Черная голова – символ «Кальяри» и корсиканских клубов. Очень красивая история про любовь, похищенную девушку и смертельную битву

Один из главных трендов лета – переоценка символов, которые могут трактоваться как расистские. И речь уже не только о темнокожих: клуб НФЛ «Вашингтон Редскинз» отказался от привычного названия и логотипа с индейцем. Подобное может случиться и в Европе: шведская хоккейная «Фрелунда», одна из сильнейших команд Старого Света, тоже задумалась о новой эмблеме. Однако есть регион, где от символики вряд ли откажутся сегодня-завтра, – это острова Западного Средиземноморья, Сардиния и Корсика.

Два наиболее известных корсиканских клуба – «Аяччо» и «Бастия». В Аяччо есть и другая примечательная команда – «Газелек». Достаточно просто взглянуть на эмблемы всех клубов, чтобы заметить броский элемент – голову темнокожего мавра с белой налобной повязкой.

У команды из Бастии этот образ занимает центральное место. Еще недавно в столице Верхней Корсики играл клуб «Серкль Атлетик» с головой мавра посреди эмблемы. Затем «Атлетик» слился с «Борго» и переехал в одноименный городок. На эмблеме новой команды, образованной буквально в наши дни (в 2017 году), тоже красуется черная голова.

Клубы из Аяччо добавили геральдических символов, связанных с городом: льва и корону, но голова мавра все равно на видном месте.

«Серкль Атлетик» 

«Бастия-Борго»

«Газелек Аяччо»

Теперь перенесемся в Серию А и вспомним айдентику «Кальяри». На эмблеме сардинского клуба не одна голова мавра, а целых четыре!

Как же получилось, что профиль темнокожего парня лег в основу символики? Ответ кроется в истории, но в большей степени в истории Испании.

Эмблема «Кальяри» почти полностью повторяет флаг и герб Сардинии как области в составе современной Италии. Те же четыре головы и красный крест Святого Георгия, просто на логотип команды добавлен привычный для нее синий цвет. Флаг Сардинии известен как «бандьера дей кватро мори» – знамя с четырьмя маврами – и в нынешнем виде используется островом с 1950 года.

Откуда на флаге Сардинии четыре мавра? Остров исторически имел тесные связи с одним из испанских королевств – Арагоном. Футбольным болельщикам Арагон знаком, в частности, благодаря «Сарагосе», где играли Чилаверт, Морьентес, Вилья, Вальдано, Радимов, Ярошик, Аймар и Айяла, а также «Уэске», возвращающейся сейчас в Примеру.

В конце XIII века короли Арагона рубились в Западном Средиземноморье с французскими Капетингами. Четких правил не было, ВАР не было, а в роли арбитров пытались выступать церковные лидеры – римские папы и антипапы (это те, кто провозглашал себя папами, но официального признания не получил).

Претензии на земли и троны часто основывались на родственных связях. И вот однажды сицилийцы (они к юго-востоку от Сардинии) призвали арагонского короля Педро Третьего, приходившегося кому-то зятем, на защиту от анжуйцев Капетингов. Началась война Сицилийской вечерни. Возможно, тогда же, в 1282 году, появилось и понятие «мафия», когда сицилийцы готовили заговор против французов. В войне было много всего: Карл Анжуйский забивал Педро Третьему стрелку в формате «сто на сто», а папа римский объявлял крестовый поход против Арагона… В итоге заинтересованные стороны согласовали статус островов: Сицилия была вверена воле папы и досталась Капетингам-анжуйцам, интересующие нас Сардиния и Корсика юридически отошли под власть королей Арагона.

Тремя десятилетиями позже арагонцы воспользовались своим правом. Они вторглись на Сардинию, навешали пинков обретавшимся там пизанским и генуэзским кланам и создали подконтрольное Арагону Сардинское королевство, частью которого стали и Сардиния, и Корсика.

Если сделать этот куцый пересказ истории еще короче, отложив в сторону все-все нюансы, то суть такая: с рубежа XIII-XIV веков Сардиния и Корсика были территорией испанского Арагона.

Флаг Корсики

И все же: откуда головы мавров? Со школы каждому знакомо понятие Реконкиста. На протяжении многих веков испанцы бились против мусульман, пришедших на Пиренейский полуостров из Северной Африки. Арагон был одним из оплотов борьбы. Знамя с четырьмя маврами восходит к Реконкисте.

