Кто такой Александер Чеферин, победивший топ-клубы и Суперлигу? Черный пояс по каратэ, воевал в 90-х

Александер Чеферин – герой месяца. Он победил Суперлигу и грозит баном тем клубам, что формально в ней остались. На фоне многих давно расплывшихся европейских футбольных чиновников высокий сухой мужчина кажется героем шпионских детективов – этот образ только укрепили инсайды New York Times и The Athletic.

Многие из них он подтвердил в интервью Daily Mail и AP. Чеферин заявил, что все клубы Суперлиги понесут ответственность, но разную.

«Для меня есть огромная разница между английскими клубами и остальными шестью. Они вышли первыми, признали, что допустили ошибку. Нужно иметь определенный характер, чтобы признать: «Я был неправ», – рассуждал словенец. – Есть три группы из этих 12: английская шестерка, которая вышла первой, затем остальные три («Атлетико», «Милан», «Интер» – Tribuna.com).

А есть те, кто считает, что Земля плоская, и думает, что Суперлига еще существует. Между ними есть разница. Но все будут нести ответственность, а какую – мы еще посмотрим».

При этом он твердо настроен банить тех, кто остался в Суперлиге – «Реал», «Барселону» и «Ювентус». «Избалованные дети не могут меня растормошить, – говорил он AP. – Я считаю, что проект Суперлиги мертв, но очевидно, что те, кто останется в ней, не будут играть в еврокубках. В Лиге чемпионов, само собой, их не будет». 

С президентом УЕФА точно пора познакомиться поближе – в его биографии еще много ярких историй.

Когда в 2015-м в УЕФА грохнул скандал с Мишелем Платини, который был одним из кандидатов на повышение до президента ФИФА, вряд ли многие из нас ожидали, что новым главой УЕФА станет малоизвестный словенец.

Во-первых, Словения – далеко не самая футбольная страна. Во-вторых, Чеферин – ну давайте честно – личность для футбола не самая премиальная. А УЕФА – организация, где в переговорах с теми же суперклубами часто нужны имя и статус. Платини для этой должности подходил идеально: все-таки один из лучших футболистов в истории Франции, в 80-х ярче него был только Марадона.

А кто же такой Александер Чеферин?

У Чеферина черный пояс по карате, в детстве продал аккордеон вместо игры на нем, потом воевал за независимость Словении

Александер родился в Словении в 1967-м – тогда страна еще была западным рубежом Югославии. В детстве его однажды протащила на пузе овчарка, которую он выгуливал (вернулся домой весь окровавленный), в школе пацан был настоящим хулиганом. Он с детства учил английский – но забивал на домашку. При переходе в среднюю школу завалил экзамены, но все же попал в нее. Совпадение или нет, но директором того учебного заведения была его мать. 

В отличие от учебы, его привлекало карате – он занимался им с детства и заработал черный пояс третьего дана по разновидности сетокан карате. А вот навязанная страсть детства – игра на аккордеоне. Чеферин вместе с братом ходил в музыкальную школу, но за несколько лет учебы не проявил особого таланта. 

«Это было мучение для всех, – вспоминал старший брат Рок. – Как-то Александер предложил решение: продать аккордеон и поделить деньги. Мы делали это в строжайшей тайне. Мама не смогла найти его дома, и мы каким-то образом убедили ее, что забыли его на море, когда ездили на отдых. Но я до сих пор не знаю, кому он его продал».

Но, конечно, как и любой балканский пацан, Чеферин любил футбол – и болел не за словенскую команду, а за одного из флагманов хорватского футбола – «Хайдук». Как он объяснял, при социалистическом режиме кроме спорта занятий особо и не было – поэтому футбол любили все.

«Когда я смотрел матчи «Олимпии» и «Хайдука», болел за «Хайдук». Это ведь все была наша страна», – рассказывал словенец. Потому что страна была одна, в 19 лет Чеферин отправился на службу в югославскую армию. А спустя пять лет, в 1991-м, началась десятидевная война Словении за независимость – и в 24 года будущий босс европейского футбола пошел воевать. «Александр Чеферин?» – спросил человек, [постучавший в дверь]. Я сказал: «Да». «Началась война, – ответил он. – Ты пойдешь с нами», – вспоминал Чеферин. – Это было безумие. Я был потрясен». 

Он стал членом так называемой Территориальной обороны Словении – оперативно собранной армии еще Словенской социалистической республики. И воевать ему пришлось против друзей и знакомых, с которыми недавно служил в одной роте армии Югославии.

Возможно, это и укрепило его характер (и помогло в борьбе с Суперлигой): «Меня сложно дестабилизировать после всего, что мы видели в бывшей Югославии». В конфликте с Суперлигой он видит параллели: «Психологически для меня это был шок. Нельзя сравнивать, конечно, но напряжение было похоже на то, когда была война».

«К счастью, мне не приходилось стрелять в кого-то, – признавался Чеферин. – Если бы пришлось это делать, наверное, я бы изменился. Но я знал многих людей, которые потеряли семьи. Было невероятно, что что-то подобное могло произойти в центре Европы, а весь мир наблюдал и ничего не делал».

