НБА

Холостой патрон. Драфт НБА-1999

В истории драфтов НБА последних двадцати лет выпуск-99 занимает особое место. Он слишком другой, не похожий на остальные. Если выпуски, допустим, 1995 и 1998 можно по некоторым признакам поставить в один ряд, то у драфта 1999-го слишком уж «необщее выражение лица». Как говорится, плесните колдовства в хрустальный мрак бокала, и все такое. 

По глубине и уровню таланта этот драфт можно сравнить разве что с 1996-м годом, «годом всех звёзд». Девять участников МВЗ! (А должно быть еще больше). Будущих игроков звездного и околозвездного статуса – полтора десятка, и почти все они (редкий прецедент) выбраны в верхней части драфта! Стало быть, большинство генеральных менеджеров в этот раз сработали нормально? Удивительно, но да! (Кроме, само собой, Рика Питино, но кого этим можно удивить?) Даже титул лучшего новичка пришлось во второй раз за пять лет делить напополам; о’кей, в 2014-м тоже можно было поделить между Картер-Уильямсом и Оладипо, но это был бы случай из серии «оба хуже», а в 1999-м – совсем наоборот.

Так что же – перед нами идеальный драфт?

Увы! Выпуск-99 вызывает в памяти строчку из «Полых людей» Т.С. Элиота: «Вот так и кончится мир/ Только не взрывом, а всхлипом». 44-й «Магнум» зарядили холостым патроном: замахнувшись на рубль и на звание лучшего драфта десятилетия, призыв-99 ударил на копейку. Ни один игрок из этой плеяды молодых талантов не привел свою команду к чемпионству в качестве главной звезды. Ни про одного нельзя было сказать – «Этого парня надо включать в Зал славы за пять лет до окончание карьеры». Драфт-99 зажег на диаграмме Герцшпрунга-Рассела десяток новых звезд – и ни одного настоящего гипергиганта класса О, ринглидера, от которого Герцшпрунг и Рассел удавились бы: как такую величину уместить на главную последовательность?..  

Благодарный зритель телеканалов «Ren-TV» и «ТВ-3» наверняка увидит в этом какие-то знаки судьбы, кармические штучки-дрючки. Только что закончился уродливый усеченный чемпионат; общая депрессивная атмосфера после очередного ухода Кобзона со сцены Джордана из баскетбола; престарелый Почтальон становится MVP регулярки; его ровесник Тим Данкан приносит команде скучных стариков первый чемпионский титул – короче, в НБА наступают темные времена. Как же привить добродетель на такой уродливый ствол?

Так вправе ли мы называть драфт-99 одним из сильнейших выпусков девяностых? Вы знаете – вполне. Да, игроков калибра Гарнетта или Брайанта он не дал – зато взял количеством; вычеркните из истории НБА хотя бы одного Рона Артеста во всех его ипостасях – и как сразу поблекнут баскетбольные нулевые! 

- Первый пик драфта: Элтон Брэнд

Как мы уже сказали, звание MVP в тот год получил Карл Мэлоун. Выбор под первым пиком Элтона Брэнда был совершенно логичен – в лидере могучего «Дьюка» все видели человека, который станет новым Почтальоном. Превосходя Мэлоуна в подвижности, обороне и защите кольца, Брэнд не уступал ему в мощи, считался прекрасным финишером и ассистентом, обладал трендовым вингспаном и поставленным броском. В общем, даже сравнительно невысокий рост (206 см) не мешал Брэнду считаться идеальным большим.

Увы, считаться и быть – вещи разные. Очевидно, что нюхать клей Стива Керра научили именно боссы «Чикаго»: получив потрясающий подарок в лице Брэнда и возможность хоть как-то сгладить трагизм распада великой команды, – они щелкнули пальцами, взялись строить новую династию вокруг Эдди Карри и Тайсона Чендлера, а своего франчайза отправили в «Клипперс». В «Клипперс», Карл! (Да, я тоже поддался этому тренду; да, я все еще не в курсе, что это за Карл такой; да, я ТОРЖЕСТВЕННО КЛЯНУСЬ использовать этот мем только в текстах, посвященных Джорджу Карлу).

