«Эти люди больны. Им нужна помощь». Страх и ненависть дерби Северного Лондона

Арсен Венгер и Клэр Томлисон наматывали круги по «Уэмбли». Арсен только что выиграл тут свой первый кубок Англии, а Клэр, бессменный пресс-атташе «Арсенала», только что сообщила ему об уходе на Sky Sports.

Между тренером и Клэр никогда не было секретов. Знал Арсен и то, что его верный пресс-атташе на самом деле – заядлый фанат «Тоттенхэма». Тем фееричнее получился их прощальный диалог.

- Что ж, новости спорта – это круто. Будешь рассказывать джентльменам о крикете.

- Почему только о крикете? – смеясь, поправила его Клэр, – и о футболе тоже.

- Футболе? Ты разве любишь футбол?

- Арсен, – нахмурилась Клэр, не до конца понимая, шутит он или нет, – я проработала с вами два года и еще спрашиваете, люблю ли я футбол?

- Это да, – Венгер остановился и театрально пожал плечами, – но ведь ты болеешь за «Тоттенхэм».

Нет байки, которая бы лучше иллюстрировала историю отношений «Арсенала» и «Тоттенхэма». Столетие уничижительной иронии, предательства, отравлений, плевков, шипения. И большой коррупции. Куда уж без нее?

Били игроков и тушили свет

Первый задокументированный факт агрессии случился 117 лет назад. 1902 год, Пламстед, Лондон. «Вулидж Арсенал» – «Тоттенхэм».

Болельщики тогда просто стояли по периметру площадки, часто – подпирая при этом штанги ворот. Отвлечь вратаря от игры при этом было проще простого – желающий мог даже выписать тому пендель, не говоря уже о том, чтобы просклонять его матушку.

Голкипер «Тоттенхэма» Чарли Уильямс не выдержал постоянных оскорблений, дождался момента, когда игра переместилась к чужим воротам, и ударил самого рьяного сквернослова в лицо.

Арбитр остановил матч, Уильямса в итоге отстранили от футбола аж на две недели, а «Арсеналу» намекнули, что если болельщики будут вести себя так и дальше, стадион «Мэйнор Граунд» закроют к чертовой бабушке.

В 1895-м Лига уже закрывала арену «Арсенала» для зрителей. Тогда арбитр устал выслушивать, кто, кого и на чем вертел, и просто ушел с поля. А затем накатал жалобу в FA. Стадион «Арсенала» опоясывали баннерами с предупреждениями не шалить, жгли напалмом в программках, но не помогало. Дичь тут творилась постоянно. Клуб квартировал на юго-восточных окраинах Лондона, в Вулидже. Еще каких-то десять лет назад это злачное местечко и Лондоном-то не было – его включили в городскую черту только в 1889-м. До Вестминстера по прямой отсюда – неодолимые 12 миль. Артиллерийский завод, доки и верфи, которые вследствие промышленной революции больше не могли обслуживать крупные суда. Депрессуха полная. Контингент на матчах – соответствующий.

Помимо злого плебса, там же действовали и так называемые «банды букмекеров» (betting gangs) – футбол уже тогда становился икоркой на хлебушек для темных личностей. В 1915-м это приведет к первому в истории судебному процессу по договорняку («Ливерпуль» – «Манчестер Юнайтед»), но вмешается Первая мировая, и последствия той стыдобы аукнутся только через четыре года. Задев при этом и «Тоттенхэм» с «Арсеналом».

Бар – таверна принца Уэльского. Место, где люди решили создать «Ройал Арсенал» и преуспели в этом. Сейчас бар – это хостел. «Поляна» – первый стадион «Арсенала», «Мэйнор Граунд». Сейчас – пустырь под застройку

На рубеже веков «Вулидж Арсенал» и «Тоттенхэм» не были даже соседями и окучивали разные части Лондона. «Арсенал» – юго-восточную окраину, «Тоттенхэм» – северо-восточную. Между их стадионами – «Мэйнор Граунд» и «Уайт Харт Лейн» – было 20 миль по прямой.

