, где он, казалось, выздоровел. Сегодня утром он проснулся, чтобы принять лекарства, и лёг обратно в постель. Затем я пошёл осмотреть его и обнаружил, что он не дышит. Я пытался привести его в чувство, но ничего не помогло". Аж через полтора года (пришлось долго ждать решения американского суда) его тело было переправлено в Италию, и он был похоронен рядом с тренером чемпионского "Лацио" образца 1974-ого года Томмазо Маэстрелли, который сыграл в карьере и жизни форварда особую роль. Именно Киналье суждено было стать одним из кузнецов того первого официально признанного Скудетто в истории "бьянкочелести" (напомним, что за незаслуженно отданное лишь Дженоа Скудетто сезона 1914/1915, римский клуб ведёт "юридическую борьбу" до сих пор), а позже - настоящей иконой для всех болельщиков клуба. Вообще, апрель 2012-ого года стал воистину "чёрным" месяцем для всех тиффози небесно-голубых - уже через 11 дней после смерти великого Джорджо, 12 апреля наш мир покинул 17-летний воспитанник "орлов" Мирко Ферсини, не оправившись от черепно-мозговых травм, полученных в ДТП за несколько дней до этого. Сразу 2 лациале - один, являющийся символом великого прошлого, и один, по неволе ставший символом будущего, отправились смотреть за полётом Олимпии с небес...

И жизненный, и футбольный путь Кинальи заслуживает не на одну статью, а на целую книгу. Небесно-голубая часть Рима его обожала и готова была воздвигать монументы при жизни, вторая, та которая жёлто-красная - ненавидела, и заставляла его порой ночевать у главного тренера "орлов" Томмазо Маэстрелли. Согласитесь, когда в Вечном Городе к тебе нет раводушных - это впечатляет. Уроженец маленькой тосканском городке Каррара, Джорджо Киналья начинал свою карьеру в Уэльсе, куда его семья эммигрировала по причине нехватки рабочих мест в Италии после окончания Второй мировой войны. Однако, в "Суонси" "Лонг Джон" (такое прозвище получил Киналья от болельщиков за свои габариты и за схожесть с вымышленным литературным персонажем Роберта Льюиса Стивенсона в плане роста и телосложения) поиграл совсем немного, уже в 1966 году вернувшись в Италию в возрасте 19-ти лет.

Не особо удачный год в клубе Серии С "Массезе" и 2 успешных года в "Интернаполи" (где Киналья, к слову, познакомился с будущим и капитаном чемпионского "Лацио" 1973/1974 и своим другом Джузеппе Уилсоном) из того же дивизиона, были начальным этапом карьеры Кинальи на Родине. Возможно, высокий и проворный форвард смог бы устроиться в клубе высшего статуса и раньше, но в те времена предписания итальянского футбола были таковы, что прежде чем играть в Серии А, нужно было минимум 3 года провести на профессиональном уровне в пределах Аппенинского полуострова. Киналья же начинал свой футбольный путь в Уэльсе. Однако, никто не может знать, что было бы в том случае, если бы "Лонг Джон" сразу же попал в Серию А. Возможно, тогда он никогда не попал бы в "Лацио", и не нашёл бы в своей жизни клуб, где он смог стать иконой. Как говорится: всё, что ни делается, - к лучшему. И судьба великого Кинальи является этому ещё одним подтверждением. Ведь в "Лацио" он стал выполнять свою основную миссию с первого же сезона. А особенно - после того, как в 1971 году, после вылета команды в Серию В, команду возглавил легендарный Томмазо Маэстрелли - по иронии судьбы, бывший капитан "Ромы", который сначала сразу же вернёт "Лацио" в Серию А, затем сходу возьмёт там бронзовые медали, потеряв золото лишь в последнем туре в матче против "Наполи" на последних минутах игры, а в 1974 приведёт "бьянкочелести" к заветному Скудетто. Отношения между Кинальей и Маэстрелли вообще были особо трогательными и заслуживают отдельного упоминания. Ведь именно Маэстрелли давал форварду приют в своём доме, уберегая Киналью от разъярённых болельщиков "Ромы". А когда в феврале 1975 года Маэстрелли заболел и отправился в клинику на обследование и прохождение лечения, Киналья был единственным из игроков команды, кто не просто навещал наставника, а делал это ежедневно. А когда перед матчем с "Торино" Киналье сообщили, что у Маэстрелли рак печени, и шансов выжить нет, Джорджо расплакался прямо в раздевалке... К сожалению, 2 декабря 1976 года, в возрасте 54 лет, коуч скончался. Возможно, не случись эта трагедия, "Лацио" бы закрепился в итальянском футболе на высоких позициях надолго.