Это стало началом конца, причём ужасно растянутым во времени. Вместо того, чтоб жонглировать гайками и толкаться на баскетбольном Олимпе с Новицки, Данканом и Гарнеттом, Брэнд не смог достичь даже калибра Амаре Стаудемайра или Зака Рэндольфа. Отправить Брэнда вместо «Клипперс» на пожизненное в тюрьму Сан-Квентин – верх гуманизма; во всяком случае, намного мучительней было наблюдать за тем, как Элтона перемалывает великий калифорнийский Пожиратель Карьер.

- Деррик Уэстбрук драфта: Стив Фрэнсис (2)

- Расселл Роуз драфта: Бэрон Дэвис (3)

Если при слове «разыгрывающий» вы вспоминаете Джона Стоктона и Криса Пола; если ваш идеал «единички» – floor general, игрок, ставящий во главу угла пас, а не скоринг; если крен НБА в пользу гиператлетичных фриков-финишеров заставляет вас нервно цыкать зубом, -

– тогда вы просто обязаны изобрести машину времени, отправить в прошлое пару терминаторов и сделать все от вас зависящее, чтобы второй и третий пики 1999-го года никогда не появились в НБА. Именно Стив Фрэнсис и Бэрон Дэвис (в меньшей степени – Стеф Марбери) стали провозвестниками лютой эпохи уэстроузов и роубруков. Влететь на сумасшедшей скорости в «краску», бешеным вихрем, как Тасманийский дьявол, разметать всех, подпрыгнуть выше кольца и поставить могучего кола через Кириленко (простите) – это все про них. Ассист? Какой ассист? ПОДБОР В НАПАДЕНИИ СДЕЛАЙ, вот тебе и ассист!

Друг с другом эти парни за пик не конкурировали – Фрэнсис, конечно, был уже полностью готовым к НБА игроком, в отличие от Бороды. Первый звоночек насчет Стива, однако, прозвучал уже на драфте. Видевший себя бесспорным первым пиком Фрэнсис был унижен и оскорблен, наблюдая, как «Чикаго» вместо наследника Джордана выбирают какого-то там Брэнда! Но главным было даже не это, а факт, что Стиви-Франчайза выбирал уже «Ванкувер». Носить шубу в условиях дурманящей южной жары – милое дело; но надевать шубу в минус двадцать – нет, на такое Фрэнсис пойтить не мог. Начались скандалы и истерики; дошло уже до гротеска – Стив заявил, что играть в Канаде ему запрещает... воля Божья! Наконец руководство «Гриззлис» с чувством сильной неловкости отправило смутьяна в Техас – в обмен на удивительный пакет игроков, самым заметным из которых был Отелла Харрингтон, и то лишь благодаря своему трагическому имени. 

С Бэроном Дэвисом все вышло посложнее. Фрэнсис почти сразу оказался в статусе главной надежды «Хьюстона» (Баркли травмировался, от Хакима уже потихоньку оставалась одна мечта). Борода начал карьеру, сидя на лавке за Дэвидом Уэсли – не бог весть каким великим игроком, но очевидно, что Дэвис не мог тогда составить конкуренцию даже ему. Вполне вероятно, что боссы «Хорнетс» сознательно берегли Бороду, потихоньку адаптируя его к новым условиям: они и без того серьезно рисковали, выбрав под топовым пиком человека, недавно перенесшего ужасающую травму «крестов». То, что Дэвису после такой катастрофы удалось стать одним из самых атлетичных защитников в истории, доказывает: НБА – единственное место в мире, где может случиться Чудо.

(Информация к размышлению: вместе с «Бэрон Дэвис» люди часто ищут в Гугле некий «папа-досвидос». Переходить по ссылке и выяснять, что это за чертовщина, я не стал, но «папа-досвидос» – знаете, а ведь это потрясающая эпитафия для всей карьеры Дэвиса. А еще: «Он заигрывался и бросал кирпичи». А еще: «Он был великим шоуменом». Все подходит.)

