«Утром Пирло ожидал проснуться и обнаружить Пака в своей кровати». Супердуэль итальянца и корейца – про дисциплину и универсальность

Александр Лебедь – с самым подробным объяснением цитаты Рио Фердинанда.

«Если я давал ему определенные указания, он вцеплялся в них как собака в кость. В матче Лиги чемпионов в 2010-м против «Милана» я попросил корейца сдерживать главную креативную силу соперника – Андреа Пирло. Полузащитник итальянцев вышел определять игру, однако Пак в корне душил все его попытки», – вспоминал сэр Алекс Фергюсон. Возвращаясь в прошлое, воссоздаем картину этого замечательного противостояния и заодно отдаем должное карьере Пак Чжи Суна в «Манчестер Юнайтед».

И Хиддинк, и Фергюсон использовали Пака против Пирло. Он был чудовищно эффективен

«Я помню речь Ферги перед командой до встречи с «Миланом». Он буквально сказал Паку: «Твоя работа на сегодня – не касаться мяча, не делать передачи, твоя работа – Пирло. Это все: Пирло», – реконструировал в памяти установку перед той игрой Уэйн Руни.

Сам кореец сформулировал две простые инструкции, которыми снабдил его Фергюсон перед матчем: когда Пирло без мяча – необходимо заблокировать его, отсечь от получения, если итальянец мяч все-таки получил – сделать так, чтобы он не отдавал передачи вперед.

Старт игры, Пак обозначает намерения на первой же минуте, он располагается рядом с Андреа, а не на левом фланге:

Повиснуть рюкзаком на спине Пирло, стать утяжелителем, разворачивать его лицом к воротам «Милана», сбить на безопасные варианты передач и поперечную игру – расшифровка инструкции, полученной корейцем перед противостоянием:

Андреа неоднократно сбегал на фланг, пытаясь найти пространство. Пак же обозначал: ты можешь пасовать хоть пяткой, но поперек, ты даже можешь иметь какое-то время на мяче, но только до тех пор, пока не начинаешь выискивать форвардов в первой линии атаки и не угрожаешь переводом.

История с Пирло – наиболее яркий пример, когда Пак получил указание на ограничение конкретной цели. В таких случаях при переходе владения кореец пытался быстро определить расположение ориентира, это входило у него в привычку, оперативную реакцию.

Первый матч, идеальные с точки зрения расположения 4-3-3 от «Манчестер Юнайтед», кроме одной детали – Пак Чжи Сун находится не рядом с Бонерой на своем левом фланге (красная линия), а непосредственно с Пирло, в середине:

«Пак был ключевым в нашей игре. Мы можем говорить о Руни: он, безусловно, был смертоносен, но тактически нам выиграли этот матч качества Пака – дисциплина, интеллект и самопожертвование. Ведь Пирло столь важен для них», – отметил после игры Фергюсон.

Формально – левый вингер, в реальности – элемент, обособленный от схемы опекой Пирло:

Флетчер не только успевал страховать гектар пространства слева из-за планового отсутствия там корейского полузащитника, но и сделал две голевые передачи в том матче. Пак ограничивал Пирло, а в это время Флетчер делал этот процесс безболезненным для команды. «Посмотрите на большие игры «Юнайтед». Пак или Флетч, или оба, всегда были в составе. Они были жизненно необходимы нам. Такие игроки, как я, Роналду, Тевес, попадали в заголовки газет, но эти парни были настолько же важны, если не больше, из-за того, что могли дать команде. Мы знали об этом внутри раздевалки: именно потому, что они жертвовали всем ради команды, их индивидуальные качества чаще всего и игнорировались», – хвалил одноклубников Руни.

А вот как деформировалась схема ПСВ Пак Чжи Суна при первой встрече с «Миланом» Андреа Пирло в апреле 2005-го:

Левый фланг формально был отдан на откуп корейской связке (Ли + Пак), однако первый уходил с места левого защитника в остроатакующую позицию, а второй вытеснялся с фланга атаки на позицию десятки, действующей за спиной полузащиты «Милана». Пространство слева за спиной Ли страховалось либо опорными, либо центральными защитниками, а правый защитник ПСВ был ограничен в подключениях. Суть этой схемы-домино заключалась в крене атаки ПСВ на левый фланг и свободе Пак Чжи Суна, который в тех реалиях был куда более склонен к атакующим действиям. Заодно Пирло чаще оказывался в зоне досягаемости Пака, что существенно влияло на полотно игры уже тогда и косвенно могло подсказать Фергюсону решение проблемы Пирло через несколько лет.

«Люди были удивлены, когда я взял его в Европу. Он выполняет грязную работу за больших звезд. Я всегда ценю таких людей. Он неутомим, может играть в высоком темпе 90 минут, умный, целеустремленный», – описывал Пака Гус Хиддинк. 

