НБА

Легенды НБА, которых до сих пор нет в Зале славы баскетбола

Сегодня ночью прошла очередная церемония включения заслуженных людей в Зал славы баскетбола имени Нэйсмита. Свое место в Зале получили легенды НБА Шакил О’Нил, Аллен Айверсон и Яо Мин, одна из лучших баскетболисток в истории Шерил Свупс, знаменитые тренеры Том Иззо и Джон МакКлендон, звезда АБА Зелмо Бэйти, рефери Дарелл Гарретсон, неоднозначный владелец «Чикаго Буллз» Джерри Райнсдорф и человек-миф Камберленд Поузи.

В Зал славы баскетбола попадают не ранее, чем через 5 лет после окончания карьеры. Суперзвезды НБА – такие, как Шак или Айверсон – включаются в Зал с первого же раза. Некоторым, вроде того же Зелмо Бэйти, приходится ждать очень долго. Зелмо даже не дождался, скончавшись в 2013 году. В этом состоит одна из главных претензий к Залу – нет четких критериев включения, голосование анонимно, и многие великие игроки, тренеры и заслуженные баскетбольные деятели вынуждены ждать десятки лет, прежде чем их включат в Зал. Спросите Бернарда Кинга, каково ему было год за годом не видеть своего имени в списке новых членов Зала славы имени Нэйсмита.

До сих пор вне Зала такие люди, как Никос Галис, Билл Фитч, Ребекка Лобо, Лерой Эдвардс и Уи Уилли Смит. И даже если рассматривать только игроков НБА – казалось бы, группу, которая на виду у всего мира и в которой не должно быть незаслуженно обиженных, – и среди них есть легенды, которых пора бы включить в Зал славы баскетбола.

Разделим всех достойных, но пока не включенных в Зал славы игроков на три категории:

I. Слишком легендарные, чтобы не быть в Зале славы

Бобби Джонс

Не попадает в Зал с 1992 года
Аналог в Зале: Дэйв ДеБушшер

Бобби Джонса, как его одноклубника Мориса Чикса, уже 15 лет включают в число финалистов – но никак не переводят из категории «номинант» в категорию «лауреат». Это был идеальный защитный форвард, идеальный «шестой игрок», идеальный одноклубник. И все это не преувеличение. Бобби 11 раз попадал в символическую сборную НБА/АБА за 12 лет в профессиональном баскетболе, из них десять раз – в первую; никому больше это не покорилось, ни Гарнетту, ни Джордану, ни Пэйтону, ни Пиппену, ни Данкану. При этом Бобби был джентльменом из каких-то архаичных времен – никогда не применял в защите грязных приемов, никогда не грубил, никогда не пытался вывести соперника из себя. Он просто читал игру, страховал партнеров, прыгал за ничейными мячами на паркет, всегда возвращался в оборону при быстром отрыве соперника, а при фоле поднимал руку, сигнализируя об этом судье.

Какую бы роль тренер не доверил Бобби, он мог быть спокоен: форвард выложится полностью и выполнит все установки. Он никогда не был первой опцией клуба в атаке, но несколько раз лидировал в лиге по точности бросков, а все продвинутые статистические метрики зашкаливают от эффективности его игры. Когда в 1982 году его, пятикратного участника Матча Звезд, убрали из старта, он мгновенно превратился в лучшего запасного игрока НБА (и получил за это первую в истории награду «Лучшему шестому») и стал душой великой чемпионской команды «Сиксерз»-83. «Это абсолютно неэгоистичный игрок, который бегает, как лань, прыгает, как газель, играет умом и сердцем каждый матч, а затем уходит с паркета, как будто ничего не случилось», – рассказывал Джулиус Ирвинг о таком необычном сплаве самоотверженности и спокойствия, исключительной защиты и благородства, атлетизма и баскетбольного IQ, индивидуального таланта и командной игры.

Боб Дэндридж 

Не попадает в Зал с 1988 года
Аналог в Зале: Джамал Уилкс

Когда Дэндридж закончил свою карьеру на старте сезона-1981/82, лишь три форварда в истории опережали его по очкам, подборам и передачам: Хавличек, Бэйлор и Шэйс. Но особенно хорош Боб был в тех играх, которые имели важнейшее значение: в плей-офф. Большую часть своей карьеры он провел в «Милуоки», где его универсальность была столь же необходимым элементом для чемпионства, как доминирование Карима или мастерство Оскара. Концовку карьеры он провел за «Вашингтон», и в команде Элвина Хэйза и Уэса Ансельда именно он неожиданно оказался самым опасным игроком, который вполне мог претендовать на звание лучшего в чемпионской команде-78 (MVP Финала отдали «по совокупности заслуг» капитану Ансельду).

