«Не умел доить коров, но попросил маму научить». Как попасть из украинской деревни в «Барселону»

Артем Пустовой рассказал Андрею Сенькиву красивую историю.

Мы договариваемся встретиться утром возле «Камп Ноу». Вечером перед этим «Барселона» в Евролиге победила «Будучность» (95:83). Украинский центровой сыграл немногим более 9 минут и набрал 6 очков. Он единственный украинец, который играет в Евролиге прямо сейчас. Главный тренер Светислав Пешич не балует Артема игровым временем, но тот на позитиве – уверен, скоро все наладится. Контракт с «блаугранас» – еще на 2 года. Перед этим он три сезона отыграл тоже в Испании – за «Обрадойро» из Сантьяго. 

Пустовой приходит не сам – с девушкой. Ее зовут Мина Томич, она из Сербии. В прошлом она была волейболисткой – играла за южненский «Химик», где и познакомились. Закончила карьеру летом – после сезона в Италии. И переехала в Барселону. Раньше виделись очень редко – у обоих сезон.

Артем говорит много и смешно. Время от времени Мина хохочет – мол, много текста. А еще играет с собачкой – ее поводок иногда запутывается об стол и стулья. Приходится распутывать во время интервью. Тепло. 

«В первый год в Испании была паника. Приехал, а уровня нет»

– Назови три причины, почему круто играть в чемпионате Испании.

– Погода, уровень чемпионата и развитие игроков. 

– Почему погода нравится?

– Тепло. Приятно жить, когда постоянно есть солнце. Конечно, скучаю за снегом. В прошлом году увидел снег, когда в сборную приезжал. Радости было, как у ребенка. 

– В Испании есть проблемы с английским, не все его знают. Как привыкал?

– Когда приехал, у меня были проблемы с английским. И у меня, и у населения Испании. Встретились два «му-му». Первый сезон был очень тяжелым, но потом подтянул язык. В Барселоне намного больше людей разговаривает на английском – в Сантьяго мало кто. 

– Были странные ситуации, связанные с языком? 

– Были экстремальные. Когда не знаешь языка, мозги включаются на максимум. Но свободно говорить не получается – только в плане баскетбола. Уже потом мог травить истории в раздевалке. 

У меня была смешная ситуация в сборной, когда работал Фрателло. Было правило. Когда нам забивают, большой должен выносить мяч не из-под щита, а сбоку. Чтобы дать длинную передачу, если выбегают в отрыв. А я выбросил из-под щита. Фрателло останавливает игру и говорит: «Артем, у нас есть правило. Если забивают, что ты должен сделать?» Я не понимаю и говорю: «Yes». Он: «Нет, ты не понял. Что ты должен делать?» А я: «Okay». Потом уже позвали Палыча, который помогал с переводом, и все стало понятно.

В Сантьяго в первый сезон нехорошо играл, а мы могли вылететь. Клуб купил нового центрового, я переставал попадать в состав. Тренер подошел перед игрой, чтобы успокоить – мол, не переживай, у тебе еще есть контракт, все будет хорошо. И спрашивает: «Как ты себя чувствуешь?» А я: «Все хорошо». Хотел сказать, что хорошая погода (weather), а сказал – wedding. Он такой: «Что?» Я продолжаю: «Sun, sun». Уже тогда он понял. Раз шел с американцем и пытался сказать, что в Сантьяго много дождя. И не знал, как сказать. «Water from the sky», – говорю. Он посмеялся: «Это же rain». 

– Так как ты выучил?

– «Обрадойро» изначально хотел, чтобы я учил испанский. Но как мне учить испанский, если я не знаю английского? Обычно же преподаватели так работают. А я не знаю ни того, ни того. В команде был игрок из Литвы, а у него жена русскоговорящая. Я с ней учил. Получается – с русского на английский, с английского на испанский. Но в целом – практика. 

– Когда брали в «Обрадойро», знали, что ты не знаешь языка?

– Они общались с агентом, он сказал об уровне моего английского. Когда уже должны были подписать контракт, делали конференцию в WhatsApp – я, тренер и агент. Тренер говорил агенту, агент мне, а я агенту и он переводил. Так и общались первый раз, но никаких требований сразу не было. Потом уже подтянул английский. 

– Есть фишка в плане баскетбола, которая есть только в Испании? 

