НБА

Джордана обвиняли, что он уничтожил карьеру первого номера драфта. Похоже, это выдумали журналисты

Кто подставил первого номера драфта-2001?

Кваме Браун – самый обсуждаемый первый номер драфта НБА среди тех, кто никогда не добивался серьезных успехов на спортивной арене. В 2001-м году центровой прямиком из школы отправился в «Вашингтон». Ответственным за подписание 19-летнего баскетболиста был не кто иной, как президент по баскетбольным операциям клуба Майкл Джордан.

С тех пор при обсуждении неудавшейся карьеры Брауна личность Джордана воспринимается в качестве само собой разумеющейся константы: многие полагают, что именно высокие требования и специфичный стиль наставничества Майкла не позволили молодому бигмену раскрыть свой потенциал. И хотя влияние Его воздушества на все сферы деятельности тех «Уизардс» сложно недооценить, провал Кваме явно не объясняется исключительно сложными взаимоотношениями с великим баскетболистом. 

За время пребывания в лиге личность Брауна обросла большим количеством мифов и стереотипов, многие из которых на протяжении долгих лет безуспешно пытается разрушить сам спортсмен и некоторые его одноклубники.

Почему об этом вновь заговорили?

Недавно в подкасте Стивена Джексона и Мэтта Барнса All The Smoke о влиянии Джордана на жизненный путь Брауна высказался бывший одноклубник центрового Гилберт Аренас:

«Все происходило именно так, и вот почему. Представьте себя на месте 18-летнего паренька, которого выбирает под первым номером драфта его кумир Майкл Джордан. Все мы знаем Майкла Джордана и его ментальность. Теперь представьте, что личность такого масштаба обрушивается на 18-летнего паренька и всячески подавляет его. Причем имейте в виду, что Майкл делал это в окружении опытных баскетболистов. Они не воспринимали Кваме как своего. И он начал терять уверенность в своих силах.

Когда я попал туда, у него уже не осталось никакой уверенности. Они пытались воспитать мужчину из большого ребенка, простого деревенского юноши. Я называл его цирковым пони. Он как цирковая лошадь не мог участвовать в скачках, но выглядел хорошо.  Иногда мы замечали проблески в его игре, но еще чаще становились свидетелями очередной травмы. Он мог стать кем-то вроде Энтони Дэвиса, ведь мы сейчас говорим о семифутере, который, возможно, считался вторым по скорости в нашей команде. С маленькими руками он больше походил на защитника. Но в итоге он просто забил. И хотя баскетбол еще присутствовал в его жизни, он уже не приносил ему удовольствия».

Кваме записал публичный ответ, но не стал комментировать события того времени, а прошелся по личностям каждого из участников подкаста. Тем не менее этого хватило, чтобы развязать очередные бурные дискуссии в американских медиа, доставших из-за пазухи давно забытые заблуждения.

Заблуждение №1: Кваме не умел играть баскетбол и плохо тренировался

Когда Браун принимал участие в преддрафтовых просмотрах и тренировках, скауты и тренеры поражались его индивидуальным умениям. Он несколько раз выходил победителем из дуэлей с прямыми конкурентами Тайсоном Чендлером и Эдди Карри (второй и четвертый пики драфта-2001), потому что действовал слишком быстро и атлетично для своих габаритов. Кваме стал вариантом номер один для всего руководства «Вашингтона», включая легенду клуба и бывшего генерального менеджера Уэса Ансельда и владельца основной доли организации Эйба Поллина. 

Против высказался лишь один человек – Майкл Джордан, который перед «регуляркой»-2001/02 осуществил третье пришествие в лигу и на этот раз сменил президентское кресло на место в составе «Уизардс». Своим приходом Майк привнес изменения и в тренировочный процесс: главным тренером команды назначили Дага Коллинза, уже работавшего с молодым Джорданом в «Буллс» с 1986 по 1989 год. Восприятие «Вашингтона» в массах изменилось моментально. Из мало кому интересного клуба с 19 победами за сезон-2000/01 он превратился в самый обсуждаемый проект года.

«Я видел два разных телевизионных календаря на один и тот же чемпионат. Без Майка нас показали бы всего один или два раза. Вместе с ним мы получили, кажется, игр сорок на телевидении», – утверждал защитник «волшебников» Крис Уитни.

Появление Джордана негласно перевело всех перспективных молодых баскетболистов перестраивающегося клуба в статус ролевых игроков. Несогласные играть исключительно на Майка постепенно исчезали из состава. Новый лидер «Уизардс» стремился побеждать прямо здесь и сейчас и для этого нуждался в проверенных и умелых атлетах. Он предлагал возобновить карьеру Баркли и хотел объединиться в «Вашингтоне» вместе с Юингом. Чарльз после долгих раздумий остался на телевидении, а Патрик вообще оказался в «Орландо».

