НБА

Травматиков в НБА больше не будет

Ранее в сериале:

«Сейчас нам кажется немыслимым, что никто в лиге в 2007-м не заподозрил в Греге Одене травматика».

«Дэб, я Мясник из Бей-Харбор».

«Портленд» принял правильное решение. Просто оно не сработало».

 «С тех пор команды НБА стали гораздо более осторожно подходить к анализу игроков перед драфтом».

***

Цитата от Билла Симмонса. Да, я пообещал себе больше не читать его тексты, но его подкасты я продолжаю слушать. Что же сказал мистер Симмонс:

«Интересная мысль про Одена. Если бы он пришел в лигу на 10 лет позже и застал бы все те классные штуки, которые есть у нас сейчас, то провел бы в лиге лет 20. Врачи бы выяснили, как быть с его ногами разной длины, он бы играл с нужными стельками еще в 8-м классе школы. С ним все было бы нормально.

Думаю, поколение Одна было последним, когда люди еще не разобрались во всей этой теме с травмами и здоровьем. Взять хотя бы Стефа Карри – если бы он пришел в НБА на 10 лет раньше, то отыграл бы в лиге лет шесть и все. Карри бы вылетел из лиги из-за своих лодыжек, которые бы просто развалились на куски.

Если бы у меня была машина времени, и я мог бы переместиться в 2006-й, то я бы, конечно, сделал много всего, но я бы также обязательно прихватил с собой Одена в 2018-й».

***

Сезон НБА-2017/18 начался с кошмара – травмы Гордона Хэйворда. Продолжение не заставило себя долго ждать – случились жуткие травмы Криса Данна и Айзеи Кэнона, а также серьезные повреждения получили Джереми Лин, Андре Роберсон, Демаркус Казинс, Кристапс Порзингис и кто только еще не. Мы стали свидетелями сразу двух увлекательных связанных с травмами сериалов с Маркеллом Фульцем и Каваем Леонардом в главных ролях. В феврале нас пугали страшными цифрами, что из-за эпидемии травм игроки пропустили на 30% больше игр, нежели годом ранее. В плей-офф влияние на результаты оказали травмы Рики Рубио, Рэджона Рондо, Криса Пола, Кайри Ирвинга и Кевина Лава.

В связи с этим возникает несколько вопросов:

Травм стало действительно больше?

Да. В минувшем сезоне игроки НБА перешагнули отметку в 5000 пропущенных игр из-за травм впервые с сезона-2005/06 (тогда действовало правило резервных игроков, которые после попадания в список травмированных должны были отсидеть несколько игр на скамейке прежде чем вновь получить право быть «активированным» и вернуться на площадку, следовательно, подсчет травм был совсем другим). 

«Оклахома» потеряла меньше всего игр из-за травм (63, в основном из-за Роберсона), «Торонто» потерял меньше всего минут и долларов из-за травм. Больше всего игр из-за травм пропустили игроки «Нового Орлеана» (340).

Почему травм стало больше? (тут должен быть мем про сверхразум)

  • Сокращение сроков предсезонной подготовки (картиночка с маленьким мозгом)

Парадоксально, но всплеск в количестве травм случился именно тогда, когда лига решила растянуть сезон и сократить количество «бэк-ту-бэков» (отрезков с двумя играми за два дня) и отказалась от убийственного формата «4 игры за 5 дней». Очевидно, что игроки перестали жрать пиццу и начали подготовку к сезону в те же сроки, что и обычно, а сезон возьми и начнись на две недели раньше.

Итог: сразу два игрока – Гордон Хэйворд и Джереми Лин – получили травмы в первой же игре регулярного сезона своей команды. За предыдущие 13 лет такое удавалось только Нене в 2005-м и Джулиусу Рэндлу в 2014-м.

Хорошая новость – если первый пункт действительно сыграл роль, то взрыв травм в прошлом сезоне может оказаться лишь единовременным отклонением от средних значений. Со следующего сезона игроки и тренерские штабы скорректируют план подготовки и число травм откатится обратно к средним цифрам.