«Дайал Скуэр» → «Арсенал», «Темз Айронворкс» → «Вест Хэм»: первые названия клубов АПЛ

«Тоттенхэм» состоялся на четыре года раньше «Арсенала». Но их первый матч в истории даже не тянет на боевик категории В. Ну, ждали «шпоры» гостей, ну, приехали те с часовым опозданием, из-за этого тьма сгустилась задолго до 90-й минуты, фонари не справились, и матч пришлось прервать.

Ад клокотал на «Мэйнор Граунд» вне зависимости от того, кто был у «Арсенала» в соперниках. Легко можно предположить, что и на других английских стадионах обстановка была не лучше.

Ненависть между «канонирами» и «шпорами», конечно, могла родиться сама по себе – из малообразованности масс и свободной продажи крепких спиртных напитков на стадионе. Но вскоре появился человек, который навсегда изменил историю «Арсенала». И многократно ускорил этот процесс.

Президент «Арсенала» – масон и сволочь

Вглядитесь в это усатое некрасивое лицо. Почувствовали, как волосы на руках начали шевелиться? Взгляд не показался вам немигающим змеиным зраком чернокнижника? А теперь представьте, какой эффект на своих современников производил живой сэр Генри Норрис.

Рыцарь империи, масон, да не простой – аж Великий диакон Объединенной Великой Ложи Англии. Полковник-орденоносец, герой войны и член парламента. «Мужчина с суровым лицом», – так его характеризовали коллеги по Палате общин. Ох уж эта типичная английская сдержанность. Лесли Найтон, тренер «Арсенала» в 1919-25 годах, высказался точнее:

«Никогда ранее я не встречал людей более умных, жестких и так сильно оскорбляющих тех, кто против него. В случаях, когда я отстаивал свою точку зрения, когда понимал, что она будет лучше для клуба, он устраивал мне такой разнос, что я и слова не мог сказать после этого».

Сэр Генри Норрис нашел величайшего тренера в истории клуба, дав объявление в газете. Подбирал игроков для команды по шаблону «не ниже 5 футов и 8 дюймов, не дороже тысячи фунтов». «Махинировал» на миллионы, а попался на копеечной «черной кассе» и присвоении 125 фунтов за продажу клубного автобуса.

Норрис шел по головам и опережал время. Британский журналист и футбольный летописец Брайан Глэнвилл воздал ему по заслугам: «В списке героев «Арсенала» точно никто не стоит выше Чепмэна, с которым в роли тренера может соперничать разве что Арсен Венгер, но, по-моему, самым влиятельным человеком в истории «Арсенала» был Генри Норрис. Его имя давно отправлено на затворки истории английского футбола, но именно он всеми честными и нечестными путями, своей работой и деньгами сделал все для своего клуба, который в 1913 году переправил на противоположный берег Темзы».

Думаю, даже «Тоттенхэм» не отказался бы от такого президента.

Понаехали и убили попугая

Еще до войны в английском футболе шло жесткое противостояние между Южной лигой (Southern Football League) и Футбольной Лигой (запущенной Футбольной ассоциацией в 1888-м). Сейчас бы это назвали противостоянием любителей и профессионалов. Все закончилось в 20-х, когда Южная лига согласилась стать третьей по счету лигой Англии в новой иерархии. Но еще в нулевых Норрис выступил тараном, которым профессиональная Футбольная Лига (далее – ФЛ) сокрушила конкурента. Его, как владельца «Фулхэма», упросили спасти от банкротства «Арсенал». Ну как упросили – договорились. В 1907-м ФЛ вне конкурса допустила «Фулхэм» к соревнованиям под своей эгидой. В 1910-м пришла пора платить по счетам.

Как оказалось, Норрис купил чемодан без ручки. Попа мира – ни транспортной развязки, ни возможности расширить стадион, ни зрительского прироста. Вначале хотел решить по-простому – объединив две команды в одну. Лига отказала. Забанили и второе предложение – перевезти «Арсенал» на фулхэмовский «Крейвен Коттедж» и играть там по очереди.