Пак снизил эффективность Пирло почти в два раза (Андреа реже получал мяч и еще реже пасовал вперед). Партнеры по «МЮ» боготворили корейца за такую работу

Качества одноклубника в персональном прикрытии лучше всех описал Пол Скоулз в общении с Уэсом Брауном на клубном телевидении:

«Я помню, как ты пытался опекать меня персонально, но ты не был единственным, Уэс! Знаешь, кто был худшим вариантом? Пак Чжи Сун. Настоящий кошмар! Он был невероятен. У него была энергия и дисциплина, чтобы делать это весь день. Невероятная дисциплина. Он просто подходил  ко мне, смотрел и не говорил ни слова. Просто скажи мне что-нибудь, давай посмеемся! Но нет, он подходил, смотрел тебе прямо в лицо, в глаза, отправляя послание: «Сегодня ты не получишь мяч!»

Попытка разорвать дистанцию от Пирло и знаменитый взгляд, о котором говорил Скоулз:

Только что эти двое были в непосредственном контакте (1), но итальянец начинает двигаться от Пак Чжи Суна, пытаясь создать несколько метров дистанции (2). Тем временем мяч ходит через других футболистов «Милана», минуя лучшего распасовщика. «Я просто уверен: на следующее утро Пирло ожидал проснуться и обнаружить Пак Чжи Суна в своей кровати», – пошутил как-то Рио Фердинанд.

Так их танец выглядел изнутри:

Результат деятельности Пака: в двух играх против «МЮ» Андреа делал в 2 раза меньше передач и длинных пасов, чем в среднем по сезону (не говоря уже о ключевых передачах).

Даже при штрафных ударах Пирло кореец вставал в одиночную стенку (причем, как кажется, и здесь нарушал положенную дистанцию), изо всех сил своего скромного прыжка пытаясь мешать Андреа.

Не менее комично смотрелась эта странная пара и при некоторых перемещениях – здесь они огибают судью как какое-то неодушевленное препятствие (левый нижний угол):

Одна из целей, разворот Пирло лицом к воротам «Милана», решалась давлением со спины, из слепой зоны.

«Мне было нелегко против Роналдиньо, особенно в начале выездной игры. Но вы должны обратить внимание на работу Пак Чжи Суна, который разорвал связь с нападающими «Милана», лишив их обслуживания», – отметил вклад корейца Гари Невилл.

При прочих равных задача ограничения Пирло – это обычно коллективный труд. Кто оказывается ближе к нему – тот и осуществляет давление. Персональная игра Пака требовала системы компенсации пустоты на его номинальной позиции. Другая цель корейца – выжимать Андреа из эпицентра событий, чтобы типичной работой Пирло занимался кто-то другой:  

В левом верхнем углу – стремительный рывок Пака в один из тех моментов, когда мяч переходит к «Милану», и кореец понимает, что слишком удалился от итальянского полузащитника.

Разрушительное оружие Пирло – это длинные передачи без избыточности и недостаточности. Кроме несомненного класса Андреа, важную роль тут играет время на мяче – самая ценная валюта футбола во все времена, особенно для игроков такого калибра. Итальянец, как обычно, должен был связывать структуру команды нитями, а задачей Пака было перерезать как можно больше этих нитей на подходе или давить так, чтобы загнать Андреа в тупик.

Так описывал ситуацию Руни: «В то время Пирло делал 110 передач за матч или около того. Из них 60-70 шли вперед, могли навредить нам. У него был такой трюк: когда мяч приходил к нему от крайнего защитника, он играл сразу через головы центральных защитников, чтобы Андрей Шевченко или Кака бежали открываться под такие передачи. Пирло был лучшим из всех, кого я видел, в исполнении этих передач». Вот эти пасы: 

«Поэтому Ферги сказал Паку: ему нельзя позволить делать эту передачу. Ты не можешь опоздать ни на метр, ни на секунду. Думаю, что у Пирло было около 40 передач в той игре и 95% из них шли назад, потому что Пак был невероятен в исполнении приказов. Остальные из нас оценили, насколько сложным было то, что сделал Пак с точки зрения физической и ментальной отдачи в ту ночь», – объяснил эту деталь Руни.

Три случая выше, когда Пак пусть и немного, но запоздал, чтобы накрыть Пирло – это, пожалуй, все, что кореец позволил своему визави в первом матче в плане излюбленных передач итальянца (плюс один качественный перевод). В двух моментах игроки «Милана» не смогли принять мяч, польза при третьем – фол на Индзаги в центре поля.

На картинках мяч едва сорвался с ноги Пирло, но Пак уже здесь, в кадре – укусив, показавшись в зеркале заднего вида. Огромный плюс Андреа еще и в том, что ответить он мог тогда, когда Паку было запрещено приближаться к нему на законных основаниях, при стандартах. Самый острый момент за обе игры от итальянца – прекрасный штрафной удар, который с трудом вытащил Ван Дер Сар.

