NFL Origins. Чернокожим здесь не место

В нынешней НФЛ чернокожие игроки составляют большинство в любой команде, а некоторые позиции, такие как раннингбек или корнербек и вовсе считаются «черными». Но так было далеко не всегда. Лига, как и все американское общество в целом, прошла долгий путь признания прав чернокожих, а в ее истории найдется достаточно расистских страниц.

На момент своего основания НФЛ была практически полностью белой. В период с 1920 по 1926 год в лиге суммарно играло только девять чернокожих футболистов. Один из них, Фритц Поллард, был не только игроком, но и со-тренером «Акрон Прос», что делало его первым и единственным вплоть до 1989 года черным тренером команды НФЛ.

После 1926 года лигу покинули все чернокожие футболисты. Их команды либо распались, либо вышли из состава лиги, а остальные команды НФЛ имели достаточный выбор среди талантливых белых игроков, поэтому на чернокожих они даже не смотрели. А в начале 30-х и без того призрачные перспективы афроамериканцев попасть в лигу испарились окончательно. Повлияли на это два фактора. Первый – Великая депрессия. Масштабный экономический кризис, охвативший США, поднял распространение расизма в обществе до небывалых высот. Работы не хватало и белое население крайне враждебно относилось к чернокожим, которые могли навязать им конкуренцию в борьбе за те немногие рабочие места, которые были. В этом плане команды НФЛ не столько переживали за то, что чернокожий может забрать место белого игрока, сколько боялись гнева своих фанатов, если бы это произошло.

Вторая причина была внутри лиги – ее возглавил Джордж Престон Маршалл, владелец «Вашингтон Рэдскинс» и убежденный расист. Причем его расизм был избирательным – он презирал именно чернокожих. Маршалл на протяжении десятилетий отстаивал мысль, что «Рэдскинс» – исключительно белая команда, как бы смешно это не звучало, учитывая название. Благодаря таким взглядам своего президента «Рэдскинс» были крайне популярны на Юге США и Маршалл отстаивал эту популярность всеми силами, не только поддерживая расистскую политику и пытаясь навязать ее всем остальным командам лиги, но и блокируя любое расширение лиги на Юг.

Оба упомянутых фактора привели к тому, что с 1934 и до 1946 года в НФЛ не было ни одного чернокожего футболиста. Порой дело доходило до абсурда. Во время Второй Мировой командам остро не хватало игроков, «Филадельфия» и «Питтсбург» даже объединились в одну команду из-за этой причины, но чернокожие продолжались упорно игнорироваться. Один из лучших футболистов университетского футбола, Кенни Вашингтон, так и не получил контракт с командой НФЛ, хотя он был популярен среди болельщиков в университете и обладал большим талантом. Вместо него клубы лиги предпочитали брать белых игроков с частичной слепотой, из-за которой они не могли быть призваны на фронт.

Ситуация медленно начала меняться в 1946-м, хотя это было вызвано отнюдь не добровольным отказом лиги от политики расизма. НФЛ решила расширяться на Западное побережье и одобрила переезд «Рэмс» из Кливленда в Лос-Анджелес. Команда планировала использовать Мемориальный Колизей Лос-Анджелеса в качестве домашнего стадиона, но местная чернокожая община обратилась к руководству спортивной арены с требованием не пускать «Рэмс», учитывая, что у них в составе нет ни одного чернокожего игрока. Они апеллировали тем, что стадион удерживается на общественные средства, а значит должен выполнять решение Верховного суда от 1896 года, которое было известно под названием «разделенные, но равные». Оно гласило, что политика сегрегации в общественных заведениях может быть применена, но при условии, что и белые, и черные получат одинаковые по качеству условия пребывания в этих местах. В качестве решения проблемы чернокожая община предложила «Рэмс» провести просмотр для упомянутого Кенни Вашингтона и подписать его в команду. Клуб согласился и Вашингтон получил контракт. Спустя полтора месяца «Рэмс» подписали еще одного чернокожего игрока, Вуди Строда, и начали сезон-1946 с двумя черными футболистами.

Пример «Рэмс» другие команды не поддержали. До 1950-го чернокожих подписали лишь 2 франшизы – «Детройт» и «Нью-Йорк Джайентс». Более либеральными в этом плане были конкуренты НФЛ – лига AAFC. 6 из 8 команд этой лиги имели в составе чернокожих футболистов, поэтому слияние двух проектов в 1950-м сделало НФЛ более разнообразной в расовом плане. В 1952-м каждая команда НФЛ имела в своем составе хотя бы одного чернокожего футболиста. Кроме одной. Вы наверняка догадались о ком речь.