В чемпионском для римлян сезоне 1973/1974 Киналья был бесподобен. В 30 сыгранных матчах "Лонг Джон" забил 24 мяча, став лучшим бомбардиром чемпионата, на 1 мяч опередив Роберто Бонинсенью из легендарного "Интернационале" Эленио Эрреры (который, к слову, в том сезоне особой борьбы за Скудетто не вёл - главным конкурентом небесно-голубых, как и в 2000-ом, и сейчас, был "Ювентус"). Именно победный гол Кинальи 12 мая 1974 года в матче последнего тура против аутсайдера чемпионата "Фоджи" принёс "бьянкочелести" долгожданное золото. Этот мяч Джорджо забил с пенальти, и, после точного удара увидев, что партнёры отвернулись, чтобы не видеть столь тревожного момента, в своём стиле крикнул: "Какого чёрта вы отвернулись? Вы что, в меня не верили?" Именно этот гол принёс "банде Маэстрелли" Скудетто, а нашему герою - звание лучшего бомбардира того чемпионата. За 7 сезонов в небесно-голубой футболке с орлом на груди Киналья забил 121 гол и находится на третьем месте в списке лучших бомбардиров в истории клуба, уступая лишь Сильвио Пиоле и Джузеппе Синьори. Однако, Чиро Иммобиле осталось всего лишь 5 мячей, дабы догнать Киналью. После чемпионского сезоне Киналья уже не повторял прежние показатели результативности в "Лацио". Этому послужил и неудачно проведённый Мундиаль, и проблемы с женой, которая вынуждена была уехать в Нью-Йорк, подвергшись угрозам фанатов "Ромы", и, конечно же, тяжёлая болезнь Томмазо Маэстрелли и несложившиеся отношения с новым алленаторе команды Джулио Корзини.

Отдельной строчкой в биографии "Лонг Джона" является римское дерби. Страсть и ненависть, которыми пропитаны эти матчи, полностью впитались в кровь Кинальи. В матчах с "Ромой" он всегда вёл себя вызывающе. Именно он впервые отпраздновал гол в дерби забегом в сторону Curva Sud (трибуны фанатов "Ромы") и поднятой вверх правой рукой с указательным пальцем. Позже этот жест дважды повторил Паоло Ди Канио - молодым 20-летним пареньком в 1989-ом, и вернувшимся домой ветераном футбола в 2005-ом. Позже, сам Ди Канио так описывал случай, когда совершил этот поступок впервые: "Только один игрок в истории подбегал к фанатам Ромы и показывал им однопальцевый жест. Это случилось годами ранее, когда центрфорвард Джорджо Киналья сделал подобный салют в сторону романистов, спровоцировав национальный скандал. Разница была в том, что Киналья являлся ветераном Национальной сборной Италии, в то время как я был двадцатилетним парнем, играющим всего девятый матч за Лацио. Киналья затем уехал в команду «Нью — Йорк Космос» из Северно — Американской Соккер Лиги, где играл бок–о–бок с Пеле и Францом Бекенбауэром. Позже он даже стал президентом Лацио. Он живая легенда, человек, который навсегда останется в сердцах фанатов Лацио. Забив тот гол, я сразу понял, что тоже останусь навсегда в их сердцах. Даже сейчас у меня пробегают мурашки по коже, когда думаю об этом. Забить победный гол в Римском дерби значило нечто неописуемое словами, особенно для меня, ребенка, который провел своё детство, путешествуя по стране, чтобы поддерживать свой клуб. Признаюсь, если бы я закончил с футболом прямо в тот момент и в том месте, я бы всё равно чувствовал себя счастливчиком. Радость была так велика, что мне было всё равно, прикоснусь ли я к мячу ещё раз в моей жизни." Киналья же решался идти на прямой конфликт с романистами не раз - в чемпионском сезоне, перед дерби второго круга, Киналья дразнил болельщиков "волков", поднимая одну ногу, как будто целясь в них. Как раз после того случая, "Лонг Джону" несколько недель пришлось прятаться в доме Томмазо Маэстрелли, а его жена была вынуждена эммигрировать в Нью-Йорк. Кстати говоря, в ночь перед той игрой игроки "Лацио" даже стали стрелять по фонарям из имеющихся в их наличии пистолетов, когда тиффози "Ромы" пришли к гостинице с целью подразнить ненавистных им игроков команды, являющейся для них врагом номер 1. Естественно, среди стрелявших был и наш герой. Не будучи, в отличие от того же Ди Канио, коренным римлянином (к слову, в чемпионской команде римлянином был лишь защитник Джанкарло Одди), Джорджо, став полностью своим в "Лацио", стал ненавидеть "Рому" и её фанатов всеми фибрами души.

