Огненное интервью Вернидуба. О «Динамо», Фонсеке, каналах «Футбол», геях и Рафаилове

Поднимаем из архивов откровенный разговор уже экс-главного тренера «Зари» Юрия Вернидуба с Андреем Сенькивым. О дружбе с Геллером, увольнениях, геях, позиции Сергея Рафаилова, конфликтах с каналами «Футбол» и Паулу Фонсекой, готовности идти на войну и любви к Украине.

Интервью взято до увольнения Вернидуба с поста главного тренера «Зари». Впервые оно было опубликовано на Tribuna.com в декабре 2018-го.

(Видеоверсию часового интервью вы можете посмотреть ниже)

«Эти ребята могут выдать одну-две игры, но потом ... Уже проверено. На третью игру – хоть не ставь» 

– После первой половины сезона вы считаете себя и команду мужиками?

– Не я выдумал это название. Хотя раз сказал после матча, что мои ребята были на поле настоящими мужиками. Эта кличка к нам прицепилась. Сказать, что «нет» – никогда не скажу. Они все равно заслужили – раз всегда висит баннер «Мужики». Касаемо результата – возьму удар на себя. Где-то моя ошибка и просчет. Хочу отвести это от себя.

Последние 9 туров мы шли без поражений – последний раз проиграли «Мариуполю». Поэтому парни заслуживают быть «мужиками».

– Вопрос, который вам задают каждые полгода – кто снова уйдет из «Зари»? Немного перефразирую – вы уже ходили к руководству и просили кого не продавать?

– Насколько знаю, есть спрос на наших ребят. Мне это озвучил генеральный директор, 12-го числа встречался с президентом. Я ему сказал: «Если хотим выполнить задачу, надо минимизировать потери. Тогда, может, все получится». Сразу начали давать результат, когда оптимизировали состав и появился костяк, а потом и точечные перемены от игры к игре. Хотя можно было лучше сыграть, и взять максимум.

У нас сейчас было бы 32 очка. Это вообще шикарно – небольшое расстояние от «Динамо» и «Александрии». Но борьба еще не закончена – есть четыре тура («Заре» предстоит сыграть с «Динамо», «Ворсклой», «Львовом» и «Шахтером» – прим. Tribuna.com), чтобы попасть в первую шестерку. Нужно хорошо провести подготовительный зимний этап, чтобы мы брали максимум.

Если не буду верить, то грош цена мне, тренеру. Попытаюсь донести и ребятам, чтобы отнеслись к этой работе серьезно. И сделали все, чтобы мы ввязались в конкретную борьбу за призовые места. Но у нас еще есть Кубок, где мы сыграем со «Львовом», непростой командой. Тем более, финал будет в Запорожье на «Славутич-Арене». Хочется быть там.

– Вы не раз говорили, что одна из самых больших проблем плохого старта «Зари» – уход Лунина, Опанасенко, Андриевского и Юри. Есть другие проблемы, кроме этой?

 – Основная четверка ушла – давайте быть откровенными. Андриевский мне очень нравился, хотя вернулся в «Динамо» – и мало игровой практики. Опанасенко – лидер. Сожалел, что он ушел. Но пришел Тымчик – парень закрыл эту позицию, грех жаловаться. Да, Женя ушел, но мы компенсировали эту потерю. Если он не может играть – есть Саша Караваев.

Что касается Лунина, сами знаете куда он перешел. Это большая потеря для нас, но и большой плюс для клуба – «Заря» продала футболиста в «Реал». Это дорогого стоит. Юри забил достаточно мячей, думал, он задержится у нас. Но с иностранными игроками такая тенденция – они сюда приходят, чтобы себя показать, засветить и попасть в более богатый клуб. Хотя он перешел в Эмираты – я говорил, что это не лучший вариант и он торопится. Но там хорошая зарплата и условия.

– Если бы эти четыре игроки не ушли, то «Заря» сейчас была бы выше?

– Лучше бы выглядели. Хотя у нас много молодых ребят – им нужно время. Мне очень импонирует Кочергин – он никак не может забить. Но это придет – нужно больше работать и заставить себя верить. Лунев – хороший атакующий игрок, но его подкосила то болезнь, то травма. Надеюсь, зимой наберет кондиции и будет тем Луневым, которым уже становился в прошлом чемпионате. Есть Чеберко. Эти ребята могут выдать одну-две игры, но потом… Уже проверено. Третья игра – хоть не ставь. Надо что-то делать, менять – идет провал. По молодости нет той стабильности.

Такая психология. Нужно еще больше работать в плане психологии. В физической готовности давать более серьезные нагрузки, чтобы они были готовы к серьезным играм.

«Геллер – тот человек, с которым я спокойно могу выпить пива и покурить»

– Вы шли в отставку после матча с «Лейпцигом». Это повлияло на команду и ее результаты? И как это вообще происходило – сначала сказали: «Я ухожу», а затем: «Я вернулся»?