Писали, что еще в 1096 году арагонский король Педро Первый с помощью Святого Георгия одолел мусульман в битве при Алькорасе. Для Педро победа была делом чести. За два года до битвы у Алькораса его отец, Санчо Рамирес, получил стрелу от мавров во время осады Уэски и погиб. В 1096-м мусульманский правитель Сарагосы вывел войско против христиан, чтобы разобраться с вопросом Уэски.

Считается, что сам Святой Георгий покровительствовал арагонцам: он отсек головы четырех мусульманских лидеров с тюрбанами на челе и оставил их на поле боя. Обезглавленная во всех смыслах армия потерпела поражение. Педро взял Уэску, и она стала первым городом, который Арагон отвоевал у мусульман. Интересно, что при Алькорасе мавров поддерживали кастильские армии, но даже это не помогло. Возможно, именно с Уэски начались камбэк, ремонтада, волевая победа европейцев в схватке за полуостров.

В искусстве отражен момент встречи Педро Первого со Святым Георгием. Одним из символов Арагона стал так называемый крест Алькораса, изображаемый на геральдическом щите, в углах которого помещены четыре отсеченных головы маврских лидеров.

Святой Георгий и король Педро

Интересно, что домашний стадион футбольного клуба «Уэска» называется «Эль Алькорас» – в память о той самой легендарной битве, прогремевшей как раз в местности, где ныне находится арена.

Крест Алькораса

А крест Святого Георгия, без мавров, вообще имеет большое значение в культуре севера Испании. Так, в прошлом году лидеру «Барселоны» Лионелю Месси вручили правительственную награду Каталонии, и называется она Крест Сант-Жорди. Лео стал лишь вторым игроком «блауграны», получившим эту награду. Ранее Креста Святого Георгия удостаивался Йохан Кройфф.  

На протяжении веков мавры на геральдическом щите арагонцев изображались по-разному. Белая ткань могла располагаться на глазах или на лбу, на головах появлялись и исчезали короны… Специфика изображения изменялась под влиянием разных художников, например, Диего Веласкеса и Франсиско де Сурбарана, заведовавших украшением Зала королевств в мадридском дворце Благого уединения. В зале были запечатлены дни испанской воинской славы, и битву при Алькорасе оформители не забыли.

А что с Корсикой? Тамошние клубы – «Атлетик Аяччо», «Спортинг Бастия», «Газелек Аяччо» и «Бастия-Борго», – как и «Кальяри», взяли голову мавра прямиком с герба и флага своего острова. Главный геральдический символ Корсики прост: черная голова с белой повязкой на белом фоне.

Примечательно, что в ходе корсиканской истории голова стала выглядеть более позитивно в сравнении с изначальным вариантом. У нее открыты глаза, повязка этому не мешает, и даже есть какое-то выражение губ. Голова будто живая. Возможно, свой вклад в это внес известный борец за независимость острова Паскуале Паоли, разными способами тягавшийся с генуэзцами и французами в XVIII веке. Можно провести параллель между обликом корсиканской черной головы, глаза которой не закрыты и не заслонены повязкой, и словами национального лидера: «Корсиканцы хотят видеть ясно. Воля должна следовать за факелом мудрости. Не кажется ли, будто мы боимся света?». Говорят, освобождение глаз от повязки символизировало конец генуэзского владычества над островом.

Еще более романтично выглядит история корсиканского генерала Джан Пьетро Гаффори, тоже жившего в XVIII веке. Бросившись на штурм генуэзской цитадели в Бастии, этот патриот острова заявил, что Корсика наконец сможет открыть глаза. Позже Гаффори погиб в засаде от рук шести затаившихся стрелков, среди которых был даже его брат… Возможно, убийство генерала, призывавшего корсиканцев избавиться от ментальной повязки на глазах, заказали генуэзцы.

Корсика, как и Сардиния, с рубежа XIII-XIV веков была территорией испанского Арагона. Казалось бы, логично так же связать корсиканскую голову мавра с битвой при Алькорасе. Но у корсиканцев есть и свои истории насчет происхождения символа.

Последним мусульманским государством в Западной Европе был Гранадский эмират, находившийся на юге современной Испании. К слову, игроков футбольного клуба «Гранада» называют «Насариес» – это прямая отсылка к основателю монаршей династии того эмирата Мухаммаду ибн Насру. Проще говоря, игроки «Гранады» – «Насриды». Так вот, однажды пираты похитили молодую корсиканку Диану и продали ее в рабство эмиру Гранады, плыть-то было недалеко. Девушка могла стать наложницей…

Паоло, жених Дианы, не сдался и не отказался от своей любви. Он отправился в Испанию и сумел найти невесту. Они сбежали, три дня скитались по горам Сьерра-Невады, как-то улизнули к побережью, отыскали лодку и добрались до родной Корсики.