Посчастливилось Киналье побывать и поиграть и на украинской земле. В рамках 1/32 финала Кубка УЕФА сезона 1975/1976 римляне встречались с одесским "Черноморцем". Матч, состоявшийся в Одессе 17 сентября 1975 года, навсегда остался в памяти всех болельщиков "моряков" - ведь та игра была первой для одесситов в еврокубках за всю историю клуба, и сразу же - победа! Благодаря голу Анатолия Дорошенко на 33-й минуте, "Черноморец" в присутствии 50 тысяч болельщиков (при фактической вместимости стадиона ЧМП в 30 тысяч) смог одолеть небесно-голубых со счётом 1:0. Однако, в ответной игре, которая прошла 1 октября того же года в Риме, "Лацио" благодаря хет-трику героя нашей статьи, в дополнительное время таки одержал победу 3:0 и прошёл в следующий раунд турнира. Хотя, кто знает, что было бы, если бы на 89-ой минуте римской встречи арбитр не назначил пенальти за фол Анатолия Рыбака против Ренцо Гарласкелли. Но уже в следующем раунде, разлагающийся некогда чемпионский "Лацио" в одни ворота проиграл "Барселоне", уступив сине-гранатовым 0:3 дома и 0:4 на выезде.

К слову, тот сезон, когда Киналья с командой посетили Южную Пальмиру, стал для "Лонг Джона" последним, который он провёл в составе "орлов" в качестве игрока. Отыграв в составе "Лацио" 7 лет и став живой легендой для всех болельщиков "бьянкочелести", в 1976-ом году он перешёл в "Нью-Йорк Космос", выступавший в то время в NASL (так называлась тогда лига, в которой принимали участие клубы из США и Пуэрто-Рико. Официально была санкционирована Федерацией футбола США, как второй уровень футбольных лиг в США после лиги MLS). Киналья уехал за океан довольно рано - в 29 лет, тогда как такие легенды футбола как Джордж Бест, Йохан Кройф, Герд Мюллер, Франц Беккенбауэр, Пеле (к слову, последние двое стали одноклубниками "Лонг Джона") туда приезжали в основном заканчивать. Как, впрочем, многие футболисты делают и сегодня. Впрочем, в случае с нашим героем, причиной тому могло стать то, что именно в Нью-Йорке с недавних пор проживала его любимая женщина, а также то, что у него не сложились отношения с новым тренером "Лацио" Джулио Корзини, о чём мы уже упоминали выше. Свой дебютный гол в новой футболке Джорджо забил в первом же матче, оформив дубль в ворота "Лос-Анджелес Ацтекс". Однако, чуть более чем через полгода после переезда, Киналье пришлось ненадолго вернуться в Италию. 2 декабря 1976 в Риме скончался Томмазо Маэстрелли - тренер, который сыграл, наверное главную роль в футбольной жизни великого форварда. А возможно, что и не только в футбольной... Но вернувшись с похорон и отойдя от этого удара, Киналья вновь начал забивать, в общем и целом отыграв за "Нью-Йорк Космос" 7 лет (столько же, сколько и ранее за "Лацио"). Кроме того, он стал самым популярным футболистом в США и близким товарищем президента "Warner Brothers" Стива Росса, совладельца франшизы "Нью-Йорк Космос". В 2000-ом году "Лонг Джон" был включён в Национальный футбольный зал славы США. Уже после смерти Кинальи, возрождённый после расформирования "Космос" навсегда закрепил за ним девятый номер, кроме него, такой награды удостоился лишь Пеле (за "Королём футбола", естественно, был закреплён десятый).