– Это было в раздевалке, я всех поблагодарил за игру. Судьба несправедливо к нам поворачивается. Игру неплохую показали, сравняли, вышли вперед. Но последние минуты, концовка, заработали этот пенальти. Было тяжело. Я сказал ребятам, что никакой вины с их стороны не вижу. Это моя вина как главного тренера – я отвечаю за результат. Я давал обещание президенту после игры с «Брагой», что мы выйдем в группу. Сказал, что нужно принимать какое-то решение – нужно что-то менять. У нас не очень хорошо шли дела в премьер-лиге, проигрывали, вничью играли. Мое решение могло дать толчок ребятам. Это им прямо в глаза сказал.

Если что-то не получается, лучше я уйду и это даст импульс, что им нужно собраться и исправлять положение в чемпионате. На что ребята сказали, что я горячусь. Нужно остыть, подумать. Они хотели, чтобы я остался. Мы тогда летели в Киев на игру с «Арсеналом», я должен был встретиться с президентом и все конкретно решить. Рафаилов мне еще в автобусе говорил успокоиться, переспать. Но для себя в тот момент я видел, что точно уйду и меня ничего не остановит.

– А что остановило?

– Разговор с президентом. Он мне такие слова сказал. Может, они меня и обидели: «Негоже главному тренеру в такую тяжелую минуту уходить. Проще простого сделать такой шаг и оставить команду без тренера. Для команды это может быть еще хуже.

Меня это зацепило. Я сказал, что если он дальше готов меня терпеть и доверять, сделаю все. Как минимум до зимы я отработаю и сделаю все, чтобы поменять место, на котором мы были. Думаю, это помогло и ребятам. Мы стабилизировали состав, не начали разрываться на два фронта. Мы начали двигаться вперед и набирать очки.

– Вы подавали или намекали об отставке 3-4 раза. Если вы действительно уйдете в отставку в пятый раз, вам просто не поверят. Это для вас хорошо или плохо?

– Первый раз – это был крик души. Мы заняли третье место. Из команды ушло достаточно много футболистов, а пришло много молодых ребят. Взяли 5 человек из «Днепра», которого не стало. Когда начался чемпионат, наши выступления по мне сильно ударили. По моим амбициям тоже. Не мог понять, что происходит.

Практически после каждой игры я говорил, что готов подать в отставку. Если президент скажет, я не буду удерживаться и цепляться за место. На что мне президент сказал: «Раз и навсегда забудь об отставке. Работай – к тебе полное доверие. Я все понимаю – большие изменения в команде, много молодых. Кто если не ты?» Пришлось терпеть, пыхтеть, работать.

– Ходит много разговоров о том, что Юрий Вернидуб добился в «Заре» всего, чего можно было – третье место, два раза играл в группе Лиги Европы. Он выдавил из себя все эмоции, уже нет мотивации тренировать эту команду.

– Отвечу вам просто – я ничего не добился. Это вся команда. Один тренер не может добиться ничего. Добились помощники со мной, плюс клуб, который делает все... Стабилизировалось финансовое положение. Нет тех задержек, о которых читаешь у других. Мы это прошли уже.

Да, выиграли мы бронзу, были в финале Кубка, дважды – в группе Лиги Европы. Это разве достижение? Достижение – когда займем первое место, станем чемпионами. Или для начала хотя бы серебряными призерами, и попробуем попасть через квалификацию в Лигу чемпионов. Сплю и вижу, что все равно это когда-то будет. Будет хорошее время и на моей стороне. 

– То есть, вы не уйдете с «Зари», пока она не займет второе место?

– Так я не могу сказать. У меня есть контракт на полтора года... Я не могу это предвидеть. Наш президент мне доверяет, и в один момент можно точно также доверие потерять. Как тренер должен в любой момент быть готов к тому, что могут позвонить и сказать: «Результат, который показывает команда, не нравится. Мы хотим разорвать с вами отношения». Поэтому здесь загадывать наперед не хочется. Могу сказать одно – на данный момент я главный тренер «Зари». Даже не хочется так далеко смотреть.

– Вы тренируете команду 9 лет, которая не борется за чемпионство, часто уходят игроки, она не играет в своем городе, ранее были финансовые проблемы. Вам не хочется возглавить клуб, в котором всего это не будет, а будет хорошая команда, зарплата, футболисты, которых попросите?

– Очень хочется, но, к сожалению, нет таких предложений. Когда оно поступит конкретно, тогда можно подумать. Даже с контрактом, который у меня есть, уверен на 100 процентов – я позвоню президенту, мы с ним обсудим, и он всегда меня отпустит.

– А он скажет – «Я тебя несколько раз уговаривал. Теперь – твоя очередь». 

– У нас с ним договоренность. Не боюсь этих слов – мы как друзья. У меня никогда нет от Евгения Борисовича каких-то секретов – всегда могу сесть и поговорить на любую тему. Не только касаемо футбола, но и о семейных вопросах или просто жизни. Это мне нравится. Я рад, что у меня именно такие отношения со своим президентом. Нет такого, что я должен пойти отчитаться, а он меня поругал или наоборот – похвалил. И на этом все закончилось. У нас нормальные человеческие отношения.

9 лет работы в одном клубе с одним человеком. Он настоял на том, чтобы я стал и.о. главного тренера. Хотя я знаю, что были и другие кандидатуры. Значит, что-то он знал и знает, раз доверяет полностью. Да, на работе это президент, человек, который самый главный и отвечает за все, что происходит в «Заре». А с другой стороны – это тот человек, с которым я спокойно могу выпить пива. Легко. И покурить, и пива выпить. Что угодно.