– Тут быстрый баскетбол. У каждого клуба своя система. Даже в «Обрадойро» и «Барселоне» – разная. Пришел сюда и ребята смеялись: «Как ты был в «Обрадойро»? Там же тысяча схем». Например, была одна комбинация и 10 ее продолжений. Целый год прошел на то, чтобы привыкнуть к ним. На тренировках много ходили пешком, тренер водил за руки. Если игрок бежит влево, одна комбинация, вправо – другая. В защите также – под каждого игрока индивидуально. Учитывалось даже то, какой рукой будут бросать. В «Барселоне» тоже такое есть, но немного попроще. 

– Не было мысли: «Это космос, я не потяну»?

– Была паника. Особенно в первый год. «Ну все, приехал. Еду домой», – думал. Был страх, что меня выгонят после первого сезона. В Южном как было. Приезжают легионеры, которые должны пахать и показывать уровень. Я приехал, а уровня нет. И что делать? На второй сезон приехал более спокойный – первые игры сидел на скамейке, а потом начал играть удачно и много. А третий сезон – шикарный. Я не чувствовал себя легионером, а на равных со всеми. 

– Что нужно украинскому игроку, чтобы попасть в Испанию? 

– Я ездил в Adidas Cump в Тревизо, а там был тренер «Обрадойро». Он хотел меня еще раньше, но «Химик» не захотел отпускать. Сказали, что еще рано – годик отыграй. Мы взяли чемпионство, а у меня еще был год контракта. В «Химике» сами подошли и спокойно отпустили. 

В целом, кроме «хорошо играть», нужна доля везения. Нужно, чтобы тебя заметили. Сейчас Украину мало кто смотрит, намного тяжелее уехать за границу, чем раньше. 

– Было, что в бытовом плане не знал, как себя вести?

– Когда только приехал, особо не знал города – куда пойти, куда поесть. Стеснялся очень. Первую неделю в Сантьяго после утренней тренировки покупал готовые обеды в супермаркете, а после вечерней – заказывал пиццу. «Пицца, пицца, пицца, пицца», – я уже не выдержал и написал в чат. Ребята посоветовали – и уже все нормально было. Еще нюанс – суп не в каждом ресторане. А как я без борща, супа с фрикадельками? Но уже адаптировался. 

– Что в Испании вообще знают о нашей стране и нашем баскетболе? 

– Полупрозрачный, неизведанный мир. Много людей спрашивали о Сергее Лищуке. Когда играли против «Валенсии», игроки говорили: «О, Лищук! Классный парень». Еще о войне спрашивают. 

– Как бы ты себя чувствовал, если бы не уехал, и продолжат играть в баскетбол в Украине? 

– Немного грустно. Как человек, который упустил момент уехать. 

– Я не знаю людей, которые смотрят украинский баскетбол и не ставят себе вопрос: «Почему Мишула до сих пор не уехал заграницу». Ты знаешь ответ? 

– Ставлю себе такой же вопрос. Саня хочет уехать. В прошлом году закончился контракт с «Днепром» и он говорит: «Сезон закончился, а предложений нет». Но они не сразу поступают. Он немного запаниковал – июнь начинается, а у него нет предложений. И подписал контракт на два года. Несерьезно к этому отнесся. Может, надо было подождать. 

Ему надо было уезжать еще после чемпионата мира в 2014-м. Турков он вообще убил. Тогда были клубы, которые им интересовались. Если бы его отпустили, он бы сейчас играл в Евролиге. 

– Если чемпионат Украины не смотрят, что делать? 

– Ехать в более слабый чемпионат в Европе. Тот же Бобров играл в третьей лиге Франции, ушел в Литву, а сейчас приехал в Испанию. Это хороший пример. Герун – то же самое. Был здесь во второй лиге, во второй команде «Барселоны», сейчас в ACB. 

– Была информация о том, что на Евробаскете-2017 Грегг Попович следит за тобой. Это укладывалось в голове? 

– Воспринял это холоднокровно, мне безразлично. Да, он хороший тренер и все такое, без эйфории. Помню, он пришел на игру с Италией. А я спокойно себе сижу, рядом – Мишула. Он голову поворачивает: «Ты видел, Грегг Попович?» Я такой: «Да, да». Мишула в шоке был. Но с Поповичем я не разговаривал. 

