«В 90-е приезжали люди и просили боксеров на разборки». Михаил Завьялов знает о нашем боксе все

Михаил Завьялов – легенда украинского бокса. В 1992 году он создал Лигу профессионального бокса Украины, а совсем недавно открыл Зал боксерской славы.

В интервью Даниилу Вереитину он рассказал о боксе 90-х, Усике и Беринчике, отношениях с братьями Кличко и встречах с Майком Тайсоном.

«В 90-х подъезжали группировки, просили боксеров на разборки. Сейчас может тех людей уже нет в живых, может их расстреляли»

– Михаил Михайлович, вам – 80 лет и вы руководите лигой, открываете музей, ездите по стране. В чем секрет вашей активности?

– Все очень просто: я все время в окружении ребят, боксеров, тренеров. Нет времени думать о возрасте. Каждый день приходишь на работу и думаешь, что надо сделать: соревнования организовать, с кем-то договориться, какой рейтинг у боксеров. Каждый день в движении. Я смотрю, что все люди моего возраста говорят о болезнях, кто-то с палочкой ходит. Мне же некогда об этом думать: я все время с молодежью и у меня совсем другое мышление.

Сейчас я опять еду в командировки. Будет три соревнования, одно за другим. Готовим их проведение, готовим судей, рейтинги, место проведения. Представляете, какое напряжение? Разве можно думать о возрасте, когда у тебя столько дел? Я благодарен моим ученикам и коллегам, они не дают мне помнить об этом и заставляют все время находиться в тонусе.

– Боксерский вечер во Дворце Спорта в 1998 году: Владимир Кличко проиграл свой бой, а Виталию понадобилось несколько секунд, чтобы отправить соперника в нокаут. Бокс в Украине в 90-е – каким он был?

– Тогда я только создал профессиональную лигу. Мы тогда были и жнец, и кузнец, и на дуде игрец. Сам тренировал, сам искал спонсоров, искал залы, договаривался с боксерами. Несколько лет мы вели это все сами. И в 1995-м году у нас появился первый чемпион – Александр Гуров. Затем Деваков, третьим и четвертым были Кличко. Но не было ни промоутерских организаций, ничего. Все делали сами. И ездили на конгрессы, вступали в организации.

Потом стало полегче: появились промоутерские организации. К2, «Элит-боксинг», SpartaBox и так далее. И все стало как в цивилизованном мире: они заключали контракты с боксерами, вкладывали деньги, организовывали соревнования и вели боксеров к вершинам. А мы давали лицензии, следили за медициной, продвигали их на конгрессах в рейтингах. Стали как министерство спорта, только в боксе. И это уже по-настоящему, цивилизованно.

Были очень трудные времена. Когда я только организовал все, подъезжали группировки богатых людей. Предлагали помогать организовывать соревнования, но в замен давать боксеров, чтобы поехать на разборки.

– Об этом все знают, но редко кто говорит прямо.

– Да, они спокойно приезжали и говорили один на один. Но я им отказывал. У нас ни один боксер не должен заниматься чем-то, кроме бокса. Хотите помочь – помогайте. Но не на таких условиях. Отмежевался от них. Трудно было, конечно. 

Сейчас профессиональный бокс выживает в той стране, где есть телевидение. Оно руководит во всем. ТВ организует бои, платит гонорары. У нас единственная промоутерская организация, у которой это есть – К2. Остальные существуют за счет спонсоров, людей, влюбленных в бокс, которые тратят из своего кармана на боксеров, на соревнования, турниры и так далее. Наша страна сейчас экономически слабенькая, бедненькая. Будем ждать, когда окрепнет и появится настоящее телевидение. Помню, с Гуровым приезжаю и говорю: «Первый в истории чемпион Европы, надо показать бой, чтобы народ знал своего героя». А они: «Да, платите деньги и все покажем».

Главные новости и лучшие тексты о спорте – в Telegram. Подписывайтесь!

– Вы сказали, приезжали серьезные люди в 90-е и предлагали помощь в обмен на боксеров. Кто это был?

– Да я разве их помню? Может их уже нет в живых, может их расстреляли. Сколько было таких.

– Расскажите о своей организации – Лиге профессионального бокса Украины. Чем именно она занимается сейчас?