Бизнесмен Норрис понял – нужно переезжать. За 20 тысяч фунтов договорился с клириками колледжа Святого Иоанна Богослова (не иначе как чернокнижник!) – и вместо теннисных кортов для священников в двух шагах от метро Gillespie Road начал расти стадион. Стадион назовут «Хайбери», станцию метро – «Арсенал». На все про все Норрис потратит 200 тысяч фунтов. Вместо переезда – согласно прекрасной табличке Национального архива Британии – сэр Норрис мог купить себе семь тысяч лошадей. Болельщики «шпор» точно были бы довольны.

Пока шла волокита с документами, коренные северяне пытались ситуацию переиграть. Tottenham Herald изображала Норриса собакой Баскервилей, объедающей худосочного тоттенхэмского петушка. Руководство «шпор» давило на Лигу – мол, только отрихтовали себе стадион, как вы подселяете дармоедов с южных окраин. Дайте нормально заработать. Подали иск. Лига, находившаяся с Норрисом чуть ли не в интимных отношениях, для проформы предложила ему съехать... в Бирмингем. Или в Шеффилд – на выбор. Норрис напомнил о неудавшемся переезде на «Крейвен Коттедж» и кто там теперь кому должник. Иск отклонили.

«Арсенал» переехал, и в этот самый день – согласно преданию, передаваемому из уст в уста, – в офисе клуба скоропостижно скончался попугай. Он был талисманом «Тоттенхэма» уже пять лет и приехал с командой из триумфального южноамериканского турне. Совпадение? Фанаты «шпор» так не считают.

Бронзовый петух появился на западной трибуне «Уайт Харт Лейн» примерно в то же время, что и заморский попугай. Кто был раньше, спорят до сих пор.

Так к недовольным болельщикам «Тоттенхэма» добавились недовольные защитники животных. Нашлись критики и среди болельщиков «Арсенала» – как же, теперь им нужно было переться через весь Лондон. «Господин Норрис решил, что финансовая выгода намного важнее, чем защита интересов местных болельщиков. Он делает ошибку. «Вулидж Арсенал» – не франшиза, он должен остаться около района Вулидж. Разве Норрис смог бы выступать за переезд «Ливерпуля» в Манчестер? Таким людям как он нет места в футболе».

Под переезд «Арсенал» не нашел ничего лучше, как вылететь во второй дивизион. Болельщики и здесь во всем винили Норриса. Мол, он сознательно накупил половы вместо нормальных игроков, чтобы все деньги бросить на аренду участка, строительство и взятки архиепископу и футбольным функционерам.

Ничего не напоминает? Снос «Хайбери», строительство «Эмирейтс», ставка на молодых исполнителей, 4-е место во всех чемпионатах, трофейная засуха, «убирайся прочь, скупой старик». Не переживайте, мсье Венгер, просто история этих дуралеев ничему не учит.

«Генри Норрис все купил!»

Итак, теперь между «Тоттенхэмом» и «Арсеналом» было не 20 миль а 4. Нужна была искра, чтобы вспыхнуло пламя.

После войны Англия соскучилась по футболу, и Лига решила расширить первый дивизион с 20 команд до 22. Еще одна, подковерная причина, – клубов из огромного Лондоне в элите было всего два. И оба они жестко засобиралась на выход: «Тоттенхэм» в 1915 году занял последнее, 20-е место. «Челси» – предпоследнее. По правилам они вылетали – надо было дать им шанс остаться. Тем более «Челси» имел все основания считать, что вылетают несправедливо. Помните о договорняке между «Ливерпулем» и «Манчестер Юнайтед»? Так вот, до войны эти милейшие договаривались как раз против «Челси». «Юнайтед» тогда победил 2:0 и опередил лондонцев на одно очко.