Несмотря на блестящую клубную карьеру, по-настоящему заиграть в сборной Италии Киналье не удалось. Даже несмотря на то, что в 1971 году ему суждено было стать первым игроком в истории "Скуадры Адзурры", который был вызван в команду из клуба второго дивизиона (напомним, сезон 1971/1972 небесно-голубые провели в Серии В). 21 июня 1972 года Киналья забил гол в своём дебютном товарищеском матче против сборной Болгарии в Софии. Но ни при Ферруччо Валькареджи, ни при Фульвио Бернардини, Джорджо не смог себя зарекомендовать в составе главной команды страны. На большом турнире он смог сыграть лишь раз (если не считать такой интересный факт, что в 1970-ом он не попал в окончательный список из 22 человек, но Валькареджи взял его в Мексику, чтобы молодой игрок набрался опыта. Италия дошла до финала турнира, где уступила Бразилии) - на Мундиале 1974 года в Германии. Кроме него, на то мировое первенство из "Лацио" отправились также капитан той чемпионской команды Джузеппе Уилсон, а также Лучано Ре Чеккони (менее чем через три года после этого застреленный при неудачной попытке розыгрыша ограбления ювелирного магазина в Риме владельцем этого магазина). Кроме них, из состава "орлов" на Чемпионат мира должен был отправиться Луиджи Мартини, но ему помешало повреждение. Позже Киналья высказывался: "Я не понимаю, как «Лацио», чемпион Италии, может быть представлен только тремя игроками … сумасшедшие". И Киналья оказался прав, - ведь на том Мундиале итальянцы даже не вышли их группы... Свою последнюю игру за национальную команду Лонг Джон сыграл в Москве на Лужниках против сборной СССР, в стартовом составе которой на игру вышло 11 игроков киевского "Динамо" (а 12-ый, Стефан Решко, в перерыве вышел на замену вместо Владимира Веремеева), а главным тренером которой был легендарный Валерий Лобановский. Этот товарищеский матч состоялся 8 июня 1975-ого года, менее чем через месяц после победы киевлян в Кубке обладателей Кубков, а единственный мяч в игре на 63-й минуте забил Анатолий Коньков. В той игре наш герой провёл на поле все 90 минут, но ничем интересным не отметился. Кстати говоря, очень символично, что и у другой легенды "Лацио" - Паоло Ди Канио, отношения со сборной не сложились. В отличие от Джорджо, Паоло не провёл в составе "Скуадры Адзурры" вообще ни одной игры. Киналья же, в общем и целом, провёл в футболке сборной 14 матчей, в которых ему удалось поразить ворота соперников 4 раза.

История жизни "Лонг Джона" после завершения футольной карьеры вначале была связана с главным клубом его жизни - "Лацио". Причём, вернулся туда он не в качестве тренера, как это часто бывает, а в качестве президента. Однако, на этом посту легендарный форвард продержался недолго - всего 2 года, с 1983 по 1985. Затем он успел поработать в разных клубах - "Ференцвароше", "Марсале", "Фодже", "Виртус Ланчано". А в "Ньюк-Йорк Космос", в котором он провёл 7 лет футбольной жизни как игрок, великий Киналья имел даже часть акций. Символично, что это было на протяжении тех же двух лет первой половины 80-ых, когда Киналья был президентом "Лацио". Однако, никакими особыми успехами в качестве функционера, Джорджо похвастаться не мог. Вообще, его послеигровая жизнь была сопряжена целым букетом скандалов - вплоть до приговора в 2 года лишения свободы, вынесенного в 1996 году за фиктивное банкротство и ложные отчёты, поданные им в период управления "Лацио" (однако, итальянские власти не сумели привлечь его к ответственности, так как к тому моменту Джорджо вновь вернулся в Штаты и даже успел стать гражданином США), а также обвинений в связях с известной на весь мир не менее сицилийской мафии, неаполитанской Каморрой. Но всем, кому близок к сердцу римский "Лацио", Киналья запомнился конечно же не этим. Он запомнился тем, что своими руками (а вернее сказать, ногами) писал историю клуба. Тем, что был предан этому клубу до конца своих дней, даже находясь далеко за океаном. И сказанные его устами слова «если вы заболели "Лацио", то это неизлечимо», стали символом для миллионов поклонников "бьянкочелести" по всему миру, а сам великий и могучий "Лонг Джон" - их олицетворением.