– Я 20 лет был главным тренером сборной Украины, 15 лет – тренер сборной Советского Союза, выезжал на олимпийские игры, чемпионаты Европы, мира, готовил ребят. У меня всю жизнь была мечта о создании профессионального бокса. В Советском Союзе все было на любительском уровне, а думать о профи было нельзя. Мне повезло, Союз развалился и мы стали самостоятельными.

В 1992 году я создал Лигу профессионального бокса Украины. Меня считают, да и я сам себя считаю, отцом-основателем профессионального бокса в стране. С тех пор все закрутилось. Затем нам дали статус национальной лиги. Постепенно мы начали вступать во все международные организации, которые курируют профессиональный бокс: WBC, WBO, IBF, Европейский боксерский союз. Нас приняли во все организации мира, мы стали их полноправными членами.

Мы, как организация, представляем нашу страну. Выдаем лицензию, по которой боксируют все наши украинские боксеры. На все соревнования на территории Украины, которые проходят под нашей эгидой, мы назначаем своих судей. Только от нас принимается рейтинг в BoxRec. 

26 лет – это мизерный срок в профессиональном боксе. Но за это время у нас есть 12 чемпионов мира и мы стали одной из сильнейших стран в мире по профессиональному боксу. Мы самые счастливые в этом году, потому что в этом году мы открыли Зал боксерской славы в Украине. Чтобы наши чемпионы не забывались, чтобы память о тех, кто приносил славу нашей стране, не проходила. Петр Белз для нас выкупил здание, сделал ремонт, и мы открыли музей. Провели презентацию, здесь были писатели, артисты, политические деятели. Теперь здесь мекка бокса.

«С таким боксером, как Усик, тренеру надо жить все время рядом. Каждый день: утро, день, вечер. Как с Кличко был Стюард»

– Отталкиваясь от боев против Гассиева и Белью и с такими возможными соперниками – какая у Усика перспектива в супертяжах на сегодня?

– Мне не нравится, что с ним никто не хочет боксировать. А если хотят, то требуют огромные деньги. Сейчас у него со-промоутер Хирн. Молодой, богатый, миллионер. И никак не могут договориться. Команда Поветкина отказалась, потому что хотят еще один промежуточный бой. Вроде сейчас договорились, что промежуточный бой будет у Усика с камерунцем. Но это как картошки. Слабенькие боксеры, как спарринг-партнеры. Здесь все зависит от того, как Усику построят карьеру в супертяжелом весе промоутерские организации. Как его подведут. Вот Вася Ломаченко сразу поставил условие, чтобы второй бой был уже за чемпионский титул. Это правильно.

Усику повезло в том, что он единственный из наших боксеров стал абсолютным чемпионом мира. Может быть, так же повезет Гвоздику. Идут разговоры, что будет в полутяжелом весе свой WBSS. По человеческим качествам, интеллигентности, боксерским характеристикам, нокаутирующему удару, я Гвоздика ставлю на первое место. Я влюблен в этого боксера. Желаю ему всего самого наилучшего.

– А вы же давно знакомы с Тедди Атласом (тренер Александра Гвоздика – прим.)? Как познакомились?

– Когда я организовал в Украине профессиональный бокс в 1992 году, у меня был огромный опыт в любительском боксе. Я поставил условие, что нам нужно поехать в Америку, почувствовать запах профессионалов. Тогда было акционерное общество «Колумбус». Они договорились с клубом в Нью-Йорке, который за всю историю подготовил около 100 чемпионов мира. И договорились с тренером Тедди Атласом, который тогда был тренером Майка Тайсона. Мы приехали туда, и он с нами работал полтора месяца. Переводчик у нас был, Тедди подбирал нам спарринг-партнеров, все объяснял.

Он вообще хороший аналитик, комментатор и педагог. Мы старались больше его слушать. Он очень интересно все рассказывает. Полтора месяца мы проработали бок-о-бок. Это был наш первый наставник. А теперь смотрю – он стал тренером Гвоздика. Они подходят как-то друг другу по воспитанию, интеллигентности.

– Вам не кажется, что Гвоздик недооцененный в Украине в медийном плане? О нем не так много говорят, как об Усике и Ломаченко.

– Ну конечно! Меня это вообще возмущает.

– Я несколько раз слышал мнение, что Усик добился успеха потому, что с ним эффективно поработал Джеймс Али Башир. Это правда или преувеличение?

