Жившие в Швейцарии и Франции галлы бились с Цезарем. Отсюда – языковая связь, прозвище сборной и символы фанатов

На юге центральной части Франции, в бассейне реки Алье, крупного притока Луары, лежит регион, который практически никогда не отмечался на футбольных картах. Это Овернь. Местные команды десятилетиями оставались в тени и даже не выходили в Лигу 1.

Все изменилось полтора месяца назад. «Клермон» проиграл «Кану» в заключительном туре сезона, но это не помешало решить главную задачу – остаться на втором месте в таблице. История переписана. «Клермон» станет первым клубом из Оверни, который сыграет в Лиге 1.

На эмблеме красно-синих изображен всадник в стремительном атакующем порыве: лошадь прыгает, а рука с оружием вскинута вверх. Это вовсе не безымянная фигура, а великий вождь галлов – Верцингеторикс.

Галльские племена населяли территорию нынешней Франции две тысячи лет назад – еще до прихода римлян. Но и сейчас во французской культуре они не забыты. Достаточно вспомнить комиксы об Астериксе и Обеликсе, созданные писателем Рене Госинни и карикатуристом Альбером Удерзо. В экранизациях снимались Зинедин Зидан и Златан Ибрагимович (выход фильма со шведом в роли римского легионера Антивируса запланирован на 2022 год), а образы задиристых галлов пришлись по душе французским фанатам. Переодетых в Астерикса и Обеликса болельщиков можно было увидеть на трибуне «Пушкаш Арены» во время недавнего матча со сборной Португалии.

Все знают сюжет комедийных фильмов с Депардье: непокорная галльская деревня хранит секрет волшебного зелья, наделяющего неописуемой силой тех, кто его выпьет, и благодаря этому галлы во фривольной манере отвешивают тумаков завоевателям-римлянам, ведомым самим Гаем Юлием Цезарем, при каждой встрече. Реальная история жителей Галлии сложилась не столь просто.

На территории нынешней западной Швейцарии в I веке до нашей эры жило племя, близкое к галлам, – гельветы. Их боевой дух отмечал сам Цезарь. В смысле, реальная историческая личность, а не персонаж комедий. О многих из тех давнишних событий нам известно благодаря составленным полководцем «Запискам о Галльской войне», которые включают в себя восемь книг. Последнюю заканчивал уже военачальник, политик и писатель Авл Гирций после гибели Цезаря. Нельзя отбрасывать мысль о том, что записки составлялись с точки зрения самого полководца и, возможно, преподносили картину в соответствии с его интересами, но и игнорировать эти тексты тоже не стоит:

«Галлия по всей своей совокупности разделяется на три части. В одной из них живут бельги, в другой – аквитаны, в третьей – те племена, которые на их собственном языке называются кельтами, а на нашем – галлами. Все они отличаются друг от друга особым языком, учреждениями и законами. Гельветы превосходят остальных галлов храбростью: они почти ежедневно сражаются с германцами, либо отбивая их вторжения в свою страну, либо воюя на их территории».

В середине I века до нашей эры старейшины гельветов решили переселиться с территории нынешней Швейцарии на запад – подальше от конфликтных германцев. Судя по запискам Цезаря, гельветы собирались установить свое господство в Галлии. «У гельветов первое место по знатности и богатству занимал Оргеторикс. Страстно стремясь к царской власти, он вступил в тайное соглашение со знатью и убедил общину выселиться всем народом из своей земли: так как гельветы, говорил он, превосходят всех своей храбростью, то им нетрудно овладеть верховной властью над всей Галлией. Склонить на это гельветов было для него тем легче, что по природным условиям своей страны они отовсюду стеснены: с одной стороны весьма широкой и глубокой рекой Рейном, которая отделяет область гельветов от Германии, с другой – очень высоким хребтом Юрой – между секванами и гельветами, с третьей – Леманнским озером и рекой Роданом, отделяющей нашу провинцию от гельветов. Все это мешало им расширять район своих набегов и вторгаться в земли соседей: как люди воинственные, они этим очень огорчались. Они полагали, что при их многолюдстве, военной славе и храбрости им было слишком тесно на своей земле, которая простиралась на двести сорок миль в длину и на сто шестьдесят в ширину».

Цезарь смотрел на ситуацию по-своему. В 59 году до нашей эры он на долгий срок получил право управлять провинциями на севере Римской республики – Нарбонской Галлией и Цизальпийской Галлией. В распоряжении полководца оказались четыре легиона.