«Вашингтон Рэдскинс» категорически отказывались брать в команду чернокожих, а Джордж Маршалл заявил, что «начнет подписывать негров, когда «Гарлем Глоубтроттерс» начнут подписывать белых». В его понимании, это означало никогда. «Рэдскинс» держались до 1962 года, когда на них прямо наехал министр внутренних дел при президенте Кеннеди, Стюарт Удалл. Он поставил клубу ультиматум – либо они подписывают чернокожего футболиста, либо выметаются с Муниципального стадиона Вашингтона. Против такого «Рэдскинс» уже не могли переть и решили выполнить условие. В сезоне-1962 у «Вашингтона» в составе были 3 чернокожих футболиста.

Хоть чернокожие и получили свой шанс играть в НФЛ, их продолжали ограничивать и пытаться вытеснить из лиги. В частности, им платили меньшую зарплату, чем белым и старались размещать на одни позиции, чтобы они сами выбивали друг друга из команд по принципу конкуренции. Также их старались не пускать на «интеллектуальные» позиции, такие как квотербек, центр или тайт-энд. Как и в конце сороковых годов, средством борьбы с расизмом снова стала конкуренция между лигами. Возникшая в 1960-м Американская футбольная лига была намного толерантней к расовым меньшинствам, чем НФЛ, и охотно набирала в свои команды чернокожих. Именно в этой лиге появился первый основной чернокожий квотербек – Марлин Бриско сыграл 5 игр в старте за «Денвер». Когда НФЛ и АФЛ слились в одну лигу в 1970-м, благодаря последним доля чернокожих игроков в новообразованной лиге составила 30%. С этого началось снятие барьеров и согласно исследованию, проведенному в 2014-м, в НФЛ чернокожие составляли 68% от всех футболистов в лиге. Хотя позиции квотербека, центра и особенно кикера остаются белыми, но не из-за каких-то расовых ограничений.

Если чернокожие футболисты стали восприниматься равными белым еще в 70-х, то чернокожим тренерам пришлось пройти более тернистый путь. Первый единоличный главный тренер-афроамериканец в НФЛ был назначен лишь в 1989 году. Тогда Арт Шелл возглавил «Лос-Анджелес Рэйдерс». И в отношении тренеров лиге пришлось идти на довольно жесткие меры по отношению к клубам. В 2002 году разгорелся скандал. «Тампа-Бэй» и «Миннесота» уволили своих тренеров Тони Данги и Денниса Грина соответственно. Эти увольнения привлекли к себе внимание тем, что Данги стал первым тренером в истории «Бакканирс», которого уволили после сезона с выигрышным рекордом, а Грин был уволен после первого за 10 лет сезона с отрицательным рекордом. За этим последовало исследование, которое показало, что чернокожие тренера имеют меньше шансов получить работу в НФЛ, даже если у них в резюме есть больший процент побед, чем у белых конкурентов, и больше шансов быть уволенными в случае каких-либо проблем с результатом. Тогда НФЛ пошла на внедрение нормы, которая получила название «Правило Руни», названное так в честь Дэна Руни, бывшего главой комитета расовой разнообразности лиги и идейным вдохновителем этого правила. Согласно нему любая команда, которая искала главного тренера, должна была провести собеседование хотя бы с одним чернокожим тренером.

Правило имело мгновенный эффект. Всего за 3 года процент чернокожих тренеров увеличился с 6 до 22. Со временем, это правило распространили на все должности в тренерском штабе и стали применять его не только к чернокожим, но и к другим меньшинствам. Сейчас в лиге работает два чернокожих главных тренера – Майк Томлин в «Питтсбурге» и Энтони Линн в «Лос-Анджелес Чарджес».

Хоть в лиге больше нет открытого расизма, определенные расовые стереотипы все равно остаются. В частности, это прослеживается в том, как эксперты характеризуют квотербеков. Белых чаще хвалят за интеллект и способность быстро принимать решения, а черных – за атлетизм и физические качества. Но вряд ли НФЛ может как-то повлиять на это своими решениями.

С новой силой о расизме в лиге заговорили в 2017 году, когда «Сан-Франциско» исключили из команды квотербека Колина Каперника, призывавшего своими действиями и заявлениями обратить внимание на обращение полицейских с чернокожими. Впрочем, это уже тема для отдельной статьи.

Этот пост опубликован в блоге на Tribuna.com. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Hail Mary
+28
Популярные комментарии
Дмитрий Клименко
+7
ждем пост про Каперника
Дмитрий Клименко
+7
брать белых игроков с частичной слепотой только для того, чтобы не брать темнокожих - бред) но такие были времена
Adlen Mouats
+3
Дайверсити это конечно клево и все дела, но один вопрос - в каком году Гарлем Глобтроттерс таки начал брать белых? (cпойлер - через 50 лет после того как продавили Вашингтон)
Написать комментарий 5 комментариев
Реклама 18+