«Байер» уже 30 лет привозит латиноамериканцев в Европу и делает из них звезд. В 2002-м чуть не подписали Кака

Устроить детей в школу, заказать пиццу или разобраться со страховой – помогают во всем.

Последние пару лет «Леверкузен» большую часть трансферного бюджета тратит на игроков из Южной Америки: Лукас Аларио («Ривер Плейт») – 24 млн евро, Паулиньо («Васко да Гама») – 18,5 млн, Эсекьель Паласио  («Ривер Плейт») – 17 млн евро. Клуб не боится отдавать такие деньги, ведь благодаря специально разработанной программе по адаптации иностранцев 90% таких сделок успешны. В чем же секрет? 

«Байер» пришел в Южную Америку в конце 80-х в поисках крутых бразильцев, чтобы отделаться от имиджа унылого клуба

Большинство футболистов «Леверкузена», который в 1979 году впервые вышел в Бундеслигу, параллельно работали на заводе Bayer. Требовать от них захватывающий игры было глупо. Первые шесть лет клуб не поднимался выше 7-го места.

Из-за низкого уровня исполнителей и плохих результатов команда была никому не интересна (средняя посещаемость в первом сезоне в высшей лиге – 13 тысяч зрителей на арене, которая вмещала 22 тысячи). Многие леверкузенцы и жители окрестных деревень выбирали для боления более успешные «Кельн» (полчаса на машине) и «Менхенгладбах» (40-45 минут). Даже выход в элиту не сильно исправил положение. 

В среднем 7 из 10 болельщиков, регулярно ходивших на домашние матчи «Байера» в то время, были рабочими завода, но они поддерживали команду крайне пассивно. Когда в 1988-м «Леверкузен» взял Кубок УЕФА (отыгрался с 0:3 после первого финального матча против «Эспаньола» и выиграл по пенальти), отпраздновать главное достижение в клубной истории на улицы 150-тысячного города вышли всего 3 тысячи фанатов.

Ситуация изменилась в 1989 году с приходом на пост генменеджера Райнера Кальмунда. Он шпионским образом укрепил состав двумя топ-игроками из ГДР – Андреасом Томом и Ульфом Кирстеном – и подружился с влиятельным уругвайским агентом Хуаном Фигером. Фигер работал с Марадоной и Сократесом, а в 2000-м организовал переход Фигу из «Барсы» в «Реал». 

А вот история, сформировавшая трансферный стиль «Байера»: в 1996 году «Васко да Гама» перевел немцам первый транш за бразильца Рамона Убнера, но потом перестал платить. «Байер» пожаловался в ФИФА, те пригрозили должникам санкциями, но президент «Васко» отправил предупреждение в корзину. 62-летний Фигер встретился с конфликтующими сторонами на правах местного Вито Корлеоне и через два дня Кальмунд получил недостающую сумму (1,5 миллиона марок). Позже Фигер устроил в «Леверкузен» Зе Роберто, Робсона Понте, Хуана и Франсу. Так «Байер» стал одним из самых активных игроков на южноамериканском рынке.

До 1987 года в Бундеслиге играли всего три бразильца. Их покупали как экзотику (иногда даже без предварительного просмотра) 

В 1964 году «Кельн» заплатил за нападающего Зезе 150 тысяч марок, ни разу не увидев его в деле. Зезе сыграл 5 матчей, заявил, что у него аллергия на снег (кстати, реальная проблема – нападающий «Гамбурга» начала 90-х Нандо уже в августе надевал перчатки) и через год уехал на родину. Рауль Тальяри продержался в «Дуйсбурге» 2 года (1964-66) и в 9 матчах забил 4 гола. У Валдомира Буки набралось лишь 30 минут за «Гамбург» в единственном сезоне-79/80. Ему не дали даже переводчика. Главный тренер Бранко Зебец считал, что бразилец должен понимать язык футбола.

