«Ты уже побывал в местных стрип-клубах?». Гонщики «Формулы-1» отомстили журналисту за все неудобные вопросы

На Гран-при Канады во время одного из прямых эфиров «Формулы-1» в Фэйсбуке репортер серии Уилл Бакстон ненадолго поменялся работой с гонщиками и ответил на их каверзные вопросы, собранные пресс-службой «Рено». Тем самым пилоты попытались отыграться на журналисте за годы неудобных диалогов — причем сперва Бакстону не сказали, что его ждет.

- Первый вопрос от Пьера из Франции. Ему интересно, как часто ты стрижешься и сколько платишь.

- Это какой Пьер?

- Тот самый Пьер (Гасли, пилот «Торо Россо» – прим. автора).

– О нет!

- О да!

- Вот засранец! Ну ладно, ладно. Раньше стригся не так часто, но потом я подумал, что веду очень много программ и мне надо нормально выглядеть. Так что теперь я стригусь каждые две недели. Да и сейчас мне не помешало бы сходить в местный барбершоп и укоротить бока. И я трачу слишком много на гель, чтобы волосы лежали нормально. У меня слишком вьющиеся волосы, и в этом году я попробовал укладывать их феном по утрам, да. Вот сволочь! Спасибо, Пьер.

Раньше когда моя девушка вставала каждое утро и занимала фен на двадцать минут, я очень злился, а теперь понимаю. Теперь я делаю так же!

Теперь у нас вопрос от еще одного французского гонщика Эстебана (Окона из «Форс-Индии» – прим. автора). И ему интересно, как ты собираешься ему отомстить за пранк, который он тебе недавно устроил.

- Да! В Монако! Он дурачился за моей спиной, пока я работал на камеру! Вообще я не могу об этом говорить, но я стараюсь перетянуть на свою сторону его тренера, потому что я помню, как подшутили над Хайнцом-Харальдом Френтценом, когда он гонялся за «Уильямс». Если кто-то помнит эту историю, кажется, над ним пошутил Монтойя. Так вот, если я смогу попасть в его комнату для отдыха, пока он на треке…

- Ты же знаешь, что видео идет в прямом эфире и ребята из «Форс-Индии» это увидят?

– Да, но их же это не касается!

Ладно! Маркус из Швеции (Эрикссон, пилот «Заубера» – прим. автора): «Я отвечал на это много раз — теперь твоя очередь. Что ты думаешь об отказе от грид герлз?».

– Как говорит «Либерти Медиа», спорт быстро развивается по многим путям, и некоторые вещи перестают подходить тем направлениям, в которых он движется. Кстати, Нико (Хюлькенберг, пилот «Рено» – прим. автора) вчера сказал мне, что лучше гонялся в Монако — и, как он думает, это случилось из-за присутствия грид герлз.

Но я не знаю, это странная вещь. Они [девушки] никак не улучшают гонки. Если ты не собираешься приходить на гонку лишь из-за отсутствия там грид герлз — то, скорее всего, ты изначально и не собирался на гонки.

- А мне нравятся грид кидс, они крутые.

– И мне нравятся, как и их взаимодействие с пилотами. Но если какие-то треки продолжают приглашать девушек и считать это своей культурой… Спасибо, Маркус.

- Кстати, о Нико. Есть вопрос от него: «Ты всегда хотел всю жизнь задалбывать пилотов «Формулы-1»?

– Да. С тринадцатилетнего возраста я хотел быть только «формульным» журналистом. Писать о спорте, который мне нравится, и немного рассказывать ребятам из болидов об их крутости. Так что не «задалбывать» их, но, кажется, это часть работы.

- Имя автора этого вопроса я не могу назвать, но кто твой любимый бельгийский пилот? (Вопрос, очевидно, поступил от Стоффеля Вандорна из «Макларена» – единственного бельгийца в пелотоне — прим. автора).

– Бас Лайндерс (тест-пилот «Минарди» из 2004 года — прим. автора). Не-не, Жером д’Амброзио (гонщик «Маруси» и «Лотуса» из 2010-2012 годов — прим. автора)! Жером! Они наравне.

Карлос из Испании (Сайнс, пилот «Рено» – прим. автора) спрашивает: если бы ты мог выбрать между полетом на гидросамолете и поездкой на осле без седла, что бы ты выбрал?