По логике – и тогдашней, и нынешней – нужно было оставить все как есть наверху и добавить к двадцатке пару чемпионов второго дивизиона («Дерби» и «Престон»). Или, если совсем уж следовать спортивному принципу, выгнать последний «Тоттенхэм» и попавшийся на договорняке «Юнайтед» – и вместо них поднять четверку снизу.

А теперь посмотрите на таблицу второго дивизиона по итогам сезона-1914/15. Ничего не смущает? С какой радости «Арсенал», занявший лишь 5-е место, вдруг вышел в элиту? Ответ один: сэр Генри Норрис.

Владелец «Арсенала» воспользовался устоявшейся традицией перемещения клубов между лигами в случае расширения, а именно – отсутствием любой устоявшейся традиции. Менялись как угодно. К примеру, в 1905 году второй дивизион пополнился пятью новыми клубами. Общее число участников стало нечетным – 21, и Лига просто вышвырнула из соревнований «Донкастер» – хотя тот умолял оставить его в покое.

Единственная традиция, которая существовала, – все вопросы расширения и сжатия решаются на собрании. И в ходе голосования.

Собрание и голосование стали пиршеством казуистики и интриг. Норрис играл в долгую. Во-первых, даже не подверг сомнению справедливость претензий «Челси». Мол, раз те пострадали от нечестной игры, значит должны остаться. Плюс один голос. Во-вторых, о вине «Юнайтед» и «Ливерпуля» – ни слова. Плюс два голоса. В-третьих, «Дерби» и «Престон» потом и сухожилиями заслужили право на промоушн. Пускай поднимаются. Плюс еще два голоса.

Что в итоге? Остается одна вакансия на место в первом дивизионе. Казалось бы, решайте, кто больше достоин – «Тоттенхэм» остаться или «Барнсли» подняться.

Но к чему тогда была вся многоходовочка Норриса?

Он вдруг предлагает расширить список претендентов до шести клубов. Включив туда все команды второго дивизиона, что заняли в последнем довоенном чемпионате места с третьего по седьмое. Президент Лиги не против, президент «Тоттенхэма» еще ничего не понимает.

Президентом Лиги тогда был Джон Маккенна. По совместительству – менеджер... «Ливерпуля», масон и друг Норриса. После того, как Генри любезно отбелил его подопечных, а формат голосования был утвержден, президент встал и задвинул речь. Коротко она сводилась к двум тезисам: «Арсенал – лучшая команда из предложенных» и «Голосуй за «Арсенал», или Генри Норрис тебя проклянет!»

За «Арсенал» отдали 18 голосов. За «Тоттенхэм» – 8.

После возвращения «шпор» из заслуженной ссылки во второй дивизион их первый матч с «Арсеналом» (который свое место в высшем дивизионе целиком и полностью не заслужил) логично превратилась в кровавое месиво. Позже журналист Telegraph напишет об этом матче: «Сегодня я видел самые отвратительные сцены в своей жизни». «Арсенал» победил благодаря дублю Пера Борхэма, а «отвратительные сцены» при посильной помощи коллег устроили два других «канонира» – Франк Брэдшоу и Артур Хатчинс. Они сломали своих оппонентам по одной ноге и одной челюсти. Замены и удаления еще не практиковали, поэтому «Тоттенхэм» доигрывал. 

Генри Норрис, тонко чувствуя все оттенки жареного, укатил расслабляться на Лазурный Берег. Идея так ему понравилась, что дальше он так поступал всегда – как только на горизонте маячило юное, но жестокое дерби Северного Лондона.

Шипят и обзываются

Поговаривают, что одной из причин, по которой Лига столь неприлично прогнулась под магию Генри Норриса и пожертвовала «Тоттенхэмом» ради «Арсенала», стал антисемитизм. Мол, неприязнь к евреям среди футбольных заправил была сильной, а «Тоттенхэм» уже тогда ассоциировался с еврейством.

В Лондоне компактно существуют различные этнические общины. Килбурн, к примеру, ирландский район, Брикстон – афро-карибский, Саутхолл – южноазиатский. Первый стадион «шпор» располагался между улицами, где в конце XIX века компактно проживали евреи-хасиды.