- Лотерейные ошибки драфта: Джонатан Бендер (5), Траджан Лэнгдон (11), Александр Радоевич (12) , Уильям Эйвери (14)

Драфт оказался настолько глубоким и ровным, что серьезных лотерейных провалов на нем практически и не было. Откровенным бастом оказался Александр Радоевич – его, как это часто случается, брали в основном из-за роста в 221 см. Позже оказалось, что от малейшего прыжка у Радоевича подламываются ноги, подозревать его в наличии баскетбольных талантов тоже не приходилось – в общем, стандартная история европейских дылд, которые скаутам кажутся красными сверхгигантами, а оборачиваются субкоричневыми карликами. 

Нехорошо получилось с Джонатаном Бендером. Профессиональный адвокат без труда вывалит на вас целую гору смягчающих обстоятельств. Да, он приходил в лигу совсем юнцом, а скаутинг в те годы был не тот, что сейчас. Да, его карьеру загубили травмы. Да, он оказался чертовски умным парнем, изобретателем (!) и бизнесменом. Но все же Бендер – ходячее подтверждение тезиса, что не стоит называть вторым Гарнеттом любого атлетичного 19-летнего сопляка, пока он не проведет в лиге хотя бы пару сезонов. Бендер и в здоровом состоянии не ослеплял окружающих сиянием своего таланта. А уж отдавать за него условно-звездного Антонио Дэвиса и вовсе было опрометчиво (через год Дэвис поехал на МВЗ; Бендер в это время играл в «Индиане» по десять минут за матч – что символично). Наконец, заметим, что симпатичная хоррор-короткометражка «Разочарование Джонатана Бендера» не имеет к пятому пику драфта-99 никакого отношения.   

Траджана Лэнгдона приходится вписывать в рубрику «Ошибки» дрожащей рукой: как может быть ошибкой покоритель всего и вся, попиратель турций, италий, евро- и ВТБ-лиг, одна из главных легенд евробаскетбола нулевых? Но все же для «Кливленда» его выбор действительно оказался ошибочным: в «Кавс» Лэнгдон не заблистал. Зато он стал объектом так называемого «парадокса Гомельского»: почему Владимир Александрович называет Рэджона Рондо Рахоном, в то время как Лэнгдона он все-таки именует Траджаном? 

- Первые пики драфта-2000: Ламар Одом (4), Уолли Щербяк (6), Рип Хэмилтон (7), Андре Миллер (8), Шон Мэрион (9), Джейсон Терри (10), Кори Магетти (13)

Это просто небольшая затравочка. Да, большая часть лотереи-99 в следующем году претендовала бы на первый пик. Да, включая узкоспециализированного Щербяка и стального Андре Миллера, который дебютировал в НБА в возрасте шестидесяти двух лет. Теперь представьте, каково мне будет писать следующий текст цикла! (Симмонс, кстати, в своем воображаемом редрафте и вовсе ставит Мэриона на первое место уже в 1999-м году – и в какой-то мере с его мнением можно согласиться). 

 Из этого Уникального Журналистского Коллектива™ по-настоящему великую карьеру не сделал, пожалуй, никто – даже Хэмилтон. Кому-то помешали травмы, кому-то – невезение, кто-то просто уперся в потолок, кто-то получил помутнение рассудка от стилевых изысков своей жены... Но и разочарованно вздыхать по их карьерам тоже не хочется. Объективно говоря, никто из этих игроков не обладал потенциалом великого баскетболиста – это не уэбберы и не гранты хиллы. Но многие из них участвовали в МВЗ, были важнейшими звеньями своих команд, выигрывали титулы – короче говоря, все у них сложилось нормально.

(Ах да, я уже слишком устал, чтоб расчехлять рубрику «Питинизм драфта», но все-таки напомню – любой игрок начиная с восьмого пика мог стать игроком «Бостон Селтикс», если бы Виталий Потапенко перед этим не спас из горящего дома любимую болонку Рика Питино. Питино в ответ выменял его на пик. Если эту сделку не заблокировал Стерн, ее должен был заблокировать сам Господь Бог – но вот как-то не сложилось, и мэрионы-терри-кириленки проехали мимо Новой Англии. Занавес).  