«Если я не буду знать, что футболист – гей, он будет в моей команде. Если даже буду знать, что он гей, но он будет супер – второй Роналду, то почему нет?»

– Сергей Рафаилов сказал, что футболисты играют не для болельщиков, а для президента. Вы согласны?

– Не согласен в корне, когда такие вещи говорят. Даже президент говорит: «Для меня играть не надо». На эту тему я с ним не разговаривал. Но у каждого свое мнение. Мне кажется, что мы играем для тех немногочисленных людей, которые приходят на стадион.

Много зависит от нашей игры и места, на котором мы находимся. Верю, что когда-то будет так же, как было в Луганске до этих всех событий. Мы тогда шли в середине турнирной таблицы, и меньше 12 тысяч точно не приходило на «Авангард». А когда играли с «Динамо», «Шахтером», «Карпатами» или «Днепром», то было по 18 тысяч – биток. Там действительно любили футбол и «Зарю». А сейчас в Киеве приходит больше людей, чем в Запорожье.

– Просто если так говорить, то люди тем более не пойдут на стадион.

– У каждого человека есть свое мнение и мысли. Как я могу обсуждать мысли, которые есть у генерального директора? Это его право. Я не вправе осуждать и говорить – правильно это или неправильно. Лучше спросите у него. Мы все взрослые люди, и каждый говорит то, что он думает. Может, он и прав, а, может, и нет. Я сказал свое мнение. Самое важное – могу сказать те мысли, которые я говорю. Не боюсь, что меня будут ругать или обидятся. Я не обижу ни его, ни команду, ни клуб. Говорю сам за себя.

– Сергей Рафаилов известен тем, что он часто скажет или напишет что-то сенсационное. Вы можете к нему подойти и сказать: «Сергей Васильевич, может, вам этого не надо было делать»? У вас есть такая возможность?

– Я никогда этого не сделаю. Повторюсь, он взрослый человек. Как может яйцо учить курицу? Он еще и старше меня. Это будет неэтично и неправильно. Если брать по рангу, то я ниже рангом, чем генеральный директор. Есть лестница. Почему я должен что-то ему говорить? Я знаю, что он мне тоже ничего не скажет. Надо – поддержит, нет – скажет, что это мое право. Так и я. Поэтому лучше задать вопрос Сергею Васильевичу. Не хочу обсуждать эти вещи. Это неправильно.

– В вашей команде могут играть футболисты-геи?

– Вообще не пойму эту тему.

– Могут ли не могут? Приедет хороший футболист, а директор говорит: «Мы его не берем, потому что я не люблю геев». А вы говорите: «Он же классный футболист. Хочу, чтобы он играл в моей команде. У нас нет нападающего».

– Если я сейчас скажу, что нет, то нарушу права человека. Тот же гей – это тот же человек. Как бы к этому не относились и не любили. У них есть те же права, что и у нас с вами. И я не хочу их нарушать. Это прежде всего обидно будет.

На мой взгляд геи – это те люди, которые немножко больные. Так случилось. Они же не рождаются геями, правильно? Я думаю, что не рождаются. Рождаются нормальными, а потом уже в какую-то среду попадают. Я, конечно, противник. Мне не нравится. Я нормальный настоящий мужик, и у нас в команда, которая называется «Мужики». Как я могу относится к этому слову – гей? Никак.

– В вашей команде не будет такого игрока?

– Если я не буду знать, что он гей, то он будет. Если даже буду знать, что он гей, но он будет супер – второй Роналду, то почему нет? Он такой же, как и я. Что-то поменяется? Думаю, нет.

«Никогда не буду давать интервью телеканалам «Футбол 1/2»

- Хочется поговорить о вашем конфликте с каналами «Футбол». Тогда вы сравнили Денисова с Геббельсом, а каналы «Футбол» – с Германией.

– Вы не путайте божье с праведным. Я поставил сравнение. Мои слова помню, как сейчас. Во время войны у Гитлера был такой человек как Геббельс. Он являлся рупором того же Гитлера. Телеканалы «Футбол 1/Футбол 2» являются рупорами «Шахтера». Вот это мои слова. Но я не сказал, что «Футбол 1/2» – это Геббельс. Это вы уже потом написали.

Почему я сравнивал? Хотел защитить свой клуб и своих футболистов. От этих каналов пошло об аномальном количестве 11-метровых. Хотя из них только один был 50 на 50, и в игре, когда этот пенальти ничего не решал. С «Черноморцем» при счете 3:0. Все остальные 10 действительно были заработаны и справедливо поставлены. Но некоторые были реализованы, а некоторые – нет.

Заметьте, что это подается, смотря с кем играет «Шахтер». Не подается за месяц, за два. Есть игра – за неделю начинают раскачивать разную грязь. То к Вернидубу приехали из «Кайрата» с миллионом. Зачем? У меня вопрос к Бурбасу. Если ты говоришь «по информации», у тебя она должна быть проверена. Лишь бы для того, чтобы человека как-то очернить, это неправильно.

