Реклама 18+
Реклама

Обмены, которые изменили НХЛ

Артем Зырянов – о самом главном в истории лиги.

Это не подборка лучших или худших трейдов, главных краж и находок в истории НХЛ. Это обмены, которые повлияли на лигу, и не только тем, что перезагрузили самого хоккеиста и сделали его новую команду чуть сильнее. Титула лучшего бомбардира или индивидуальной награды недостаточно, если они не подкрепляются победой в Кубке Стэнли или чем-то другим выдающимся. Это требование отсекает целую группу крутых блокбастеров с участием 5-7 игроков или нескольких звезд. Как, например:

– трейд Диона Фанюфа из «Торонто» в «Оттаву» в феврале 2016-го. Никого из компенсации «Сенаторс» (Коуэн, Грининг, Михалек, Линдберг) в «Лифс» уже нет, а Дион не сделал «Оттаву» контендером, хотя и выиграл первую серию плей-офф в карьере.

– обмен Мартена Сен-Луи из «Тампа-Бэй» на «рейнджера» Райана Кэллахана. Было много слез, обид, по финалу для каждой из команд, но не более.

– побег Рика Нэша в «Рейнджерс» из «Коламбуса». Он мог стать самым дорогим нападающим третьего звена нью-йоркцев в истории, но даже в этой номинации проиграл Бобби Холику. С ним «рейнджеры» дошли до финала, но тот плей-офф Рик завалил. «Блю Джекетс» получили Дубински, Анисимова и Тима Эриксона, потратили первый раунд драфта на Керби Райхела, но чем-то большим, чем середняк НХЛ, не стали. Может быть, пока.

– побег Ильи Ковальчука в «Нью-Джерси» из «Атланты» в 2010-м. «Трэшерс» просто подарили топового игрока, что, в общем, для них не редкость.

– кража «Питтсбургом» Мариана Госсы и Паскаля Дюпуи у «Атланты» в 2008-м. Это было эффектно, но слишком краткосрочно и без кубка для словака и «пингвинов». А «Трэшерс» просто подарили топового…  Стоп, где-то это уже было.

– бомба с участием Алексея Яшина со стороны «Оттавы» и Здено Хары, Билла Макалта, Джейсона Спеццы со стороны «Айлендерс». Эта сделка не изменила, а только подтвердила популярное мнение о Майке Милбери, а «Сенаторс» остались теми, кем и были до обмена: одной из лучших команд НХЛ, которая не выиграла Кубок Стэнли. Так что мимо.

–  абсолютно все обмены Яромира Ягра. «Вашингтон», получив за него от «Рейнджерс» Энсона Картера, не смог даже завершить регулярку-2004 ниже «Питтсбурга» и «Чикаго».

– абсолютно все обмены Буре. Обоих. И по той же причине.

– ни одного обмена из 40-х и 50-х. В лиге было шесть команд, и из них четыре выходили в плей-офф. Одним чихом можно было изменить все.

– ни одного обмена Лу Ламорелло. Я пока не понял, почему так случилось.

– переход Кевина Шаттенкирка из «Сент-Луиса» в «Вашингтон» в феврале 2017-го. Вы все видели сами.

Критерию «изменили НХЛ» также не соответствовали многие сделки, которые ESPN прошлой зимой назвал лучшими в истории клубов

К примеру, «Виннипег» и «Чикаго», махнувшись Алексеем Жамновым и Джереми Реником в 1995-м, несколько дней были самыми обсуждаемыми клубами лиги, но этим эффект обмена ограничивается. А многое ли изменил переход Криса Челиоса в «Детройт» в 1999-м, помимо того, что «Чикаго» стал еще слабее, а «Ред Уингс» еще старее, чем были до этого? И еще скажем «нет» трем крупным сделкам с участием «Бостона»:

Барри Педерсон на Кэма Нили из «Ванкувера» (Нили не хватило здоровья и победы хотя бы в одном из двух финалов, чтобы попасть в наш топ);

Тайлер Сегин на половину «Далласа» (много ли матчей в плей-офф у «Старс» после перехода Сегина? Меньше, чем у «Брюинс» без него. Тайлер должен был стать суперзвездой, а ему, как и в «Бостоне», все время чего-то не хватает);

Джо Торнтон на Брэда Стюарта, Марко Штурма и Уэйна Примо из «Сан-Хосе». Спорьте, но это наиболее переоцененный обмен новой НХЛ. Джамбо Джо помог «Шаркс» стать самой стабильной командой десятилетия на Западе, и эта стабильность относится в том числе к вылетам в первом-втором раунде плей-офф. Доходить до полуфинала конференции «акулам» удавалось и до появления в Калифорнии Торнтона, а с ним каждое новое кубковое поражение ощущается в несколько раз болезненнее.