Неспроста многие баскетбольные историки при составлении списка тех, кого не хватает в Зале славы, называют этот перечень «Залом славы Боба Дэндриджа». Но даже «Бакс» ждали до 2015 года, прежде чем вывести его номер из обращения. Дэндриджу не повезло провести всю карьеру в статусе третьего игрока за спинами двух игроков из топ-50 в истории – хотя на самом деле часто именно он приносил наибольшую пользу.

Шон Кемп

Не попадает в Зал с 2008 года
Аналог в Зале: Алонзо Моурнинг

Как важно завершить карьеру правильно. В 90-е убератлетичный Кемп постоянно фигурировал в списке лучших тяжелых форвардов лиги и самых популярных игроков. Но то, что случилось с Шоном после 30, испортило всякое впечатление от яркой игры «Рейнмена», его давлении на «Буллз»-96 и сокрушающих данков. Если сдвинуть его карьеру на два года вперед, убрать позорные, совершенно ненужные, испорченные наркотиками сезоны на скамейке «Портленда» куда-то в начало карьеры, когда Кемп был самым молодым игроком НБА, – то разговоров о том, что Шон Кемп не заслуживает места в Зале славы, даже не возникало бы.

Сейчас же ориентиром для Кемпа будет Гас Джонсон, такой же бесконечно сильный форвард с авторитетными данками, чья карьера слишком резко закончилась. Только из 1960-х. Джонсона ввели в Зал посмертно, через 37 лет после окончания карьеры. Пока хайлайты Кемпа еще свежи в памяти, его стоит включить – хотя бы даже за вот этот культовый момент.

Джордж МакГиннис

Не попадает в Зал с 1988 года
Аналог в Зале: Спенсер Хэйвуд

В 1978 году МакГинниса обменяли на Бобби Джонса из «Филадельфии» в «Денвер», и не было столь же непохожих друг на друга форвардов. Если Бобби был тем, кто адаптируется в любой системе и незаметно влияет на игру, то Джорджу жизненно необходимо было быть первой скрипкой – и потому в команде Доктора Джея он чувствовал себя неуютно, что особенно остро сказалось в Финале-77, который «Сиксерз» проиграли «Портленду».

До того разочаровывающего плей-офф МакГиннис считался практически ровней Ирвингу. Они даже разделили титул MVP АБА в 1975 году. Еще раньше Джордж дважды выигрывал чемпионство с «Индианой», которую называли ровней чемпионским командам НБА начала 70-х. Сразу после уполовиненного MVP МакГиннис перебежал в НБА и в лучшей лиге все равно был признан суперзвездой – первая сборная сезона в 1976, выход в старте на МВЗ-77 и МВЗ-79.

Когда в этом году Зал славы убрал комитет прямого избрания АБА, Джордж понял, что снова не будет избран: «Я знаю, и те, с кем я играл, знают, что я сделал для баскетбола. Мне этого достаточно».

Сидни Монкриф

Не попадает в Зал с 1997 года
Аналог в Зале: смесь Бернарда Кинга и Денниса Джонсона

Защитник, у которого два (!) титула лучшего оборонительного игрока сезона. Пятикратный участник Матчей всех звезд. Лучший игрок команды, которая за 80-е выиграла больше матчей, чем любой другой клуб под названием не «Лейкерс» или «Селтикс». Все звездные защитники той эпохи называли Сидни самым тяжелым соперником, даже сам Майкл Джордан: «Когда играешь против Монкрифа, тебе предстоит выкладываться весь вечер на обоих концах площадки. Он будет следовать за тобой, куда бы ты ни пошел».