– Сейчас есть смысл менять Европу, где ты уже адаптировался, на НБА? 

– Не знаю. Зависит от финансов, стоит рисковать или нет. Я уже немолодой (26 лет – прим. Tribuna.com). Надо смотреть на нюансы. Я бы хотел посмотреть, как там, повариться в этом котелке, на организацию посмотреть. Хотя тоже вопрос – говорят, там мало защищаются. Как у нас на Матче звезд. Американец в «Обрадойро» рассказывал, что они вяло начинают – уже в плей-офф рубятся. 

– Ты зарабатываешь так, чтобы после карьеры жить припевая? 

– Сколько бы мне не дали, все равно будет мало. Еще сколько лет после баскетбола надо жить. Сейчас хочется выжать максимум, чтобы еще и детям осталось. Сейчас – только на меня и на собачку хватает. 

– Но ты знаешь, что сколько стоит в магазине?

– Нет, у меня есть Мина. Она закупается. Когда жил сам, не готовил себе – больше заказывал. Я сладкоежка, загребал себя все мороженным и йогуртами. Раз набрал их на 150 евро. Обожаю это поесть. Всю жизнь ел сладкое очень много – мне не мешает. 

– В «Барселоне» у тебя очень мало игрового времени. Как это объяснить? 

– Когда приезжал, понимал, что буду играть мало. Когда начался чемпионат и Евролига, я почувствовал, что могу играть, а не только сидеть на скамейки. Меня расстроило, что я тяну уровень, но не играю. С тренерами разговариваю и они довольны. Но от этого игровое время не прибавляется. 

На моей позиции есть два игрока, которые немало зарабатывают. Нельзя их на скамейке держать. Томич – очень сильный игрок, у него много чего есть подсмотреть. У него видение, техника, пас, играет как шахматист. Серафин другого типа, играет напролом. 

– Из-за этого нет психов?

– Такого нет. Есть игроки, которые не играют, и начинаются проблемы с руководством – хочу то, хочу это. На счет этого я спокоен. Во втором сезоне за «Обрадойро» забил победный бросок с «Мурсией». Зашел в самолет, а там сидел болельщик. «Посмотрел это видео 10 раз, ты молодец. В прошлом году я тебя не любил», – говорит. Выходит, доказал людям – я реальный пацан, а не просто пришел забрать свои деньги, сидя на скамейке. 

Бывает, думаешь, работаю, работаю, работаю, а игровое время не прибавляется. Главное в такой ситуации – не остановиться и не забить. Но я работаю, индивидуально тоже. Следующий сезон, думаю, будет лучше.

– Не обидно, что, не играя здесь, тебя еще и в сборную не отпускают? 

– Когда только приехал в «Барселону», объяснял тренеру сборной, что я в новом клубе – нужно влиться в коллектив. Тем более, тогда в сборную приехал Лень. Во второй раз меня реально не отпустили. А на матчи с Черногорией и Словенией меня отпускали, но получалось так, что я прилетал бы с самолета прямо на игру. Не хотел рисковать.

«Один товарищ советовал: «Стой в 3-секундной зоне, ты же высокий». Я думаю: «Какая зона? Где написано? О чем ты?»

– Твои слова: «Если бы не играл в баскетбол, то сбухался бы». Почему? 

– Лучше не рассказывать всего, иначе люди во мне разочаруются. Я с маленькой деревни – три улицы. Когда был маленьким, то был колхоз, люди работали. Потом стало только хуже – остались только сезонные работы. Приезжаю домой и вижу: люди живут только за счет того, что насобирают на огородах, молодые люди выглядят намного старше – тяжело работают и много бухают. Мой товарищ тоже. У него есть деньги – всех угощает, нет – воровать. У него даже условное было. Если я бы остался, был бы таким же. 

– Как выглядел твой день в 12 лет? 

– В определенные периоды жизни у меня были свои задачи и роль в семье. Одно время была задача ходить в пекарню за хлебом – тогда еще по талончикам выдавали. Я маленьким был, всех обходил, не стоял в очереди. Раз уронил хлеб в лужу, кусочек маленький был грязным. Вместо того, чтобы отрезать, начал его мыть. 