У Джо полный порядок с результативностью в плей-офф, но показатель полезности «минус 11» у центра первого звена и лидера «Сан-Хосе» отвечает на вопрос, почему его команда так и не выиграла Кубок Стэнли. Для «Бостона» обмен Торнтона стал началом новой жизни, но костяк команды, которая взяла титул в 2011-м, был сформирован все-таки позже.

Итак, вот действительно переломные в истории лиги трейды:

5. Эрик Линдрос из «Квебека» в «Филадельфию» на Петера Форсберга, Майка Риччи, Рона Хекстолла, Криса Саймона, выборы в первом раунде драфтов 1993 (Жоселин Тибо) и 1994 и 15 млн долларов (июнь 1992-го)

«Флайерс» навсегда изменили трансферный рынок и уровень зарплат для игроков, подарили «Колорадо» основу для чемпионской команды, а Линдрос показал, как качать права, если тебе плевать на мнение клуба. Многие в будущем воспользуются его гайдом.

4. Патрик Руа и Майк Кин из «Монреаля» в «Колорадо» на Жослена Тибо, Мартина Ручински и Андрея Коваленко (декабрь 1995-го).

Патрик увез из Канады последнюю надежду на Кубок Стэнли, выиграл два перстня с «Колорадо» и сделал Западную конференцию еще сильнее. За семь лет после обмена ее клубы победили в плей-офф шесть раз. И нельзя недооценивать Майка Кина. Он забивал в овертайме плей-офф «Детройту» и говорил, что у игроков «крыльев» нет яиц в то время, когда за это можно было отхватить на площадке. Он плакал, когда покидал «Канадиенс». Через год, когда Майк отмечал победу в Кубке Стэнли, ревел уже Монреаль.

3. Фил Эспозито, Кен Ходж и Фред Стэнфилд из «Чикаго» в «Бостон» на Пита Мартена, Джека Норриса и Жиля Маротта.

Фил уходил в команду, которая восемь лет не попадала в плей-офф, а c ней выиграл два Кубка Стэнли и сделал ее легендарной. Пять сезонов подряд никто в НХЛ не забивал больше него, а до появления в лиге Гретцки снайперский рекорд всех времен принадлежал Эспозито. «Чикаго» доминировал в Западном дивизионе еще несколько лет, но обе серии против «Брюинс» в плей-офф проиграл.

2. Рон Фрэнсис и Ульф Самуэльссон из «Хартфорда» в «Питтсбург» на Джона Каллена, Зарли Залапски и Джеффа Паркера (март 1991-го).

Обмен, без которого у Марио Лемье и Яромира Ягра могло не быть побед в Кубке Стэнли. Бывший генменеджер «Питтсбурга» Крэйг Патрик так и сказал: «До прихода Фрэнсиса (топ-центр) и Самуэльссона (топ-злюка) мы не были чемпионской командой».

1. Уэйн Гретцки из «Эдмонтона» в «Лос-Анджелес» на Джимми Карсона, Мартина Желину и кучу преимуществ на драфте, которые «Ойлерс» быстро разбазарили (август 1988-го)

С уходом Уэйна «Эдмонтон» начал уверенно загибаться, и всего через несколько лет в великой команде не осталось никого, кто прошел бы с ней все четыре победных плей-офф (84, 85, 87, 88). Есть мнение, что с Гретцки «Ойлерс» решили бы все свои финансовые проблемы, и им не было бы равных до середины 90-х. Курс канадского доллара вряд ли позволил бы «Эдмонтону» рвать лигу еще одно десятилетие, но дайте же помечтать.

В то же самое время переезд Уэйна в Калифорнию поднял интерес к хоккею на Западном побережье. В Лос-Анджелесе узнали, что помимо «Лейкерс» и «Доджерс» в городе есть еще одна спортивная команда. С появлением Гретцки посещаемость игр «Кингс» выросла на треть – с 11 тысяч до 15.

