«Не понимаю, как из четверки нападающих остался только Беседин». Кравец – о Турции, «Динамо» и Мораесе

Самое интересное, что рассказал нападающий в проекте Виктора Вацко «Легионер».

О переходе в «Кайсериспор»

Весь год был очень сильный интерес. Приезжали несколько раз в Киев. Посоветовавшись с семьей, решил перейти, о чем не жалею.

Не буду кривить душой и говорить, что деньги не важны. Понимаю, что я пусть и не на финишной прямой, но моя карьера подходит к концу. Уже больше уже думаю, что будет после футбола, потому что тогда жизнь только начинается. Понятное дело, что финансовый фактор играет свою роль, одну из главных, наверное.

Плюс в этом чемпионате не смотрят в паспорт, все зависит только от того, как ты играешь. У нас в команде есть несколько футболистов, которым 35, 36, 37 лет. Они показывают достаточно стабильную игру, хороший уровень. Грубо говоря, никто им не притыкает возрастом, они без проблем продлевают контракты.

Для себя принял решение после возвращения из «Гранады», что уже не останусь в «Динамо». Я понимал все факторы, что происходит в команде, какая обстановка в стране и так далее. Не назову действия «Динамо» оставить меня «попытками», это было немного даже странновато. Когда я подписал предварительный контракт, который стартовал с лета, уже ничего вернуть было нельзя по нормальным юридическим и человеческим законам. Была такая попытка, но для меня это была даже не попытка, а как собаке кость бросить, так могу это сравнить.

Неприятно, что «Кайсериспор» борется за выживание. Таких планов не было перед началом сезона, была цель – попасть в еврокубки. Вроде бы стартовали неплохо, а потом середину первого круга просто провалили ужасной игрой. Кажется, была какая-то нерешительность руководства со сменой тренера. Дотянули до того, что боремся за выживание («Кайсериспор» финишировал 10-м и остался в высшем дивизионе Турции – прим. Tribuna.com).

У меня был разговор с руководством по поводу следующего сезона, потому что у меня нет желания бороться за выживание. Пока меня уверили, что все будет по-другому.

О дубле в ворота «Валенсии»

После дубля в ворота «Валенсии» звездой себя не чувствовал. Тренер в академии «Динамо» Александр Лысенко говорил, что когда мы начинаем играть в футбол, у нас все открыто, можем попасть куда-угодно. В 18 лет перспективы – хоть «Золотой мяч» можешь выиграть, начни шагать широкими шагами ввысь. Затем все потихонечку сужается. В «Динамо» не давалось много возможностей. Один-два матча – до свидания. У кого-то и такого не было. Я об этом уже не вспоминаю, но это очень и очень много дало мне в карьере, 100 процентов.

О «Динамо» 

Для меня всегда было странно, что в «Динамо» почему-то относились к воспитанникам с долей пофигизма. Надеюсь, сейчас это поменялось. Мол, воспитанники есть, будут, никуда не денутся. Когда я попал в «Штутгарт», был в шоке. Там было два воспитанника, один из них Тимо Вернер. К ним было отношение, будто они легенды клуба. Им прощалось все, что бы они не делали. Не говорю, что они плохие футболисты, но именно отношение может дать толчок в плане веры в себя.

Фраза Блохина «Артем, чтобы что-то делать, надо что-то делать» была на товарищеском турнире, мы играли с «Зенитом» в Киеве. Эта фраза до боли смешная, смеялись многие, до сих пор травят меня немного, кто ее помнит. Не знаю, что он хотел сказать этим. В перерыве тогда никакого смеха не было, а после матча уже было смешно.

Сейчас не думаю о возвращении в «Динамо». Если вопрос встанет, буду, конечно, всерьез его рассматривать. На данный момент не вижу себя в «Динамо». Во-первых, не вижу себя в Украине в командах ниже уровня «Динамо». А оно уже выбрало другое направление. Это руководству клуба решать. Когда я уходил, было четверо нападающих.

Когда вернулся из «Гранады», у меня было предложение от испанского клуба. Называть его не буду, сейчас он высоко в таблице. Было официальное предложение отправлено в клуб, у меня была договоренность по условиям. В «Динамо» были Мбокани, Мораес и Беседин. Плюс в дубле форварды. Я не понимал, почему «нет». Достаточно нормальное предложение. Когда год контракта остается, сложно рассчитывать на баснословные деньги. По-моему, это предложение даже не было рассмотрено, сказали однозначное «нет». Я этого не понял. Я был настроен, хотел ехать в Испанию, мне там нравилось, только вернулся оттуда, меня знали, не забыли еще.

Не понимаю, как из четверки остался только Беседин. «Динамо» входило в сезон с одним нападающим – странно для команды такого уровня.

О натурализации

Натурализация в сборной в плане футбольной составляющей – это однозначно плюс. Но я не понимаю, это не футбольный клуб, это страна. За выступления ты не получаешь деньги, не ездишь туда играть за зарплату. Тебе туда можно не ехать в принципе, отказаться.

Для меня это честь страны, я понимаю, за кого играю. За людей, страну, я здесь родился, прожил, мне хочется ей помогать. Уверен, что у Мораеса нет таких чувств, их не может быть. 

Он сильный нападающий, вопросов нет. И дело не в конкуренции, сегодня играет он, завтра я, и мы помогаем сборной добиваться целей. У меня нет мысли, что он пришел на мое место.