Неудивительно, что многие эксперты называют именно Сида тем игроком, которого больше всего не хватает в Зале славы. Удивительно, что его там до сих пор нет, даже несмотря на очень короткий «прайм» – всего шесть сезонов, все остальные годы Монкриф мучился от травм, сопутствующих его энергозатратному стилю игры. Представьте себе лучшего персональщика лиги, который делает в среднем 21+6+5 за пять сезонов, а его команда каждый год выигрывает не менее 50 матчей. Мы никогда не узнаем, до каких высот могла добраться его карьера, если бы не больные колени. Но они не должны закрывать дверь этому легендарному игроку в Зал славы.

Пол Уэстфол

Не попадает в Зал с 1990 года
Аналог в Зале: Пит Маравич

Между Уолтом Фрэйзером и Мэджиком Джонсоном в НБА просто не было лучшего защитника, чем Пол Уэстфол. За внешностью субтильного блондина скрывался комок энергии, который слишком долго мариновался на скамейке «Селтикс» Редом Ауэрбахом. Когда этому маринованному комку-пружине дали распрямиться в «Финиксе», Уэстфол тут же дотащил беззвездный коллектив до Финала НБА в 1976 году, чуть было не огорошив там свою бывшую команду. В 1979 году «Санз» не хватило совсем чуть-чуть, чтобы выйти в финальную серию. При этом ни один игрок из «Финикса» конца 70-х не в Зале славы, и никто не заслуживает этого больше, чем Уэстфол.

Уэстфол был искусным атакующим игроком, который с равной степенью легкости мог забить чистейший джампер со средней, резво пройти под кольцо или найти партнера передачей. Завораживавший болельщиков стиль игры – есть. Перстень – есть. Выход в Финал в роли лидера команды и непосредственное (если не фокальное) участие в матче, который называют «Величайшей игрой в истории» – есть. Так чего же не хватает в карьере Уэстфола, чтобы его, наконец, ввели в Зал?

II. Слишком успешные, чтобы не быть в Зале славы

Майкл Купер

Не попадает в Зал с 1996 года
Аналог в Зале: Кей Си Джонс

Лучший игрок в обороне на своей позиции в течение долгого времени; неотъемлемая часть чемпионской династии. Плюс отличная карьера на посту тренера. Этого было достаточно для того, чтобы Кей Си Джонс попал в Зал славы, но слишком мало для Майкла Купера. Восьмидесятые – это вам не шестидесятые.

Отсюда возникает неприятная ситуация: в «Лейкерс» выводят из обращения игровые номера только членов Зала славы. Как только в Зал попал, например, Джамал Уилкс, его №52 тут же появился под сводами (точнее, на стене, у них так принято) «Стейплз-Центра». А до того под ним спокойно мог играть, например, Самаки Уокер. Майкл Купер со своим неувековеченным №21 – седьмой в истории «Лейкерс» по сыгранным матчам, у него 5 титулов и важнейшая награда: «Лучший защищающийся игрок НБА-1987». Не стоит напоминать, какую роль играло чемпионство-87 и как выступил Куп в концовке ключевого четвертого матча.

Чемпионы ЛАЛ 80-х слишком слабо представлены в Зале для такой великой династии. Включение Купера может поправить эту ситуацию.

Макс Заслофски

Не попадает в Зал с 1959 года
Аналог в Зале: Энди Филлип

Лишь один лучший бомбардир сезона в НБА до сих пор не в Зале славы баскетбола. Как вы догадались из того, что эта фраза появилась в абзаце про Макса Заслофски, это Макс Заслофски. С одной стороны, современники немного пренебрежительно высказываются о Максе, мол, он был «мусорным» снайпером, не умел ничего, кроме набора очков (это же так легко).

С другой стороны – а что еще требовалось от баскетболиста в первые годы существования лиги, как не набирать очки и удивлять этим редкую публику на трибунах? Макс признавался одним из пяти лучших игроков Ассоциации в ее первые четыре сезона; за карьеру четырежды играл в Финале НБА за три разные команды (еще два пропустил из-за травм); в 1971 году был назван в числе 25 лучших игроков за 25-летнюю историю лиги (к слову, Филлипа в том списке не было); а когда три игрока почившей в бозе команды «Чикаго Стэгс» распределялись слепым жребием между командами НБА, все хотели заполучить Заслофски, а не Энди Филлипа или новичка Боба Кузи. Последние двое давно в Зале славы, о Максе никто не вспоминает. Сейчас никто в здравом уме не будет сравнивать его с Кузи. Но Заслофски был одним из тех, благодаря кому Ассоциация не закрылась через пару месяцев после основания. И вот уже более полувека его память обижают те, кому Зал славы доверяет право голоса.