Я, работая в СМИ, так бы никогда не поступал. Я бы не смог. Меня воспитали чуть по-другому. Каких бы денег это не стоило и какую зарплату бы не платили. Но каждый человек сам себе выбирает, как ему работать, где ему работать и что ему делать.

– Журналист может быть журналистом, работая на канале «Футбол»?

– Да пожалуйста, почему нет?

– Учитывая, какую политику ведет этот канал, как они себя ведут и так далее.

– Я бы не работал. Искренне говорю. Если бы я работал и мне давали говорить непроверенную информацию, я бы отказывался от этого. Если бы мне сказали – ты или увольняйся или еще что-то, я бы уволился. Сказали бы – скажи это, а мы дадим тысячу долларов, не взял бы эти деньги. Меня так воспитал покойный мой отец и мама, слава Богу, жива. Такое у меня воспитание – не могу делать эти вещи.

Почему я должен их делать? Я один раз сказал, когда началось с Россией – я в Россию не поеду работать, пока что-то не наладится в отношениях между странами. Все. Предложений, поверьте, было достаточно. И по сей день. Деньги – не самое главное. Да, они нужны для жизни. Все равно должен быть патриотизм, любовь к своей стране. Какая бы она не была. Понимаю, что экономически не так все хорошо. Президент может устраивать или не устраивать, его политические действия. Но я родился в этой стране, мне эта страна дала все.

Почему-то одни говорят: «Родина – это там, где ты родился». Я родился в Житомире, но Житомир-то в Украине находится. Значит, я должен любить Украину и украинский народ. Быть до конца с ним. Плохо, хорошо или как. Это не просто слова. Меня всегда задевает, когда спрашивают. Я пытаюсь всегда уходить от этих политических разговоров, когда пытаются говорить о России. Я говорю: «Ребята, без меня».

– Ведущий «Великого футбола», журналисты, которые дают фейковую информацию, не любят Украину, потому что лгут большой аудитории?

 – Этим людям нужно прежде всего сесть и проанализировать свою жизнь, покопаться в себе. Ради чего они это делают? Если они таким образом зарабатывают деньги, то это неправильно. Тогда это не журналистика. Это действительно пропаганда. Журналист должен говорить проверенные факты, и хотя бы на 90 процентов это должно быть так, а 10 – не так. А когда оно непроверенно и неизвестно откуда. Просто говорить – это желтая пресса. Я так понимаю.

– «Шахтеру» повезло, что у них есть один канал, второй канал, через который они дают нужную информацию. Вы бы хотели, чтобы у господина Геллера был свой канал и вы могли что-то давать, то не давать? Это бы играло вам на руку.

– Мы правильные вещи обговаривали с вами и вашим коллегой перед эфиром. Многие тренеры пользуются грязной войной через СМИ. Если видят, что тяжело обыграть соперника, то давай начнем его психологически подавлять. Я этим никогда не занимался и не хочу заниматься. Это несправедливо и нечестно по отношению к сопернику.

Нужно выходить и доказывать, что ты можешь с ним сопротивляться. Это будет намного приятнее и намного лучше. Даже если проиграешь в борьбе, есть и осадок, есть и плюс. Ты гордишься тем, что непросто проиграл в одни ворота, а сделал максимум. Допустим, на сегодняшний день мы не можем сопротивляться с тем же «Шахтером». Но придет время, когда что-то поменяется. Надо ждать это время и работать.

– Что нужно, чтобы Юрий Вернидуб дал интервью каналам «Футбол 1/2»?

– В любом раскладе не буду давать. Никогда. Разве что поменяется их руководство и журналисты. Тогда – с удовольствием. Я уважаю всех, никакой обиды нет. Это их право – могут говорить все, что угодно. На то они и телевидение. Я уже забыл, когда смотрел канал «Футбол».

– А где тогда берете информацию?

– Я читаю сайты. И то не все. Хотя зайдите туда – остались только отдельные сайты, которые независимые. А так – что есть, то есть. Никуда от этого не денешься.

– Давайте сделаем рекламу. Какие сайты считаете крутыми и независимыми? 

– «Футбол 24», кажется, адекватно пишут. Matchday тоже есть. Sport Arena – 50 на 50. Football.ua, Ua-football... «Трибуна» – лояльно тоже. Один из сайтов, который забит в моем телефоне. Там много действительно разной информации. Не только о футболе. Там и бокс есть и другие виды спорта. Только выиграл Усик – приятно читать, приятно смотреть. Поэтому как раз к «Трибуне» более-менее лояльное отношение.

«Неправильно быть какой-то собакой, которая начнет подгавкивать еще больше»

- Один из авторов Трибуны Александр Сажко написал колонку после одного из матчей о том, что Юрий Вернидуб хочет в «Динамо»: «После обидного поражения в абсолютно равной игре Юрий Вернидуб начал говорить хорошее о «Динамо», хотя журналист его об этом даже не спрашивал».

– Часто говорю не только о «Динамо», но и о других клубах. Вот проиграл «Арсенал» 0:3. Разве я что-то плохое сказал в адрес того же Грозного? Наоборот стараюсь поддержать тренера. Понимаю, как это тяжело. То же самое тот период, когда на Александра Хацкевича наезжали и все его клевали со всех сторон. На всех сайтах – что пора уходить. Мне по-человечески хотелось его поддержать. У меня никогда не было приглашений и даже разговоров о «Динамо».