– Я не думаю, что это так. Башир – хороший тренер. Но я спрашивал, почему Александр с ним расстался. Он приезжал за неделю-две до боя. Усик уже отработал лагерь, ему оставалось только дошлифовать подготовку. А с таким боксером, как Усик, надо жить все время рядом. Каждый день: утро, день, вечер. Как с Кличко был Стюард. Они все время вместе были, разговаривали, жили, понимая друг друга с полуслова. Вот каким должен быть тренер.

Не думаю, что успехи Усика напрямую связаны с Баширом. Не стоит забывать его первого тренера – Лапина, который привел Александра в бокс. Он его сделал чемпионом олимпийских игр, а в сборной ему очень помог Анатолий Ломаченко. Но у Александра должен быть настоящий, профессиональный тренер, который бы с ним жил. Я всегда знал, что нужно моим спортсменам. Утром прибегали ко мне, работали на лапах, днем – основная тренировка, вечером – еще тренировка. Я знал всю их психологию. У нас тогда не было такого штата.

Это сейчас модно – психолог, диетолог. Это хорошо, но тренер должен быть всем этим, плюс его помощники.

– После Башира Усик работал с Ватаманюком. Вот он все время был рядом, как вы говорите, они дружили. Но перед боем с Гассиевым они расстаются. Ватаманюк отказался со мной общаться на эту тему, а что известно вам? Что между ними случилось?

– Сложно сказать. Ватаманюк – просто его друг, товарищ. Не квалифицированный тренер. А тренер должен быть таким, чтобы его слово что-то значило, он должен обладать авторитетом для спортсмена. У меня был Климанов – знаменитый боксер, чемпион Европы и Советского Союза. Я ему говорю: «Серию надо раз-два, сбоку». А он считает по-другому. Мы спорим. Но если приходим к чему-то, то уже отрабатываем. Боксер должен верить тренеру. А здесь – только товарищеские отношения и это не идет на пользу.

Вот папу Ломаченко Усик слушается. Я был на всех этих боях, и видел, как они работают на лапах в разминочной комнате. Ломаченко-старший четко отдает команды, Усик четко их выполняет. Вот такой тренер должен быть.

– В команде Усика есть диетолог и психолог – Александр Фока и Андрей Колосов. Насколько большой объем работы они выполняют?

– Все ребята с восторгом говорят о работе Колосова. Он придумывает интересные вещи. Когда Усик боксировал с Гассиевым и перед тем – с Бриедисом в Риге, идет разминка. Колосов говорит ему: «Давай выйдем, поговорим». Уходят на три минуты. Я не знаю, что он говорит, как настраивает, это его секрет. Но сейчас все чемпионы так работают.

О сгонке веса, переходе в супертяжи и роли Папаченко. Он следит за питанием Усика

– Все пытаются найти ответ на вопрос: «В чем феномен Ломаченко-старшего»? Он закрыт от СМИ, не рассказывает о своих методах, это все остается в секрете. Правильно делает?

– Он напоминает мне Каса Д’Амато. Они оба не показывали особых результатов в боксе, но изучали психологию, видео лучших боев. Впитывали в себя лучшие тренировочные методики. Они аналитики и психологи – это и дает результат лучшего тренера. И нужно иметь талант. Если мы с вами будем каждый день по 20 сырых яиц проглатывать, мы же не станем Шаляпиным. Или будем день и ночь рисовать, но Айвазовским и Репиным не станем. Это огромное трудолюбие и огромное желание. Конечно, дай Бог каждому тренеру подготовить таких боксеров как Ломаченко и Усик – и тебя будут носить на руках.

«Беринчику хочется то в ММА, то куда-то еще. У него должна быть огромная цель – стать полноценным чемпионом мира»

– Денис Беринчик. Классный, агрессивный боец, но есть ощущение, что ему чего-то не хватает. Как вы думаете, чего?

– Должна быть заинтересованная промоутерская компания, которая будет его вести. Мне кажется, чтобы та же К2 хорошо за него взялась. Конечно, у них Усик – топ-боец. Но нужно подумать и о Денисе. Нужно сделать все, чтобы ускорить его вывод на титульный бой. А там уже все будет от него зависеть.

Должна быть и подготовка. То он бросается, то хочется в ММА, то куда-то еще. Чтобы у него была огромная цель – стать полноценным чемпионом мира.