Гельветы собрались на самом западе современной Швейцарии – у Женевского озера. Им надо было пройти по долине Роны, но гористый правый берег, где высился Юрский хребет, не очень-то подходил для пути. Склоны Юры восходят от реки вверх под крутым углом, и пробираться по ним целому племени было бы неудобно. Гельветам хотелось идти по пологому левому берегу. Это стало проблемой: по верхнему течению Роны как раз проходила граница Римской республики. Цезарь выслушал обращение гельветских послов в Генаве – на месте нынешней Женевы. Переселенцы обещали пройти по римской территории мирно. Цезарь взял паузу… и отказал. Что случилось дальше – доподлинно не известно. Возможно, воинственные гельветы напали на римские укрепления, но также не исключено, что Цезарь сам представил отдельные появления гельветов на левом берегу как нападение. У римлян ушло время, чтобы перекинуть легионы в Галлию. Гельветы успели пройти в земли союзного Риму племени эдуев и начали там грабежи. Эдуи обратились за помощью. Цезарь успешно атаковал гельветов в районе реки Арар – современной Соны – в той местности, где два тысячелетия спустя родится Антуан Гризманн.

Следующее сражение прогремело у Бибракты – города, служившего для галлов важным культовым центром, а заодно и обладавшего большими запасами продовольствия. Бибракта занимала плато высокого холма и его склоны. Гельветы в этом случае могли бы и уйти от битвы, но воинственность взяла верх. Поначалу римляне, которых Цезарь расположил на склоне холма, просто закидали противников копьями с высоты. Исход конкретного сражения не вполне ясен спустя две тысячи лет, но общая картина в Галлии сложилась не в пользу гельветов. Цезарь запретил укрывать их галльским племенам – за нарушение можно было обрести незавидный статус врагов Рима. Гельветы вскоре сдались. И по условиям мирного договора они должны были отправиться восвояси – из нынешней Франции в нынешнюю Швейцарию.

Древний Рим оказал огромное культурное и образовательное влияние на Европу. И многие латинские топонимы сохранились до наших дней. Римляне называли западную часть альпийского региона Гельвецией – так имя племени на века впечаталось в толщу швейцарских гор. О гельветах напоминает очень многое. Интернет-домен Швейцарии .ch восходит к словосочетанию Confoederatio Helvetica – Гельветическая конфедерация. По той же причине валюта франк пользуется обозначением CHF. И даже футбольную сборную страны в европейских медиа порой называют Helvetii.

Один из самых звучных отголосков прошлого – швейцарская фолк-метал-группа Eluveitie. Эти ребята пишут песни на разных языках, включая английский и мертвый галльский. На каком бы языке ни пели – легко расслышать саднящую скорбь.

«Ты чувствуешь шипы?

Ты видишь эти слезы?

Взираешь ли на резню свирепой войны?

Неужели ты покинула нас?

Неужели забыла, что наши верные мужи взывают к твоему имени?»

Такие возгласы звучат в песне A Rose for Epona, обращенной к галльской богине.

В текстах Eluveitie часто повторяется одно слово – Алезия.

Цезарь воевал в Галлии далеко не только с гельветами – они были для римлян лишь соперником по квалификационному раунду. На групповом этапе Цезарь обрел в регионе доминирующую роль и даже несколько раз сыграл на далеких выездах – в Германии и в Британии. Однако к 52 году галлы подготовили новое выступление против Рима. Статус всеобщего предводителя получил Верцингеторикс из племени арвернов.

«Это очень влиятельный молодой человек, отец которого стоял некогда во главе всей Галлии и за свое стремление к царской власти был убит своими согражданами. Верцингеторикс без труда зажег восстание. Узнав о его замыслах, арверны схватились за оружие. Его дядя Гобаннитион и остальные князья, не находившие возможным в тот миг пытать счастья, воспротивились ему, и он был изгнан из города Герговии. Однако он не отказался от своего намерения и стал набирать по деревням бедноту и всякий сброд. С этой шайкой он обходит общину и повсюду привлекает к себе сторонников, призывая к оружию для борьбы за общую свободу. Собрав таким образом большие силы, он изгоняет из страны своих противников, которые недавно изгнали его самого. Его приверженцы провозглашают его царем. Он повсюду рассылает посольства, заклинает галлов соблюдать верность своей присяге. Скоро в союз с ним вступают сеноны, парисии, пиктоны, кадурки, туроны, аулерки, лемовики, анды и все прочие племена на берегу Океана. По единогласному постановлению они вручили ему главное командование.