- Многих тренеров увольняют, но вы почему-то поддержали именно Хацкевича и именно «Динамо». Романа Санжара с «Олимпика» вы не поддерживали. Нигде не видел, что вы сказали: «Жаль».

– Поэтому, наверно, и написали, что Санжар пойдет в «Зарю» и в «Мариуполь». У меня жена аж испугалась. Говорю: «А я откуда знаю? Позвони и спроси у того, кто это написал. А я при чем?»

Искренне скажу, что в тот момент я хотел именно поддержать «Динамо». Лукавить не буду – на фоне того, что тогда происходило с этим телевидением, ругань с «Шахтером». Где-то я не прав в том, что не совладал с эмоциями и что-то сказал. Мне тогда было без разницы, кого поддерживать. А «Динамо», вы знаете, постоянно в каких отношениях с «Шахтером». И я стал на сторону «Динамо». Но это неправильно.

- Вы, грубо говоря, нашли союзника.

– Да, да, да. Говорю, как есть. Но это неправильно. Если сейчас сесть нормально, трезво. Нужно все равно молчать. Неправильно быть какой-то собакой, которая начнет подгавкивать еще больше. Зачем? Нужно оставаться человеком и держать удар.

У меня хороший психолог – моя супруга Леся. Многим мудрым вещам учит и учила. Она всегда говорит, что меня ловят на эмоциях – можно что угодно сказать и натворить. Я сказал, что больше не буду о судьях. И месяца три не говорю – хорошо они судят, плохо, в мою сторону, в другую. Я не вижу смысла в этом. Это только всплеск эмоций, нервы. К сожалению, нервные клетки не восстанавливаются. Поэтому лучше по-другому к этому относиться.

 - Вы – эмоциональный человек. Паулу Фонсека говорил о туннеле любви с «Динамо». Возможно, на эмоциях что-то и было?

– Боже упаси. Как раз за это даже не переживаю. Тогда у меня было огромное желание ответить. Хотел, чтобы мне позвонили. Спасибо супруге. Она говорит: «Да будь умнее, мудрее. Ты – взрослый человек. Пусть говорит, что угодно. Люди наоборот увидят, как относится к тебе Фонсека. Чем меньше ты будешь говорить в его сторону, тем мудрее ты будешь». Думаю, я выбрал правильный путь.

Никогда не говорил и не скажу плохо о Фонсеке. Даже после того, как он сказал, что я ему неприятен. Можете написать – я к нему никогда не подойду и не подам руки. Никогда. Ни в какой ситуации. Считаю, он меня сильно обидел и оскорбил теми словами. Я до этого подходил и жал руки всем. Меня оштрафовали на 5 тысяч, точно так, как и его. Только не пойму, за что меня. Я должен был бежать к нему? За что меня штрафовать, если человек не подошел. А потом еще на интервью такие вещи говорит. У меня не будет желания подойти к этому человеку и протянуть руку.

- Обычно не жмут руки плохим людям. Для вас Фонсека – плохой человек?

– Нет, он мне не плохой человек. Понимаю, что он адекватный. Он это тоже сказал, может, тоже на эмоциях. Но тем не менее, он сказал, что не хочет жать руку неприятным ему людям. Если я не ошибаюсь. Если я неприятен, то как я подойду к нему и подам руку, а он опять мне не подаст. Получится, он меня оскорбил. Он же опять мне руку не подаст. Надо быть мудрее. Я просто не буду подходить и этого делать.

- «Заря» больше не арендует игроков у «Шахтера» из-за конфликта с «Футболами» и вашего конфликта с Фонсекой?

– Да нет. Мы же начали еще раньше не брать их.

- Почему вы берете игроков у «Динамо», но не берете у «Шахтера»?

– Я не знаю. У нас три футболиста – Тымчик, Леднев и Михайличенко. Конкретно написано, что два года они у нас. Когда мы брали у «Шахтера», то там написаны те же два года. Но каждые полгода у них есть право брать игроков на сборы, а потом в конце сборов отдавать перед началом чемпионата. Как тренер, я не знаю...

Не обижаю «Шахтер» – может они там еще лучше тренируются с пользой. Но я не знаю, в каком они состоянии. И как мне определить – ставить их сразу или не ставить. Это меня не устраивает. Плюс посмотрите, сколько ребят прошло через «Зарю». Малиновский, Будковский, Караваев, но он уже наш, Петряк, Соболь, Никита Шевченко, Малышев. Так а сколько их? Но я ни разу не услышал даже «спасибо».

- Вам важно это услышать?

– Мне приятно было бы. Почему не написать хоть раз или сказать? Что эти футболисты действительно получили ту долю доверия и игрового времени в «Заре», которое дало им возможность развиваться дальше. Все футболисты, которых я назвал, вызывались в сборную откуда впервые? Из «Зари». Это все забыли. Говорят – это игроки «Шахтера».