У меня был боксер-легковес Харченко. Обладал страшным ударом, который я ни у кого не видел. Он жил в Нежине и как-то раз написал мне письмо. «Михал Михалыч, хочу стать чемпионом». Я написал ответ, чтобы приезжал. Он меня тогда заразил: «Если я под вашим руководством стану призером СССР, я готов отдать пять лет жизни». И я настолько поверил в это, что он стал дважды чемпионом СССР, а не даже призером, как он хотел. Мотивация зашкаливала, у него настолько горели глаза, он настолько отдавался. Вот такая должна быть мотивация у Беринчика – пускай я отдам два года жизни, отключусь от всего, но стану чемпионом. Возможно, именно этой мотивации ему не хватает.

Он талантливый, интересный шоумен. Такое сочетание зрителю будет нравится.

– Как вы относитесь к ситуациям, когда такой боксер как Беринчик участвует в «Танцах со звездами»?

– Ничего страшного в этом нет. Тем более, танцы всегда помогают боксу: передвижение и координация. В сборной сам водил боксеров на дискотеку и говорил им танцевать до упаду, чтобы они получали хорошую физическую нагрузку.

– А кто самый классный танцор был среди боксеров?

– Самый классный был чемпион мира Александр Ягубкин. Это талантливейший боксер. Если вы посмотрите его бои, то увидите, что Усик его полностью копирует. Такая же манера ведения боя, только тот был еще с нокаутирующим ударом. Это наш чемпион в тяжелом весе, он умер в раннем возрасте. Изумительный был боксер. Когда он был в Боливии, отдал свой призовой фонд народу. Там тогда были потопы, и он пожертвовал деньги людям. Его исключили из сборной и судьба, к сожалению, сложилась таким образом.

– Денис Беринчик в конце ноября хорошенько наехал на судейский корпус в любителях. Справедливо?

– Да, он сразу мне звонит и говорит: «Да это я не о наших, о любителях». Он там прилично высказался. Вообще, я считаю, что ему вмешиваться туда не надо. Он ушел из любителей, теперь ты профессионал. Зачем тебе вмешиваться в разборки федерации? Вот когда закончишь с боксом, станешь вице-президентом, вот тогда и борись за честь. Сейчас в голове должен быть только бокс.

– В Украине сегодня есть проблема с судьями в профессиональном боксе?

– Нет. У нас уже сформировавшийся коллектив и никто даже не подходит к нам с какими-то предложениями. Все честно и четко. У нас не любительский бокс, где все решается за бабки. Считаю, что это – одно из главных достижений нашей лиги.

– Сейчас в Украине набирает популярность ММА. Боксу это чем-то угрожает?

– Бокс был, есть и будет. Второе – людям нравится? Пускай дерутся. Но бокс жил много столетий и никогда не умрет. Все остальное – приходящее. Завтра придумают головами драться, потом ушами хлопать. А профессиональный бокс никогда не умрет.

«Спрашиваю у Виталия, где статуя для музея. А мне приходит ответ: «Желаю вам здоровья, благополучия, всего наилучшего. Ваш Кличко»

– Вы в прошлом году выпустили книгу «Боксерские байки». Почему нужно ее прочитать?

– Я описывал жизнь, приключения наших боксеров на чемпионатах Европы, мира, олимпийских играх. Домашние встречи, интересные хохмы. Много же всего происходило. Я эту книгу подарил Игорю Жданову, министру спорта. Он говорит, что всю ночь читал и хохотал. Даже таким людям, которые вроде бы и не в боксе, но в спорте, нравится. Это более развлекательная история, знакомит людей с жизнью бокса не только в ринге, но и вне его. Где и с кем мы встречались, что видели. Жизнь вне ринга и за рубежом. Почитайте, там много интересных приключений.

У меня в прошлом году еще вышла книга «Бокс: от зала к рингу». Это пособие для боксеров, тренеров – давал рекомендации. Кто хочет, возьмет их в работу, кто не хочет – отнесется критично. Это помощь для боксеров и тренеров.

И еще одна книга, которую я выпустил: «Боксерские заповеди». Там я давал результаты тренировок лучших боксеров мира, как они тренировались, во сколько вставали, во сколько ложились и так далее.

– Денис Беринчик в прошлом году рассказывал мне, что на Олимпиаде в Лондоне они немного похулиганили, взяли какие-то велосипеды покататься, а оказалось, что это был полицейский транспорт. На вашей практике боксеры часто где-то хулиганили вне ринга?