Роберт Орри

Не попадает в Зал с 2014 года
Аналог в Зале: Фрэнк Рэмзи

Да, у него 0 вызовов на Матч всех звезд. 0 попаданий в символические сборные или сборные по защите. 0 титулов лучшему шестому, лучшему новичку, лучшему защищающемуся, лучшему снайперу, лучшему одноклубнику, лучшему повару, лучшему человеку по имени Роберт… У него вообще нет ни одного личного приза, только перстни за выигранные чемпионства, причем как минимум два титула – в 2002 и 2005 – его команды не выиграли бы без «Биг Шот Роба» (да, наличие крутого прозвища также должно добавлять вистов для включения в Зал славы).

Но кто сказал, что легендами могут быть только звезды НБА, а ролевые игроки – нет? У Орри СЕМЬ гаек, больше, чем у любого другого игрока не из династии «Селтикс» 1960-х, он из такого количества золота может себе сделать вставные зубы, как у акулы.

Марк Прайс

Не попадает в Зал с 2004 года
Аналог в Зале: Гай Роджерс

«Кливленд» 90-х погубили травмы, но эта команда была слишком хороша, чтобы ни один из ее игроков не был представлен в Зале славы. Наиболее достойным из трио Догерти-Нэнс-Прайс видится именно последний, тонкий разыгрывающий с чудесным броском. С 1988 по 1993 годы «Кэвс» четырежды натыкались в плей-офф на Майкла Джордана – а когда тот отправился в бейсбольный отпуск, кливлендцы сами рассыпались (конкретно – их колени). Знаете, сколько разыгрывающих 1990-х в Зале Славы? Два – Стоктон и Пэйтон. Маловато для такой культовой эпохи.

Добавьте в его резюме золотые медали ЧМ и хорошую карьеру в студентах, и место Прайса в Зале покажется логичным.

Лэрри Фауст

Не попадает в Зал с 1962 года
Аналог в Зале: Харри Галлатин

Фауст – единственный человек, кто 8 раз выступал на Матче всех звезд НБА и до сих пор не включен в Зал славы баскетбола. Это факт номер раз. Факт номер два: грузный (и грустный) центровой проиграл 5 Финалов НБА за 7 лет, причем все его команды вскоре после этого переезжали в другой город («Пистонс» – из Форт-Уэйна в Детройт через 1 год после поражения, «Лейкерс» – из Миннеаполиса в Лос-Анджелес через 1 год, а «Хокс» – из Сент-Луиса в Атланту через 6 лет). А еще в 1951 году именно Фауст набрал последние, решающие очки в самой нерезультативной игре в истории НБА: 19-18. Тем самым он еще и стал косвенной причиной внедрения счетчика 24 секунд.

В 1990-е в Зале славы была мода включать ежегодно по одному игроку из той эпохи, но до Фауста очередь не дошла. Будем надеяться, что мода циклична и в 2020-е введут и тех, кого дважды забыли в 1960-е и 1990-е.

III. Слишком известные, чтобы не быть в Зале славы

Маггcи Богз

Не попадает в Зал с 2007 года
Аналог в Зале: Келвин Мерфи

Когда я общаюсь с людьми, далекими от НБА, но все еще в гравитационном поле баскетбола, они вспоминают легенд своей молодости: Джордана, Шака, Родмана, Юинга, Баркли… и Богза. Самый маленький игрок в истории НБА был еще и самым ловким, юрким и быстрым – яркий образ, как видно, остался в памяти очевидцев надолго.

У вероятного включения (ну, когда-нибудь) Богза в Зал славы есть очень хорошая коннотация: человек, у которого не было никаких шансов преуспеть в спорте, смог стать легендой, крохотный человечек стал великим и значимым. Представьте юного школьника, который посещает Зал славы и видит в нем человека, который во взрослом возрасте был того же роста, что он сам сейчас. И мальчишка понимает: пора брать мяч и идти тренироваться (пора брать книгу и читать, что написали умные люди / пора брать инструмент и учиться им работать – не обязательно ограничиваться спортом), ведь шанс преуспеть есть у любого, кто готов ломать стереотипы.