Этот пост опубликован в блоге на Tribuna.com. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Футбол как жизнь
+22
Популярные комментарии
samuel l jackson
+5
Хороший материал, только повторятся на мой взгляд не стоило, а то сразу о Киналье рассказано со слов Ди Канио, а потом тоже самое продублировано от автора, но это мелочи.
Этот Лацио был очень неординарной командой, во первых Томмазо Маэстрелли в Лацио начал исповедовать принципы тотального футбола по примеру голландцев и это во времена господства катеначчо в Италии, где отход от принципов игры от обороны рассматривался не иначе как ересь. Но Маэстрелли своими результатами доказал, что футбол может быть и другим. Во вторых, такого пожалуй не было нигде в мире, у Лацио было две раздевалки ... команда была чётко разделена на две группировки. Первая это банда Джорджо Кинальи - Джузеппе Уилсона и вторая Луиджи Мартини - Лучано Ре Чеккони, они ненавидели друг друга и не дай Бог было перепутать раздевалки, бывали случаи когда чуть не доходило до драки стенка на стенку. В те годы игроки играли без щитков, но на тренировки игроки Лацио обязательно одевали щитки, по тому как там такая мясорубка была, что официальные игры в Серии А нервно курили в сторонке. Но несмотря на всё это, выходя на поле "лациали" оставляли все эти тёры в своих раздевалках и на поле это была уже единая КОМАНДА, готовая биться друг за друга и своего тренера. А помогало им сплотиться во время матчей всеобщая ненависть остальной Италии. Ведь этот Лацио называют "самый ненавистный чемпион Италии всех времён". Их ненавидели и из за профашистских взглядов их тиффози и из за гангстерских замашек самих игроков, ведь они и правда не расставались с оружием и за тот же отход от катеначчо, которое считалось чем то незыблемым, да и много ещё за что и это в третьих.
Sergiy Baranovsky
+1
Дуже хороше чтиво. Дякую за пост. Колись давно, ще в журналі "Футбол" про Кіналью читав.
Глеб Скрипченко
0
Прошу заметить, повторения нет) Ди Канио писал в своей автобиографии о случае с поднятой Кинальей при праздновании гола вверх правой рукой с указательным пальцем, я же ниже затем описал другой случай, когда "Лонг Джон" поднимал перед игрой ногу в сторону фанов "Ромы", будто цепляясь в них. Как раз после ночной "перестрелки") 2 разных случая.
Ответ на комментарий samuel l jackson
Хороший материал, только повторятся на мой взгляд не стоило, а то сразу о Киналье рассказано со слов Ди Канио, а потом тоже самое продублировано от автора, но это мелочи.
Этот Лацио был очень неординарной командой, во первых Томмазо Маэстрелли в Лацио начал исповедовать принципы тотального футбола по примеру голландцев и это во времена господства катеначчо в Италии, где отход от принципов игры от обороны рассматривался не иначе как ересь. Но Маэстрелли своими результатами доказал, что футбол может быть и другим. Во вторых, такого пожалуй не было нигде в мире, у Лацио было две раздевалки ... команда была чётко разделена на две группировки. Первая это банда Джорджо Кинальи - Джузеппе Уилсона и вторая Луиджи Мартини - Лучано Ре Чеккони, они ненавидели друг друга и не дай Бог было перепутать раздевалки, бывали случаи когда чуть не доходило до драки стенка на стенку. В те годы игроки играли без щитков, но на тренировки игроки Лацио обязательно одевали щитки, по тому как там такая мясорубка была, что официальные игры в Серии А нервно курили в сторонке. Но несмотря на всё это, выходя на поле "лациали" оставляли все эти тёры в своих раздевалках и на поле это была уже единая КОМАНДА, готовая биться друг за друга и своего тренера. А помогало им сплотиться во время матчей всеобщая ненависть остальной Италии. Ведь этот Лацио называют "самый ненавистный чемпион Италии всех времён". Их ненавидели и из за профашистских взглядов их тиффози и из за гангстерских замашек самих игроков, ведь они и правда не расставались с оружием и за тот же отход от катеначчо, которое считалось чем то незыблемым, да и много ещё за что и это в третьих.
Написать комментарий
Loading...
Реклама 18+