Линдрос, Руа, Гретцки… Звучит круто, но, кажется, такой же список можно найти на любом спортивном сайте, а подробности переходов, причины и следствия были не раз разжеваны. Договоримся, что ничего лучше этих сделок в лиге не было, но найдем еще несколько, которые разделили НХЛ на до и после.

Заслуживают упоминания:

«Эдмонтон» обменял Криса Пронгера в «Анахайм» на Джоффри Лупула, Ладислава Шмида, два выбора в первом раунде драфтов-2007 (Ник Росс) и 2008 (Джордан Эберле), выбор во втором раунде драфта-2008 (Трэвис Хэмоник).

Крис сделал то, что не удалось Гретцки и Робинсону, Селянне и Карие, Торнтону и Марло – первым привести клуб из Калифорнии к победе в Кубке Стэнли. MVP плей-офф был назван Скотт Нидермайер, но, если бы не Пронгс, Теему Селянне не возобновил бы карьеру, а что бы делали «Дакс» в плей-офф без него, я не представляю. Кстати, Жан-Себастьен Жигер тоже оказался в «Анахайме» после обмена. «Калгари» отпустил его за выбор во втором раунде драфта.

 

«Калифорния Голден Силс» обменяла Реджи Лича в «Филадельфию» на Ларри Райта, Эла Макадама, выбор в первом раунде драфта (1974).

А еще «Детройт» менял Марселя Дионна и Адама Оутса, «Калгари» упускал молодого Бретта Халла и так далее, и так далее, но в истории лиги все эти парни либо вторые, либо третьи, либо, как Бретт, стоят выше всех рейтингов. Лич не только держит рекорд НХЛ по количеству голов за один плей-офф (19), но до сих пор остается единственным нападающим, который стал обладателем «Конн Смайт Трофи» в команде, проигравшей в финале Кубка Стэнли.

«Торонто» обменял Фила Кессела, Тима Эриксона, Тайлера Биггса в «Питтсбург» на Каспери Капанена, Скотта Харрингтона, Ника Спэлинга, выбор в первом раунде драфта-2016 (2015).

Забудем плей-офф-2009, а вспомним, что писали о «Питтсбурге» Кросби и Малкина после него. «Двухголовая гидра выиграет еще пять Кубков Стэнли», «Это династия», «Это Гретцки и Мессье в новом обличии». Сколько Кубков Стэнли выиграли «пингвины» за следующие семь сезонов? Ноль. Шеро выменивал Поникаровского, Ковалева, Джеймса Нила, Брендона Саттера, Игинлу, Юсси Йокинена, но все было не то. У Кессела тоже не все получалось с Кросби, он иногда грызется на скамейке запасных с Малкиным, но у «Питтсбурга» – два кубка за два года.

- «Финикс» обменял Николая Хабибулина и Станислава Нецкаржа в «Тампа-Бэй» на Майка Джонсона, Пола Мару, Руслана Зайнуллина и выбор во втором раунде драфта (2001).

В «Лайтнинг» гордятся тем, что главные звезды победного плей-офф были выбраны клубом на драфте (Брэд Ричардс и Винни Лекавалье), но если копнуть немного глубже, то легко увидеть, что эта команда, как никакая другая чемпионская, была собрана за счет обменов и подписаний свободных агентов. Модин, Федотенко, Дэн Бойл, Кори Стилмман, Дэррил Сидор, Тим Тэйлор и даже второй вратарь Джон Грэм оказались в «Тампе» в результате трейдов, а Сен-Луи пригласили на просмотр в качестве безработного и малоперспективного игрока. Почему выделяем Хабибулина, а не кого-то другого? Николай должен был становиться MVP плей-офф. Первого в НХЛ, в котором победу одержал клуб из нехоккейного Юго-востока.

И еще пять:

Кен Драйден и Алекс Кэмпбелл из «Бостона» в «Монреаль» на Ги Аллена и Пола Рида в июне 1964 года

Обмен произошел сразу после драфта новичков, а скаутинг юниоров в те годы находился на таком уровне, что, по сути, команды махнулись своими пиками – «Брюинс» отдал №2 и 14, а получил №12 и 18. К сделкам с участием драфт-пиков, которые потом стали большими игроками, стоит относиться снисходительно и не включать их в категорию изменивших историю. Допустим, «Лос-Анджелес», меняя выбор в первом раунде драфта-1979, отправил в «Бостон» не Рэя Бурка, а гипотетическую возможность выбрать его под восьмым номером, а потом обучить до уровня одного из лучших защитников мира. И «Монреаль» получил от «Виннипега» не Патрика Руа, а выбор в третьем раунде драфта-1984, который еще нужно было с умом потратить. А «Торонто» подарил «Нью-Джерси» не Скотта Нидермайера, а пик, и если кто-то в этой истории облажался, так это «Сан-Хосе», который посчитал Пэта Фэллуна более перспективным. Мысль уловили, да?