  • Особенности игры (картиночка с мозгом побольше)

Такой уж сейчас баскетбол подвижный, суперскоростной, мобильный и, что самое главное, широкий, требующий колоссальной горизонтальной мобильности от игроков. Это вам не 2005-й, когда, как смеется Шейн Баттье, люди только и отрабатывали защиту против «большого» в «посте». Сейчас пик-н-ролл гоняют каждые две секунды, все меняются на всех, надо покрывать гигантские пространства в защите, лететь в быстрое нападение и всякое такое. Неудивительно, что связки и суставы не выдерживают.

  • Особенности баскетбольного воспитания (картиночка с суперпросветлением)

Известный тренер Тим Гровер, работавший с Джорданом, Уэйдом и Брайантом (а также написавший самую странную книгу, что я читал за последний год-два) считает, что в травматизме игроков виновата чрезмерное увлечение молодых баскетболистов тренажерным залом. Детишки начинают качаться все раньше, но при этом еще толком не умеют двигаться, прыгать, приземляться и падать.

Акселераты в итоге оказываются не по годам сильными, мышцастыми и прыгучими, поэтому они выпрыгивают из возможностей собственного организма, не имея базовых представлений о питании, отдыхе, растяжке и других важных вещах.

Но если бы вы спросили меня, как у НБА дела с травмами, я бы ответил – лучше, чем когда-либо.

Во-первых, у шквала травм прошлого сезона есть логичное объяснение. Во-вторых, в предыдущем сезоне травмы получил ряд громких игроков, имена которых разбудили в наших головах когнитивные искажения, которые заставили нас обратить на травмы более пристальное внимание.

В-третьих, разговоры о травмах заставили нас забыть о том, что спортивная медицина в 2018-м году – это просто космос.

Пример №1: Стеф Карри

Хотите забавный факт? Энтони Дэвис на 9 месяцев МЛАДШЕ прошлогоднего обладателя приза Лучшему новичку НБА Малькома Брогдона. При этом Дэвис уже не рассматривается как «светлое будущее» лиги. Он ее настоящее. Одна проблема – в перечне травм Дэвиса... ээм… 32 наименования.

Вроде бы многовато. С другой стороны, за последние два сезона Дэвис отыграл 150 игр в регулярном чемпионате по 36 минут за матч и оба раза превзошел гроссмейстерскую величину в 2000 очков за сезон.

Или вот Джабари Паркер. Человеку еле-еле 23 года, а он уже дважды рвал переднюю крестообразную связку колена. Только вот ему повезло родиться поближе к XXI веку, поэтому подобная травма колена для него не означает почти незамедлительный конец карьеры, как у Билли Каннингема в 1975-м или Дага Коллинза в 1980-м. Сегодня человек после двух операций не стесняется своих амбиций, заявляет о намерении играть в стартовом составе, быть звездой и получать 10+ миллионов в год.

Но для меня самым потрясающим примером преображения «травматика» является Стеф Карри. Этот человечек со стеклянными ножками не должен был дожить в НБА до того самого потрясающего сезона-2015/16.

И знаете, кому Стеф должен быть благодарен? Врачам «Финикса».

Тренерский и медицинский штабы «Санз» в середине нулевых имел заоблачную репутацию. В клубе каким-то немыслимым образом ставили на ноги и выжимали до капли все оставшиеся соки из ветеранов и игроков с самыми толстыми медкнижками в лиге. 

В «Санз» воскресили Гранта Хилла, вдохнули новую жизнь в Ченнинга Фрая, продлили до максимума спортивную карьеру Стиву Нэшу и даже высосали из Шака последний сезон с попаданием на Матч звезд в его карьере (в 36-то лет человек отыграл 75 матчей – свой максимум с сезона-1999/2000).

Что такого особенного делали врачи и тренеры «Финикса?