Майкл искал усиление, а Кваме выглядел отличным активом для обмена. Главной целью Его Воздушества стал талантливый «большой» из «Чикаго» – Элтон Брэнд. Но вот незадача: Брэнд отправился в «Клипперс» в обмен на Брайана Скиннера и права на второго номера драфта Тайсона Чендлера.

Качественный апгрейд состава не удался. Тогда Джордан и поддерживающий его Коллинз решили слепить из только пришедшего со школьной скамьи паренька зрелого и готового к борьбе за плей-офф баскетболиста.  Кваме пропадал в тренажерном зале и обрастал мышечной массой, но вместе с этим терял скорость и ловкость, которые выделяли его на фоне других бигменов. Формально центр, которого также заигрывали на позиции мощного форварда, укрепил тело, а по факту, вдобавок к школьной травме кисти, получил повреждения спины и подколенного сухожилия. Еще до дебюта в НБА молодой организм был истощен. Неудивительно, что в первом же матче Браун подвернул голеностоп и выбыл на следующие четыре игры.

По наставлению тренера Кваме нередко проводил по полтора-два часа в тренажерном зале или совершал ускорения непосредственно перед игрой. Во время матча он выглядел уставшим и опустошенным.

«Коллинз заставлял пахать парня даже на разминке. Мы спокойно совершали прыжки на одной ноге, а он кричал Кваме: «Выше! Еще выше! Достань до потолка!» И парень старался прыгать. Я не понимал, чего они хотят от него добиться», – вспоминал Уитни. 

Несмотря на усиленные занятия физической подготовкой, тренеры не уделяли должного внимания обучению центрового тактике. Браун играл в примитивный школьный баскетбол и не понимал очень многого из происходящего на паркете в НБА. Он стремился к диалогу и часто обращался к Коллинзу за объяснениями, но у тренера не было времени на долгие разговоры. Во время тренировки он просто подзывал следующих для выполнения упражнения, оставляя Кваме наедине с самим собой.

Однажды посреди занятия Даг обратился к молодому баскетболисту: «Кваме, почему ты не можешь понять концепцию нашей обороны?»

Браун имел привычку всегда отвечать на высказывания коуча. Он считал себя взрослым мужчиной и потому полагал, что разговаривает на равных. Это еще больше раздражало Коллинза.

«Почему вы просто не даете мне играть?» – спросил Кваме.

«Потому что ты не знаешь, как играть», – отреагировал тренер.

Тренер Даг не осознавал в полной мере, насколько обширная помощь нужна Брауну, чтобы восполнить все пробелы школьного баскетбольного образования. Вскоре центровой признался партнерам: «Я никогда не опекал игроков лично. Мне говорили просто стоять в середине, поднимать руки и играть зону».

Он не знал основ баскетбола НБА. 

Еще один очевидец событий, свингмен Тайрон Несби, уверен в ошибочности подхода тренерского штаба к развитию центрового: «Им следовало специально отрядить на Кваме одного ассистента, чтобы он следил за его прогрессом и помогал в жизни. Но Даг пришел сюда исключительно ради Майка, ему было плевать на остальных».

Таким человеком мог стать завершивший карьеру Дуэйн Феррелл, которого наняли в «Вашингтон» присматривать за молодыми игроками в соответствии с новой менторской программой лиги. Но Феррелл не прошел проверку: все, что проговаривалось между ним и атлетами, включая личные переживания и  проблемы, сразу же становилось известным Коллинзу. Постепенно юные баскетболисты отдалились от Дуэйна и уже не доверяли ему.

Кваме не жаловался. Он продолжал выполнять тренерские указания. 

«Коллинз просил нас специально фолить жестче на Кваме во время двусторонок. Для чего? Это же просто молодой парень. Что он вообще хотел? Добиться его провала или сделать козлом отпущения?» – недоумевал Итан Томас, который сейчас является ведущим баскетбольного шоу Rematch на канале BasketballNews.

Даже тогда Кваме молчал.

Заблуждение №2: Джордан сломил характер Кваме и поставил крест на великой баскетбольной карьере

По словам журналистов, для того чтобы усвоить молчаливый стиль поведения в команде Джордана, Брауну хватило одной тренировки. Тот день стал окончательным водоразделом отношений между молодым центровым и великим игроком.

В одном из двусторонних матчей первого тренировочного лагеря летом 2001-го Кваме оказался недоволен защитой ветеранов команды и потребовал фол. Общаться с ним пришлось Майклу.

