«Динамо» против Нацбанка: что происходит и кто прав

Конфликт киевского клуба с Национальным банком Украины тянется с декабря 2016 года. После национализации «Приватбанка» семью Суркисов признали связанной с его экс-владельцами – это привело к потере около 300 млн долларов на принудительном списании депозитов. Позже суд отменил решение Нацбанка и обязал «Приватбанк» выплатить Суркисам часть списанных средств.

Казалось, конфликт исчерпан, но история продолжилась. С 2009 года «Динамо» использовало свою кредитную линию в «Приватбанке», долг по которой достиг 16 млн долларов. Ее залогом считается еще один депозит – на 19,4 млн долларов. Но недавно НБУ запретил выдавать новые кредиты клубу. Причина все та же – семью Суркисов по-прежнему считают связанной с экс-владельцами «Приватбанка», несмотря на решение суда.

«Динамо» пожаловалось, что из-за запрета в клубе есть проблемы с выплатой зарплат за май, а Игорь Суркис заявил, что Нацбанк «распространяет ложную информацию, умышленно манипулируя общественным мнением, а это негативно влияет на морально-психологическое состояние работников, терроризирует людей и создает в коллективе атмосферу тревоги и неуверенности в завтрашнем дне».

Tribuna.com попросила инвестиционного банкира и специалиста отдела продаж долговых ценных бумаг инвестиционной компании Dragon Capital Сергея Фурсу (на фото) помочь разобраться в этой истории.

Суркисы – связанные с «Приватом» лица?

Есть стандартная отчетность, которая определяет, связаны лица или нет. Но в данном случае, так как «Приватбанк» был весьма креативен, даже нельзя назвать единый параметр связанности.

У Суркисов признаны связанными депозиты. Главный вопрос: как возникли эти депозиты. Семья Суркисов (три жены Суркиса-старшего и жена Суркиса-младшего) пришла в банк и взяла кредит. Он прошел через кипрские оффшоры и вернулся в виде депозитов, которые и были позже конфискованы.

По кредиту никто не платил, а условия его получения были абсолютно не рыночными. Со стороны банка не было никаких оценок рисков и попыток его вернуть. Посторонним людям такие кредиты не дают. Это и определяет связанность семьи Суркисов с «Приватбанком».

Очевидно, что есть особые условия, на которых люди получают деньги и приводят их обратно в банк. С большей частью кредитов связанных лиц в «Приватбанке» именно такое и делалось. Свои компании получали много денег на нерыночных условиях: под низкие ставки, с отсутствием залога или мнимым залогом. Они получали деньги и пропадали. 

А как же решение суда?

Это творческое решение украинских судов – они не могут ничего отменить. Суд какой-то инстанции так решил, но это решение не будет исполняться – оно пойдет дальше в другие инстанции, высшие. Это вопрос особенностей работы судебной системы Украины.

Все эти судебные дела происходят, потому что 1 июля истекает срок, когда бывшие собственники «Приватбанка» должны были внести залоги, чтобы превратить необеспеченные кредиты в нормальные. Если они не сделают это до 1 июля – а всем очевидно, что они это не сделают – то включится механизм судебного преследования, чтобы забрать активы на сумму всех этих залогов. Сумму, которую государство потратило на национализацию.

Понятно, что Коломойскому и Боголюбову не понравится, когда за ними начнут бегать и забирать активы. Причем не только в Украине, а и в Европе. Есть пример Мухтара Аблязова и «БТА Банка» (Казахстан). Государство потратило 10 млрд долларов, чтобы спасти его банк. Потом с него взыскали 2 миллиарда. И до сих пор он под прицелом.

Поэтому собственники и связанные с «Приватбанком» лица пытаются торговаться и делать все, чтобы этот процесс не был запущен. Как они могут торговаться? За счет судебных решений. Они усложняют жизнь, чтобы потом как-то это порешать. Если говорить о «Динамо», то мы можем увидеть: «Вы не даете на команду деньги, ограбили ее. Давайте болельщики будут буянить под Нацбанком».

Зачем Суркисам кредит, если есть деньги на депозите?

Эта та же схема, но тут депозит остался. Он не был списан и его нельзя забрать, потому что есть кредит, под который заложен этот депозит. Все остальные депозиты были списаны.

«Динамо» не закрывает этот кредит. И сейчас они пытались взять еще денег по этой кредитной линии, чтобы оплатить проценты по ней же. Это нонсенс. Логично, что Нацбанк запретил это делать. Тем более, на фоне всех этих войн.

«Динамо» хочет продолжать увеличивать пирамиду. Это мини-пирамида на фоне общей, которая была выстроена в «Приватбанке». Но у «Динамо» нет никаких оснований требовать новый кредит.

25 загадок украинского футбола

10 самых дорогих продаж «Динамо»

+38
Популярные комментарии
OlegUA
+35
Согласен, а заодно и Ахметова пора закрывать за все убийства в донецкой области, после которых СКМ получил активы убитых.
Ответ на комментарий Dyadya Vova
Нужно этих хапуг еврейских до конца дожимать. Сколько уже они украли и скрыли, ужас. Хватит. Еще язык у Суркиса поворачивается что-то лепетать про то, какие они бедненькие, несчастные, ущемленные государством, горемыки. Еще и Динамо будут использовать в своих грязных делах. Будут давить на жалость, на болельщиков, мол государство хочет убить великий клуб с историей.
awesome_ukr
0
Ну в общем то, что было сразу понятно. Сурок в очередной раз хотел кинуть государство, а когда это не получилось, стал вопить про притеснения великой команды и про то какой Нацбанк плохой.
пользователь заблокирован
+19
Нужно этих хапуг еврейских до конца дожимать. Сколько уже они украли и скрыли, ужас. Хватит. Еще язык у Суркиса поворачивается что-то лепетать про то, какие они бедненькие, несчастные, ущемленные государством, горемыки. Еще и Динамо будут использовать в своих грязных делах. Будут давить на жалость, на болельщиков, мол государство хочет убить великий клуб с историей.
Написать комментарий 43 комментария
Loading...
Реклама 18+