Среди других единичных успехов Андреа – вот такой фирменный заброс с включением Абате в ответном матче. Кореец рядом, но эта партия за Пирло, «Милан» создает момент:  

Несколько таких попыток итальянец делал со смещения, предварительно оттягиваясь назад и начиная ведение, а это усложняло задачу. У него были лишь доли секунды, но в этом и заключалась грань другого выдающегося мастера – находить эти моменты. «Манчестер» выиграл двухматчевое противостояние 7:2.

Но вся эта история – не про победителя в личной дуэли, а про столкновение подходов, разниц, щита и меча. За этим было просто интересно наблюдать: маленький матч внутри большого. «Опекать Пирло было нелегко. Было тяжело и ментально, и физически, но в итоге «Милан» провел очень сложную игру против нас», – поделился корейский полузащитник.

И хотя дуэль с Андреа Пирло – яркий пример персональной игры от корейца, это лишь одна из черт стиля Пак Чжи Суна.    

Даже в таких условиях Пак успевал эффективно атаковать

Вот кореец в атаке, он не просто стоит около Пирло, а просит проникающую передачу на линии офсайда:

Интересно, что после таких, пусть и немногочисленных, эпизодов Андреа мог получить передышку. Здесь он получил мяч от голкипера и даже свободно прогулялся с ним до центра поля. Но через 18 секунд кислород был перекрыт заново, Пак опять прилип к итальянцу.

Пак был не просто обильной горстью песка на шестеренки чужого командного механизма, но и отвечал, утекал от внимания полузащиты «Милана»:

Когда команды выходят с перерыва первого матча, кореец и только кореец получает инструкции от сэра Алекса прямо на бровке, в заключительные мгновения перед возобновлением игры. Фергюсон говорит, Пак только слушает и пять раз подряд кивает, не произнося при этом ни слова в ответ. Было в нем все-таки что-то от забавного робота.

Плюс ко всему именно Пак в итоге забил один из голов «Манчестера» в ответной игре, третий в победе 4:0 на «Олд Траффорд»:

Этот эпизод и завершение им дуэли с Пирло – лишнее доказательство: Пак не был односторонним исполнителем, не существовал на поле исключительно по протоколу уничтожения чужих звезд. В ситуациях при владении «МЮ» кореец перестраивался в самостоятельную атакующую единицу, начинал двигаться от итальянца – и ситуация переворачивалась (уже Пирло должен был следить за Паком).

Алгоритм Пака можно описать примерно так: отработал по цели при мяче у соперника – переход владения – начал двигаться и открываться в атаке – переход владения – возврат к цели и начало нового цикла.

Почти треть голов за клуб полузащитник забил в важнейших матчах (5 – «Арсеналу», по 2 – «Ливерпулю» и «Челси»). Итоговая статистика корейца в «Юнайтед»: 204 игры, 28 забитых мячей и 29 голевых передач, 13 трофеев, включая Лигу чемпионов и 4 чемпионства в Премьер-лиге.

Андреа Пирло негативно оценил подобную манеру противодействия в автобиографии, но ответственность возложил скорее на конструктора оружия (Фергюсона), а не на само оружие (Пака). С другой стороны, шотландец отнюдь не в каждом матче прикреплял Пака к кому-либо персонально, так что на этот факт можно посмотреть и как на комплимент от главного тренера «Манчестера».

Он настолько высоко ценил отдельного человека в системе противника, что согласился на размен – попробовать выключить из игры мозг «Милана» и посмотреть, как будут функционировать другие узлы схемы итальянского клуба. «Разбирайтесь 10 на 10», – так, наверное, можно трактовать ход мыслей сэра Алекса.    

Те матчи против Пирло – олицетворения важности Пака в системе Фергюсона. Тренер его ценил и хитро использовал

Дуэль с Пирло прекрасно иллюстрирует то обстоятельство, что совершенно не зря игроки «МЮ» иногда употребляли фразы вроде «в тот вечер босс натравил на него Пака». Чтобы иметь возможность натравить, Фергюсону была необходима универсальная фигура, которая двигается по схеме без значительной потери в качестве. Вот как это выглядело, если изобразить на схеме с конкретными примерами из больших матчей:

Некоторые позиции (серый цвет) – это лишь эпизодические появления корейца. Однако общая картина понятна и, более того, основана только на тех матчах, которые были использованы при подготовке материала (то есть может быть неполной). Важно другое – для использования Пака не было запретных расстановок. Плюс к тому – в большинстве этих матчей он двигался с одной позиции на другую непосредственно по ходу игры. К схеме хорошо подходит выражение, которое англичане неоднократно применяли к Паку: «покрывал каждую травинку газона» («cover every blade of grass»).

В военной теории есть выражение «В бою первым гибнет план боя». Наличие столь универсального исполнителя иногда позволяло Фергюсону корректировать изначальный план прямо по ходу матча.

