НБА

На верхний этаж без остановок. Как Кавай Леонард стал лидером «Сан-Антонио»

Павел Хрусталев – о постоянном прогрессе Кавая Ленарда.

Возвращаемся к начатому не так давно разговору о том, кто мог бы теоретически бросить вызов Стефену Карри в борьбе за главный индивидуальный приз сезона и стать новым MVP лиги. Раз уж начат перечень кандидатов был легким форвардом, то в концептуальном смысле логично продолжить его звездным представителем того же амплуа, тем более, что таковых в современном баскетболе достаточно.

Кавай Леонард («Сан-Антонио»)

Игры: 16 (13-3)

Минуты: 34,4

Очки: 22,0 (52%-49%-88%)

Передачи: 2,4

Подборы: 7,8

Перехваты: 1,9

Потери: 1,4

Блок-шоты: 1,4

Несколько слов о главном. «Сперс», конечно, опять повезло. Ничего нового, но тем не менее. Ведь это что же получается: они заполучили в свою команду Ламаркуса Олдриджа, одного из лучших игроков НБА последних трех лет; сыграли в какие-то нехорошие шпионские пакости (опять эти ЦРУшные методы) с сознанием Дэвида Уэста, заставив того выступать практически бесплатно; расчехлили секретный шкафчик с эликсиром молодости для Ману Джинобили и Тима Данкана, отчего они теперь играют не хуже, чем десять лет назад; произвели «перезапуск франшизы», забыли о воздушно-бросковом периоде последних лет и снова начали наводить ужас на всю лигу этим невыносимым оборонительно-металлическим лязгом шестеренок. Иными словами, список непотребств, которые они совершили в последние месяцы, огромен и ужасен, пресса и общественное мнение уничтожали другие команды и за меньшее. Тем не менее, прошло уже больше тридцати дней с момента старта чемпионата, а на «Сан-Антонио» в глобальном смысле всем плевать. Обсуждают победную серию «Голден Стэйта», проблемы «Хьюстона» и «Клипперс», озлобившегося на весь Леброна, стареющего Кобе, возвращения и травмы Дюрэнта. До «Сан-Антонио» никому нет никакого дела, а ведь они идут на втором месте с жалкими тремя поражениями. При этом их непривычно много обсуждали летом, в сентябре и октябре, но стоило проиграть стартовый матч «Оклахоме», как сразу все и кончилось – «старики», «в утиль их», «нет баланса», «без Белинелли и Джозефа это не команда вовсе». Короче говоря, Грегг Попович, «хитрый лис» (с), опять всех «перехитрил» (с) и «затроллил» (с).

Конечно, поговорить все-таки придется, потому что есть о чем. Нападение «Сан-Антонио» все так же очень сильно зависит от игры Тони Паркера и Ману Джинобили. Тим Данкан и Дэнни Грин великолепны при игре в защите. Ламаркус Олдридж пока что только осваивается, но он по-прежнему Ламаркус Олдридж. При всем при этом, Кавай Леонард – однозначный лидер «Сперс» на старте этого сезона. Как так получилось?

Начать стоит с того, что Леонард все еще лучший защитник в НБА. Причем он уничтожает все живое на своей половине площадки не только с помощью нечеловеческого «вингспана» (с) и работы ног, но и за счет грамотного выбора позиции и понимания того, что вообще происходит на паркете. Для него нет никакой проблемы закрыть лучшего игрока соперника, будь это Кевин Дюрэнт или Дэмиан Лиллард, то есть, баскетболисты совершенно разных направленностей и умений. Надо подстраховать Тони Паркера, внезапно оказавшегося около кольца рядом с каким-нибудь центровым – пожалуйста, зовите в любое время, принимаю до, после и во время обеда. Мне не довелось видеть игру Скотти Пиппена в прямом эфире, но с большим трудом могу вообразить, как можно защищаться на периметре лучше, чем это делает Кавай Леонард. Иногда получается так, что он может держать двух игроков сразу, причем это не преувеличение – он столь ловко выбирает свое местоположение и расставляет свои руки-щупальца, что игроки соперника не рискуют отдать лишний пас партнеру, боясь, что пас этот будет перехвачен, и тем самым теряется скорость атаки. Совершенно невозможно ведь работать в таких условиях, когда даже мяч по трехочковой дуге толком не подвигать.    