По разным оценкам, треть от всех болельщиков «Тоттенхэма» в начале 30-х были евреями (около 10 тысяч). Но совсем скоро даже те, кто не был евреем по крови, стал евреем по духу. В 1936 году Освальд Мосли, лидер британских фашистов, провел по Ист-Энд марш под лозунгом «Долой жидов». Фаны «шпор» и просто сочувствовавшие антифашисты в знак протеста стали называть себя «жидами», по-английски – yids.

Давид Аронович, журналист, фанат «Тоттенхэма»: «Это можно сравнить с тем, как молодые черные ребята называют самих себя словом на букву «н». Это некий иронический вызов. Суть в том, у кого есть право говорить так. Я могу скандировать слова «Армия жидов» (Yids Army), подразумевая в том числе и себя, но если кто-то обратится ко мне «Эй, жид», то это равнозначно объявлению войны».

Как ни странно, войну Yids Army чаще объявляют не болельщики «Арсенала» (количество фанатов-евреев у двух клубов сопоставимо – в районе 5%) , а «Вест Хэма» и «Миллуола». Ультраправые настроения по-прежнему сильны в тех кварталах, где болеют за «молотков» или «львов». Там много детей и внуков тех чернорубашечников, что шагали по Ист-Энд вслед за баронетом Мосли.

Те не стесняются ничего. На трибунах скандируют, что скоро игроков и болельщиков «Тоттенхэма» увезут в концлагерь. Часто вместо кричалок вдруг раздается шипение – подражание газовым камерам, в которые пускают Циклон Б.

В декабре 2018-го на шипении и скандировании попались и ультрас «Арсенала». Это был самый настоящий матч ненависти – пускай и в третьем по значимости английском турнире (Кубок Лиги). Вдобавок камера выхватила группу парней с еще одним характерным антисемитским жестом – зажиманием носа.

«Арсенал» провел внутреннее расследование – те же камеры показали, что шипение раздавалось с дорогих секторов, занятых владельцами сезонных абонементов. Но через три месяца развели руками – главный шептун, похоже, так и не появился на стадионе после инцидента.

Вспышку антиеврейской агрессии можно было объяснить тем, что ей предшествовала агрессия расистская. Двумя месяцами ранее поклонники «Тоттенхэма» на «Эмирейтс» швырнули под ноги Пьеру-Эмерику Обамеянгу шкурку от банана. Здесь служба безопасности сработала куда оперативнее – чудил нашли и запретили приходить на стадион в течение 4 лет.

Иуда и Эммануэль

Ник Хорнби, писатель, автор книги «Футбольная лихорадка», болельщик «Арсенала»: «Пока не было Кэмпбелла, дерби перестало быть большой игрой. Даже самые ярые фаны «шпор» угомонились – было ясно, ловить им нечего. Но Сол все изменил»

Сол Кэмпбелл официально стал иудой 3 июля 2001 года. В апреле он в статусе капитана доигрывал полуфинал Кубка Англии с вывихнутой лодыжкой. Соперником по полуфиналу был ненавистный «Арсенал».

«Я никогда не перейду в эту долбаную команду», – пообещал Кэмпбелл в интервью Spurs Monthly.

Его контракт заканчивался, руководство «Тоттенхэма» собиралось предложить ему рекордную зарплату – 80 тысяч фунтов в неделю. Сол демонстрировал лояльность, но подписывать не торопился. В худшем случае – для фанатов «шпор», разумеется – его бы ждала «Барселона».

Но он перешел в «Арсенал». Бесплатно. Как свободный агент. Журналисты, пришедшие на пресс-конференцию, вообще полагали, что сейчас им представят вратаря Ричарда Райта. Когда пришел Кэмпбелл, челюсти выпали и не торопились вставать на место.

В первом матче на «Уайт Харт Лейн» в ноябре 2001-го Кэмпбелла и «Арсенал» ждал ад. Автобус обстреляли кирпичами, в небо пустили четыре тысяч шариков с надписью «ИУДА!». То же самое неистово кричали все 90 минут.