Эмир Гранады поручил своему приспешнику Мансуру вернуть Диану живой или мертвой. Флотилия мавров устремилась на Корсику по велению властителя. Высадившись на острове, Мансур и его люди стали убивать, грабить всех на своем пути и вскоре добрались до местечка Алерия на восточном побережье, где жили Диана и ее жених.

Паоло с соратниками ждали врага у ворот селения. Битва была жуткой! Сперва в ход пустили стрелы и камни, вскоре дошло до рукопашной с кинжалами и копьями. Ночью кроваво-красная луна осветила поле, усыпанное двумя тысячами бездыханных тел. Птицы-падальщики кружили над мертвецами, желая урвать себе побольше плоти крючковатыми клювами…

Посреди поля на длинную пику была насажена уродливая голова, обвитая багровой лентой. Лента та, еще недавно белая, окрасилась от крови. Это была голова Мансура, отрубленная женихом Дианы.

Трофей переходил от селения к селению, из одного конца острова в другой. Устная традиция корсиканцев веками хранила память о том сражении. И столетия спустя они решили, что черная голова будет видна, служа устрашающим пугалом для врагов, посреди белого знамени неукротимых сынов Корсики.

Ретро-форма «Аяччо»

Звучат ли в наши дни обвинения в расизме, связанные с головой мавра на гербах? Да, как несложно догадаться. В XXI веке отсеченная голова темнокожего не всем по нраву. Голоса против нее раздавались задолго до гибели Джорджа Флойда в США. Так, пару лет назад в интернете появилась петиция с призывом прекратить публичную демонстрацию флагов Корсики с черной головой.

Французские медиа тогда для иллюстрации цитировали противницу флага по имени Самира, рассуждала она так: «Я с ужасом узнала, что на корсиканском флаге голова мавра! Иными словами, это обезглавленный араб! Как можно выставлять такую жуть в качестве символа французского департамента?»

Позиция людей вроде Самиры точно не найдет на Корсике повсеместного понимания. Достаточно вспомнить, что в день визита на остров президента Франции Макрона в апреле 2019-го флаги были вывешены на многих балконах, витринах магазинов и перед лицеями. А на плакатах черную голову сопровождал звучный лозунг Isula morta – так французского лидера встречали корсиканские националисты.

У парижских властей давно есть расхождения во взглядах со значительной частью корсиканского общества. Макрон, например, высказывался против придания корсиканскому языку официального статуса, утверждая, что на территории страны может быть лишь один официальный язык – французский. Стоит напомнить, что корсиканская речь куда больше напоминает диалекты центральной части Италии, нежели французский. Остров навсегда останется особенным регионом для Пятой республики, если только вдруг не отделится когда-нибудь…

Корсиканцы будут сталкиваться с давлением по части головы мавра и расового подтекста. Судьбу символов определит время, но националисты на острове готовы их отстаивать, в том числе через спорт.

Яркая история произошла в 2014 году, когда «Бастия» играла в гостях с «Ниццей». Префект департамента Приморские Альпы, столицей которого служит Ницца, категорично запретил демонстрировать корсиканскую эмблему в окрестностях стадиона во время матча Лиги 1. Что сделали гости? Во-первых, обыграли «Ниццу» на ее поле – 1:0. А во-вторых, расценили действия префекта как «антикорсиканский расизм» (у любой палки два конца), и после победы запасной вратарь Жан-Луи Лека, сидевший тогда под Альфонсом Ареоля, поднял над головой корсиканский флаг!

На Сардинии есть проблема расизма в среде тифози. У «Кальяри» плохой бэкграунд, это видно по историям вокруг Мунтари, Матюиди и громкому случаю с Мойзе Кином, который был подробно описан год назад.

Выступал ли кто-то в Италии против символики с четырьмя маврами? Не далее как в июне в Ливорно, в Тоскане, потомки беженцев решили устроить демонстрацию на площади у памятника, который так и называется – Четыре мавра. В Ливорно своя история, не сардинская, там монумент стоит в честь победы герцога Фердинанда Медичи над пиратами, совершавшими набеги. В заявлении активистов говорилось, что флешмоб у памятника продлится 8 минут 48 секунд – столько времени, по их мнению, полисмен удерживал шею Джорджа Флойда.

Применительно к сардинскому флагу интересен другой случай. В 2013 году в стране появился первый темнокожий министр. В историю вошла Сесиль Кьенге, родившаяся не в Италии, а в бассейне Конго. Кьенге стала министром по делам интеграции в правительстве премьера Энрико Летты.