В деревне у нас лошадь была, мы с дедом ездили за арбузами или сеном на поле. Потом завели две коровы. Сначала не умел доить, а потом попросил маму научить. Когда ее не было, просила меня подоить – да без проблем. В селе коров выгоняли два раза – утром и после обеда. Утром меня не будили – была задача выгнать, а потом забрать их в обед, и также – вечером. Друзья забегали ко мне в 10, бежали к водоканалу, прыгали в него из моста, плавали, бесились. И в 12 забирали коров, пообедали, и опять. Пас я редко – были пастухи. Однажды мама наняла мужчину, я ему помогал два дня. Пришлось пропустить школу – сказал, что заболел.

– Как парню из деревни Софиевка в Херсонской области попасть в большой спорт? Играл за школу?

– Да какая школа, ты что. Там был один спорт – вечером мяч погонять. Когда учился, было 11 классов. Сейчас остались только начальные классы. В школе были кольца – прикручены к стене. Никакой боковой линии, два шага не сделаешь – сразу стена. Нюансов я не знал, как все устроено, что можно деньги зарабатывать. 

А в баскетбол попал благодаря бабушке. Мне было 15 лет. У нас был выходной, я пошел с друзьями гулять. Весь день гулял – ни на обед не пришел, ни на ужин. Пока она сама меня не нашла. Она разнервничалась и говорит: «Звони маме, пускай тебя забирает». Она как раз с отчимом поехала в Каховку зарабатывать деньги. После Нового года мама меня забрала.

Прямо перед отъездом я сломал ключицу – катался с горки. Приехал в новую школу и сразу подходит старшеклассник: «Я играю в баскетбол. Ты высокий. Не хочешь тоже?» Но мне неделю ничего нельзя было делать. Потом тренер меня взял, мы играли по Херсонской области. Через год он повез меня в Николаев, а потом в Южный. Я был в 9-м классе. Там любили высоких – в команде было 3-4 таких парня. И все поздно начали играть. Выходит, чтобы играть в баскетбол, нужно насолить бабушке – не прийти на обед и ужин. 

– Расскажи историю о бабушке, которая мотивирует любого. 

– В каждом интервью о ней спрашивают – уже прославилась на всю Украину. Раньше никто в моей семье не занимался, не интересовался спортом. Разве что бабушка вспоминает, как мы с ней Олимпийские игры смотрели, фигурное катание. А сейчас уже баскетбол смотрит. Говорит, что баскетбол очень быстрый, все бросают трехи. И вечно пример Мишулы приводит: «Как играет Мишула, как играет. Артем, тебе нужно научиться бросать трехи». Я объясняю: «Позиция другая. Тренер не позволяет – нужно быть под кольцом». Она спорит: «Да что ты рассказываешь – учись бросать». Приходится соглашаться. 

– Что делаешь, когда домой приезжаешь?

– Когда уехал, мои уже полностью перебрались в Каховку. После первого сезона в Испании было тяжело, был морально подавлен – еще и все время на английском. Так совпало, что все друзья были на месте. Днем – дома, а вечером – с ними гулять. Хотелось буквально поговорить, с другом просидели всю ночь. Выехали к речке, распалили костер и всю ночь проговорили. У Мины паника была – я душу отвожу, телефон в доме оставил, вообще забыл, что он у меня есть. Шашлыки, рыбалка, друзья, свой язык – это очень круто. Последние два года не было друзей – много кто уехал на заработки в Польшу. Такого веселья уже не было. 

– В деревне ты звезда? 

– В Софиевке никого не осталось – бабушка в Каховку переехала. Разве что к ее подругам заезжаем. Ребят тоже не вижу – все разъехались. Та даже во всей Украине я не звезда – за баскетболом мало кто следит.

– Попасть из деревни в топ-клуб – что-то непривычное?

– Иногда проскакивает такая мысль. Но я – живой пример того, что это нормально. Из Софиевки, которой уже и на карте нет, попал в «Барселону». Играю и живу здесь. Не нужно сдаваться, играя в маленьких городах. Всегда будет шанс. Сейчас хочу играть в «Барселоне» на главных ролях. Стать хорошим известным игроком, который отыграл много лет на уровне. Когда закончу, чтобы говорили: «Был такой Артем Пустовой. Он разрывал». Когда был в Украине, сказал бы: «В «Химике» отыграю и в дальнобойщики пойду».

– В Южном были спартанские условия? 