Пожалуй, в случае с «Айлендерс» и Яшиным было понятно, на кого потратит свой выбор «Оттава», но масштаб ее последствий мы уже обсудили. И Брайан Бурк менялся с «Атлантой» в 1999-м, зная, что хочет братьев Сединов, но опять же смотрим на ключевой критерий для определения нужных нам трейдов – кубки, кубки, кубки. «Бостон» вроде бы не упрекнуть в том, что они отдали своему главному врагу всего лишь 17-летнего проспекта, но с другой стороны в клубе понимали, кого выбрали, и единственной причиной обмена стало желание Драйдена продолжить учебу и немного отсрочить начало профессиональной карьеры. А защитник Ги Аллен, по мнению «Брюинс», должен был стать звездой.

Если до этого места дочитал футбольный болельщик, то представьте себе «Реал», отпустивший 16-летнего Икера Касильяса в «Барселону». «Бостону» через несколько лет было так же плохо.

Драйден был первым и остался единственным игроком в истории НХЛ, который завоевал титул MVP плей-офф до того, как его назвали лучшим новичком. Он стоял у истоков династии «Канадиенс», выиграв с командой шесть Кубков Стэнли за семь сезонов в НХЛ. Пять раз ему вручали «Везину Трофи», четырежды он надирал задницы «Бостон Брюинс» в плей-офф. Если бы не забастовка, титулов могло быть еще больше, хотя куда еще-то. Драйден завершил карьеру в 31 год, и «Монреаль» сразу же сдал. Аллен не сыграл в лиге ни одного матча.

Самое веселое, что ни Кен, ни остальные участники трейда долгое время не знали о том, что их меняли. До 1974 года Драйден считал, что его задрафтовал «Монреаль», а Пол Рид находился в неведении 40 лет и страшно удивился, когда узнал, участником какой сделки он был.

«Бостон» обменял Рэя Бурка и Дэйва Андрейчука в «Колорадо» на Брайана Ролстона, Мартина Гренье, Самуэля Польссона и выбор в первом раунде драфта-2000 (март 2000-го)

Довольно попсовый выбор, но он должен здесь быть. Смотрите, трейд Бурка – не самый выгодный в истории «Эвеланш» (сделка Клод Лемье – Уэнделл Кларк в недосягаемости); и этот трейд не стал определяющим в победе «Колорадо» в плей-офф-2001 (без Роба Блэйка, которого забрали у «Лос-Анджелеса» весной того года, Кубка Стэнли не было бы); и этот трейд даже не был лучшим весной 2000-го, так как Ламорелло выменял у «Ванкувера» Александра Могильного и Владимира Малахова у «Монреаля», и стал с ними чемпионом. Итого мы имеем:

– Бурк сделал сильнее и без того мощную команду;

– Рэй был лидером, но не главной звездой;

– он завершил карьеру после победного сезона и больше не участвовал в жизни клуба.

Вроде бы недостаточно для выполнения условия «изменил лигу», но на самом деле именно это он и сделал. Чемпионство защитника, ждавшего победу всю свою 20-летнюю карьеру, привело к появлению неофициального «правила Бурка», которое вселило надежду в таких же возрастных и таких же невезучих на титулы игроков, как он. Ветераны вдохновились его примером и стали спокойнее просить об обмене в команду, которая может выиграть Кубок Стэнли. Не то, чтобы раньше так никто не делал, но теперь, объясняя свое решение генменеджеру, журналистам и болельщикам, можно было просто сказать: «Бурк смог – и я тоже хочу».