В 2014-м пользователи соцсетей в Италии прочитали такое выступление Кьенге касательно сардинского флага: «Для его существования нет оснований как ввиду исторических причин, так и в плане политической корректности. Это позорный символ, который сардинцы используют в качестве флага. Для меня непостижимо, что до сих пор никто не предпринял никаких шагов, чтобы исправить это расистское безобразие. У жителей Сардинии есть многое другое, что должно быть представлено на их флаге. Все их природные красоты подошли бы намного лучше для регионального символа. Моим приоритетом будет скорейшая встреча с главой регионального собрания с целью исправить это национальное бесчестье». Не торопитесь бурно реагировать на приписанные Кьенге слова, как поспешили это сделать многие итальянцы.

Речь темнокожего министра оказалась розыгрышем, мистификацией, подготовленной сатирическим блогом «Фальче и мартелло» – «Серп и молот». Сесиль Кьенге до января 2019-го была членом Европарламента, пост министра в итальянском правительстве она не занимает уже несколько лет, но остается мишенью для крайне сомнительных акций. Прошлым летом житель ломбардского города Лоди был осужден на полгода тюрьмы за изготовление листовок, изображавших Кьенге в виде обезьяны. Еще восемь месяцев мужчина получил бонусом, так как у него нашли фашистские атрибуты и определенный боезапас.

Хоть речь о флаге и была лишь чьей-то шуткой, Кьенге выступает против расовой розни. Она лоббировала закон, позволяющий детям мигрантов иметь итальянское гражданство, чтобы жизнь новых Мойзе Кинов стала проще. С Кьенге даже судился один из лидеров «Лиги Севера» Маттео Сальвини. Поводом для иска стало то, что женщина-политик назвала его партию расистской.

Как и в случае с Корсикой, скепсис в отношении исторического флага на Сардинии вряд ли возобладает. Президент «Кальяри» Томмазо Джулини очень бойко отнекивался даже от обвинений со стороны Мунтари и Кина, а ведь они жаловались на предметное уханье с трибун, вовсе не на вексиллологический символ, которому много веков.

Четыре мавра изображены на эмблеме футбольного клуба давным-давно. В форме с таким лого выходили лучший бомбардир в истории «россоблу», чемпион Европы и вице-чемпион мира Джиджи Рива, а также олицетворение «Челси» конца 90-х Джанфранко Дзола и любимый игрок Зидана Энцо Франческоли. Более десяти лет в форме с четырьмя маврами отбегал бразилец Нене, одна из легенд клуба.

Все они члены зала славы «Кальяри», как и Клаудио Раньери, выведший команду из третьей лиги в Серию А в начале тренерской карьеры.

Эмблема «россоблу» в ее нынешнем, обновленном виде с гладкими современными контурами принята лишь в 2015 году. На данный момент ни ведущий сардинский клуб, ни команды с Корсики не заявляли о намерении отказаться от своих символов. Еще менее вероятен отказ на уровне регионов. Корсиканцы и сарды – это целые нации. Народы редко приносят извинения, а потомкам Гаффори и Паоли непривычно вставать на колени после чужих преступлений.

Фото: globallookpress.com/Panoramic/ZUMAPRESS.com, Norbert Eisele-Hein/imageBROKER.com, Panoramic/Keystone Press Agency, Nurphoto/ZUMAPRESS.com; commons.wikimedia.org

+28
Реклама 18+
Популярные комментарии
samuel l jackson
+23
Хвала Аллаху, хоть что то не о Луческу. Прям благодарю за такую познавательную статью, мне всегда были интересны все эти конкисты с реконкистами. Ну и по сути, если Франции хочется, чтобы Корсика отказалась от своих национальных символов, то им прежде всего надо задуматься об отказе от "Марсельзы" как национального гимна, уж очень он у них кровавый, хотя и не спорю, красивый.

P.S. Тут упомянут борец за свободу Корсики Паскаль Паоли и не многие знают, что на него писали доносы в Конвент и призывали к французкой оккупации представители уважаемого корсиканского семейства Буонапарте, Наполеон и брат его Люсьен. Когда корсиканцы об этом узнали, то сожгли их дом, а сама семья Буонапарте спасалась бегством с острова. Доносы всё таки дело грязное и есть вот такой нелицеприятный факт в биографии Великого Полководца.
Narutozp TV
+3
Интересно ))надеюсь что и дальше будут отстаивать свою историю и народность )
semenets.b
+1
Французам тоже необходима реконкиста. Флаг уже есть.
Написать комментарий 6 комментариев
Loading...
Реклама 18+