Облеченный этой властью, он требует от всех этих общин заложников; приказывает в кратчайший срок поставить определенное число солдат; определяет, сколько оружия и к какому сроку должна изготовить у себя каждая община. Главным образом он заботится о коннице. Чрезвычайная энергия соединяется у него с чрезвычайной строгостью военной дисциплины: колеблющихся он подвергает большим наказаниям, за крупные преступления приказывает сжигать и казнить всевозможными пытками, за легкие проступки – обрезать уши или выкалывать один глаз и в таком виде отправлять на родину, чтобы наказанные служили уроком для остальных и своей тяжкой карой внушали им страх», – так описывал Цезарь объединение галлов под началом нового вождя.

Верцингеторикс и Цезарь

Верцингеторикс даже сумел нанести римлянам поражение у Герговии – неподалеку от современного Клермон-Феррана. В чрезвычайной ситуации Цезарь не стал мешкать. Он собрал свои силы в мощный кулак из десяти легионов, а заодно и завербовал конницу у врагов галлов – зарейнских германцев. Кульминацией всех галльских войн стала битва при Алезии, грянувшая в 52 году до нашей эры.

Город стоял на вершине высокого холма. Галльские силы подготовились к осаде, заняв пространство в окрестностях, вырыв ров и возведя укрепления. Однако и римляне выстроили свои редуты с целью замкнуть кольцо вокруг города. Общая протяженность осадных сооружений достигала 23 километров.

Верцингеторикс вовремя почуял неладное. Он отпустил свою конницу от стен Алезии под покровом ночи. Каждому из отходивших всадников вождь поручил зазывать на войну всех, кто в состоянии держать оружие. Численное превосходство галлов в битве при Алезии было подавляющим – пятикратным или даже еще большим. Но грамотно выстроенные укрепления римлян защитили их как от гарнизона осажденного города, так и от многочисленного подкрепления, пришедшего к Верцингеториксу извне. Грамотное командование привело римлян к победе. Верцингеторикс несколько лет просидел в тюрьме в Риме и то ли был удушен там, то ли просто скончался. В решающем сражении пали около 250 тысяч галлов. Потери римлян были примерно в двадцать раз меньше. «Тот зловещий день, день, вписанный в историю черным», – поет об этом группа Eluveitie.

На месте битвы установлен памятник в честь Верцингеторикса, а еще один – в Клермон-Ферране, столице Оверни, той самой земли, которую когда-то населяло племя арвернов. Городской памятник создал Фредерик Огюст Бартольди – выдающийся скульптор XIX века. Памятник Верцингеториксу подпирают четыре колонны, но это не помешало вовлечь его в празднование выхода «Клермона» в Лигу 1. В мае на фигуру всадника нацепили красно-синюю футболку овернского клуба, а в руке у нее оказался флаг с символикой команды.

В состав современной Швейцарии входит ряд франкоязычных кантонов. На французском говорят, в частности, в таких крупных городах, как Женева и Лозанна. В каком-то смысле это наследие завоеваний Цезаря, войн против гельветов и вообще всех галлов. Римляне обустроили на покоренных землях свои провинции и распространили там свой язык, а современный французский произошел от так называемой «вульгарной латыни». Так что именно из-за Цезаря Гризманну придется обсуждать план розыгрыша стандарта с партнерами шепотом – чтобы Мбабу не подслушал.

Культурологическая и историческая связь Западной Швейцарии и Франции – очень тесная. К примеру, уроженцами Женевы были философ и мыслитель Жан-Жак Руссо, министр финансов Франции в дореволюционные годы Жак Неккер, живописец Жан-Этьен Лиотар… Да даже французский автогонщик Ромен Грожан сделал свой первых вдох в Женеве, о которой порой пишут как о маленьком Париже с видом на Альпы.

Сегодня сборные Швейцарии и Франции – тех краев, где когда-то галлы воевали с Цезарем и где о них помнят футбольные фанаты и фолк-металлисты – сыграют друг с другом на вылет на Евро-2020.

Автор: Андрей Тарасов

Фото: globallookpress.com/Panoramic/Keystone Press Agency, Robert Michael/dpa, Oliver Gutfleisch/imageBROKER.com, Philippe LECOEUR via www.imago-i/www.imago-images.de; commons.wikimedia.org/Musee CROZATIER; clermontfoot.com

+17
Популярные комментарии
Haderach
+2
Познавательная статья. Гельвеция, так вот откуда вещает Невзоров.
Андрій Сокирко
+1
Стаття - вогонь!
В за Eluveitie - окремий респект, дякую!
Написать комментарий
Loading...
Реклама 18+