Соответственно, и использовать корейца можно было в амплуа-противоядии: много позиций = много возможностей по подстроению к конкретному важному исполнителю соперника (атакующему крайнему защитнику, глубинному плеймейкеру, выносливому центральному полузащитнику, который работал от своей штрафной до чужой). Поэтому работоспособных игроков типажа Пак Чжи Суна или Дирка Кюйта иногда называют мечтой тренера. Куда ни поставь – ты понимаешь, что получишь от них практически в любой день.

Пак не был автоматическим выбором в стартовый состав. Зачастую он служил версией футбольного спецназовца: под что-то критически важное, сильное звено соперника, когда его можно было ориентировать на конкретного противника или укрепление отдельной зоны.

Автономная, вырванная из контекста структуры пара Пак/Пирло в ответном матче:

Цифрами (1, 2, 3, 4) обозначены те самые позиции, на которых чаще всего выходил Пак Чжи Сун, пятый вариант (актуальный) – персональная игра по важнейшему исполнителю. И неважно, что в схеме зияет дыра, а она превратилась из 4-1-4-1 в 4-1-3-1 – ведь главный конструктор «Милана» не на мяче и вообще вытеснен на фланг. Лишить итальянца его работы, заставить кого-то другого из «Милана» (Тьяго Силва) взвалить ее на себя – одно из достижений Пака.

По профилю Фергюсон скорее был замечательным менеджером и стратегом, выращивающим одну свою команду из-под другой, чем тренером и тактиком. С этой точки зрения дисциплина исполнения установок была важнее разового гениального тактического шага, повергнувшего соперника в шок.

Пример первый – большой выездной матч Лиги чемпионов против «Ромы», позиции Руни и Пака примыкают к четверке защитников, полузащита активна на ногах, разрывы страхуются, идет коммуникация: 

Обратите внимание на то, что в такой системе организации низкого блока 6 человек располагались по ширине штрафной площади. Когда кто-то выходил из линии (в моменте выше – Уэс Браун), пространство разрыва грамотно заужалось. «МЮ» действовал по принципу фаланги: человек выпал из строя – плотнее сомкнулись за его спиной, когда Браун отработал в давлении – спокойно впустили обратно в единую линию.

Другая черта подобной организации – передача игроков и привычка общаться. Вне активной обороны в данном сценарии (4-3-2-1) оставался лишь Роналду, заточенный на скорость и индивидуальные действия в контратаке.

Руни временами ворчал от таких фланговых глубоких ролей и хотел чаще играть в центре, но исполнял их (на примере выше – момент, когда он и Пак на максимальной скорости бегут из чужой штрафной в оборону). Кореец же принимал любую роль с усердием и рвением верного сторожевого пса Фергюсона, как его, собственно, и назвал Пирло.

«Один игрок, лишенный дисциплины, может убить весь план на игру», – отметил сильную сторону той команды Уэйн Руни. Другой козырь «МЮ» Фергюсона – сложившийся менталитет, которым Руни был поражен, едва оказавшись в клубе: «Победа была просто ожидаемой. Моим первым трофеем был Кубок Лиги в 2006 году. Я был абсолютно счастлив и во время полета из Кардиффа думал: «Отлично, сейчас отпразднуем это как следует!» Затем мы приземлились… и все разошлись по домам».

Что важно в подобных эпизодах? Прежде всего – коммуникация. Пак начал активно учить язык еще оказавшись в ПСВ. Переехав в Манчестер, он брал по два урока даже в те недели, когда в их середине были намечены выезды (и все равно продолжил делать это, значительно подтянув английский). Самыми громкими голосами раздевалки в то время были Рио Фердинанд, Гари Невилл и Патрис Эвра.

Второй пример аналогичного низкого блока в большом гостевом матче Лиги чемпионов, против «Барселоны»: 

Идентичная линия из 6 человек по ширине штрафной площади, минимум пространства между игроками, два красных треугольника в попытке усложнить жизнь Иньесте и Месси. На ступень выше – Тевес, вне кадра – Роналду под быстрые переходы. Одно существенное различие: с «Ромой» Руни слева, Пак справа. В игре с «Барселоной» – наоборот, Пак прикован к левому углу штрафной площади, чтобы активно помогать в страховке по начинавшему забеги в этой зоне Месси.   

Важно еще и то, как эти блоки управлялись изнутри. Каррик отмечал, что центральные защитники точными указаниями перемещали его по полю, прикрывались им как щитом, корректировали недостатки его расположения, видели то, чего он видеть не мог. Пак Чжи Сун говорил о том, что важные элементы механизма – те, которые регулируют каждую линию, вшиты в каркас: Ван Дер Сар – Фердинанд – Скоулз и Каррик – Руни.

«Вы работаете как единое целое, только если общаетесь друг с другом. В большинстве команд есть 3 или 4 игрока, которых слышно, но в «Юнайтед» все были громкими. Ты не можешь видеть все рывки противника, и каждый должен рассказывать партнеру то, что видит», – объяснял принцип Руни.

Ограничения Пака в основном касались его достаточно скромных габаритов, игры против резкой смены направления движения, недостатка тонкой креативной передачи и завершения моментов в сравнении с вингерами более атакующей направленности.