Билл Лэймбир

Не попадает в Зал с 1999 года
Аналог в Зале: Джо Дюмарс

У него есть своя видеоигра.

Что еще нужно для Зала славы баскетбола?

Крис Уэббер

Не попадает в Зал с 2014 года
Аналог в Зале: Яо Мин

Fab Five были культурной вспышкой, моментом, когда баскетбол как вид спорта и баскетбол как поп-культура стали единым явлением. И вся последующая карьера спортсмена с кинематографичной внешностью была словно сценарием баскетбольной драмы. В этом сериале был и злосчастный несуществующий тайм-аут в 1993 году, и громкий обмен в день драфта, лишивший нас фронткорта Шак-Уэббер, и конфликт в «Голден Стэйт», и воссоединение с Джуваном Ховардом в «Вашингтоне» и, наконец, кульминация в «Сакраменто». Серия «2002» оставляла интригу на следующий эпизод, который внезапно окончился массовой резней главных персонажей страшной травмой, после которой стало понятно, что теперь в этом сериале на главные роли выйдут совсем другие люди.

Карьера Уэббера изобилует ярчайшими моментами, которые будут помнится еще очень долго. Си-Уэбб даже в эпоху Великого Нашествия Тяжелых Форвардов оставил свой собственный, значимый след, благодаря этому защитнику в теле «бигмена» многие мальчишки, увидевшие НБА в начале 00-х, заразились баскетболом (автор этих строк в том числе). Когда-нибудь это найдет отражение и в Зале Славы. Этот тайм-аут продлится не так долго, как в 1993.

Пенни Хардуэй

Не попадает в Зал с 2014 года
Аналог в Зале: Реджи Миллер

Где Уэббер, там и Пенни; их судьбы переплелись еще в день драфта (переплелись и их медицинские карты). Настоящего Анферни публика видела всего три с половиной сезона, но он успел влюбить в себя так, что в 1998 году болельщики выбрали травмированного Хардуэя в старт на Матч всех звезд – такая почесть ранее доставалась только небожителям, Майклу и Мэджику. Пенни мог добраться до высот лучших игроков в истории, но дурацкое желание отблагодарить своих фанатов и выступить на том МВЗ-98 сыграло жестокую шутку – колено не выдержало форсированного восстановления, и даже переход в «Финикс», где, по слухам, есть заживляющий все раны колодец, не помог. Из наследника Мэджика он превратился в человека, чей контракт готовы терпеть только в «Нью-Йорк Никс».

Тим Хардуэй

Не попадает в Зал с 2009 года
Аналог в Зале: Митч Ричмонд

Из легендарного трио Run-TMC двое – уже в Зале. «Т» все еще ждет вызова. Возможно, дело в неосторожных гомофобских высказываниях Тима (ох уж эти гомофобофобы!), но сейчас Тим остается редким человеком, кого пять раз ставили в символическую сборную сезона НБА, но так до сих пор и держат вне Зала славы баскетбола (в этой группе еще Монкриф, Уэббер, а также Кевин Джонсон).

Есть у Зала славы такая негласная философия – если игрок не входит в когорту величайших, нужно попридержать его несколько лет, помусолить его кандидатуру, посодействовать появлению вот таких ругательных текстов. Реджи Миллера не пустили в Зал с первого раза, Джо Дюмарс тоже не сразу прошел фейс-контроль, а если вдруг какой-то член попечительского совета Зала посчитает, что кто-то там порочит образ баскетболиста, то игроку придется ждать очень долго (Родман – 5 лет, Дэнтли – 11 лет, Деннис Джонсон – 14!). Тим Хардуэй ждет уже девятый год – и все идет к тому, что ждать ему даже дольше, чем его игровой номер: в 2014 и 2015 годах он прошел через препоследний отбор, но не через итоговый, а в 2016 – даже не стал финалистом голосования.

Что нужно сделать Леброну, чтобы обойти Майкла Джордана

«Каждую неделю Шак бегал голым по раздевалке и боролся с партнерами». 34 раза, когда О’Нил взорвал нормальность

Фото: nba.com; Gettyimages.ru/Otto Greule Jr, Stephen Dunn, Brian Bahr, Jonathan Daniel, Andy Lyons; REUTERS/Mike Blake

+6
Написать комментарий
Реклама 18+