Леонард уничтожает все живое на своей половине площадки

Впрочем, защита-то ладно, чего мы, защиту Леонарда раньше не видели, что ли. Ну, феномен, ладно, проехали. Штука ведь вся с этими его претензиями на титул MVP заключается в том, что он превратился в совершенно другого игрока в нападении. Как уже было сказано выше, суть и философия атаки «Сан-Антонио» все равно крутятся вокруг Паркера и Жинобили, Кавай не стал основной движущей силой команды и не превратился внезапно в Леброна или какого другого пойнт-форварда, но явился в образе идеального завершителя атак. И это все с учетом того факта, что в «Сперс» нынешним летом как раз пришел один из лучших завершителей атак в НБА. Короче говоря, у Леонарда резко – аж на четыре штуки – увеличилось количество бросков со всех дистанций, и, как следствие, прилично увеличился и процент попадания. В принципе, все логично. А, стоп, как раз совсем нелогично и одно из другого никак не следует. Пока никто не может понять, какого черта вообще происходит, Леонард просто получает мяч и бросает его в кольцо, делая это все с невозмутимым выражением лица Бастера Китона и щенячьими глазами доктора Эммета Брауна. Он все еще не научился самостоятельно создавать себе броски на уровне прочих суперзвезд и чаще всего забивает после передач партнеров, но какая разница, если за последние 150 лет в окрестностях реки Аламо не было более крутых снайперов, чем Кавай Леонард, если не считать вымышленных персонажей Клинта Иствуда, Грегори Пека и Джона Уэйна.

Леонард чертовски тщательно выбирает возможности для бросков, ведь никто из списка самых результативных игроков лиги не атакует реже него с игры и с линии штрафных бросков. Иными словами, оказывается, можно быть самым эффективным игроком лиги в эпоху статистического баскетбола, не играя по принципам этого самого статистического баскетбола. На линию штрафных встает по праздникам и то в случае фола при броске, в проход так и вовсе не идет, бросает со средней дистанции с разворота и прекрасно себя чувствует. В добавление ко всему вышесказанному Леонард не боится взять на себя ответственность в решающие моменты встречи и лишить соперника всяческой надежды, как это случилось недавно в игре с «Далласом». Немного банально, а в приличном обществе так и вовсе неприлично, шутить на тему кибернетической природы его организма, но я бы по степени неумолимости и беспощадности хотел сравнить его с Т-… Все-таки удержался. Кавай обычный парень, такой же, как и мы все, и ведь это не его вина, что Попович потер старые алхимические камушки друг о друга и во второй раз в жизни создал идеального робота-убийцу. Черт, не получилось, но нельзя не признать, что я был близок.

Кстати, по поводу вскользь упомянутого главного тренера с хорошим вкусом на клетчатые пиджаки. Известно, что многие болельщики «Сан-Антонио» очень не любят, когда о том или ином игроке говорят исключительно в свете его принадлежности/отсутствия такой принадлежности к «системе Поповича» (с). Ну, например, «конечно, игрок X великий баскетболист, но попробовал бы он поиграть за пределами «системы Поповича» (с), тогда мы бы все поняли, что он такое»  или «хорошо бы игрока Y поместить в «систему Поповича» (с), чтобы он смог стать еще лучше и посрамить всех этих бесталанных физруков». Кавай также нередко становится объектом критики приверженцев этого нового философского течения, в очень узких кругах известного как «греггорианство». Эта критика имеет под собой определенные основания, и на почившем в бозе сайте Grantland несколько лет назад была написана привычно длинная статья, а то и целое исследование, о том, как на карьеру игроков влияет их выбор на драфте конкретной командой. Как раз Кавай Леонард был одним из главных героев этого материала, и основная мысль заключалась в таком умозаключении, что вот если бы выбрало его «Сакраменто», то через несколько лет загнулся бы наш Кавай в каком-нибудь отхожем месте, а то и повторил бы карьеру какого-нибудь Бисмака Бийомбо.