Другой момент, иллюстрирующий определенные ограничения Пака, когда его и Райана Гиггза обыграли на маленьком пространстве у бровки:

Кореец хорошо садился на колесо в подобных забегах, бежал до упора, но ширина шага не всегда позволяла съесть отрыв более скоростного оппонента, а резкие остановки и смены направления служили дополнительным средством, чтобы сбросить его с хвоста. Итог эпизода – тактический фол.

Пака часто называли ролевиком, пусть и с ремаркой высокого качества, или реже – несколько презрительным «coward-winger» (вингером для малодушных, трусливых).

Естественно, были у корейца и другие лимиты, иначе его оценивали бы гораздо выше. Нельзя сказать, что убийственное завершение моментов – козырь этого полузащитника. Он мог забить, но на ударных позициях чаще оказывался после рывков, а не атаковал с точек, что значительно влияло на качество завершения и количество голов.

Пак Чжи Сун не мог обеспечить обилие прекрасных тонких передач и других креативных качеств вингеров того времени вроде искрометного дриблинга. Суть вопроса заключается в другом: что он мог дать вам взамен?    

Пак не просто везде бегал за прямым соперником – он классно читал эпизоды и вовремя переключался

Пак – игрок в определенной мере жанровый, он был хорош в ряде сценариев, созданных как будто под его сильные качества. В сочетании со складом личности, характером это делало его индивидуальной картой в колоде Фергюсона. Сэр Алекс мог не только дать ему узкое или монотонное задание или, наоборот, оставить вне заявки без шумных последствий, но и надеяться, что кореец сможет выполнить полученную инструкцию в буквальном соответствии с установкой. В футболе Фергюсона важны скорость переходов и контратаки – Пак может открываться в них:

или разгонять таковые, оставаясь в тени главных звезд…

«Пак Чжи Сун был одним из тех редких игроков, которые всегда могут создать свободное пространство для себя», – отмечал Фергюсон. Шотландец не без оснований гордился одной из этих контратак против «Арсенала», потому что его команда доставила мяч в ворота соперника за 9 секунд.

«Защищаться от хорошей комбинации или контратаки значительно сложнее, чем от индивидуальной работы даже самого классного исполнителя, – обрисовал ситуацию Руни. – Ты сидишь в схеме, возвращаешь мяч и просто бежишь».

Задача Пака в таких сценариях – не сфальшивить, не отдать важнейшую передачу в спину Уэйну, не затормозить его даже на мгновение. Подобные контратаки отрабатывались специальными упражнениями на тренировках с временным лимитом в 8 секунд.

Пример из матча с «Миланом», как под копирку – открывание прямо за спиной Пирло, взгляд за плечо, продольная передача, комплект из трех контратакующих опций, где Пак располагается в середине линии:

В отношении корейца оценки редко находятся на разных полюсах: в «МЮ» были более яркие, мастеровитые, умные исполнители, однако дисциплина и внимание – компоненты, в которых с ним вряд ли мог соревноваться кто-то из партнеров. Пак брал на прицел своего непосредственного противника и переключал фокус между ним и мячом:   

Другая особенность Пака заключалась в том, что отступая в оборону, он пытался сохранять фокус и на мяче, и на человеке, за которого отвечал. Полузащитник реагировал на рывки противника и реже отпускал его в глубину, отдавая опеку на откуп защитникам.

Нельзя сказать, что он был на 100% безупречен в этом и дорабатывал абсолютно каждое такое включение, но чаще всего терпел и цеплялся до последнего. Он пытался действовать плотно, при игре на фланге активно мешал подающему сопернику, стараясь понизить качество подач или заблокировать их.

Полузащитник не лез в плохо согласованный прессинг, если мог лишь навредить, и переключался заранее, чтобы лишить соперника преимущества. В этом эпизоде Пак в определенный момент осекает первый порыв и останавливается, перенося вес тела на одну ногу и отказываясь прессинговать в одиночку, хотя идет только седьмая минута матча и сил для давления много:

Дальше кореец разворачивается и бежит за фланговым защитником, который получает мяч, успевает дважды осуществить давление в средней трети поля. Еще через 5 минут – заблаговременно читает длинный перевод с фланга на фланг. «Пак усердно работал и был таким умным, таким требовательным к своей игре. Он действовал на поле будто по учебнику», – хвалил бывшего одноклубника Каррик.

Мелкие особенности, касающиеся дисциплины – еще одна черта Пака, которая делала его важным исполнителем. Например, цепкость взгляда. Пак совершает рывок до углового флага в обороне, но при отборе допускает угловой и расстраивается. Начинает движение внутрь штрафной площади от угла поля, но преодолев часть пути, замечает свободного игрока «Ромы» и возможность короткого розыгрыша стандарта:

Предписанная позиция Пака – на второй штанге. Кореец смотрит то внутрь штрафной площади (возможно, ожидая подсказки, как ему действовать дальше), то на потенциальный короткий розыгрыш соперника. Он явно колеблется между двумя решениями, между дисциплиной установки и игрой от сложившейся ситуации. Подтянуть кого-то из зоны подбора в центре тоже невозможно.