– Я смотрел всю последнюю игру финала в одиночестве, видел, как Рэй поднимает Кубок, и у меня в голове жужжало: «Почему я не на его месте?» – рассказывал Люк Робитайл, который в следующее межсезонье перешел в «Детройт», оставив жену и двоих детей жить в Лос-Анджелесе. Эта история мотивировала Гашека, Халла, Джерома Игинлу, Теему Селянне, Пола Карию и Рика Нэша, Даниэля Альфредссона и в какой-то степени Майка Модано. Да и Блэйк сорвался в «Колорадо», соблазненный идеей выиграть трофей вместе с Рэем. Чем больше лет проходит с этой истории, тем раньше игроки начинают ныть из-за поражений и клянчить обмен в успешный клуб. Теперь особо нетерпеливые вспоминают о старине Рэе после окончания контракта новичка.

Правила Бурка могло не быть, если бы защитника обменяли в команду, в которой он сам хотел играть. «Филадельфия» привлекала его близостью к дому, друзьями, амбициями и тем, что больше не нужно будет толкаться с Эриком Линдросом, но генменеджер «Брюинс» Гэрри Синден сам выбрал ему новый клуб. «Флайерс» предлагали за Рэя трех игроков (Террьен, Зелепукин, Лэнгкоу) и драфт-пики.

«Чикаго» обменял Доминика Гашека в «Баффало» на Стефана Борегарда (по факту на Кристиана Руутту) и выбор в четвертом раунде драфта-1993 (Эрик Дазе) (август 1992-го)

Небольшая зарисовка из чикагского периода жизни Гашека. «Чикаго» играет с «Сент-Луисом» в плей-офф, и его основной вратарь Эд Белфор не тащит. На очередной матч серии Доминик выходит в основе, «Блюз» быстро забивают ему в большинстве, и на восьмой минуте Кинэн меняет вратаря. Белфор отбивает один бросок, второй, а потом пропускает – «Чикаго» опять играл в меньшинстве. Гашек возвращается на лед, чтобы через полминуты вернуться на лавку. Еще через 20 секунд он вновь выходит вместо Эдди. 

Никаких проблем со шлемом или другой частью амуниции не было. Это Кинэн пытался взбодрить команду и заодно показать Белфору, кто главный псих в «Блэкхокс». Жаль, что на шлеме Гашека в тот вечер не было микрофона. Мир узнал бы много чешских ругательств.

Подписывая пятилетний контракт с «Чикаго» в 1990-м, Доминик понимал, что первые годы в НХЛ будут сложными, но не настолько. За два сезона чех провел полностью около 20 матчей, его стиль называли слишком рискованным и ненадежным, а консультант голкиперов «Блэкхокс» Владислав Третьяк уделял больше времени Белфору, который за то же время выиграл «Везину» и стал лучшим молодым вратарем лиги. Гашек, может, и подождал бы, но ему было 27. Он хотел играть и зарабатывать. В «Чикаго» ему не давали ни того, ни другого.

«Я провел в «Блэкхокс» худшие годы своей карьеры. Переход в «Баффало» – лучшее, что могло со мной случиться», – рассказывал потом Доминик. Сделка была сложной и могла вообще не состояться, если бы «Филадельфия» согласилась на предложение «Чикаго» и отдала бы Эрика Линдроса за Белфора. Этого не произошло, и Гашек сам попросил трейд, намекнув на скорое возвращение в Европу. В справочниках зафиксировано, что его обменяли на вратаря «Баффало» Стефана Борегарда и драфт-пик, но на самом деле реальной компенсацией был форвард Кристиан Руутту, которого очень хотел видеть у себя Кинэн и который транзитом через «Виннипег» оказался в Чикаго.

Зачем этот нудный пересказ биографии Гашека? А чтобы понять, насколько близка была НХЛ к потере первого европейца, выигравшего два титула MVP, и изменившего отношение к вратарям в лиге в целом. Руа, Плант, Драйден, Линдберг могли тащить на себе команду месяцами или несколько серий плей-офф, но ни одна команда не зависела от вратаря так, как «Баффало» во времена Гашека. Он тянул ее за собой годами.

Если бы не этот обмен, у Мартина Бродера было бы на пару «Везина Трофи» больше и споры о том, кто лучший голкипер современности, вообще потеряли бы смысл. Если бы не этот обмен, русский «Торонто» сыграл бы в финале Кубка Стэнли, и имело бы хоть какой-то смысл вспоминать плей-офф-1999. Если бы не этот обмен, Уэйн Гретцки стал бы олимпийским чемпионом до завершения карьеры, и у меня ровно ноль причин считать иначе.