Райнер Кальмунд

Бразильцы не приживались в Бундеслиге, однако «Байер» это не смущало. Клуб подготовил для Южной Америки специальную скаутскую программу, состоявшую из трех основных пунктов:

  • Установление контакта с местными тренерами и менеджерами;

  • Мониторинг всех спортивных медиа: новости, отчеты с матчей, расписание и сроки проведения локальных турниров и т.д.;

  • Создание ежедневно обновляемой базы по каждому перспективному игроку в регионе.

Все данные заносились в компьютер. Футболисты оценивались по 10-балльной шкале на основе техники, скорости, выносливости и других параметров, где 10 – это условный Роналдо. 

«Благодаря этой системе 90% наших трансферов были удачными, – говорил в интервью Die Welt Норберт Циглер, скаут «Байера» с 20-летним стажем. – Все игроки, которых мы привозили из Южной Америки, приобретались под конкретного тренера на конкретную позицию. Кристоф Даум (тренер «Байера» 1996-2000 – Tribuna.com) писал мне: «Нужен опорник, правша, с хорошим первым пасом», и я в два клика находил ему несколько вариантов».

Сейчас рейтинговой системой Циглера никого не удивить, но в конце 80-х в стандартном скаутском отчете были строчки вроде «это хороший игрок» или «этот защитник нам не подходит» без какой-либо дополнительной информации. 

Для скаутов «Байера» игровые скиллы потенциального новичка не так важны, как характер и умение адаптироваться

Первым бразильцем в истории «Леверкузена» был Тита (Милтон Кейруш да Пайшао), купленный у «Васко да Гама» в 1987-м за 500 тысяч долларов. 29-летний полузащитник забил 10 голов в 20 матчах (один из них в ответном финале Кубка УЕФА-87/88), но после первого сезона покинул команду.

Тита жаловался на холодную погоду, злился на руководство, которое отказывалось повышать зарплату, и называл менеджера Кальмунда «толстым бандитом». У Кальмунда была интересная манера ведения переговоров с футболистами. Он не говорил, сколько будет получать игрок в «Леверкузене», а сперва узнавал ожидаемую сумму от него. Новичок, не желавший, чтобы сделка сорвалась, как правило занижал требования, и Кальмунд отталкивался от этой цифры – мог немного накинуть сверху, чтобы быть крутым боссом, а мог оставить все как есть.

В 1989 году «Байер» получил от одного из бразильских осведомителей данные на правого защитника «Фламенго» Жоржиньо, а клуб как раз искал выносливого латераля, умеющего поддержать атаку. Жоржиньо отыграл в «Леверкузене» три сезона и стал идеальным примером интеграции латиноамериканца в немецкий футбол (за полгода выучил немецкий). В 2004 году болельщики «Байера» признали Жоржиньо лучшим правым защитником в истории клуба, но самый успешный сезон в карьере он провел в «Баварии», выиграв Бундеслигу и чемпионат мира в 1994 году. 

Остальные немецкие команды тоже стали приглашать бразильцев, но нарывались на чудовищные проблемы с дисциплиной. Аилтон, к примеру, однажды забыл выйти из отпуска, и «Вердер» отправился на сбор без него. Нападающий вышел на связь через три дня и добирался до тренировочного лагеря в Нордернее (остров на севере Германии) на такси несколько часов. Жулио Сезар из «Дортмунда» в 2002-м продлил себе каникулы, прикрываясь болезнью дедушки, но потом выяснилось, что его дед умер несколько лет назад. Но статуэтка «Золотой раздолбай», безусловно, достается Алексу Алвешу. Нападающий в 2000 году проходил МРТ-обследование в «Герте». В какой-то момент бразилец, лежащий под томографом уже полчаса, проголодался. Не предупредив никого, он слез со стола прямо во время процедуры, оделся и пошел обедать.

«Многие тренеры учили нас быть немцами на поле и в жизни, но в этом не было смысла. Так терялось наше сильное качество – креативность, – объяснял Джоване Элбер, 4-кратный чемпион Германии в составе «Баварии». – Лично я за 2 дня отпуска в Бразилии получал больше удовольствия, чем за год жизни в Германии».