Ван Дер Сару ставили пару игроков на штанги, чтобы в сочетании с габаритами у него появлялась возможность быть еще более агрессивным на выходе. Здесь он спокойно снимает подачу. Сам по себе эпизод пустяковый в масштабе игры, но яркий и забавный относительно наблюдения за действиями корейца: его едва не разорвало на две части, когда пришлось выбирать между долгом (медленным движением на штангу согласно схеме стандарта) и сутью сложившегося момента (человек без опеки, потенциальная угроза).    

Следующая черта манеры корейца – отрезки максимальной отдачи, «работа лопатой» («spadework»), как это назвали бы в Англии. Простой пример – Пак располагается на стандарте у ворот «Ромы» в оцеплении, страхуя возможную контратаку противника: 

Следующие несколько минут футбольной жизни Пак Чжи Суна:

• совершил интенсивный рывок за скоростным Мансини в контратаке после стандарта, настиг его на центральной линии, чисто отобрал (точнее, выцарапал) мяч на ногах со спины;

• две минуты спустя: реваншируясь за потерю, отобрал мяч внизу в жестком подкате, выбив его прямо в Андерсона и начав атаку «МЮ» (тот же оппонент, тот же участок поля, но другой метод и этаж отбора). Тут же встает, бежит в контратаку и первым из игроков «МЮ» оказывается перед линией обороны «Ромы», просит передачу;

• еще через минуту: открылся за спину под проникающий пас и нанес удар;

• прошла еще минута: сделал точную подачу на Тевеса.

Одно из созвучных прозвищ корейца, Park Three-Lungs («Пак Три Легких»), прямо указывает на одно из главных достоинств полузащитника. Второе прозвище, которое встречается реже и также связано с игрой слов: Park Unsung (unsung – невоспетый, незамеченный).   

Пак – мечта не только тренера, но и любого флангового защитника

Гари Невилл однажды очень точно определил важный принцип игры фланговым защитником – от того, насколько верно ты распилишь полномочия на бровке с человеком, играющим выше, зависит весь баланс команды.

«Играть с Бекхэмом – это 50 на 50 в плане атаки и обороны, где мы атаковали и оборонялись друг за друга в равных пропорциях. Роналду – это: «Я атакую, ты защищаешься!» Даже если я и пойду вперед, то должен быть более ответственным, потому что он не собирался защищаться. С другой стороны, мне и нападать не нужно было – настолько он был хорош впереди. С Канчельскисом – это 25% атаки и 75% обороны от меня, и обратные пропорции – от него. Когда мы играли вместе с Валенсией, то у меня уже «закончились ноги», ему приходилось и атаковать, и защищаться за меня, прикрывать», – рассуждал Невилл.

Пак Чжи Сун наверняка был одним из любимых партнеров по флангу для крайних защитников «МЮ», и вот по какой причине:

Вновь чистая работа Пака в нескольких метрах от судьи, при этом полузащитник подключает защиту мяча локтями и низким центром тяжести. Порой ему вменялось контролировать лишь подключения фланговых защитников. Но там, где позволяла ситуация, помощь коллеге по флангу была одним из элементов стиля полузащитника. Еще и поэтому фланг с Пак Чжи Суном важно было загружать противостоянием 2-в-2, чтобы кореец не успевал стягиваться в подстраховку.

Оставшись один на один с Мансини, Браун сначала попался на банальном скрещивании, а через 10 минут сфолил в штрафной «Манчестера» и привез пенальти. Если кореец не был сосредоточен на главной цели, то приходил на помощь, добавлялся в чужие единоборства, возникая буквально из ниоткуда. 

А вот ситуация, когда корейцу было не до помощи своему фланговому защитнику, потому что подключения Лама таили большую опасность:

Три идентичных кадра, но это разные эпизоды с интервалом в 10 минут. В каждом из них Пак подстраивался под манеру действий защитника «Баварии»: контроль взглядом с переключением фокуса (1), медленное параллельное отступление, если Лам постепенно поднимается по флангу (2) и резкий рывок, когда цель совершает ускорение (3).

Далее – структура МЮ (4-3-3/4-5-1) с ориентацией Пака на сдерживание Лама и парой Нани/Бадштубер на втором фланге: 

Кореец мог играть как внутри (позиции «А»), так и снаружи (позиции «Б») в выделенных красным треугольниках, которые составляли основу флангового сдерживания в той команде Фергюсона.

