«Так вы не совсем Charlie?» Французский скандал с футболками, который так похож на украинский

Александр Ткач – об игроках, которые отказались надевать футболки в память журнала Charlie Hebdo, и том, чему нас все это учит.

У трагической истории сатирического журнала Charlie Hebdo оказалось неожиданно много спортивных ответвлений. Ну то есть как много – больше одного, не только жестокие карикатуры на Златана Ибрагимовича и Айртона Сенну.

Я — Шарли. 20 обложек журнала Charlie Hebdo, посвященных спорту

Сразу после теракта, случившегося 8 января, футбольная федерация Франции решила, что матчи лиги 1 и лиги 2 в ближайшие выходные начнутся с минуты молчания. Все остальные жесты почтения погибшим оставлялись на усмотрение клубов. Большинство из них решили выйти на разминку в футболках со смелой надписью «Je suis Charlie» («Я – «Шарли»).

Однако тут же выяснилось, что поддерживать журнал и шокированную общественность именно так (или вообще поддерживать) согласны не все футболисты. Сначала надевать футболку со слоганом во время разминки отказался защитник «Монпелье» Абдельхамид Эль-Каутари. Без нее же на матч вышел его одноклубник, темнокожий вратарь Жонатан Лигали. Голкипер «Тулузы» Али Ахамада не надел траурную повязку. Спустя еще несколько дней, в лиге 2 демарш устроили три игрока «Валансьенна» – Адама Кулибали, Кенни Лала и Ламин Ндао. За два часа до стартового свистка они заявили, что в таких футболках на поле не выйдут, и предлагают надеть всем простые черные. Закончилось тем, что весь «Валансьенн» был на поле в одинаковых футболках, но у этой троицы часть надписи «Je suis» была зарисована черным маркером – осталось только более-менее нейтральное «Charlie».

Все перечисленные игроки, как несложно догадаться, – мусульмане арабского или африканского происхождения. Близкий друг киевского динамовца Бельханда Эль-Каутари и вовсе набожный человек. «Я всячески стараюсь совмещать в своей жизни футбол и религию, ведь они часто требуют разного. Религия – главное в моей жизни», – рассказывал он в интервью Oumma.com. «Если бы все зависело только от меня, я бы проводил свой день по всем правилам ислама. Но поскольку мы живем не в мусульманской стране, практиковать его нелегко. На Рамадан я стараюсь поститься насколько это возможно, молюсь. Перед матчами часто читаю Коран, хотя бы страницу в день. Конечно же, я никогда не хожу в клубы. Религия меня сдерживает, помогает, ведет по жизни – ведь футбольный мир таков, что в нем легко сойти с верной дороги».

А вот наглядная иллюстрация. Май 2012-го, Бельханда забивает гол с пенальти в ворота «Эвиана» и бежит к скамейке, почтить жестом Аллаха, где его уже ждет Эль-Каутари (с 1:09).

В стране, потрясенной терактом, эти жесты вызвали возмущение многих. Главная спортивная газета страны L’Equipe вышла с заголовком «Так вы не совсем «Шарли», футболисты?». По данным журналистов, президент «Тулузы» Оливье Садран пытался заставить Ахамаду надеть повязку и был вне себя, когда услышал отказ. Сам Садран эту информацию в тот же день опроверг. Президент «Нанта» Вальдемар Кита высказал позицию большинства максимально четко: «В такие времена демонстрировать солидарность не просто нормально – это обязательно. Люди погибли, не забывайте! К счастью, у нас этот вопрос не вызвал дискуссий – потому что если бы они были, я бы отреагировал не очень хорошо, честно говорю».

Скандалы вокруг многонациональности во французском футболе разгорались уже не раз. Несколько месяцев назад экс-защитник «Баварии», а теперь главный тренер «Бордо», Вилли Саньоль обронил, что типичный африканский игрок – «дешевый и физически сильный». Обсуждение того, действительно ли победа разноцветной сборной «ле бле» на ЧМ-1998 сплотила нацию, началось с новой силой – и выводы оказались неутешительными.

Насколько понятен гнев общественности, настолько же объяснимо поведение игроков-мусульман. Стилистика акции «Je suis Charlie» предполагала безоговорочную поддержку журнала – без полутонов, без возможности сказать «я категорически осуждаю убийство журналистов, но карикатуры Charlie Hebdo меня все же оскорбляют». Это «но» мало кто хотел слушать – в разных регионах страны начались антимусульманские акции и нападения, а на матче «Бастия» – «ПСЖ» болельщики хозяев вывесили баннер «Катар финансирует «ПСЖ» и терроризм». Реакция все больше скатывался к той, в какой обсуждают войну – либо ты с нами, либо против нас, третьего не дано.