Разумеется, никогда ничего нельзя знать наверняка, если речь идет о «Сакраменто», но основной посыл таких рассуждений мне кажется принципиально неверным. Да, наверное, если бы Леонард так и остался бы в «Индиане», как все изначально и должно было случиться, то Фрэнку Вогелю пришлось бы изрядно потрудиться, чтобы разместить их вместе с Полом Джорджем на площадке, но, уверен, он нашел бы выход. Потому что он хороший тренер, а «Индиана» – хорошая команда. Всегда лучше оказываться именно в такой ситуации. Взять, к примеру, хотя бы драфт 2011 года, на котором Кавай Леонард, кстати говоря, был выбран под невысоким пятнадцатым номером (хотя если проводить его выборы сейчас, то многие наверняка взяли бы его выше Кайри Ирвинга). Вспомним Клэя Томпсона (11-й выбор), Джимми Батлера (30-й) и Чендлера Парсонса (38-й). Игроки приблизительно схожих позиций, они все стали звездами в определенной степени и добились больших успехов, как в спортивном, так и в финансовом плане. При этом изначально ни один из них в качестве звезды не позиционировался, они все приходили со своими сильными качествами, постепенно прогрессируя, приобретая новые навыки и двигаясь к своему нынешнему статусу. А теперь стоит вспомнить о том, кто из них оказывался в «системе Поповича» (с). Упс, неудачно как-то получилось. Они стали игроками тех самых хороших команд, в которых зачастую прогрессировать легче, но вовсе необязательно – потому что на том же самом драфте под последним 60-м номером, ниже Чуквудиебере Мадуабука и Атаре Мажука, был выбран главный любимец болельщиков «Селтикс» Айзея Томас, и выбран именно «Сакраменто». К чему я это все, собственно, написал: «греггорианцы», остановитесь или придумайте что-нибудь получше.

Нет такого болельщика, который не любит козырнуть своим исключительно объективным видением потолка возможностей того или иного игрока, и я не исключение, но в случае с Каваем Леонардом мне остается только растерянно разводить руками. Этот постепенный и постоянный прогресс начинает пугать и восхищать одновременно. Есть предположение, что он обладает уникальной человеческой способностью идеально, вплоть до последней буквы между строчками предложений, понимать то, что от него хочет главный тренер и воплощать эти наказы в жизнь.

***

Небольшое лирическое отступление.

Режиссер «Собачьего сердца» Владимир Бортко рассказывал как-то историю о том, как гениальнейший Евгений Евстигнеев вживался в роль профессора Преображенского.

«До предложения сниматься в роли профессора Преображенского Евгений Александрович Евстигнеев «Собачье сердце» не читал. Да и где он мог прочитать повесть Булгакова, если долгие годы та ходила только в самиздате?

Случилось так, что из-за уходящей зимней натуры пришлось снимать сразу после утверждения проб без долгих разговоров и репетиций. В первом кадре, который мы начали снимать, профессор Преображенский выходил из кооперативного магазина, пересекал дорогу и подходил к дворняге Шарику. Вот, собственно, и все. Оператор Ю. Шайгарданов быстро поставил свет. Включили ветродуй, полетел снег. «Мотор!» – крикнул я и увидел, как из кооперативного магазина, держа в руках пакет краковской колбасы, вышел профессор Плейшнер из фильма «Семнадцать мгновений весны» и направился к дворняге.

– Стоп! – крикнул я.

Не уверен, что дальнейший диалог запомнил дословно, но смысл передаю верно.

– Евгений Александрович, профессор так не ходит.

– Не надо мне рассказывать, как ходит профессор. Я уже одного профессора играл.

– Вот именно. А это другой профессор.

– Какой?

– Менделеев!

– Вот так?

– Вот так.

Он немного подумал и сказал: «Давайте снимать». Полетел снег, со скрипом открылась дверь магазина, и оттуда вышел… не Менделеев, не Плейшнер, а профессор Преображенский.

В процессе дальнейшей работы над фильмом меня поражал его профессионализм – абсолютно точное выполнение моих режиссерских замечаний и просьб оператора держаться так или иначе перед камерой, что иногда довольно сложно».

Конец небольшого лирического отступления.

***

Прочитав ту часть, обрамленную с обеих сторон тремя звездочками, как мне кажется, можно еще лучше понять, в чем же заключается основной талант Кавая Леонарда. Подобно Евстигнееву, он прекрасно понимает, как должен играть, в чем ему нужно прибавить, создает идеальную смесь из своего мнения и слов великого главного тренера, а результат выдает во время матчей. И ему всего лишь 24 (двадцать четыре года). Серебристо-черный никогда не выйдет из моды. 

Фото: REUTERS/Mark L. Baer-USA TODAY Sports

Царь ненастоящий. Почему все чемпионы НБА – неправильные

Царь ненастоящий. Почему все чемпионы НБА – неправильные (том 2)

Этот пост опубликован в блоге на Tribuna.com. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Раннее нападение
+17
Написать комментарий
Loading...
Реклама 18+