– Да нет. Что надо парню из деревни? Горячая вода и еда. Общага была нормальная, я жил с братьями Тютюнниками. Жил с ними до конца 9-го класса, а потом они во Львов уехали. После тренировки носочки быстренько постирал, но их немного было – две пары. Одни постирал, другие сушатся. В 11-м классе нас переселили в новую общагу, где жила Суперлига. Вот это был уровень – вниз спустился и уже столовая. 

– Расскажи трешовую историю из игр на молодежном уровне.

– Играли в высшей лиге в Алчевске. Зима. Даже разминались в курточках. Меня выпустили, а получалось не очень – потеря, блок-шот, из-под кольца не забил. А тренер постоянно всех менял, чтобы все получали игровое время, могли раскрыться. Я кричу ему: «Замена, замена!» Он меняет и спрашивает: «Что случилось?» А мне неудобно сказать, что я говно вожу, ничего не получается. И застыл. «Замерз», – отвечаю. Он так посмотрел на меня, а я курточку надел и сижу. 

Даже были мысли после плохих игр: «Почему для одних баскетбол – легко, а для меня так тяжело». 

– Когда понял, что хочешь быть только баскетболистом? 

– Когда приехал в Южный, вообще не понимал, куда попал. Тренер сказал, что забирают, а я сказал: «Забирайте». Помню, когда попал на первую игру Суперлиги – раньше же вообще баскетбол не смотрел. Играли «Николаев» и «Черкасские Мавпы». Привык, что у нас в Каховке на тренировку приходили мужики с работы, которые раньше баскетболом занимались. Сижу и смотрю – черные. Думал, что они украинцы, а не легионеры. Думал, что мужики с Черкасс пришли с работы и приехали в Николаев играть. Возле меня сидел парень, а я спрашиваю: «Они играют в баскетбол и нигде не работают?» Он смотрит: «Ну да, за это им деньги платят». Удивился: «А так можно?» 

Один старший товарищ советовал мне: «Стой в 3-секундной зоне, ты же высокий». Я думаю: «Какая зона? Где написано? О чем ты?» В Южном просили играть в три четверти – не понимал, о чем речь. Фундамента не было. Но в Южном уже научился – и двойной шаг, и зоны. Белаш бросок поставил, крюки, штрафные.

Как-то говорили с ребятами – мол, уже скоро нас к суперлиге подпускать будут. А я думаю: «Ну какая суперлига? Сейчас закончу и работать пойду». Не было глобального представления о баскетболе. Потом начал крутиться и вникать. Понял, что такое баскетбол. Но у меня никогда не было кумира, за которым бы следил. Любящими глазами ни на кого не смотрел. 

– Украинские баскетболисты, которые выходят на топ-уровень, больше самородки или продукт какой-то системы? 

– В Украине все устроено так. Набрали много маленьких игроков, они вышли на новую ступень, кого-то отбросили. Из 100 человек потом играет 10. С ними мало занимаются, кто прогрессирует – оставляют, кто нет – выгоняют. Никто не занимается, чтобы своих вырастить. Индивидуально с игроками не занимаются. Как грибы – кто вырос, тот и играет.

«Новости не смотрю и чувствую себя прекрасно»

– Футболисты умеют бить по мячу, баскетболисты – бросать в кольцо, волейболисты – перебивать через сетку. Что, кроме баскетбола, умеешь ты? 

– Эксперт в том, чтобы меня нервировать, – отвечает за Артема Мина.

– Но на самом деле я эксперт по блинчикам. В детстве постоянно маму просил – напеки блинов. И она сказала мне рецепт. Лет 12, а я был главным в семье по блинам – на Масленицу, например. Я пек блины – дома, в гостях, везде. Так точно могу напечь – недорого. 

– Футболисты, которые играют в слабых командах, уже звезды, к которым сложно подобраться. Баскетболисты намного проще. Почему? 

– Испорчены деньгами. Баскетболисты начинают зарабатывать не в очень раннем возрасте, когда психика стабильнее. Смотрел много видео, перспективные футболисты получали бабки – и все. Баскетболисты смотрят вперед, пытаются заработать деньги и чувствовать себя хорошо в будущем. 

– У тебя никогда не было звездной болезни? 

– От денег – никогда. Первая зарплата была 150 гривен. Помню, иду из общаги голодный и мечтаю: «Буду получать тысячу гривен, пойду в магазин и куплю себе пак «Сникерсов». И съем все». Я их так и не купил. 