«Ты чертов пидор, – Джордан использовал грубое обозначение мужчин нетрадиционной ориентации, – тебе никто не даст фол за небольшое касание, чертов ты пидор. Не смей нести сюда свое гомодерьмо. Возьми свою задницу в руки и играй. Я не хочу слышать от тебя больше никакого дерьма. Тащи сюда свою задницу и играй, пидор».

Джордан плевал на то, что перед ним стоял неопытный новичок. Он не пытался его чему-то учить или напутствовать.

«Майк – это Майк. Ему все равно на остальных. Он никогда не помогал и не поддерживал партнеров. Беспокоился только о себе и не любил садиться на скамью запасных», – объяснял Несби.

Давно перешедшие грань подколы стали для Джордана повседневной рутиной и доступным способом развлечения. На бросковой тренировке в Шарлотт, где находилось большое количество посторонних репортеров и болельщиков, он схватил мяч и со всей силы пнул его. А затем повернулся к Кваме со словами: «Найди и принеси этот мяч. И желательно до того, как приедет автобус. Иначе тебе придется добираться самому». 

Такого публичного унижения перед лицом болельщиков и прессы не поняли даже одноклубники.

«Новичков часто отправляли за пончиками, заставляли носить багаж и надевать нелепые вещи. Максимум – подстраивали опоздание на самолет, в духе старой школы. Но вот это уже выглядело недопустимо», – уверял Уитни.

«Уизардс» уступили в 9 из 11 дебютных матчей первого сезона после возвращения Майка. Несоответствие ожиданий действительности выводило Джордана из себя. Усугубляла ситуацию и неудачная игра самого Майкла. В какой-то момент он начал отдаляться от команды и окончательно порвал связь с Брауном, который все же считал Эм Джея своим ментором. Кваме казалось, что вся вина за неудачи организации лежит на нем одном. К середине сезона из-за стресса его лицо покрылось прыщами, кроме того центровой начал испытывать проблемы с дыханием. Коллинзу пришлось внести парня в список травмированных.

Брауну не с кем было поделиться переживаниями в команде. Вскоре стало известно, что он избавлялся от стресса с помощью пива, банки от которого были разбросаны по всему дому.

В 2002-м году в «Вашингтон» пришел Чарльз Оукли, друг и личный телохранитель Майкла. Теперь косые взгляды в сторону Джордана предотвращались еще на стадии моргания. Однажды Кваме в шутку утащил из-под рук Майка стакан с энергетическим напитком. Через несколько мгновений Оукли оказался перед парнем, забрал стакан и вылил содержимое на голову центрового. Смеялись все. Кроме Брауна.

«Уизардс» завершили сезон возвращения Джордана на десятом месте Восточной конференции. Следующий год принес идентичный результат.

Заключительный матч регулярного чемпионата-2002/03 «Вашингтон» проводил на выезде в Филадельфии. Последний (уже точно) матч в карьере Майкла Джордана сопровождался разгромным поражением его команды. В середине четвертой четверти великий баскетболист отправился на скамью запасных, на его счету числилось всего 13 очков. Болельщики требовали вернуть легенду на площадку, и Коллинз поддался призывам толпы. Майк вновь оказался на паркете, Эрик Сноу умышленно сфолил, и Его воздушество попал последние два штрафных броска в профессиональной карьере. Возвращаясь на скамейку, он стал свидетелем овации со стороны фанатов «Сиксерс». Она длилась три минуты.

Джордан хотел вернуться на пост президента по баскетбольным операциям «Уизардс», но владелец клуба Эйб Поллин отказал ему. Майкл считал, что его предали. Вслед за ним команду покинул и Даг Коллинз.

Спустя два года «волшебники» под руководством тренера Эдди Джордана наконец-то вышли в плей-офф. Во время утренней тренировки перед игрой первого раунда против «Чикаго» Кваме почувствовал недомогание. Его вывели из состава без особого сожаления – в предыдущей игре центровой провел лишь 4 минуты. Вскоре генеральный менеджер клуба Эрни Грюнфельд уже прорабатывал варианты обмена Брауна в «Лейкерс».

Кваме никогда не обвинял Джордана в своих неудачах. Он воспринимал инциденты с Майклом лишь как эпизоды.

«Думаю, вы много преувеличиваете. Эм Джей был достаточно умен, чтобы не вредить мне намеренно на глазах такого большого количества наблюдателей. Полагаю, что люди просто видели, как он периодически ругался, и думали, что таким образом он унижает меня.