  • собирали максимум информации об организме игрока на медосмотре при переходе в клуб и продолжали делать это как минимум четыре раза в неделю на протяжении пребывания баскетболиста в стане «Санз» (при этом игроков стартовой пятерки и особенно звезд исследовали каждый день)
  • каждое межсезонье тщательно измеряли степень мобильности суставов, связок и других частей туловища – большого пальца ноги, лодыжек, голеностопа, коленей, бедер, корпуса, плеч, шеи
  • хранили все данные в электронном виде и старались искать тенденции в попытке предотвратить травмы
  • следили за тем, чтобы после любой травмы игроки не компенсировали движения в здоровую сторону и не допускали диспропорций в нагрузках на части тела
  • держали в штабе мануальных терапевтов и кинезиологов, которые на постоянной основе мяли всех игроков и следили за состоянием мышц
  • настаивали на том, чтобы игроки пропускали отдельные игры пусть даже по надуманным причинам ради одного-двух дней отдыха (что было критично, например, для Нэша, игравшего под конец карьеры со спондилезом
  • первыми в лиге закупили криосауны и не пожалели на них по 50 тысяч долларов в те времена, когда в их эффективности для спортсменов еще никто не был уверен (говорят, больше всего криосауны нравились Марчину Гортату, которому холод «напоминал зиму в Польше»)

Короче говоря, в «Санз» испытывали те методы восстановления и профилактики, которые сегодня стали обыденными. И все рассказы о том, что Стефа Карри после череды травм лодыжек учили чуть ли не заново ходить и ему закачивали кор и поясницу (200 кг в становой даже с трэп-грифом для баскетболиста типа Карри – это впечатляюще) являются результатами той эволюции в работе со здоровьем спортсменов, немаловажной частью которой были и врачи «Финикса» в свое время и плоды которой сейчас пожинают те же Дэвис или Паркер.

(Интересный факт: врачи «Финикса» утверждают, что до 80% травм в баскетболе провоцируются недостаточной или наоборот, избыточной подвижностью таза и сопряженных с ним мышц вроде напрягателя широкой фасции бедра).

Пример №2: Грег Оден

Нет, конечно, сам Грег Оден никаким уникумом не был. Но именно он стал тем камнем, который спровоцировал заметные волнения в штабах команд и заставил команды гораздо плотнее взяться за довольно тщетное занятие – прогнозирование будущего.

Ведь кем должен был стать Оден? Новым Патриком Юингом, который бы набирал 15+ очков, 10-12+ подборов и ставил бы от 2-2,5 блок-шотов за игру на протяжении 10 лет. Все данные для этого у него были. А раз он не стал Юингом, значит, кто-то серьезно облажался.

Но лажать можно было раньше, в 80-х и 90-х – меняться пачками пиков первых раундов без всякой защиты, придумывать суммы контрактов из головы, не опираясь на потолок зарплат. Сейчас, когда любой клуб стоит миллиард долларов, клубы готовы драться за любое конкурентное преимущество. Следовательно, и искусство минимизации рисков стало ключевым аспектом НБА.

В 2015-м на драфт выходил интересный проспект – Майлз Тернер. Мобильный «большой» в районе семи футов роста с потенциалом на обоих концах площадки. Одна проблема – очень уж подозрительно бегает. Нет в движениях ног легкости, колени не поднимает, в латеральных движениях двигается слабо.

Тернеру повезло – умные люди в его окружении поняли, что к чему и заставили его пройти целый ряд тестов, чтобы выяснить причины и потенциальные последствия проблем из-за неправильных движений на площадке. Врачи из больницы в Нью-Йорке, где оперировали и занимались реабилитацией Кевина Лава и Пола Джорджа, проанализировал проблемы Майлза Тернера и выдали 19-летнему парню на руки 27-страничный отчет по результатам тестов на беговой дорожке, механических упражнений и рентген-снимков проблемных областей.

Что выяснилось:

  • Парень был немного зажат в плане растяжки, но все в пределах нормы. Тем не менее, в отчете было указано, что при пренебрежении подвижностью суставов, разминкой и прочими скучными вещами, парень может быстро закостенеть, стать менее гибким и быстро схлопотать на этом фоне травму
  • Показал низкие результаты в тестах на силу ягодичных и бедер (как с внутренней, так и с внешней стороны). Обычные приседания на одной ноге доказали, что таз у парня работает асимметрично, а недостаток силы бедер компенсируется коленями и лодыжками.

 

  • При беге оказалось, что дисбаланс в работе мышц таза заставляет Тернера компенсировать неравномерное движение через лодыжку, что приводит к увеличению нагрузки на стопу и избыточной пронации.