Впрочем, Словения, в отличие от прочих стран СФРЮ, отделилась относительно безболезненно – война продлилась 10 дней, и если у Хорватии и Боснии возникли проблемы из-за большого количества сербских автономий, то словенцев спасла удаленность от федеративного центра Белграда. Не зря в итоге именно Словения первой из бывших частей Югославии вступила в ЕС и сейчас – самая благополучная из балканских стран с высоким средним доходом населения.

Но болезненный распад Югославии все равно сказался на Чеферине – ведь в друзьях у него были не только словенцы. Поэтому новости о любом конфликте заставляют его напрягаться. «Это пугает, – признавал он в беседе с ESPN. – Ситуация в Европе меня тоже порой пугает. Как и ситуация в мире. Все возможно».

Чеферин – юрист. Он работал в фирме отца 

После войны Чеферин поступил на юридический факультет университета Любляны, а затем практиковался и работал в семейной юридической фирме. Его отец Петар – известный в Словении адвокат, занимался громкими (по местным меркам) делами. Например, он защищал Йосипа Лончарича, лидера словенской банды, которая промышляла грабежами в соседней Италии, и банкира Даворина Садара, которого обвиняли в мошенничестве – он играл на курсах валют и кинул на деньги вкладчиков.

Кстати, из-за фирмы отца норвежский журнал Josimar заподозрил Чеферина в пророссийскости прямо перед тем, как в 2016-м его выбрали президентом – потому что у компании есть русская версия сайта, а они ведут бизнес в РФ. В 2018-м его спрашивали о связи с Россией, и он улыбался, говоря про финал ЛЧ в Киеве: «Разве так делают пророссийские кандидаты?» 

Чеферин-младший до сих пор числится в списке юристов фирмы отца. Одно из его самых известных дел – защита цыганской семьи Строян, которая в итоге получила от государства участок и дом на 30 человек.

В 2005-м Александер попал в футбол. Хронология не до конца понятна (а некоторые блогеры строят конспирологические теории, что на самом деле все это фиктивные должности), но одновременно он:

  • работал в самом титулованном мини-футбольном клубе Словении «Лития»,
  • входил в руководство любительской команды «Адвокаты Любляны» и
  • (это произошло позже всего) с 2006-го был внештатным юридическим советником «Олимпии» (главного клуба Словении), а потом вошел в совет директоров клуба.

В 2011-м это помогло ему при выдвижении на пост главы Словенского футбольного союза. Как рассказывало издание Zarja, многие очень скептически отзывались о перспективах Чеферина – как так, главным по футболу станет человек, который вообще не связан с футболом и никогда в него по-серьезному не играл? 

«Я действительно сначала был футбольным болельщиком и критически относился к поражениям сборной в важных матчах. А потом стал президентом национальной ассоциации и понял, каким невежественным был в вопросах футбола, насколько бессмысленной была моя критика», – говорил он потом.

В Словении считают, что Чеферин представляет страну в мире – а он уверен, что его выбрали, чтобы избавиться от истеблишмента

Но уже в 2016-м, после избрания президентом УЕФА, Чеферина в Словении назвали человеком года, а критика пропала – ведь для маленькой страны это было огромным достижением.

«Назначить его на этот пост – лучшее решение. Он представляет Словению в мире и Европе», – писал словенский журналист Александр Лучу.

После избрания на Чеферина обрушились подозрения журналистов. Его называли марионеткой Инфантино – потому что Словенский футбольный союз как раз в год выборов президента УЕФА ввел в эксплуатацию базу за 8,5 млн евро, на 90% профинансированную УЕФА, а швейцарец возглавлял делегацию, которая ее открывала. 

Сам же Чеферин считает, что его избрали, потому что люди устали от одних и тех же лиц, которые представляют топ-страны. Его конкурентами были испанец Анхель Мария Вильяр и голландец Майкл Ван Праг – Вильяр снялся в пользу Чеферина за пару дней до выборов, а Ван Праг проиграл, набрав почти в три раза меньше голосов. «Это было голосование против истеблишмента, – говорил словенец. – Это происходит по всему миру. Я встречался с каждой ассоциацией, и все они хотели что-то изменить».

Он также отрицает зависимость от босса ФИФА, а на вопрос об отношениях с Инфантино говорил NYT: «Нормальные [отношения]. Мы не всегда друг с другом соглашаемся, а если не соглашаемся, говорим об этом прямо».

Чеферин хочет, чтобы богатые делились с бедными. Одна из причин такой жесткой войны с Суперлигой

После выборов Чеферин понимал, что для широкой публики он все еще никто, поэтому начал с популярных мер. 

«Раньше на мероприятиях УЕФА – например, на Евро-2016 – президенты федераций жили в одном отеле, члены исполкома УЕФА – в другом, более фешенебельном, – говорил Чеферин. – У них был личный транспорт, у нас был автобус. Мы пришли на обед, а зал был забронирован для членов исполкома. Пришлось уйти, людей это бесило. Они были злы, хотели перемен. И я в первую очередь сказал, что мы все будем в одном отеле. Рассадка за обедом будет свободной. Кого-то это шокировало».