В указанном выше примере Пак – слева и шире, его задача – сдерживать подключения Лама, не особо беспокоясь о паре за спиной и реже размениваясь на непосредственного оппонента Патриса Эвра (Алтынтопа). Как условное закрепление принципа: если вдруг предположить, что наибольшую угрозу для «МЮ» представлял бы левый защитник «Баварии» (Бадштубер), а не правый (Лам), то корейцу просто поменяли бы фланг и сохранили статус-кво. С этой точки зрения Фергюсон легко мог ответить на атакующего защитника (Лам, Майкон из «Интера») оборонительным вингером, как еще иногда называли корейца, с персональной манерой сдерживания.

Постараться сдерживать Месси – совершенно другая история. И здесь Паку приходилось не просто время от времени страховать Эвра, но и сдваиваться, постоянно разменивать оппонентов в развернувшейся на бровке небольшой баталии 3 на 3:

Давление на этот фланг зашкаливало весь первый тайм, одна из задач «МЮ» состояла в том, чтобы не давать Месси выбраться на пространство, ставить барьеры на пути его следования. Здесь уже не передашь опеку аргентинца Эвра, сосредоточившись на включениях Дзамбротты, ведь сам француз в таких ситуациях просил Пака о помощи.

В лексиконе Фергюсона игроки вроде Месси и Лэмпарда, которых нужно было передавать, относились к категории not a one-man job («работы не для одного человека»). «Невозможно остановить Лионеля Месси один на один. Когда мы играли против него, Патрис Эвра просил меня помогать ему сдерживать Месси, и я старался делать это. Много помогал», – рассказывал кореец. 

В адаптации в «МЮ» Паку значительно помогли голландцы Ван Дер Сар и Ван Нистелрой, а затем в клубе образовалась одна из самых странных историй дружбы. Кореец Пак и француз Эвра не только отвечали за один фланг, но и быстро сдружились – жили в одном районе, играли в приставку, вместе путешествовали на матчи, всегда разминались в одной паре. Не менее удивительным было то, что третьим к их компании присоединился аргентинец Тевес.

Странная троица с разных континентов, общавшаяся на смеси нескольких языков, была объектом шуток остальной части команды. И это не только забавный штрих, но и пример силы той версии «Манчестера»: люди трех разных культур, совершенно друг на друга не похожие, в раздевалке становились еще одной маленькой командой. «Бог знает, как они общались – один из Франции, второй из Южной Кореи, третий из Аргентины, но им просто нравилось находиться вместе и быть частью клуба», – вспоминал Каррик.

Если в Южной Корее Пак Чжи Суну не давали прохода ни журналисты, ни поклонники, то в Англии были куда более яркие звезды, что нравилось полузащитнику. Некоторая степень анонимности и мало запросов на интервью помогали ему сосредоточиться на футболе. А еще за корейцем было просто забавно наблюдать, подобные игроки – настоящая редкость. Мало у кого примером для подражания был бразилец Дунга, мало кто, получая образование, играл за местную студенческую команду университета в Лестере после завершения карьеры.     

Рывки Пака в атаке были вариативными и своевременными

Фердинанд особо отмечал: «Пак был одним из лучших в мире в плане движения, очень умен в открываниях без мяча». По своему статусу (уровню звездности, внимания) Пака нельзя было назвать ферзем, были и куда более важные персоны. Но на тактической доске кореец не только обладал широким спектром позиций, но и двигался без мяча в стиле этой ключевой шахматной фигуры. Ниже – три примера из одного и того же матча, где он на 17-минутном отрезке открывался на разнонаправленных рывках.

а) вертикальное ускорение под проникающую передачу, несмотря на безнадежность забега и свежего оппонента по флангу:  

б) диагональное с чужого фланга, после короткой комбинации (проваливаясь за спину Жуану, Пак старается не упускать из вида мяч взглядом за плечо):

в) перпендикулярный передаче Руни рывок со своего фланга, прошивающий линию обороны «Ромы» в другой плоскости:

И с подобными предложениями, замешанными на уровне энергии и самоотдачи, Пак мог носиться по полю очень долго и порой разрушительно. Включения в чужую штрафную площадь, умение действовать на грани офсайда и постоянно дергать линию обороны соперника – неотъемлемая часть арсенала Пака. Набрасывать как можно больше вариантов открываний – одна из задач полузащитника, значительно облегчавшая задачу человеку на мяче или в глубине.

В атаке он был не менее неприятен нежели в защите, что прочувствовал на себе тот же Андреа Пирло. Секунду назад ртутный кореец был у тебя под контролем, а в следующий момент он исчезал с радаров в неизвестном направлении. Эта неудобность даже натолкнула на такую мысль: наилучшим опекуном атакующего Пака должен был быть кто-то очень схожий с его оборонительно-персональной версией – дисциплинированный, внимательный, схватывающий импульс первого движения.

Превращает рывок в голевую передачу на Руни:

Возвращаясь к истории дуэли с Пирло, вновь вспомним их первую встречу, когда Пак выступал за ПСВ и доставил Андреа массу проблем, атакуя пространство за спиной итальянца.