– Осел без седла. Да даже если бы осел бы ехал на мне. Почему он спросил? Потому что мы должны были лететь вчера на гидросамолете, а я не люблю лодки и прочие маленькие замкнутые пространства. Так что я вчера сидел там и был просто в ужасе. Взлет был более-менее, приземление — тоже, но вот 45 минут в воздухе превратилось для меня во вжимание в ручки сидения. Мне казалось, что я должен пытаться удержать детали и не дать самолету развалиться — потому что он был построен году так в 1955-м, а двигатель и вовсе в районе 1929-го. И каждая воздушная яма заставляла меня орать. Я старался успокоиться и задержать дыхание.

А когда мы приземлились, Нико повернулся и спросил «Ты в порядке, Уилли?». А я в ответ издал что-то вроде отрыжки. Меня не вырвало, но было близко. Худшая вещь, которую я когда-либо делал. Обратно я не полетел и ехал два часа на машине.

Джейсон из Шотландии интересуется, какую наихудшую вещь тебя заставили сделать продюсеры. Правильнее было бы сказать «твой продюсер Джейсон».

– Вчерашний полет на гидросамолете. А вообще он заставлял меня делать немало глупых вещей. Пару лет назад мы делали программу с Льюисом в Монако на водяных мотоциклах, и он заставил меня сесть на один такой в смокинге. Причем мне нужно было надеть костюм на спасательный жилет и прочие устройства безопасности! Я выглядел как мешок. О, а еще он попросил меня сказать пару слов на его свадьбе, когда я уже прилично набрался. Скорее всего, он теперь и сам жалеет.

Фернандо из Испании (Алонсо — прим. автора) спрашивает…

– Неееет!

- Да, да! Так вот, он задает вопрос, который много раз задавали ему в этот уик-энд — какая твоя любимая гонка «Формулы-1»?

- О, так он, наверное, спрашивал, какую гонку в его исполнении я люблю больше всех. Лично у меня в «Ф-1» накопилось 200 гонок — в Китае как раз была двухсотая, а Гран-при Бразилии станет 400-м заездом во всех чемпионатах. Любимая гонка «Формулы-1»… Наверное, Канада-2011, когда Дженсон Баттон выиграл на последнем круге. Она была невероятной потому, что после полуторачасового ожидания под дождем я был уверен, что схвачу переохлаждение, а Дженни Кауэлл, у которой была первая гонка, сделала мне чай, и мы стояли потом под навесом и ждали Льюиса, а вокруг все заливало и тонуло. Отличный был день.

- А это в окне был Нико Хюлькенберг.

– Да ладно, все же знают, что на самом деле это Билли Идол.

Так вот, когда Льюис выиграл титул в Бразилии в 2008-м, тоже было круто. Перепады настроения в медиацентре просто поражали. Не могу поверить, что уже проработал на двух сотнях Гран-при — просто сумасшествие. Я наслаждаюсь каждым днем в паддоке и как только перестану — то уйду из профессии.

Да, еще, очевидно, я обожаю каждую победу Фернандо.

Даниэль из Австралии (Риккардо, пилот «Ред Булл» – прим. автора) спрашивает, попал ли ты в один из местных стрип-клубов?

– Не в этом году! Но сейчас я одинок, а Монреалю есть что предложить. Не знаю, может, его уже закрыли, но раньше тут был отличный стрип-клуб под названием «Суперсекс».

Шарль из Монако (Леклер, пилот «Заубера» – прим. автора) интересуется, какую бы ты гонку добавил в календарь?

– Фиджи. О, и Барбадос! Bushy Park! Я обожаю Барбадос, но проблема в том, что если мы все туда приедем, там будет слишком людно, и придется искать новое удаленное место для отдыха.

- Самое памятное интервью?

– Жюль Бьянки. В Венгрии. Получилось отлично. Он был очень честным в нем, и после того, как он разбился, мы опубликовали его целиком без монтажа. Как впоследствии оказалось, оно стало последним источником какой-то информации о том, каким он был человеком и каким человеком мог бы стать. Я прямо с перебором горжусь тем, что это интервью существует.

«Что случилось? Я в стену врезался!». Лучшие радиопереговоры Гран-при Канады

+5
Реклама 18+
Написать комментарий
Loading...
Реклама 18+