«Леверкузен» не хотел повторения истории с Титой, поэтому изначально искал бразильцев, которые любят порядок, не опаздывают и послушно выполняют команды. Чем увлекается потенциальный новичок, есть ли проблемы в семье, с кем дружит, будет ли тосковать по родине и каждые выходные летать домой – любая деталь имела значение. Нападающего «Атлетико Паранаэнсе» Пауло Ринка «Байер» приобрел во многом из-за его немецких корней (прадед родом из Хайдельберга). Ринк стал первым натурализованным бразильцем в истории сборной Германии и даже сыграл на Евро-2000. 

У фармконцерна Bayer исторически сильные позиции в Латинской Америке – 15 тысяч рабочих мест, заводы в Сальвадоре, Бразилии, Мексике и Аргентине, годовой оборот 5,8 млрд евро

В Бразилии бренд представлен с 1896 года. По данным финансового портала Você S/A, фирма входит в список лучших работодателей в регионе. Когда-то у нее был слоган – Was Bayer ist, ist gut! (буквально «Если Bayer – значит хорошо»), поэтому для большинства южноамериканцев эти пять букв изначально ассоциируется с чем-то фундаментальным, надежным и денежным.

А благодаря первой бразильской волне (Жоржиньо, Пауло Сержио, Эмерсон), игроки которой удачно закрепились в Европе, все в регионе знают, что «Леверкузен» умеет работать с южноамериканскими талантами.

В «Байере» создана специальная система для адаптации иностранцев. Персонал обязан учить испанский 

«Сейчас интегрировать в состав молодого южноамериканца гораздо проще, чем 20 лет назад, – говорит спортивный директор Симон Рольфес в интервью порталу golazoargentino.com. – Если сегодня вы зайдете в нашу раздевалку, то увидите, что там у нас образовался латиноамериканский уголок (Аларио, Арангис, Венделл, Паулиньо – Tribuna.com). Мы, конечно, помогаем легионерам учить немецкий, но первое время спокойно относимся к тому, что они общаются между собой на родном языке. Наши тренеры и персонал тоже говорят на испанском, мы нанимаем им репетиторов».

Адаптацией южноамериканцев занимается интеграционный центр во главе с Карлосом Собарсо. Футболисты обычно переезжают с семьями или с друзьями (как Ренато Аугусто в 2008-м), поэтому «Байер» подбирает подходящие по площади апартаменты. Молодежь как правило выбирает для жизни соседний Кельн – там она насыщеннее. Также клуб прорабатывает логистику, делает визы для близких, записывает игрока на языковые курсы, заводит счет в банке, оформляет страховку и рассказывает, куда можно пойти в свободное время. 

Футболист может попросить ассистента подключить любимый пакет ТВ-каналов, достать пару билетов в парк аттракционов, заказать пиццу, устроить детей в частную школу или подобрать для жены приличный фитнес-центр рядом с домом. Но вся эта помощь – только в первое время. Постепенно футболисты обживаются и решают все бытовые вопросы самостоятельно. 

«Однажды мне позвонила девушка Диего Пласенте (аргентинский защитник – Tribuna.com) с просьбой помочь ей заправить машину, – рассказывает руководитель интеграционного центра «Байера» в нулевых Франк Дитгенс. – Я полчаса по телефону объяснял ей, как открыть крышку топливного бака и как работает терминал самообслуживания на заправке. Другой игрок из Южной Америки разбудил меня в 3 часа ночи, чтобы узнать, где в это время можно купить спагетти. Я отложил вопрос до утра, чем, видимо, сильно его расстроил».

В начале 2000-х «Байер» выпустил специальные учебные материалы для преподавания немецкого языка иностранным футболистам, разработанные совместно с лингвистами из дортмундского университета. Концепция Deutsch für Ballkünstler включала примеры, максимально приближенные к футбольной тематике. 

Игроки изучали цифры от 1 до 20 по номерам известных футболистов, предлоги – по расположению мяча относительно ворот («в», «над», «за», «около»), а территориальное деление Германии – по дислокации профессиональных футбольных клубов. В отдельной главе прописывались приветственные фразы, которые пригодятся новичку в раздевалке, когда его будут представлять команде.