Кореец образца выступлений в Голландии обладал большей свободой в атаке, но и здесь прослеживалась схожая направленность действий. Он скорее получатель мяча (принимающий элемент), а не плеймейкер (отдающий). Вот как кореец сначала ускользнул из лап полузащиты «Милана», затем развернул атаку после приема и самостоятельно завершил ее голом в ответном матче:

Пак предпочитал прятаться в промежутках центра полузащиты «Милана», который в то время состоял из трех человек, под получение продольных передач:

Сочетание оборонительной и атакующей фазы делало Пак Чжи Суна крайне неудобным оппонентом на обеих половинах. Его действительно можно было программировать на решение узких задач, но за рамками исполнения этих инструкций полузащитник мог добавлять и бонусную часть своего стиля – атаку незащищенного пространства и энергию, открывания до посинения, способность оказываться там, где его видеть не готовы.

Рио Фердинанд также добавил, что кореец – это настоящий player’s player, намекая, видимо, на то, что реальную ценность Пак Чжи Суна для команды лучше всех понимали в первую очередь его одноклубники.  

За время в Англии Пак уничтожил миф о трансфере «ради продажи футболок в Корее». Руни ценил его не меньше Роналду

«Он никогда меня не подводил», – столь лестную характеристику от сэра Алекса получил кореец, покидая «МЮ».

Нельзя сводить Пака к амплуа растворителя чужих звезд или ликвидатора. Принято считать, что кореец отлично справлялся с подобной персональной работой (это правда), именно поэтому его и недооценивали. Но, как показано выше, недооценивать его можно было и за многое другое: движение в атаке и переходах, универсальность, помощь соседям по схеме и так далее.

Суммируя впечатления, можно занести Пак Чжи Суна в редкую категорию полезных футболистов, чье отсутствие на поле бросается в глаза больше его присутствия, особенно в важных матчах. Когда дела идут не по плану, то можно услышать, что именно его и не хватало, а при 4:0 в твою пользу о нем и вспоминать ни к чему. Пак обладал тактическим интеллектом и дотошностью исполнения (что еще более важно, ведь все видеть/понимать и все добегать – вещи разные).

«Прозвучит довольно безумно, но если вы упомянете Криштиану Роналду в разговоре с 12-летними, то они незамедлительно ответят: «Да, он был блестящим игроком для «Манчестер Юнайтед!», а если вы скажете им про Пак Чжи Суна, то они могут и не знать, кто это такой. Но все те, кто играл с Паком, знают, что он был практически так же важен для успеха команды», – рассуждал о роли корейца Уэйн Руни.

Фергюсон не так часто использовал Пака неделю за неделей в качестве игрока стартового состава, но прекрасно понимал, что может получить от него: универсальность, энергию, профессионализм. Неоднократно приходилось слышать и о том, что кореец был бы в высшей степени жизнеспособен даже в современной, изменившейся структуре футбола: например, в прессингующей системе Юргена Клоппа.

Оставить Пак Чжи Суна вне заявки на московский финал Лиги чемпионов – одно из самых тяжелых решений Фергюсона, как он сам признался в дальнейшем. Полузащитник был расстроен, его одолевали смешанные чувства: радость от победы команды и разочарование от неучастия в матче, ведь он был основным на двух предыдущих стадиях плей-офф (заявка тогда была короткая – 18 человек). Обижаться на тренера? Закатить скандал?

«Если я не смог попасть в состав тренера в Москве – значит, мне нужно было улучшить что-то в себе. Вне заявки остался не только я, но и другие парни. Когда вы что-то теряете, то должны попытаться достигнуть этого в следующий раз. Я добился, потому что в следующем году мы снова оказались в финале, а я был в стартовом составе, но, к сожалению, мы не смогли победить. Здорово, когда ты слышишь слова «Ты играешь сегодня!», выступая за большой клуб в больших матчах, но так бывает не всегда», – таков был ответ корейца на самый тяжелый момент карьеры в «Юнайтед».

Говорят, что то решение шотландца могло быть продиктовано соображениями будущего: в раздевалке «МЮ» было несколько важных эго, и только Пак мог принять эту ситуацию с отсутствием в заявке как вызов, не разрушив команду изнутри в дальнейшем.

Получить на 7 лет такого исполнителя всего за 4 миллиона фунтов – такое маловероятно на современном трансферном рынке. Хотя поначалу Фергюсону даже приходилось публично опровергать точку зрения, что приобретение корейца – лишь циничный маркетинговый ход, чтобы повысить интерес к клубу в азиатском регионе. «Надеюсь, мне удалось доказать, что меня покупали не ради продажи футболок», – резюмировал полузащитник свое время в «МЮ».

Фото: Gettyimages.ru/Alex Livesey, Laurence Griffiths

+18
Реклама 18+
Популярные комментарии
Aleksandr Bessonov
+16
монументальная работа, конечно
Alex Star
+4
Тот МЮ Ферги был шикарен, скучаю 😢
_Lemberg_
+4
Пак ідеальний гравець Box-to-Box
Написать комментарий 7 комментариев
Loading...
Реклама 18+