- Стилы драфта: Рон Артест (16), Андрей Кириленко (24), Ману Джинобили (57)

Из трех главных «краж» драфта-99 настоящими «стилами» можно считать двоих: Андрея Кириленко и великого тараканьего гуру, сокрушителя мичиганских болельщиков и лучшего парня в мире после Шиди Уоллеса. В случае с Кириленко все, в общем, понятно: 18-летний Андрей был очевидно сырым для НБА, и 24-й пик для молоденького странного европейского дрыща без броска – и то серьезный аванс. Трудней объяснить, почему Артесту предпочли Уильяма Эйвери и Фредерика Вайсса – но такие истории случаются на каждом драфте, ничего экстраординарного.

Манучар «Ману» Джинобили (Жинобили, Хинобили, Шнобеле) – это, конечно же, не стил. Под 57-м пиком нельзя «украсть» игрока. Ману – это другое. Это флопер, симулянт, хитрoжопый стервец, обладатель респектабельной плеши (когда-то успешно сочетавший ее с длинными распущенными волосами), сумасшедший слэшер, утром гений, вечером Turnobili, человек, принесший в лигу евростеп, большой шутник и нос майора Ковалева – короче, один из самых раздражающих парней лиги (СЛЫШЫШ, ДЖИНОБЕЛЕВСКИЙ?! ВСЕ ТЕБЯ НИНАВИДЯТ!!!). А еще – лучший второраундовый выбор в истории НБА. Игрок, открывший для «Сперс» новую эру – первая ласточка системы Бьюфорда-Поповича, «абсолютно нового способа развития команды, в котором менеджер находит талантливого иностранца, а тренер делает из него если не звезду, то точно крепкого игрока.»  

Ману пришел в НБА с большим запозданием – лишь через три года после драфта. Впрочем, едва ли его огорчает это обстоятельство: в 2001-м он успел стать чемпионом и MVP Финала Евролиги, самолично поставив на колени «Тау» в финале (27 очков в переломной 4-й игре), а в год своего дебюта в НБА уже поднял над головой чемпионский кубок в составе странных «Сперс»-2003.  

- Техас-Пекин драфта: Ван Чжичжи (36)

Ничем не примечательный китайский центровой, тем не менее, стал основоположником важного тренда: в каждой техасской команде непременно должен поиграть китаец. Приютивший Вана «Даллас» наступил на эти грабли дважды (вторым был И Цзяньлянь); одного китайца усыновил Грегг Попович (Менге Батыр в 2002-2003), ну а самые известные представители Поднебесной играли, само собой, в «Хьюстоне» – но о них речь пойдет в наших следующих материалах.  

- УНИКС драфта: никто

Все, что имеет начало, имеет и конец; ну, или, по крайней мере, делает паузу. Делает паузу и наша любимая рубрика: как ни печально, но драфт-99 не дал казанской команде ни одного игрока. Они ехали в Москву и Пермь, Цзянсу и Ашкелон, Сантьяго-де-Компостелу и город Слупск; но ни один из выпускников этого года не захотел отправиться в столицу Татарстана.

- Имя драфта: Метта Рон Панд

Серьезно, парни, – неужели это мог быть кто-то еще?

- Факты драфта: 

Место проведения: Вашингтон, США

Дата: 30 июня 1999-го

Играли в НБА: 46 игроков из 58 выбранных

Участники Матчей всех звезд: девять игроков (Элтон Брэнд, Стив Фрэнсис, Бэрон Дэвис, Андрей Кириленко, Ману Джинобили, Рон Артест, Шон Мэрион, Рип Хэмилтон, Уолли Щербяк)

Фото: Gettyimages.ru/Jonathan Daniel/Allsport, Craig Jones/Allsport, Donald Miralle/Allsport

Этот пост опубликован в блоге на Tribuna.com. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Баскетбольный дайджест
+20
Написать комментарий
Реклама 18+