Килиан Мбаппе, каким мы его не знаем

2003 год. Пятилетний Килиан Мбаппе встает перед зеркалом и представляет, как журналисты расспрашивают его о матче.

«Как вы забили тот гол?», «Почему не отдали партнеру?» или что-то в этом духе. Он сам придумывал для себя вопросы и отвечал на них. С детства готовил себя к будущей славе и продумывал ответы, повторяя за звездами из телевизора.

«Как бы Криштиану Роналду ответил на этот вопрос?» Так он рассуждал еще в детстве, – говорил близкий друг семьи Мбаппе. – Хотя не думаю, что Роналду – лучший рассказчик в истории футбола».

Мбаппе это не мешало. Его комната была обклеена плакатами Криштиану. Он до сих пор называет его кумиром. Он учил его финты. Он носился быстрее «Бугатти». Он даже так же праздновал голы. А в 2013-м впервые увидел кумира вживую. Но об этом чуть позже.

Мбаппе отличался от других детей. Он чувствовал себя одиноко из-за высокого интеллекта, но ленился учиться и обманывал учителей

Килиан был не таким как все. Нет, он не замыкался или стеснялся, но чувствовал разницу с другими детьми.

«Когда я был ребенком, у меня рождались мысли и рассуждения, которые обычно есть у взрослых. Я всегда был впереди всех. Меня считали сумасшедшим, потому что это отличалось от нормы. Мне повезло выбраться из депрессии, когда я лучше понял, кто я на самом деле, но никто не объяснял мне, чем я отличаюсь от сверстников. Было ощущение, что меня никто не понимал – казалось, я совсем одинок. Помню, что сдавал разные психологические тесты, чтобы они определили мой статус – я был не по годам развитым ребенком», – вспоминал Мбаппе в интервью L’Equipe.

Учителя признавали: у Килиана высокий IQ, он думает гораздо быстрее сверстников. Но это не помогало, а скорее мешало учиться. Ему просто было скучно на уроках. Мбаппе гораздо охотнее рубился в «Уно» или «Монополию».

«У нас с родителями Килиана было прекрасное взаимопонимание, – рассказывал для книги «Мбаппе. Феномен» директор католической школы в Бонди Янник Сент-Обер. – Нам хватило мудрости позволить ему не включаться в учебу по полной, давая только необходимые знания».

Ради «прекрасного взаимопонимания» мама Фаиза Мбаппе каждый день приходила в школу, ждала в уголке, пока все разойдутся и расспрашивала директора, как там Килиан.

Мбаппе не любил учиться, но, если необходимо, мог придумать очень креативные ходы. Директор часто использовал одинаковое наказание для детей: выйти на из класса, найти и убрать с территории школы 20 бумажек. Второклассник сделал проще: он нашел 10 бумажек и порвал их пополам.

«Я поздравил его словами: «Молодец, ты освоил азы умножения и деления», – вспоминал Сент-Обер. – Но ты хотел меня обмануть. Поэтому иди и собери еще десяток».

Килиан вообще никогда не был белым и пушистым. Подкалывал одноклассников и учителей. Иногда жестко, пусть и не со зла.

Как-то его одноклассник Медхи Таш измазался чернилами на контрольной. Мбаппе тут же обратился к учительнице: «Мадам, тут Медхи написал на лице свое имя!»

В другой раз Килиан подшутил над курткой одноклассника. О выходке сына быстро узнала мама и наказала его. Достала старые джинсы-клеш, которые были в моде лет 20 назад и кроссовки с дырочками. Неделю Мбаппе так ходил в школу.

«Когда Килиан пришел в класс, посмотрел на меня и спросил: «Ну что, я красивый, мадам?», – говорит его учительница французского Николь Лефевр. – «Ну, пойдет». – «А все благодаря вам», – сказал он и засмеялся. У нас с ним были очень теплые отношения. Килиан повел себя так, потому что умел принимать наказания, не обижаясь. Он искал позитив».

Мбаппе всегда знал, что будет играть за Францию. Он говорил о футболе 24 часа в сутки, даже его папа, футбольный тренер, сходил с ума

В футболе Мбаппе было попроще. Тут проблем с концентрацией и интересом не возникало.

Его отец рассказывал, что Мбаппе спал с мячом и так много играл и говорил о футболе, что даже пугал его. Папа Вильфрид, футбольный тренер, не понимал, как сын может так любить футбол: смотреть и болтать о нем 24/7.