– Нет, но в «Байках» есть одна история. Как Засыпко похулиганил. Мы приехали в Лас-Вегас, и он пропал ночью. Его встретила девушка, с которой он встречался еще в Донецке, просто она эмигрировала.Все бои он тогда выиграл, но на этом его боксерская карьера завершилась. Этой выходкой он все перечеркнул.

– О Лас-Вегасе самый очевидный вопрос: там действительно такой большой соблазн пойти в казино и спустить все, что есть в кошельке?

– Там казино и автоматы на каждом углу. Везде играют. Там нет такого места, чтобы ты мог пройти мимо этих вещей.

– В прошлом году вы сказали, что пересекались с Майком Тайсоном. Расскажите о первой встрече с ним?

– Первые встречи с ним были на соревнованиях в Майами. Мы были с Гуровым, он боксировал за звание чемпиона мира с Миллером. Меня поразило то, что у Тайсона действительно был инстинкт убийцы. У него такая аура, такая атмосфера... Он выходил из раздевалки, и у него была такая энергетика человека, который идет сметать все на своем пути. Сейчас он человек получше. Я встречался с Холлифилдом, Ленноксом Льюисом, мы в хороших отношениях. Это интеллигенты, с ними можно поговорить, похохмить. А Тайсон – оторва. Парень с улицы.

Потом мы встречались с ним в Лас-Вегасе, он стал более спокойным. Но это было тогда, когда он уже не боксировал.

– В ринге Майк Тайсон был невероятно мощным...

– Да, но после тюрьмы он уже не был сильным бойцом. А вот Майк Тайсон, которого у нас любая старушка знала – это другой человек. Это искрометный бокс. Я в книге спорил с Д’Амато, что у чемпиона должен быть инстинкт убийцы. У нас боксеры, как Ломаченко, Усик, Гвоздик – интеллигентные люди. У них нет инстинкта убийцы. Тем не менее, это лучшие боксеры мира. А этот тренировал Майка Тайсона и вкладывал в него знание, что выходит убивать и побеждать. Для зрителей это был восторг. Все знают, что он сметет, нокаутирует, убьет. Все ожидали шоу. Народ его любил, это здорово.

– Про Леннокса Льюиса вы сказали, что он интеллигент. В легендарным бою против Виталия Кличко он рассек украинцу бровь не очень красивым приемом. Это было случайно или специально?

– Нет, я не думаю, что специально. Он выходит на ринг и правильно тогда сказал: «Здесь побеждает сильнейший. Если у одного полетела бровь, значит он уже не сильнейший».

– Виталий Кличко – спортсмен и Виталий Кличко сегодня – это два разных человека?

– Конечно. Вообще другой человек.

– В чем это проявляется?

– Например, он дает обещание, но не выполняет. К нему очень тяжело достучаться теперь. Он мне обещал в музей свою статую с братом. Уже год обещает. И вот я ему недавно написал: «Виталий, обещанного три года ждут, конечно, но где же статуя?». А мне приходит ответ: «Желаю вам здоровья, благополучия, всего наилучшего. Ваш Кличко».

– Сейчас много говорят о возвращении Владимира Кличко в большой бокс. Называют всякие астрономические суммы. Как вы думаете, он вернется или нет?

– Этого я не знаю. У него есть команда, но есть такое выражение «Никогда не говори никогда». Все может быть. Он же в хорошей форме, все время тренируется, не набрал лишний вес. Если действительно есть астрономические суммы на три боя, то может он и вернется. В любом случае, должен решать сам Владимир, его команда, семья. Боюсь даже что-то советовать. Здесь я поддержу любое его решение, вернуться или нет.

Владимиру Кличко больше нет места в ринге

«Братья Кличко работают на камеру. Ломаченко и Усик не играют». Главный режиссер украинского спорта

Фото: K2 Promotions, страница Михаила Завьялова в Facebook.

Этот пост опубликован в блоге на Tribuna.com. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Отважный репортер
+26
Популярные комментарии
Alexandr Markov
0
Приходит ответ: «я уже отправил 2 статуи, 4 из которых дошли. Ваш Кличко»
Podillya
+6
Прочитав інтерв’ю на одному диханні, хоча мало цікавлюсь боксом. Слуїхав розмову з Михайлом по радіо, надзвичайно цікава і мудра людина. На жаль в інших видах спорту таких діячів не вистачає, може б і по результатам рівнялись на боксерів, а не говорили лише про виживання і державне фінансування.
Написать комментарий
Loading...
Реклама 18+