Тот же Малиновский за «Шахтер» ни одной минуты не сыграл. Он у нас начал играть и стал тем Малиновским. Сейчас он еще больше прибавил. Бельгия ему дала очень много. Но он от нас уже вызывался в сборную и по сей день вызывается. Другие считают, что это все равно воспитанник «Шахтера». Воспитанник – это хорошо. Но в сборной он заиграл после «Зари». Почему они должны об этом молчать?

- Украинский футбол – очень двухцентричная штука. Ты или с «Динамо», или с «Шахтером». Я не хочу говорить, с кем «Заря». Но – «Заря» перешла с канала «Футбол» на «2+2», «Заря» перестала арендовать игроков «Шахтера».

– А почему она перешла с «Футболов» на «2+2»? Давайте отвечать на вопросы поступательно. Потому что более материально выгодное предложение от «2+2». Это сделает любой хозяин. Вот есть ты и есть Петя. Петя мне дает 100 долларов, чтобы я ему что-то сделал. А ты – 200 долларов. К кому я пойду? Конечно, к тебе. Задача в чем – чтобы клуб мог существовать и зарабатывать. Он будет все равно идти к этим и подписываться с теми... Вот «Фаворит» подписал с нами? Подписал. Значит, выгодно для клуба. Это такие вещи. Это не из-за того, что нам не нравится «Футбол». Тогда же все нормально с ними было.

- Но «Шахтер» дает вам много игроков, благодаря которым у вас есть результат. А вы идете с канала «Футбол» на «2+2».

– Подождите. А когда играешь с «Шахтером» и полностью всем начинают запрещать? Тогда у нас было по 6-8 человек, как сейчас в «Мариуполе». Это разве нормально?

- Так «Динамо» тоже запрещает.

– Но я не взял у «Динамо» восемь. Поэтому мы и решили – если и берем, то одного-двух человек. В этот раз три. Тымчика мы еще раньше взяли, а у Михайличенко на тот момент была травма. Он сразу с Тымчиком не смог прийти. Я ему летом позвонил – и все нормально. Нам еще предложили Леднева. Прекрасно видел и знаю этого футболиста по играм дублеров. Сказал: «Давайте. Почему нет? Попробуем» Но мы сейчас тоже умнее – у нас на каждую позицию по 2-3 футболиста. Не боюсь, что Тымчик не будет играть с «Динамо» – у меня есть Караваев, есть Каменюка, есть Сухарь. Конечно, я готов. А тогда – мы их ставим, обкатываем, наигрываем. Приходит момент – и у меня сразу 6 человек выпадает с состава. Как я могу сыграть с «Шахтером»?

- Это и ваша вина, вы могли это просчитывать. У «Шахтера» есть право вам запретить.

– Вот поэтому я и говорю – мы научились на этих вещах. Самое важное – что мы не повторяли эти ошибки и не становились на грабли дважды. Что мы сейчас и делаем. Никто не ругался. Мы нормальный адекватный клуб, и я всегда наоборот – сколько мы брали футболистов у «Шахтера», я благодарил академию «Шахтера». Я не забывал о тренерах их академии, всегда о них вспоминал.

- Вы ближе к «Динамо» или «Шахтеру» в плане симпатий?

– Никаких, говорю честно. Во время игр в чемпионате у меня нет симпатий ни к «Шахтеру», ни к «Динамо».

- Когда «Динамо» играет с «Шахтером», вы за кого болеете?

– Вот у меня жена тоже спрашивает «Ты за кого?» Я говорю: «Честно, мне без разницы». Как есть, так и говорю. Выиграл «Шахтер» – молодец, выиграло «Динамо» – молодец. Точно вам скажу.

Сейчас есть один клуб, в котором я работаю и за который болею. Это «Заря».

Раньше это было в большой степени... Я родом из Житомира, это ближе к Киеву. В свое время звали в киевский интернат. Поэтому болел всегда за «Динамо». Это был наш украинский клуб, хотя их и много было – «Шахтер», «Металлист», «Днепр». Но болел за «Динамо».

Потом, когда в 2010 году перешел работать в Луганск, понятное дело, ведь у нас были футболисты из «Шахтера». Территориально недалеко – 150-160 километров от Луганска до Донецка. Из-за этих составляющих и был на стороне «Шахтера».

- Когда симпатия пропала?

– Когда это все началось, и мы 5 лет живем в Запорожье. Как-то так оно само и отошло. Плюс моменты, когда ругались.

 «Как нет войны? А кто там гибнет? Наши пацаны 18-летные гибнут» 

- В какой момент вы поняли, что больше не можете находиться в Луганске? Как вы оттуда ехали? Как выглядел ваш переезд?

– 2014 год. Мы до этого летали из Луганска на игры. А когда уже даже не могли быть в Луганске, а играли в Черкассах, то был такой момент – мы прилетели в аэропорт. Он тогда был полностью под контролем наших украинских войск – там стояли серьезные ребята.