Сам Сол Кэмпбелл позже обижался и совершенно искренне недоумевал: «Когда я ушел от них, я был одним из лучших защитников мира. Я волок их на своем горбу, а трофеев за это не получил. Я рассчитывал на снисхождение, а получилась какая-то лажа. В любом случае, это было исключительно профессиональное решение, и я ни о чем не жалею».

Ненависть не имеет срока давности. Восемь лет спустя, в январе 2009-го, четырех фанатов «Тоттенхэма» на три года отлучат от футбола. Они материли Кэмпбелла словом на букву «н» и отпускали невеселые гомофобные шутки.

Джим О’Нил, телевизионный журналист, болельщик «Тоттенхэма»: «Сейчас соперничество снова более густое, более яростное. Когда Пэт Дженнингс ушел от нас к «канонирам», а потом вернулся, ему аплодировали стоя. А Солу Кэмпбеллу теперь нужна вооруженная охрана. В 70-х фаны вообще могли совмещать. Когда «Арсенал» играл финал кубка на «Уэмбли» в 71-м, я увидел по телику парня, с которым мой брат ходил топить за «шпор» на «Уайт Харт Лейн».

Будь Эммануэль Адебайор на двадцать лет постарше, я бы поставил тридцать сребреников на то, что тем парнем из телика был он. При этом не удивлюсь, если при этом он еще мотался на выезды в Манчестер и Ливерпуль.

Эмма взбесил еще тогда, когда перешел из «Арсенала» в «Манчестер Сити». Первым делом он признался в ненависти к «канонирам», обвинив во всем Арсена Венгера. Мол, тот всем рассказал, что Адебайор любит деньги, а это не так. Заведенный донельзя, тоголезец отпраздновал свой гол на «Эмирейтс» стометровым забегом к трибуне с самыми ярыми фанатами «Арсенала». В него полетел стул. Чуть позже его приплели и в кричалку про Аршавина. Так она стала матерной:

«He’s 5»4, he’s 5»4, we’ve got Arshavin, f*ck Adebayor» («Он ростом 5 футов 4 дюйма, у нас есть Аршавин, а Адебайор пусть идет на ###!»)

Излишне говорить, куда качнулся маятник нелюбви к Адебайору, когда тот вначале зашел к «Тоттенхэму» в аренду, а потом и на постоянку.

В январе 2010 года во время Кубка Африки неизвестные напали на автобус со сборной Того. В результате погибло трое человек, а капитан Адебайор навсегда попрощался со сборной. На «Эмирейтс» его встретили отвратительно. «Это должен был быть ты!», «Почему ты не сгорел?!» – вопили некоторые фанаты. Как будто переход к заклятому врагу в футболе приравнивается к измене родины.

Изменчивость и беспринципность Адебайора, тем не менее, позволила ему не только вляпаться в историю, но и войти в нее. Сыграв за обе вражеские команды, он до сих пор является лучшим бомбардиром дерби Северного Лондона: 10 голов, 8-2 в пользу «Арсенала».

«Stand up if you hate Tottenham!»

Размазав «Астон Виллу» (4:0) в финале Кубка Англии, «Арсенал» катался на крыше дабл-декера по красным улицам Лондона. Игроки лупили селфи и купались в лучах славы. Микрофон взял нетрезвый Джек Уилшир, и вместо очередной благодарности фанатам под оглушительные вопли вдруг поинтересовался: «What do u think of Tottenham?» (Что вы думаете о «Тоттенхэме»)?

«Shit!» – с готовностью орнули ему в ответ.

«А что вы думаете о дерьме?» – не успокоился Уилшир.

«Тоттенхэм!!!» – еще никогда фанаты «Арсенала» не произносили имя заклятого врага с таким упоением.

Джек вошел в раж и уже затянул следующую кричалку «Мой старик сказал болеть за «Тоттенхэм», в которой «дерьмом» все не ограничивается, но официальный канал «Арсенала» прервал прямую трансляцию с парада, а ведущие в студии, покраснев, извинились.