Занятно, что в «Баффало» Гашек стал первым не сразу, а после появления Фюра зимой 1993-го чех рисковал присесть в такой же глухой запас, в котором сидел предыдущие несколько лет. Но осенью следующего сезона Грант повредил колено и дал повод написать текст «Травмы, которые изменили НХЛ». Доминик получил шанс и не упустил его. Следующий обмен тоже стал для него удачным – в 2002-м с «Детройтом» он взял свой первый Кубок Стэнли.

«Сан-Хосе» обменял Игоря Ларионова в «Детройт» на Рэя Шеппарда (октябрь 1995-го)

Летом-осенью-1995 трансферный рынок НХЛ трясло на 9 баллов из 10 по шкале Майка Милбери. В июле «Ванкувер» забрал к себе Могильного, «Торонто» и «Питтсбург» махнулись Дмитрием Мироновым и Ларри Мерфи, «Сент-Луис» и «Хартфорд» – Бренданом Шенаханом и Крисом Пронгером, а «Эдмонтон» забрал у «Блюз» Кертиса Джозефа. Уже в августе Сергей Зубов и Петр Недвед стали «пингвинами» и понизили коэффициент на их победу в Кубке Стэнли до 2 к 1, а до конца октября Клод Лемье и Сандис Озолиньш стали игроками «Колорадо», Уэндел Кларк перешел в «Айлендерс», Ги Карбонно – в «Даллас».

Мы еще не дошли до декабря – месяца, в котором свои клубы сменили Патрик Руа и Джо Нуиндайк (Джером Игинла) – а уже хочется возненавидеть Гэри Беттмэна и потолок зарплат, лишивших такого веселья. Но сейчас не об этом, а о сделке, которая осталась почти не замеченной.

Вернее, ее заметили, но не сразу поняли, что произошло. «Детройт» обменял игрока, который забил 52 гола в сезоне-1993/94 и 30 в укороченной регулярке-1994/95 на почти что 35-летнего центра, не отвечавшего ни одной из нужд клуба. После поражения в финале Кубка Стэнли от «Девилс» «крылья» искали крепких и забивных вингеров, способных рубиться со зверями вроде Скотта Стивенса и Кена Данейко. И такой через год нашелся в лице Шенахана. Его появление журналисты из Детройта считают поворотным моментом в истории большого кубкового лузера. Фанаты Брендана накинут почти 400, по числу его голов за «Ред Уингс», аргументов за то, чтобы соглашаться с этим мнением, но давайте вспомним, что дал лиге и команде Боумэна трейд Ларионова.

рекорд НХЛ по количеству побед в одном чемпионате – 62. В начале сезона-1995/96 «Ред Уингс» выиграли 4 матча из 9 и набрали 10 очков из 18 возможных. С Ларионовым в составе «крылья» одержали 58 побед в 73 играх и улучшили достижение «Монреаля»-1977. Газета Detroit Free Press удивлялась, зачем команде еще один русский, и насчитала девять центров в системе клуба, с которым предстояло конкурировать Игорю. Ларионов завершал регулярку во втором звене с 71 очком, показателем полезности «плюс 37». И, кстати, Руа психанул после матча с «Детройтом», в котором первый гол из 11 забил Ларионов. 

глубину состава и тактическую гибкость. Она позволяла Скотти Боумэну реализовывать самые безумные идеи. Перевод лучшего европейского центра 90-х в оборону был именной такой, и если вам так не кажется, то представьте себе Анже Копитара и Дрю Даути в первой паре «Кингс». Решиться на такой шаг Боумэн смог в том числе потому, что знал – за Айзерманом и Федоровым у него есть еще один центр топ-уровня, который мог сыграть в любой ситуации и с любыми партнерами – с Козловым и Лапойнтом, Айзерманом и Дарреном Маккарти, Шенаханом и Хольмстремом.

собственно, самого Шенахана. «Детройт» выменял Шенни у «Хартфорда» за получил Кита Примо. Который был недоволен своей ролью в «Ред Уингс», где в том числе из-за Ларионова ему приходилось играть на фланге. Не будь у «крыльев» такого запаса на позиции центра, они не смогли бы отдать своего лучшего молодого игрока за крайнего нападающего. Даже такого крутого, как Брендан. Половину сезона-1997/98 «Детройт» позволял себе играть без бастовавшего Федорова и не менял его по той же причине. 