«Мы не можем называть себя демократией и требовать от человека делать что-то против его воли»

Сам Эль-Каутари оправдывался, но не слишком убедительно: «Не беспокойтесь, футболку я надел, но снизу. Не нужно смешивать спорт и политику». Его клуб «Монпелье» отказался от комментариев, сославшись на то, что это личный выбор игрока. Троица из «Валансьена» тоже объяснять свой поступок не стала, побоявшись наговорить лишнего. Тренер Бернар Касони сказал, что он «за свободу слова», а президент клуба Эдди Здзьех разъяснил за всех: «Дело не в том, что ребята были против почтить память жертв и высказать протест против этих варварских актов. Просто некоторые из них не до конца согласны со слоганом. Но мы ведь всю неделю обсуждали принципы свободы слова. Мы не можем называть себя демократией и требовать от человека делать что-то против его воли».

Обеспокоилась новым витком напряженности и часть мусульман Франции, которые составляют чуть меньше 2 миллионов человек, а это 7 процентов населения страны. «Я мусульманин, и я совершенно раздавлен случившимся», – заявил форвард сборной Марокко и «Нанси» Юссуф Хаджи. «Эти убийцы не имеют ничего общего с исламом, Коран предписывает абсолютно противоположное. Сегодня, если ты мусульманин, ты обязан едва ли не оправдываться. Вот почему важно, чтобы известные люди открыто выражали свою позицию. Это поддержит одних и предупредит других».

Хаджи с наклейкой «Шарли»

То, что не смогли открыто сказать сами «протестанты», озвучили за них футболисты, уже не играющие в чемпионате Франции и не рискующие навлечь на себя гнев. Демба Ба, форвард «Бешикташа», уроженец Франции, выбравший сборную Сенегала: «Я мусульманин, и то, что случилось во Франции – это ужасно, это не ислам. Я бы надел черную футболку в знак траура по жертвам и в знак уважения к их семьям. Но с надписью «Я – «Шарли» надевать не стал бы». Абдеслам Уадду, экс-защитник сборной Марокко, тренер «Нанси»: «Лично я надел бы траурную повязку и черную футболку с надписью в память жертв. Как мусульманин, я не одобряю эти карикатуры, но уважаю ценности своей страны. Никто не имеет права отнимать жизнь. Я не могу сказать, что «Я – «Шарли», но я за свободу слова».

Танцы на костях. Почему «Карпаты» перешли черту

Вся эта, казалось бы, сугубо французская история неожиданно стала похожа на украинскую двухмесячной давности – ту, в которой «Шахтер» и тогда еще полузащитник «Черноморца» Алексей Гай отказались надевать футболки в поддержку армии. Французам хватило смелости и открытости хотя бы на уровне прессы, давясь от гнева, возмущаясь, но все же обсуждать: почему? в чем причина? в чем мотивация? Кое-кому из игроков – пускай и не главным действующим лицам – хватило смелости объясниться. Одна из звезд той «разноцветной» сборной Франции Лилиан Тюрам, чья благотворительная организация, между прочим, занимается борьбой с расизмом, даже отправился в один из парижских лицеев, чтобы поговорить с учениками, часть из которых заявили, что «мы не «Шарли».

Мы же, к сожалению, прошли все свои скандалы, так их и не отрефлексировав и не вынеся для себя ничего нового, а лишь укрепившись в стереотипах и позволив собой манипулировать. И в этом, как у нас иногда говорят, виноваты все стороны конфликта.

Гарри, гуди. Обязан ли «Шахтер» иметь политическую позицию?

+41
Реклама 18+
Популярные комментарии
Константин Куликов
+8
Мозг человека, несмотря на свою долговечность по сравнению с другими органами - невероятно ленивая штука. Зачем создавать ему трудности вопросами "а почему он всё-таки не одел эту футболку?", если можно воспользоваться готовыми стереотипами: не одел - не поддерживает армию - не патриот страны - предатель. Зачем утруждать себя анализом мотивов поступка каждого человека, правда?
djorkaeff
+7
Може і невдале. А може особливо і не думали над назвою. Як у нас, наприклад, коли почали мавпувати з плакатами "je suis volnovakha".
Ответ на комментарий Капитан Анархист
Название символу неудачно подобрали. Свобода слова предполагает ответственность. Ее не было и в помине.
Володимир Скиба
+7
Уся суть в цій фразі.
«Лично я надел бы траурную повязку и черную футболку с надписью в память жертв. Как мусульманин, я не одобряю эти карикатуры, но уважаю ценности своей страны. Никто не имеет права отнимать жизнь. Я не могу сказать, что «Я – «Шарли», но я за свободу слова».
Написать комментарий 16 комментариев
Loading...
Реклама 18+