 

  • Движение таза в зависимости от ноги отличается почти на два градуса, что приводит к асимметрии ног относительно вертикали в почти 2,5 градуса.

Вот этот массив информации позволил Тернеру лучше понять себя и свои проблемные места, очертить круг будущей работы и эффективнее работать над ошибками. После трех сезонов Тернер занимает второе место после Таунса по Win Shares среди игроков драфта-2015.

И продолжает работать над собой:

Так что разговоры о том, что в 2018-м в НБА нашли бы подход к здоровью Грега Одена однозначно имеет под собой почву. Возможно, результаты углубленного тестирования заставили бы клубы пересмотреть свое отношение к Одену как однозначному первому номеру драфта и его выбрали бы ниже. Зато, скорее всего, в 2018-м у нас было бы гораздо больше шансов увидеть вразумительную карьеру от Одена, чем в 2008-м (то же самое касается Адама Моррисона или Брэндона Роя).

Пример №3: Демаркус Казинс?

В следующем сезоне может быть написана новая страница в истории НБА.

Сейчас спортсмены могут вернуть 80-90% прежнего уровня после разрыва связок колена – передней крестообразной или боковых. Пересадка связок с трупов, высокотехнологичные методы восстановления, йога и прочие достижения современности привели к тому, что некогда снившаяся игрокам в ночных кошмарах травма перестала быть точкой в карьере.

Но еще никто не возвращался прежним после разрыва ахилла.

Сроки восстановления после травмы подобного рода – от полугода. О возвращении к прежним кондициям, судя по мнениям врачей, говорить сложно, почти невозможно. Игроки, получившие эту травму после 30 лет (Кобе Брайант, Чонси Биллапс, Андерсон Варежао), зачастую вообще завершали карьеру спустя год-два. Баскетболисты, ставшие жертвами этой травмы до 30 лет (Элтон Брэнд, Уэсли Мэттьюс) возвращались в игру, но были уже «не те». Именно разрыв ахилла разделил карьеру Арвидаса Сабониса на «до» и «после».

После разрыва ахилла игроки меняются. Они больше не обладают прежней прыгучестью, тело не может так же резко реагировать и перемещаться, как раньше. Скорее всего, Казинс тоже вернется немного тяжеловесным. Но все же у него есть тот, на кого он может равняться в ходе восстановления.

Казинс порвал ахиллово сухожилие в матче с «Рокетс» 26 января 2018 года. 26 годами ранее, 26 января 1992-го ахилл порвал Доминик Уилкинс. Это травма не позволила ему попасть в «Команду мечты» на Олимпиаду-1992 в Барселоне. Сложно даже представить, насколько более резонансной могла быть карьера Доминика, если он предстал перед всем миром в качестве самого зажигательного и агрессивного данкера величайшей команды в истории баскетбола, но речь не об этом.

Уилкинс – единственный, кто вернулся после разрыва ахилла если не таким же, как прежде, то хотя бы подошел максимально близко к прежним кондициям. Как ему удалось это сделать в 1992-м – понять сложно. Возможно, его распалял огонь из-за обиды после непопадания в оригинальную «Дрим тим». Так или иначе, Доминик совершил, возможно, самый впечатляющий камбэк после травмы ахилла – в сезоне-1992/93 он провел 71 игру, набирал в среднем 29,9 очка (уступил только Джордану) и даже научился внезапно бросать издали (38% при 4,5 броска из-за трехочковой). По итогам сезона-1992 Уилкинс попал во вторую сборную All-NBA, а в 1994-м попал-таки в сборную США и выиграл чемпионат мира.

Сможет ли Казинс повторить нечто подобное? Остается только надеяться. Но вся предыдущая история травм в НБА работала на него. Если в сезоне-2018/19 Казинс вернется в строй и проведет сезон на таком уровне, что ни у кого не возникнет сомнений, стоит ли он максимального контракта – это будет еще один повод откинуться назад в кресле и подумать про себя, что мы все же живем в удивительное время.

50 главных свободных агентов НБА

Фото: REUTERS/Derick E. Hingle/USA TODAY; Gettyimages.ru/Kevin C. Cox Sports, Jonathan Ferrey, Neilson Barnard/Reebok

+5
Написать комментарий
Реклама 18+