«Стандартные учебники нам не подходили. Лусио на занятиях смеялся от фразы «Я кладу грязные носки в стиральную машину», – вспоминал Дитгенс. – И его можно понять. Лусио и стиральная машина – они из разных миров. Иностранцы в первую очередь должны были учить слова и речевые обороты, которые помогут им понимать тренера, физиотерапевтов, судей, врачей, партнеров, а не пользоваться бытовой техникой».

Роке Жуниор, Лусио, Франса, Пласенте и многие другие за год выучили немецкий благодаря этой методике. Знание языка повышало трансферную стоимость южноамериканцев. Это важный момент, учитывая, что многих своих бразильцев «Байер» потом продал «Баварии».

Кака хотел перейти в «Байер» в 2002-м. Клуб уже договорился с игроком, но «Сан-Паулу» заблокировал трансфер перед ЧМ  

«Мое личное поражение – это неподписание Кака, – злился главный скаут Норберт Циглер. – «Сан-Паулу» не хотел с ним расставаться накануне ЧМ-2002, так как предполагал, что после турнира цена на него подскочит». «Байер» не мог ждать, потому что в 2002-м продал Баллака и Зе Роберто «Баварии» и срочно нуждался в усилении. Немцы переключились на более взрослого одноклубника Кака Франсу и заплатили за нападающего 8,5 млн евро. За эту же сумму Кака годом позже отправился в «Милан» и стал в его составе лучшим футболистом мира. Франса из трех сезонов выстрелил только в одном (2003/04 – 14 голов в 33 матчах) и уехал в Японию, принеся клубу убытки (-6 млн евро).  

В 2008-м «Байер» почти договорился с Тиаго Силвой, но «Флуминенсе» отказался продавать защитника за 6 млн евро, которые тогда предлагали немцы. В леверкузенской базе были профайлы на Хавьера Дзанетти и Адриано, но официально клуб с этими игроками не контактировал.   

Даже если конкуренты перехватывали у «Байера» футболиста, скауты все равно продолжали за ним следить и вести статистику. Роке Жуниора заметили в «Палмейрасе» в 1998-м, а подписали только в 2004-м, после того как защитник не закрепился в «Милане». Та же история с Зе Роберто, который не пригодился «Реалу», но потом перезапустил еврокарьеру в Бундеслиге (336 матчей за «Байер», «Баварию» и «Гамбург»).

Артуро Видаль оказался в «Байере» случайно (искали левого защитника). Первый год в Германии чилиец жил в доме одного из скаутов

В 2007 году в «Леверкузене» проходил практику 25-летний Йонас Болдт, который готовился в клубе к сдаче диплома по спортивному менеджменту. После окончания университета Болдт увлекся скаутингом и отправился в Южную Америку, чтобы выучить испанский и получить новый опыт. Генменеджер «Байера» Михаэль Решке связался с бывшим практикантом и предложил работу: «Раз уж ты будешь жить в Буэнос-Айресе, может, поищешь для нас игроков в Южной Америке? Разумеется, все расходы мы берем на себя». Йонас согласился, и месячный отпуск превратился в полгода напряженной работы.

Типичный день Болдта начинался с изучения испанского (4 часа утром), а все остальное время он тратил, гоняя от стадиона к стадиону в поисках перспективных футболистов, которых не заметили скауты топ-клубов.  

В том же 2007-м Болдт заглянул в Асунсьон на чемпионат Южной Америки U-20. «Байер» проинструктировал его, что клубу нужен левый защитник, но Йонаса покорил юный берсерк из полузащиты сборной Чили. Через полгода Болдт встречал Видаля в дюссельдорфском аэропорту, «Байер» заплатил за чилийца 5 млн евро.

Артуро кошмарно дебютировал в Германии. Тренер Хуб Стевенс поставил его на левый фланг защиты и в первом же матче чилийца уничтожил вингер «Гамбурга» Ромео Кастелен. Видаль привез пенальти и получил от Киккера 5,0 («отвратительно»). Но потом его передвинули в полузащиту, и Артуро раскрылся как один из лучших опорников Европы.  