«Я помню один школьный турнир, – писал Мбаппе в колонке для The Player’s Tribune. – Играли все учащиеся младших классов. И это было похоже на чемпионат мира. Мы рубились за пластиковый кубок за 2 евро не на жизнь, а на смерть. Было одно правило: в каждой команде должны играть и мальчики, и девочки. Понятно, что девочки не хотели. Поэтому я уговаривал одну подругу сыграть. Просто умолял. Даже пообещал ей книжку-раскраску.

Уверен, моим учителям было довольно сложно. Я действительно приношу им свои извинения. Помню, как однажды пришел домой из школы и получил девять разных предупреждений от директора: «Килиан не делал уроки. Килиан забыл школьные принадлежности. Килиан говорил о футболе во время математики».

Любовь к спорту у Мбаппе от родителей. Папа Вильфрид – футболист и тренер, эмигрант из Камеруна с нигерийскими корнями, мама Фаиза Ламари – гандболистка из Алжира.

Родители Мбаппе уже знали, как воспитывать футболистов. Их старший приемный сын Жирес Кембо Экоко играл за «Ренн» и молодежную сборную Франции.

Килиан был гораздо одареннее. Спортивные родители целенаправленно растили из сына суперзвезду футбола.

«В 3-4 года он пел «Марсельезу», прижимая руку к сердцу, – вспоминает его детский тренер Антонио Рикарди. – А потом говорил, что будет играть за сборную Франции и попадет на чемпионат мира. Конечно, мы смеялись над ним. Невозможно воспринимать всерьез такие слова от ребенка. А теперь он реально сыграл на чемпионате мира».

Конечно, Рикарди немного преуменьшает. Он видел в парне сумасшедший потенциал – и до сих пор не видел никого, кто бы в совсем маленьком возрасте «делал все быстрее, чаще и лучше», чем сверстники. Все понимали, что Килиан – особенный.

Его футбольными делами занимался папа, а воспитанием вне поля – мама. На поле Килиану было комфортнее, чем в классе. Он считал уроки ненужной частью жизни, которая мешает ему заниматься футболом.

У мамы было другое мнение. Фаиза хотела, чтобы сын развивался равномерно в разных сферах. Поэтому Килиан пять лет ходил в музыкальную школу (играл на флейте), театральный кружок и пел в хоре.

Килиан часто дурачился, ленился, хитрил, чтобы сделать минимум необходимого, но при этом ни с кем не конфликтовал. У него хорошо получались устные упражнения. Мбаппе хорошо рассуждал, легко формулировал мысли и находил аргументы.

Например, в 2011-м во Франции активно обсуждали вопросы иммиграции, и журналисты опрашивали детей в пригородах Парижа. Зашли и на футбольную площадку в Бонди.

«Вспомните историю сборной. Лучшими всегда были темнокожие или арабы, – говорил 12-летний Мбаппе. – Ну, кроме Кантона и Платини». Оригинальные мысли для подростка.

«Иногда меня спрашивают, почему так много талантов выходит из Бонди и окрестностей (в пригородах Парижа родились Бен Йеддер, Сиссоко, Кимпембе, Рабьо, Динь и другие французы – Tribuna.com) – писал Мбаппе для Player’s Tribune. – Может, там какая-то особенная вода, уникальные тренировки как в Барселоне? Нет. Если вы приедете в Бонди, то увидите скромный семейный клуб, немного многоэтажек и чуть-чуть искусственной травы. Но мне кажется, что футбол для нас – кое-что другое. Это жизненно важная штука, которая должна быть каждый день. Как хлеб и вода».

Мбаппе ездил на стажировку в «Челси» и чуть не подписал контракт с «Каном». Все сорвалось из-за вылета клуба из Лиги 1

С футбольной точки зрения Килиан тоже явно отличался от остальных. Мбаппе классно играл в папином «Бонди», его даже выставили на конкурс для попадания в Клерфонтен, главную футбольную академию Франции. Так делают со всеми яркими талантами в стране.

Здесь очень сложная система селекции: каждый футболист сначала проходит отбор на уровне департамента (области или республики на русский манер), затем федерального округа. Каждый округ выставляет по 50 детей.

Каждый февраль через скаутов проходит по 500 детей, из которых они отбирают 200. К концу марта их остается 50, а в апреле – 23. Мбаппе дошел до конца.

«Я видел, как Мбаппе играет за команду 10-11-летних, – говорил для книги «Мбаппе. Феномен» директор учебного центра в Клерфонтене Жан-Клод Лафарг. – Он очень легкий и резкий парень. Килиан не был заметен постоянно, зато каждое действие на поле было эффективным. Все, что он делал, имело смысл, Мбаппе искал что-то новое. Взрывная скорость, превосходный контроль мяча. И уверенность в своих силах».