Но была ситуация, что уже все – я «зірка». Был в дубле «Химика», нас заявили в детскую Евролигу – там я получил звание «лучшего центрового». Уже думал – вот она удача, словил жар-птицу за хвост. Приехали в Украину, прошло время, начался чемпионат по дублям. Мы играли с «Грифонами», они шли на последнем месте. Друзья зовут гулять. Игра? Пфф, да пофиг. Мы гуляли допоздна. Какой режим?

Утром не тренировку, а тренер видит, что я несобранный. «Пустовой, что за фигня?» – спрашивает. «Тренер, да я в игре все исправлю», – отвечаю. Приходит матч, забил 4 очка, и весь сезон пошел под откос. Одна игра, вторая, третья, я уже все – режим не нарушаю. Но все равно не идет. После шестой игры понял: «Мальчик, какая ты звезда? Успокойся». Вот такая история о том, что думал – все, «катила». В конце сезона выдал пару игр и в новый уже вошел хорошо. 

У тебя есть четкая картинка того, что происходит в Украине? Или одной стороны просто нет?

– Если честно, бардак. Сколько живу здесь, не слежу за новостями. Новости, что с нашей стороны, что с другой... Очень много клеветы, все перекручено. Новости не смотрю и чувствую себя прекрасно. Понимаю, что у нас не все хорошо, многое надо менять, но не знаю, сколько лет надо, чтобы все поменять и вычистить всю гниль. 

– Липовцев говорил, что не видит ничего плохого в том, чтобы играть в России. Только он там не выдержит – ему будет сложно в той обстановке. Ты как?

– Если в плане поиграть, не вижу ничего плохого. Я бы поехал. О политике не люблю говорить – грязь. Мы ездили туда по Евролиге, ничего страшного. Если я бы голосовал, то голосовал бы за Зеленского. Он внушает мне доверие. Не знаю, за кого еще. Когда пришел Порошенко, думали, что вот – олигарх, денег много, воровать больше не будет. У нас такой менталитет – сколько бы не было, будет мало. Если бы все взять в грамотные руки, мы были бы одной из самых богатых стран Европы.

Я задаю вопрос Мине. Интересно, как изнутри выглядит отношения сербов с другими балканскими государствами. Она объясняет:

«Ты не можешь поехать с сербскими номерами в Хорватию. Два месяца назад наши ватерполисты поехали в Задар играть, болельщики их увидели, начали за ними бегать, одного спортсмена ножом порезали. У меня сестра отдыхала в Хорватии, там услышали: «О, соседи. Спасибо, что приехали». Черногорец поехал в Сербию: «Для вас еды нет». Здесь все от людей зависит.

В Сербии можешь говорит о том, что «Россия и Сербия – братья». Люди действительно так считают. У нас есть дерби «Црвена Звезда» – «Партизан». С ребенком на футбол не пойдешь – кричат, кидаются стульями, опасно. А в Испании «Реал» и «Барселона» – какое дерби, и ничего. Все спокойно.

«Вот мы играли в Черногории, нас забрасывали монетами. Даже во второго тренера попали», – добавляет Пустовой.

Спасибо «Эпицентру-К» и Ла Лиге за возможность записать интервью с Пустовым в Барселоне.

Хто після Мурзіна: три кандидата з України

Головний вірянин українського баскетболу – про релігію, Усика та московський патріархат 

Фото: страница Артема Пустового в фейсбуке; globallookpress.com/kolbert-press/Christian Kolbert/www.imago-images.de

+20
Популярные комментарии
Виталий Хемий
+14
Приехал пару лет назад на волейбол в Южный. Артем пришел поболеть за Мину. Колоритно так развалился на креслах и утрамбовал две сосиски в тесте. В кафе в "Олимпе" они очень неплохие)
R2_D2
+9
Если в плане поиграть(в Россию) , не вижу ничего плохого. Я бы поехал. + за Зеленского

Ккккомбо
Ruslan Travkin
+8
Конечно, последние слова немного подпортили впечатление, но а так, то видно, что простотой и трудом можно добиться многого.

Очень интересное вью, от некоторых ответов мурахи пробежали по коже
Написать комментарий 7 комментариев
Реклама 18+