Болдт не просто организовал трансфер Видаля. Зная непростой характер Артуро, он поселил его в своем доме и целый год занимался интеграцией чилийца в новую культурную среду.

Став главным скаутом «Леверкузена», Болдт посещал по 250 матчей в год, путешествуя по Европе и ЮА каждую неделю. «Это помогало мне лучше понимать игру, но основная работа все равно проходила в офисе, – вспоминал Йонас. – Мы смотрели игры в Wyscout (платформа, предоставляющая видео матчей и продвинутую статистику футболистов для анализа – Tribuna.com), получали отчеты от скаутов-фрилансеров и детально изучали бэкграунд ближайшей трансферной цели: личные качества игрока, отзывы о нем от предыдущих работодателей и бывших партнеров по команде, поведение в соцсетях». 

«Леверкузен» в планировании трансфера всегда на шаг впереди конкурентов. Главный принцип – побеждает не самый богатый, а самый быстрый  

Весной 2018-го Болдт и бывший игрок бундестим Кевин Кураньи встретились в лобби одного из отелей Рио-де-Жанейро. Предположив, что Болдт в Бразилии по делу, Кураньи охотно рассказал ему о новых талантах с родины его предков: «Я бы выделил Винисиуса Жуниора из «Фламенго». Летом «Реал» заберет его за 45 млн евро. Есть менее известный, но крайне способный полузащитник «Васко да Гама» Паулиньо. Правда, отступные за него – 30 млн евро, поэтому вы вряд ли сможете его подписать». 

Забавно, что Болдт в тот раз прилетел именно для того, чтобы уладить последние детали по трансферу Паулиньо. Йонас был в курсе финансовых проблем «Васко» (бразильцам срочно нужны были деньги, чтобы расплатиться с игроками по зарплате) и сбил цену до 18 млн евро. Когда Болдт узнал, что его игрок травмировался, в Бразилию тут же вылетели клубные врачи. Паулиньо восстанавливался под их присмотром. Через 3 месяца бразилец перешел в «Байер». Кураньи аплодировал работе Болдта: «Вот что значит отлаженная скаутская сеть. Пока остальные только собирают информацию, «Байер» уже закрывает сделку».

Йонас Болдт

«Байер» ищет скаутов в Высшей спортивной школе Кельна – крупнейшем спортивном вузе Европы. Студенты проходят в клубе практику, лучшим предлагают работу 

В 2014 году Болдт сменил Решке на посту генменеджера (2014-2018), а последний год перед уходом в «Гамбург» (2018/19) был спортивным директором.

При нем «Байер» превратился в учебный полигон для скаутов. Болдт наладил сотрудничество с Высшей спортивной школой Кельна. Студенты объединяются в рабочие группы и получают практические задания из тех сфер деятельности клуба, которые совпадают с их специализацией (спортмаркетинг, финансы, скаутинг), после чего готовят жизнеспособные решения. «Поиск игроков – приобретаемое умение, – говорил Болдт. – У бывших футболистов нет никакой тайной мудрости, помогающей им в данной сфере. Это заблуждение. Скаутом может стать любой».

***

Вратаря этим ребятам пока не хватает, а так получилась бы отличная команда:

Фото: Gettyimages.ru/Lars Baron/Bongarts, Allsport UK, Sandra Behne/Bongarts, Oliver Weiken/Bongarts, Alexander Hassenstein/Bongarts/; globallookpress.com/RHR-FOTO, Matthias Koch/imago sportfotodienst

+12
Реклама 18+
Популярные комментарии
Vitaliy Lugansk-UA
+3
Классный материал! Байер действительно мастера выращивать южноамериканских звёзд. Причём, нет упора на конкретную страну. Работают по всему континенту. Но не знал, что настолько всё серьёзно, спасибо что просветили)
P.S. надеюсь, Паласиос "засверкает". Уж очень интересный персонаж. Ещё когда смотрел Кубок Либертадорес, догадывался что скоро заберут в Европу. Но Байер красавцы, всех обогнали
Sergiy Baranovsky
0
Хороша команда цей Неверкузен.
Написать комментарий
Loading...
Реклама 18+