– ну и три Кубка Стэнли для «Детройта», если вам не хватило аргументов.

Про Шеппарда как-то позабыли, а он мог победить в плей-офф в первом же сезоне после обмена. «Шаркс» отдали его «Флориде» за пики весной 1996-го, и «пантеры» благодаря восьми голам Рэя дошли до финала.

 «Лос-Анджелес» обменял Бутча Горинга в «Айлендерс» на Дэйва Льюиса и Билли Харриса (1980)

В истории дедлайнов НХЛ наберется сотня сделок, которые изменили судьбы хоккеистов и вывели их на новый уровень (Маркус Нэслунд и Бретт Халл, например). Почти каждый год кому-то удается выиграть Кубок Стэнли сразу после обмена (примерно весь «Рейнджерс»-1994). Раз в пять лет перед закрытием трансферного окна клубы находят игрока, который становится их лидером в победном плей-офф (Мариан Габорик), еще реже – главной звездой. А такое, чтобы новичок, пришедший в последний день обменов, оказался заключительным кирпичиком в строительстве династии, случалось только с Бутчем Горингом и «Айлендерс».

От «островитян» тех лет ждали многого, но в марте 1980-го у команды было только невероятно результативное звено The Trio Grande с Майком Босси, Брайаном Троттье и Кларком Гиллисом, ноль Кубков Стэнли и призрачные шансы на то, чтобы побороться за победу в очередном розыгрыше плей-офф. Команда Эла Арбура зависела от своей первой тройки, и когда ее закрывали, заменить лидеров было некем. Дени Потвен только набирал форму после перелома пальца, Боб Бурн проводил неудачный год, Андерс Каллур был новичком, а Джон Тоннелли только собирался стать тем, кем его запомнит НХЛ. В своем дивизионе «Айлендерс» шли третьими-четвертыми, и сезон для них должен был закончиться раунде во втором.

Обмен Горинга стал для клуба из Лонг-Айленда уколом адреналина в сердце, и успокоить «островитян» не могли четыре года. Переходу едва не помешали «Рейнджерс», которые вели переговоры с «Кингс» дольше остальных, но компенсация «айлов» оказалась самой привлекательной. После одной из первых игр за «островитян» Бутч громко произнес в раздевалке новой команды: «Парни, вы не представляете, насколько вы хороши, и насколько вас уважают в лиге». Эти слова от ветерана с десятилетним стажем игры в НХЛ значили для молодежи многое. И Горинг не только говорил, а был безумно полезен на льду. 

Он снял нагрузку с Брайана Тротье, став центром второго звена, которое реально помогало, и незаменимой частью спецбригад «Айлендерс», которые реально работали. Бутч забивал сам, вел игру своей тройки, был специалистом по нейтрализации звезд и мог достать своей активностью любого защитника. «Бутч – боец. Он будет биться до последнего»,- говорил о нем Арбур. С 1980-го по 1984-й «Айлендерс» выиграли 19 серий плей-офф подряд, дважды победив «Эдмонтон» с Гретцки. В 1981-м в 18 матчах «островитяне» одержали 15 побед с общей разницей шайб «плюс 50». Горинг набрал 20 очков и получил «Конн Смайт Трофи», хотя Босси завершил плей-офф с 17 голами. Это был обмен мечты для обеих сторон.

А еще с Горинга, Горда Лэйна, Кена Морроу и других игроков «Айлендерс» пошла мода на кубковые бороды, которые якобы приносят удачу. До обмена из «Лос-Анджелеса» проверить это на себе Бутч не мог. Его «Кингс» вылетали из плей-офф до того, как на щеках появлялась щетина.

Вне конкурса:

Обмен Филиппа Форсберга в «Нэшвилл» на Мартина Эрата из «Вашингтона». Эта сделка изменила представление о том, насколько плохим может быть трейд.

Кросби – самый бесполезный хоккеист НХЛ. Мы тоже в шоке

Кого сыграли бы в кино тренеры НХЛ

Фото: Gettyimages.ru/ Bruce Bennett, Mike Powell, Dave Sandford, Brian Bahr, Doug Pensinger, Tom Pidgeon; REUTERS/ Joe Traver

Этот пост опубликован в блоге на Tribuna.com. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Эпицентр
+3
Написать комментарий
Реклама 18+