Мы прилетели, сели в автобус и уже ехали в город. Не доезжаем до Луганска, а из-за кустов выходит человек с как его... противотанковые эти самые. Направляет в автобус. Я на переднем сиденье, как сейчас помню, вжался в это сидение и вообще не понял, что происходит. Водитель остановился и заходят два человека. Один с автоматом, автомат даже с предохранителя снят. И они начали: «Вот, луганская «Заря». В таком непонятном, можно сказать, неадекватном состоянии. Что у него в голове? Черт его знает – кто-то дернется, испугается, выстрелит. Все, что хочешь, может быть. Тогда очень понравилось, как себя повел генеральный директор Сергей Васильевич. Он сделал замечание: «Ребята, вы что, совсем уже это самое? Хоть на предохранитель поставьте». Это дорогого стоит. Что у них в голове, никто ведь не знает.

«О, это команда. Что, выиграли или проиграли?» – спрашивали. Сергей Васильевич говорит: «Все хорошо. Мы выиграли. Нам пора ехать, мы устали». Они вышли, и мы дальше поехали. Еще не было ничего, но я понимал – что-то происходит не то. Потому что ездили на базу в Счастье, и уже тоже стояли блок-посты, на них люди с оружием. Типа как ополченцы или кто они там считались. Нас не трогали, но неприятно было.

После последней игры мы с сыном сели в машину. Начинался отпуск. Больше я там не был. Уже находясь в отпуске, мне позвонил Рафаилов и спросил, есть ли где тренироваться в Запорожье. Команда будет собираться именно там. Сначала думали, что быстро это все уляжется. Когда прошло полгода, реально начали понимать, что ничего не поменяется.

5 лет прошло, и я могу одно сказать – хотелось бы мира, чтобы все вернулось восвояси. Луганск все равно – это Украина. Донецк тоже – это Украина. Они не могут отделяться. Это неправильно. Это наша земля, ненька Україна. Дай Бог, чтобы все быстрее образовалось и воссоединилось. Желаю от чистого сердца. Особенно тем людям, которые действительно с тех регионов из Луганска и Донецка. Они очень этого хотят. У меня ребята есть луганчане, очень тяжело это переносят. Потому что родители там, бабушки там остались.

- Были ролики, в которых человек из Крыма приезжал в Киев и спрашивал: «А где фашисты? Что не так? «Когда вы были в Луганске в то время, какой у вас была картинка в голове?

– Вы знаете, оно не отличалось. Первое – они захватили СБУ. У меня квартира была метров в 500 от этого.

- У вас там квартира осталась?

– У меня съемная была. Как раз предлагали купить квартиру. Подходили люди. Готовы были помочь купить участок, дом построить. Но я как раз только в Запорожье построил года три назад перед этим. Уже решили обосноваться в Запорожье. Это же родина моего покойного отца.

- Знали, что есть Майдан? Идет Революция?

– Конечно, знали. Постоянно новости смотрел, всегда интересовался, что оно, как оно. В Луганске был захват СБУ, люди ходили, все нормально. Даже не мог представить, что так оно все обрисуется. Потом уже дальше со временем. Не верилось, что такое может быть. Но, тем не менее, случилось.

- Фанат «Зари» Игорь Ковтун, который придумал баннер «Мужики», сказал такую фразу: «Когда мы говорим о позиции клуба, то уместнее говорить о мнении сотрудников. Клуб – это не компартия, которая приказала всем думать одинаково. Там работают разные люди с совершенно разными политическими взглядами». Вы согласны с этим мнением? И есть ли в «Заре» люди с другой позицией, чем у вас?

– Я никогда не пытаюсь разговаривать на эту тему. Мне неинтересно. И за эти пять лет не встречал, чтобы кто-то плохо относился к Украине. Потому что они знают мое отношение к Украине. Со мной никто не это самое. Нет такого, чтобы Россия молодцы или Украина – плохо. Или наоборот. Могу сказать точно и честно, что таких и не встречал. Все нормально, адекватно.

Представляю, как Никите Каменюке. Там отец, мать, бабушка, дед. И папа приезжает сюда и мама. Когда был Никита Шевченко, его родители тогда как раз … Они из Горловки, там шли военные действия. И в подвале сидели, рассказывали. Но все адекватно. Не видел от них ненависти или агрессии в сторону Украины, точно как и любви в сторону России. Они попали в эту ситуацию. Конечно, есть и другие. Но в нашем клубе я не видел этого. Честно скажу.

- Я задал вопрос директору «Зари»: «Как мы можем жить в дружбе с Россией, если у нас с ней военный конфликт?» Он ответил: «Это провокационный вопрос, на которые я не могу ответить. Я был на Донбассе, когда все это начиналось, и у меня по этому поводу есть свое мнение. Но я его вам не скажу».

– Это его ответ. У каждого человека есть свой ответ. Я лично от него, могу сказать точно, никогда не слышал каких-то плохих вещей об Украине.

- Он был в то время, когда захватывали администрацию в Луганске. Он был в комитете спорта, на всех видео.

– Это не ко мне. Я точно там не был и не стоял. 

- Комфортно работать под руководством человека, который, возможно, думает, что Россия – это хорошо, что с Россией надо дружить?

– Не знаю. Как сейчас можно дружить с Россией? Когда мне говорят: «Что вы скажете по этому поводу?» Я всегда говорю: «Ребята, да не мы пришли в Россию и что-то требуем у России, а Россия пришла к нам. Я не пойму, что она хочет. Мы сами разобрались бы, я уверен в этом. Но мы же не пришли в Ростов или под Ростов и там стоим». Насколько я знаю и вижу – наоборот. Так как я должен к этому относиться?