О музыке

В команде все на уровне в этом плане. По-моему, у нас есть плейлист. Спрашивают, кто какую музыку слушает, потом создается плейлист – и с отдельного телефона он играет. Для меня самый главный фаворит за последние  3-4 года – Баста. У меня есть все его песни, альбомы.

О зарплате в Турции

Это Турция. К примеру, у «Галатасарая» практически каждый год задолженность 9-10 месяцев, а в конце сезона они выплачивают всю сумму. Они так живут, для них это нормально.

Здесь платят какими-то частями, могут заплатить 20% от месячной зарплаты, могут 200%. Потом просто сам подсчитываешь, что у тебя получается.

В «Динамо» проблем с этим не было. В «Арсенале» я поиграл бесплатно. В «Штутгарте», например, за май ты получаешь зарплату 25-27 мая. В «Гранаде» – в первых числах месяца. 

Здесь у меня зарплата в евро. У многих местных игроков прописана зарплата в лирах. У них президент страны вмешивается в дела клуба и говорит, что местные футболисты должны подписывать контракты в лирах. Не могу представить такого в Украине. Звезды турецкого футбола подписывали контракты с зарплатой в евро, а менее известные – в лирах. Президент страны вмешался, чтобы как минимум все турецкие футболисты подписывали в лирах.

Об адаптации в Турции

Здесь было достаточно легко адаптироваться. Я жил в Европе, это неоценимый опыт. Первые полгода в Германии мне было действительно тяжело. Во-первых, у меня был достаточно ужасный английский, с меня иногда даже посмеивались иностранцы, не немцы. Подучил там в первую очередь английский, вывел его на достаточно хороший уровень. А в Турции себя чувствовал комфортно с первых дней.

В клубе помогают, говорят, что любой вопрос решается в кратчайшие сроки. Помогают по визам, питанию, памперсам.

 

Считаю нас больше европейскими людьми. Мы прожили много в Европе и больше стремимся к тому стилю жизни. Когда сравниваешь жизнь Украины и Европы, видишь, что настолько далеко по всему, по тому, как хочется жить, а не как надо, как кто-то себе придумал. Получать удовольствие от жизни наш народ не умеет. Вообще не считаю, что нужны деньги, чтобы получать удовольствие от жизни. 

О слухах, что жена Кравца – дочь вице-президента «Динамо» Ашкенази

Не знаю, откуда пошла эта информация. После нескольких лет слухов, что Кравец в «Динамо» из-за того, что жена – дочь Ашкенази, я сам прогуглил, что они достаточно похожи между собой. У него тоже дочь брюнетка, схожие черты лица. 

О сравнении Суперлиги Турции с УПЛ

Будет звучать грустно, но это небо и земля. Одна из самых главных проблем в Турции – отсутствие дисциплины и тактической выучки на поле. В любом матче, если команда проигрывает в 1-2 мяча, всем пофиг, что будет происходить в обороне, все бегут в атаку, практически никто не возвращается. Это очень печально. Для болельщиков, атмосферы, зрелища – это круто, потому что у команды до последней секунды остаются какие-то шансы, никто здесь не закрывается.

Мы играли с «Башакшехиром», «Бешикташем», то до последней минуты выигрывали у них. Думаю, в Турции нападающим полегче, чем в УПЛ, но это и от команды зависит. Здесь команды не закрыты, не стоят по 10 человек сзади.

О переезде украинцев в европейские клубы

Много разговоров о Вите Цыганкове – уезжать или нет? Разговоры, что ты должен ехать сформировавшимся футболистом, набраться опыта – считаю, это кардинально не так. Нужно время, чтобы привыкнуть к Европе, их требованиям, к атмосфере. Привыкнуть, что к тебе там будут относиться плохо, хуже, чем к местным. Мне кажется, это лучше делать молодым, чтобы у тебя было время перестроиться.

Когда приедешь в 28-29 лет, нужно только год привыкать. И дальше времени нет показать себя. Наверное, так весь мир живет, что там в 31-32 футболистов понемногу списывают после этого возраста.

Но есть исключения, конечно. Для меня основные примеры – Зинченко, Малиновский, хоть он не сильно молодой переехал.

Если спросить Саню, он однозначно скажет, что ему потребовалось время привыкнуть. Сейчас он – европеец со взглядами европейского футбола. Он понимает, как все должно быть и как все происходит.

Склоняюсь к тому, что украинцу нужно время на адаптацию. Мы – Европа, но по ментальности далеко не Европа.

Циганик vs Вацко. Хто краще грає у футбол і більше в ньому розбирається

«Ересь пишешь». Как на «Футболах» отрицали уход Вацко

Фото: скриншот программы «Легионер»; globallookpress.com/imago sportfotodienst; Gettyimages.ru/Sergei Supinsky/EuroFootball/

+18
Популярные комментарии
Yaroslav Maretskyi
+9
«Подучил там (в Германии) в первую очередь английский»:

- Май Инглиш ист зер гут
Vladislav Kepsha
+3
Вот кого целовал Зина до Седан
Sem
0
не вижу себя в Украине в командах ниже уровня «Динамо».
====
парень, ты в клубе уровня Олимпика играешь, ау!
Написать комментарий 4 комментария
Loading...
Реклама 18+