«Что вы думаете о «Тоттенхэме» – один из самых популярных оскорбительных чантов «канониров». Но далеко не единственный. При этом в них походя оскорбляются и чувства верующих, и чувства атеистов, и чувства борцов за права женщин, тренеров «Тоттенхэма» и Эшли Коула.

The famous Tottenham Hotspurs went to Rome to see the Pope,

The famous Tottenham Hotspurs went to Rome to see the Pope,

The famous Tottenham Hotspurs went to Rome to see the Pope

and this is what he said: F*** OFF!

«Как-то известный клуб «Тоттенхэм» поперся в Рим, чтобы увидеть Папу (3 раза), и вот что Он им сказал: «Идите на ###!»

Правда, аутентичность этой кричалки сомнительная. Фанаты половины команд АПЛ орут то же самое, подставляя вместо «Тоттенхэма» имена своих врагов.

Who’s that team they call the Arsenal? Who’s that team we all adore?

They’re the boys in red and white, and we’re f*****g dynamite, Cos Harry Redknapp’s mother is a wh***e!

«Что это за команда под названием «Арсенал»? Что это за команда, которую мы все обожаем? Это парни в красно-белом и они – гребаный динамит. Кстати говоря, мама Харри Реднаппа – шлюха»

- Это было мерзко, – не выдержал однажды Реднапп, тренировавший «Тоттенхэм» с 2008 по 2012 год, – болельщики «Арсенала» пели совершенно отвратительные песни, но такова жизнь. Как можно вообще исполнять что-либо подобное? Эти люди серьезно больны, им нужна помощь.

Впрочем, помощь часто нужна и болельщикам «шпор». Вот одна из кровосмесительных кричалок, куда они умудрились приплести даже Адама Джонсона, полузащитника «Сандерленда», севшего за растление малолетней на шесть лет (отсидел три, вышел в прошлом году).

Arsene Wenger has a Son..... Adam Johnson

Adam Johnson has a Dad.... Arsene Wenger

«У Арсена Венгера есть сын... Адам Джонсон. У Адама Джонсона есть отец... Арсен Венгер»

When I was just A little boy

My mother gave me a little toy

An Arsenal fan

On a string

She told me to kick his f*ckin head in f*ckin head

«Когда я был еще маленьким мальчиком, мама подарила мне маленькую игрушку – фаната «Арсенала» на палочке (в одной из версий – «Иан Райт на палочке»). И сказала мне, чтобы я лупил в его гребаный торец»

Новая эра противостояний, когда пропасть между командами уже не была так вопиюща, ознаменовалась появлением новых тем для троллинга. Уже с позиции силы. Болельщики «Тоттенхэма» умоляли Венгера остаться, когда против него восставали свои, и смеялись над неспособностью Арсенала квалифицироваться в ЛЧ.

You play Thursday because your f*****g s***e

«Вы играете по четвергам, потому что вы гребаные лузеры»

Появилось место для креатива и качественных перепевок. После участившихся побед в дерби «шпоры» горланят Seasons in the Sun, подкладывая не очень интеллектуальные, но зато забавные слова.

We had joy, we had fun,

we had Arsenal on the run,

but the joy didn’t last,

‘cos the fuckers run too fast

«У нас радость, у нас веселье, мы погнали «Арсенал», жаль только, что удовольствие продлилось недолго – уж очень быстро бегают эти засранцы»

Two nil to the Arsenal (зачеркнуто) Spurs!

«Этот жест уже сделал из Тео легенду Арсенала». Это тот же приятный хулиган Уилшир – о бессмертном троллинге от Тео Уолкотта. После Робера Пиреса, который блестяще отреагировал на хамство болельщиков «шпор», не было ничего более знакового.