Кажется, это прекрасно характеризует позицию словенца в распределении средств (именно поэтому он так воевал с Суперлигой): он настаивает, что богатые должны делиться с бедными. 

«Да, топ-5 ассоциаций приносят 86% дохода, а получают только 60%, – признавал Чеферин. – Но нам нужно развивать футбол везде. Я говорил коллегам: приезжайте в маленькие страны, посмотрите, там даже бабушки прыгают от радости, когда команда куда-то проходит. Я видел, что было, когда «Марибор» вышел в Лигу чемпионов. 70% населения смотрели матчи!»

Чеферин – интроверт и никого к себе не подпускает. Но было исключение – Андреа Аньелли

Вообще эмоциональные выступления (как и речь о Суперлиге) для Чеферина нехарактерны – он спокойный интроверт. И это помогает ему сохранять нейтралитет: «Я не чувствую никакого давления, потому что не подпускаю никого слишком близко. Если ты идешь с кем-то, пьешь, ешь за его счет, вероятно, тебя «впускают в круг доверия». Я не люблю вечеринки. У меня есть летний дом в девственном лесу в Словении. Ближайший сосед – в 15 километрах». 

С женой Барбарой они вместе уже 20 лет – она тоже с детства интересуется футболом, рассказывала, что чаще бегала со старшим братом, чем играла в куклы, отсюда и интерес. У них три дочери – большая семья.

Однако одного из футбольных боссов Чеферин к себе все-таки подпустил – Андреа Аньелли. Итальянец даже приезжал на выставку итальянского неореализма в Любляну – ее организовывала Барбара, которая увлекается фотографией и часто ездит с мужем в колоритные места вроде Иордании и Сирии.

Как Чеферин и Аньелли сошлись, в деталях неизвестно, но несколько лет назад он стал крестным дочери президента «Юве» – по предложению самого Аньелли (тогда его дочке было полгода). Из-за этого журналисты регулярно связывали их и рассказывали, что Аньелли дарил словенцу «Феррари», арендовал для них бизнес-джеты, преследуя корыстные цели.

Все эти обвинения Чеферин опровергал – и удивлялся, что это кого-то волнует: «Все эти слухи так глупы и нелогичны. В один день Аньелли становится влиятельным из-за нашей дружбы. В другой день – «ПСЖ», потому что они покупают у нас телеправа. В третий – «Реал», потому что они уже четыре раза были в финале ЛЧ, значит, мы им помогаем».

Но после истории с Суперлигой Аньелли не останется другом босса УЕФА. «Больше никаких отношений, – заявил Чеферин – И больше никогда не будет никаких отношений».

А еще он пересекал Сахару на «Ниве» – а один раз вообще на мотоцикле

Неизвестно, ездил ли словенец на «Феррари», но восьмичасовую поездку на машине в Ньон он точно запомнит: «Меня словно засунули в стиральную машину. У меня была полностью подготовленная речь, я даже благодарил в ней Аньелли. Пришлось менять ее. Минимум четыре раза».

Но другие поездки (в более жестких условиях) он вспоминал с удовольствием.

Чеферин с близкими друзьями пять раз пересекал Сахару на автомобиле, один раз – на мотоцикле. «Однажды мы были на «Ладе Ниве». Это забавный русский джип, подобие машины. Сахара – прекрасна. Но для езды на байке очень опасна», – скромно делился он впечатлениями.

***

Чеферин не собирается быть президентом УЕФА вечно – хотя знает, что некоторые функционеры задерживаются на таких постах на 20-30 лет: «Не думаю, что в футболе или вообще в спорте политики или функционеры должны считать себя звездами игры. Мы не звезды. И я всегда говорю, что не нужно ежедневно кричать «Я лидер», чтобы быть лидером. Если ты лидер, то ты остаешься им, даже если ты спокойнее».

Твиттер автора текста Максимилиана Алфимова

Новые подробности провала Суперлиги: Лапорта проболтался Тебасу, Чеферин разговаривал с Аньелли по пути в Швейцарию, «Сити» и «Челси» не при делах

Фото: globallookpress.com/Peter Schatz, Kremlin Pool, Laurie Dieffembacq, EIBNER/EXPA/SPORTIDA, Pressefoto ULMER/Markus Ulmer, Mandoga Media, ULMER

+21
Популярные комментарии
Jmen4ik
+27
Словении повезло что у них нет и небыло общей границы с агрессором. За них выгребали хорваты в той войне.
Evgen Daniljuk
+13
Лада нива російський джип - пародія на машину, він не проросійський
Evgen Daniljuk
+12
цікавий мужик, і саме головне не розказував про стурбованість про супер ліга а одразу включив жорстку позицію, цікаво яке покарання буде
Написать комментарий 10 комментариев
Loading...
Реклама 18+