Я не боюсь этого, потому что я гражданин Украины. Я здесь родился, вырос, живу. Мне эта страна, как бы не парадоксально, дала все. Я стал тем, кем я есть на данный момент. Моя фамилия – Вернидуб. Зовут – Юра. Я полностью рад. Меня так родители воспитали. Как я должен отвечать? Почему я должен не любить свою страну? Мне тоже может много вещей не нравиться – президент, премьер-министр, кто угодно. Но люди здесь прекрасные. Да вы включите музыку на украинском языке. Да лучше языка – нет. Меня аж захватывает, когда об этом говорю.

- Большинство футболистов говорит, что футбол вне политики. Мол, мы не говорим о политике, в Украине не происходит ничего. Война? Нет войны. Майдан? Не было Майдана. Мы играем в футбол.

– Да как нет? А кто там гибнет? Наши пацаны 18-летные гибнут. Как нет войны?

- Футболисты так говорят. Они имеют на это право?

– Они лучше бы ничего не говорили. Хотя если они любят свою страну, то должны понимать, в какой стране они находятся и что происходит. Они не должны вилять, крутить и уходить в сторону. Если любят свою страну. Я ее люблю. Не боюсь этих слов, надо будет, мне 53 года, пойду точно так же. Отвечаю, что я пойду и буду защищать Украину. Это 100 процентов.

- Есть такой футболист – Алексей Гай. У него есть свой взгляд на события в Украине, России, на всю ситуацию. Лучше быть Гаем и говорить то, что не нравится большинству, или сидеть молчать и говорить, что футбол вне политики?

– Скрытый враг – хуже, чем человек, который говорит так, как думает. Он высказал свою точку зрения. И мы не имеем права ее не принять. Это его право. С другой стороны, в этой ситуации лучше промолчать. Потому что он просто обозлил вокруг себя много людей. Это неправильно. Наша жизнь такая. Подойдет кто-то сзади, ударит. Зачем это надо? Поэтому ему было бы лучше промолчать, чем настраивать против себя. Я бы на его месте, может бы, промолчал и ничего не сказал бы.

А если я люблю эту страну, то что мне скрывать? Ну я ее люблю и люблю. И я не боюсь никаких слов. Да, я работе в луганской «Заре». Уверен, что в том же Луганске живет большая часть людей, которые хотят вернуться в Украину. Быть в Украине. Почему-то уверен в этом. Я там прожил три года до этого, когда все хорошо было. Прекрасные люди, с ними легко общаться. Не увидел что там были аж так настроены против Украины или против России.

А нужны ли мы России? Там хватает регионов, где бедность – и все хорошо. Мы нужно только как граница – подальше отодвинуться от Европы. Только из-за этого. Зачем Крым? Понятно – там база морская очень сильная. Все – взрослые люди, это прекрасно понимают. Понятно, что это им выгодно. Крым всю жизнь был Украиной, все всех устраивало. Но их корабли все равно там стояли. А здесь создался момент, когда можно назад вернуть.

Но Крым – это Украина. По крайней мере, я в 1966 году родился и знал, что это – Украина. Туда постоянно ездил. Сколько ездил и не поеду. Не хочу.

- Футболистам, вам, тренерскому штабу трудно, когда в стране случаются ужасные вещи – ситуация в Керченском проливе, Илловайский котел?

– Я узнал и очень переживал, чтобы не случилось чего-то страшного. Ребята, может, и не смотрели. Если и знали – как-то к этому... Потом уже, когда начали говорить о введении военного положения... Хотя я его не замечаю. В Запорожье оно есть, но его нет. Как мы жили, так и живем. И надеюсь, ничего не произойдет – что там раздувают. Я не верю в это.

Хотя я никогда бы и не поверил, что у нас будет конфликт с Россией. В жизни бы не поверил. Я же играл там в «Зените» три года. Прекрасные люди, все нормально. У меня родственники там есть – двоюродная сестра, которая там всю жизнь прожила. По линии супруги родной дядя там до сих пор живет. Он учился здесь в военном училище, потом уехал и прослужил всю жизнь в армии. Добился там таких званий. Он был в дивизии Дзержинского политруком. Когда был путч в Москве, он мог отдать приказ и все было бы по-другому. Но он не отдал, на людей не направил. Сейчас на пенсии.

Зовет в гости, но я пока не еду. Чего-то не хочется. Как бабка пошептала. Отвело меня. И не хочу.

Керченский пролив, Севастополь, Усик. Он служил на нашем флоте и не любил Бандеру

Фото: «Заря»; globallookpress.com/Jan Woitas/dpa

+82

Опрос

Популярные комментарии
Vovan Vn
+68
Вернідуб реально Людина.
Так, емоційна, запальна, але вважаю щира.

Людина зі своєю позицією, який не боїться її демонструвати, аргументувати і відстоювати.
SeregaKrivbass
+35
Спасибо автору за работу, сейчас заварю кофейку и посмотрю!!!
Влад Довлатов
+28
Цитата дня - "не путайте божье с праведным"! :)
Написать комментарий 48 комментариев
Loading...
Реклама 18+