Январь 2014-го. Кубковый матч на «Эмирейтс». «Арсенал» ведет 2:0. На 80-й минуте Уолкотт валится ничком у углового флага. Ему больно до потери пульса. Он еще не знает, что выбыл из строя на 11 месяцев. Но, проезжая на носилках мимо сектора болельщиков «Тоттенхэма», он навсегда входит в канонирский пантеон: смеется и показывает пальцами... нет, не два фака. Хуже. Два оттопыренных пальца на одной руке – дырка от бублика на другой. TWO NIL TO THE ARSENAL.

Через пять лет тем же жестом «Арсеналу» ответит Делле Алли. Это тоже будет кубковая игра (тот самый «матч ненависти» с шипением и «газовыми камерами»), но с противоположным результатом. Вдобавок Алли получит по башке пластиковой бутылкой и будет иметь все законные основания на историческую – и весьма остроумную – параллель. TWO NIL TO THE ARSENAL SPURS!

День Святого Тоттерингэма и отравленная лазанья

Если бы Дня Святого Тоттерингэма (St Totteringham’s Day) не было, его стоило бы придумать. А тут – и особо придумывать не пришлось. «Шпоры» сами напрашивались – еще с 1991-го, когда возвели в ранг праздника победу над «Арсеналом» в полуфинале Кубка Англии.

Начиная с сезона-1995/96, «канониры» массово уничижают соперника в тот день, когда «шпоры» теряют даже математические шансы финишировать в лиге выше «Арсенала».

Раньше всего день Святого Тоттерингэма отпраздновали в 2008-м, на следующий вечер после Международного женского дня. До сезона-2016/17 праздник был ежегодным, а ближе всего к его отмене «Тоттенхэм» подошел в сезоне-2005/06.

Это был последний сезон «Арсенала» на «Хайбери», и пока Тьерри Анри в слезах целовал там траву и выносил «Уиган» (4:2), «Тоттенхэм» должен был во что бы то ни стало обыграть в гостях «Вест Хэм». Но обосрался. В прямом и переносном смыслах.

За день до матча команда заехала в отель Four Seasons и в полном составе отправилась на ужин.

«У нас был большой стол – множество блюд, стейки, курица. Многие игроки решили съесть лазанью», – вспоминает Мартин Йол, главный тренер «Тоттенхэма».

Рано утром лазанья полезла наружу. Вначале у Теему Тайнио и Аарона Леннона. Это еще было куда ни шло. Но вскоре к врачу с резями в животе обратились Майкл Доусон, Эдгар Давидс и Робби Кин. Хуже всех было Майклу Кэррику – того тошнило и рвало. Всего с отравлением слегло 10 человек.

Руководство предположило пищевую диверсию.

Мартин Йол: «Сердцем я не думаю, что нас подставили. Но мы же не знаем, откуда растут ноги истории»

«Тоттенхэм» позвонил в АПЛ и сообщил, что команда может не выйти на поле. Там отрезали – либо выходите и играете, либо технарь и гигантский штраф.

Журналист Telegraph после матча в шутку признавался, что ему перезванивали от Йола и предлагали работу: «У нас не набирается состав. У тебя есть бутсы?»

Отравленные «шпоры» проиграли 1:2, но подарили заклятым друзьям нечто большее, чем просто очередной праздник Святого Тоттерингэма. Например, очередную оскорбительную кричалку: «Лазанья, оу! Лазанья, оу! Мы так смеялись, когда «шпоры» обосрались!». Или очередной повод поворошить уголья давней ненависти – как это сделал шеф-повар «Арсенала» Роберт Фэгг перед очередным дерби Северного Лондона: «Неужели снова настало время для лазаньи?».

Этот пост опубликован в блоге на Tribuna.com. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Скорбный Арс
+31
Популярные комментарии
Кр.От.
+4
Очень интересный материал. Спасибо
Ігор87
+3
Фанати фашисти в середовищі Арсенала, це довбаний сором. Віп ложа, трясця Захист Обамеянга не може бути виправданням.
Sergiy Baranovsky
+2
Топіще! Війна кричалок - взагалі вогінь
Написать комментарий 4 комментария
Loading...
Реклама 18+