Пять дней в неделю Мбаппе тренировался в Клерфонтене, а по выходным уезжал домой в Бонди играть против парней на несколько лет старше.

Такая игра привлекала клубы со всей Франции. Еще до Клерфонтена в Бонди приезжали клубы Лиги 1 и даже АПЛ.

В 11 лет Мбаппе ездил на неделю в «Челси». Он вышел в атаке с Тэмми Абрахамом и Жереми Бога против детского «Чарльтона». «Челси» выиграл – 8:0, но Мбаппе вернулся во Францию с футболкой с десятым номером и надписью «Килиан» и фоткой с Дрогба.

По одной из версий, из Лондона просто не перезвонили, по другой, родители не отпустили Килиана в Англию. Боялись, что это слишком далеко, да и Мбаппе затеряется среди других талантливых пацанов.

«После того опыта в «Челси» я умолял родителей позволить мне оставить Бонди и уйти в большой клуб, – писал Мбаппе. – Но вы должны понять моих отца и мать. Они хотели, чтобы я оставался дома, чтобы я мог быть ребенком и жить нормальной жизнью. В то время я этого не понимал, но на самом деле это было для меня лучше всего».

Килиана настойчиво хантили «Ланс» и «Кан». Второй был особенно близок.

В 2010 году скаут «Кана» Давид Лазри увидел Мбаппе на турнире в пригороде Парижа и в восторге позвонил в клуб: «Ребята, передо мной будущий обладатель «Золотого мяча»!»

Килиан был изумителен: ловкий дриблинг, скорость и футбольный интеллект. Скауты «Кана» говорили, что в 12 он думал как 16-летний. Боссы клуба уже звонили Вильфриду. Но папа знал сыну цену. Им же интересовался «Челси»!

«Кто-кто? «Кан»?!» – максимально лаконичный отказ.

В «Кане» не остановились и продолжили следить за Килианом. Скауты два раза в месяц ездили в Бонди, смотрели за ним в Клерфонтене. Настойчивость победила.

Родители Мбаппе потеплели к «Кану», Килиан сыграл на паре детских турниров. В конце 2011-го дошло даже до переговоров по контракту.

Мбаппе очень хотел главный тренер Франк Дюма, переговоры прошли успешно. Договорились так: 3 года Килиан играет в академии, а с 16 присоединяется к первой команде.

Оснований не доверять не было. Дюма тренировал «Кан» уже 7 лет, а команда, хоть и стабильно боролась за выживание, всегда возвращалась из второй лиги. Родители Мбаппе хотели подписать контракт прямо на месте.

Помешали юридические тонкости. Во Франции нельзя подписывать таких молодых игроков, если они на расстоянии больше 50 километров от города, в котором базируется клуб. Федерация футбола Франции отказалась делать «Кану» исключение, а в мае 2012 года (когда уже можно было подписать Мбаппе), клуб вылетел в Лигу 2 и сменил тренера.

«Новый тренер и руководство клуба произнесли сильные речи перед семьей Мбаппе после вылета, – говорил в интервью Ouest-France Лоран Глаз, главный скаут «Кана», – Они пообещали подписать Килиана, как только вернутся в Лигу 1».

«Кан» занял четвертое место и остался в Лиге 2.

Встреча с Роналду и переход в «Монако»

В декабре 2012-го Мбаппе позвали в «Реал». Его хотел видеть Зинедин Зидан, который тогда работал спортивным директором.

«Никогда не забуду момент, когда мы прибыли в учебный центр из аэропорта, – писал Мбаппе для Player’s Tribune. – Зидан встретил нас на стоянке у своей машины. Это была крутая машина. Мы поздоровались, а потом он предложил отвезти меня на поле на тренировку. Он указывал на переднее сиденье, типа: «Давай, садись».

Я замер и спросил: «А обувь снимать?» До сих пор не понимаю, почему я так сказал. Но это же была машина Зидана!

Он ответил: «Конечно нет, садись». И отвез на тренировку».

Килиан впервые увидел Криштиану (и даже сфотографировался), а Зидан хотел оставить пацана. Но почему Мбаппе не остался? Объясняет его дядя Пьер, участник той поездки:

«Мы долго говорили с представителями «Реала». Они многое объясняли, рассказывали про проект, помогали. Но мы остались во Франции. Килиану было только 14! Конечно, можно пойти в «Реал», но что дальше? Тяжелая адаптация, нет отношения как к лидеру и звезде. Мы совещались и внутри семьи. Долго и тяжело. Но выбрали «Монако».