Свою роль сыграли и медиа. Иногда они передавали совсем не те слова, что я произнес. Все хотели взять интервью и написать негативную статью, потому что это создавало резонанс. Если в моей жизни происходило что-то положительное, никто даже не обращал внимания. Они не освещали, как я занимаюсь благотворительностью, но любили сплетни вокруг Эм Джея», – объяснял Браун.

Для него не стало проблемой подписать контракт с «Шарлотт» перед сезоном-2010/11, а ведь полноправным владельцем «Бобкэтс» являлся тот самый Джордан. Напротив, «большой» провел один из лучших сезонов в карьере: набирал 8 очков за 26 минут с точностью 52% и отлично проявлял себя в обороне.

Именно там он попал под руководство Пола Сайласа, которого считает лучшим тренером в карьере: «Он всегда говорил прямо. Я уже привык фокусироваться на подборах и защите, но Сайлас знал, что мой арсенал гораздо шире. Тренер дал мне больше бросков. В какой-то момент я не верил, что меня готовы убрать с площадки за то, что я бросаю недостаточно часто! Чувствовал себя отлично и наслаждался каждой игрой. Я даже не воспринимал это как работу».

Тайрон Несби уверен: «Ни один человек не смог надломить Кваме. Гилберт Аренас появился в «Вашингтоне» уже после Джордана. Он, как и другие, понятия не имеет, о чем говорит».

Заблуждение №3: Кваме испытывает явные проблемы с психикой

Детству Брауна не позавидуешь. Он рос в семье с отцом-абьюзером, который либо издевался над матерью и детьми, либо сидел в тюрьме. Полиция могла в любой момент ворваться в дом, потому что братья Кваме торговали наркотиками. Баскетболист с детства привык полагаться на себя и не доверял посторонним.

Когда Браун оказался в Вашингтоне, все партнеры были старше его минимум на два года. Он не сумел расположить старших одноклубников – парню еще не исполнилось 21 года, его лицо мелькало по всей стране. Так что двери клубов и казино для него оставались закрытыми.

Отчуждение от коллектива и замкнутость породили продаваемый сюжет для СМИ: якобы Кваме испытывает психологические проблемы, конфликтует с соседями, не умеет пользоваться прачечной и даже заказывать еду. Кваме смеялся, он знал, что почти все написанное не является правдой. По словам Брауна, даже история с гомофобными оскорблениями Джордана – всего лишь выдумка журналиста The Washington Post Майкла Лихи.

«Кто-то увидел мой шрам и написал, что мой отец тушил об меня сигареты. Это неправда: отец находился в тюрьме, когда я получил шрам. Друг показал, что интернете в качестве моего второго имени употребляют Джеймс, хотя в действительности правильно Хасани. Вокруг столько дезинформации, они даже не смогли указать правильно имя! Как-то сообщалось, что Майкл Джордан довел меня до слез перед всей командой. Но парни с таким детством, как у меня, не плачут», – смеялся Кваме.

Итан Томас, один из немногих с кем Браун нашел контакт в «Уизардс», также возложил большую часть вины на медиа. Он часто рассказывал о том, что огромная часть историй про Кваме является ложью. Но его слова монтировали и вырезали из эфира. В конечном счете Томас понял, что СМИ интересна только шумиха вокруг личности бывшего центрового. Образ неудачника хорошо продавался. Стивен Эй Смит и Скип Бэйлесс зарабатывали миллионы, поливая его помоями.

«Но что он сделал плохого? Парень просто не играл на ожидаемом уровне, и все. Если бы он ушел под пятнадцатым пиком на драфте, то его 12-летняя карьера воспринималась бы абсолютно нормально. Эта травля похожа на травлю молодых ребят, пришедших с войны. Журналисты даже не знают, о чем говорят. Возможно, тогда они хотели защитить Майкла Джордана от преследовавших его неудач. И Кваме просто стал жертвой», – обсуждал ситуацию Итан с еще одним экс-«волшебником» Джахайди Уайтом.

На глазах Томаса репортеры стравили молодых Брауна и Аренаса ради раскрученной истории. Сейчас Итан уверен: Гилберт уже сам провоцирует Кваме на резкие и одиозные высказывания, чтобы увеличить свою популярность.

А правда – ее уже не найти.

«Майами» – главное разочарование плей-офф НБА: за год от финала до вылета в первом раунде

«Он разрушает собственный клуб». Почему Майкл Джордан такой неудачник

Фото: Gettyimages.ru/The Washington Post, Al Bello, Lisa Blumenfeld, Jonathan Daniel, Doug Pensinger

+16
Написать комментарий
Реклама 18+