Это был идеальный выбор для семьи. Тихое и спокойное Монако, но крайне амбициозный клуб. В сезоне-2012/13 «Монако» как раз вернулся в Лигу 1 и мощно закупился: взяли Фалькао, Хамеса Родригеса, Жоау Моутинью.

Параллельно прокачивали и молодежь. Самые яркие в 2013-м: Марсьяль, Фабиньо, Окампос, Феррейра-Карраско и Курзава.

В этой системе Мбаппе должен был стать звездой.

«Одним из ключевых требований семьи Мбаппе было не фокусироваться только на спорте, – говорил скаут «Монако» Сулейман Камара. – Они оценили наш проект в том числе потому, что клуб платит зарплату учителям, а школа совсем недалеко от стадиона «Луи II».

Килиан стартанул не без проблем. Мбаппе и в Монако больше играл в PlayStation и смотрел хайлайты матчей, чем учился в школе.

А еще жестко поругался с тренером команды до 17 лет Бруно Ирлем. Ирль указывал Килиану на недоработки в защите и не стеснялся критиковать 15-летнего парня (всем остальным по 17). Как-то раз во время командного собрания Ирль сказал Мбаппе: «Ты здесь в «Монако», а не в «Реале».

Футболист и тренер просто не переваривали друг друга. Ирль почти не ставил Килиана на поле, а Килиан махнул рукой на тренера после замечания во время матча.

В сезоне-2013/14 Ирль перешел в маленький «Арль-Авиньон», а Мбаппе поднялся в команду до 19 лет.

Следующие сложности – уже летом 2015-го. У Килиана заканчивался контракт, и он не хотел его продлевать. Мбаппе хотел поскорее попасть в основу, но Леонардо Жардим его почти не выпускал. К вопросу подключили Вадима Васильева, вице-президента «Монако».

«Ко мне подошел один из руководителей академии, другой ее тренер, – рассказывал Васильев. – И стали говорить: «У нас есть очень талантливый игрок. Надо бы продлевать с ним контракт». Отвечаю: «В чем проблема? Условия, которые мы можем предложить талантливым игрокам, более или менее известны». — «Нет, тут все гораздо сложнее». Пришлось вникать. Оказалось, что у Мбаппе оставался год любительского контракта, и они с семьей были твердо настроены уйти из «Монако». Они даже долго не соглашались со мной встретиться. Потом согласился папа Вильфрид, а мама отказалась.

Она сказала: «Сын плачет по вечерам. Я не буду встречаться с руководителями клуба, где к нему так относятся». Потихонечку начали выстраивать отношения — сначала с папой, потом с мамой. И в марте 2016-го, всего за три месяца до истечения соглашения, когда он уже стал свободным агентом и мог договориться с кем угодно, мы подписали с ним профессиональный контракт. При том что у него были предложения от всех ведущих клубов Европы, включая «Реал», «Ливерпуль», «ПСЖ». Куда он перешел всего год спустя, но уже на совершенно других условиях».

Васильев договорился с семьей. 17-летний парень получил зарплату в 85 тысяч евро в месяц (1 миллион в год) и подписной бонус в 3 млн. Позже Мбаппе говорил, что очень уважает Васильева за его работу и человеческие качества.

В следующем сезоне Мбаппе выиграл чемпионат Франции, забил 15 в Лиге 1, дошел до полуфинала ЛЧ и забил в нем «Ювентусу».

Автор: Ярослав Сусов

Телеграм-канал Ярослава Сусова

Фото: globallookpress.com/Panoramic/ZUMAPRESS.com, Nikku/imago sportfotodienst; instagram.com/Kylian Mbappe; L’Equipe; facebook.com/SPORTbible; Daily Mail; Players Tribune

+2
Популярные комментарии
Nazariy Zanoz
+8
"области или республики на русский манер" - бачу таку фігню - мінусую і одразу припиняю читати
Hevari
+6
Конечно, можно пойти в «Реал», но что дальше? Тяжелая адаптация, нет отношения как к лидеру и звезде
_________________________

С таких суждений в отношении молодых игроков и начинается звездная болезнь
Haderach
+3
«Лучшими в сборной всегда были темнокожие или арабы».
А задайте-ка ему сейчас этот вопрос, интересно начнёт елозить или честно скажет как думает, что белым не место в сборной. Поэтому с Бензема будут презрительно насмехаться с Жиру.
Написать комментарий 6 комментариев
Loading...
Реклама 18+