Взять пенальти на реакцию почти невозможно (доказано научно), надо прыгать за 0,2 секунды до удара

А Рамос и Левандовски еще и читерят. Исследование Глеба Чернявского.

Вы много раз встречали формулировку: «Вратарь не гадал, реагировал по мячу, поэтому и взял пенальти». Давайте больше не будем ее использовать – ни на трибунах, ни в пабах, ни на диванах, вообще нигде.

Попытка взять пенальти на реакцию – малоэффективный способ, который работает в исключительных случаях и вообще не работает в привычном для всех понимании.

Способности человека не позволяют среагировать на удар профессионала с пенальти – только если ударят по центру или почти по центру

И это не гипотеза, а научный факт. Держите цифры:

После удара профессионального футболиста мяч с 11 метров до линии ворот в среднем долетает за 0,4 секунды (если нужны пруфы, включайте это исследование от ESPN). 

В указанном примере на реакцию и обработку информации вратарь тратит 0,1 секунды, на срыв с места – еще 0,1 секунды. Чтобы долететь до штанги, нужно еще 0,53 секунды – в сумме выходит 0,73. 

При этом мяч до линии летит всего за 0,4 секунды. Получается, достать удар в угол можно только в том случае, если начать движение за 0,33 с. Если удар не совсем в угол, то можно срываться позже, но суть та же – в любом случае нужно гадать и идти заранее. Важно уточнить: мы приводим данные одного эксперимента с одним вратарем, но в целом его можно назвать среднестатистическим.  

В эксперименте участвовал Зак Торнтон, вратарь года МЛС в 1998-м и 2009-м, 8 матчей за сборную США. В других случаях цифры могут варьироваться, мяч может лететь чуть медленнее, а голкипер действовать резче, но только сверхчеловек долетит до угла за 0,2-0,4 секунды. И, скорее всего, это будет какой-нибудь кроссфитер, который просто заточен под взрывную работу, но не умеющий отбивать мячи.

Приняли, поняли, закрепили? Тогда давайте двигаться дальше уже с этим знанием.

Даже если не сильно ударить в девятку с пенальти, то вероятность сэйва – 2%

Научно-популярное исследование ESPN ответило на главный вопрос, а теперь детали о реакции и шансах вытащить удар из девятки на основе разбора посерьезнее. 

В апреле 2013-го в журнале International Journal of Performance Analysis in Sport опубликовали матрицу вероятностей сэйва вратаря с учетом реакции кипера и скорости полета мяча.

Как составили эту матрицу? В 3Ds Max нарисовали вратаря с ростом 183 см, ворота и мяч, далее в программе Particle System провели 52425 симуляций 11-метрового с разной скоростью удара (от 20 м/c до 23 м/c), разной реакцией вратаря (от прыжка за 0,25 секунды до удара до 0,25 секунды после удара) и в разные точки ворот. Провести такой эксперимент в реальности было бы невозможно, потому что человека невозможно запрограммировать на определенную реакцию и удар определенной точности.

Вот сама матрица. Вертикальная плоскость – процент сэйвов, горизонтальная – зона ворот, куда летит мяч. Чем больше размер кружка, тем выше скорость. Чем светлее кружок, тем раньше срывается вратарь.  

Вот зоны ворот в представлении ученых:

Три основных вывода: 

•‎ Если реагировать по мячу (то есть срываться через 0,2 секунды после удара; напоминаем, что это время нужно на обработку информации, реакцию и подготовку броска), то самые высокие шансы на сэйвы при ударах прямо по центру – в район ног и торса вратаря. Но! Даже тогда кипер справляется только в 20-30% случаев.

•‎ Если реагировать по мячу, то при мощном ударе (от 80 км/ч, Левандовски бьет со скоростью 100 км/ч) проще отбить мяч по центру под перекладину, чем удар низом в метре от себя. В первом случае вероятность сэйва – около 12%, во втором – меньше 8.

•‎ Если срываться строго в момент удара (а значит, гадать, потому что мы помним, что человеку нужно 0,2 секунды на реакцию и подготовку прыжка), то шансы вытащить удар из девятки – 2%. При этом мяч должен лететь на минимальной скорости – 20 м/c (72 км/ч). Если скорость выше, то шансы на сэйв стремятся к нулю. 

Мастер по отражению пенальти Александр Шовковский считает, что важна в первую очередь психология, а не реакция:

«Я отрабатывал навык с пенальти с 18 лет. Однако мало просто отработать навык. Не менее важна психологическая составляющая: я уже давно замечал, что если во время пробивания одиннадцатиметровых ударов я чувствовал себя спокойно и уверенно, не волновался и не переживал, то все складывалось удачно.

Если же мне не удавалось утихомирить свое эмоциональное состояние, то тогда уже не все зависело от меня. Для себя я выработал стратегию и тактику одиннадцатиметровых ударов. Очень важно, насколько мое сознание будет чистым для того, чтобы понять намерения бьющего игрока, и наконец отразить удар.

Для того чтобы где-то прибавилось, надо, чтобы где-то убавилось. Это закон. Неуверенность соперника становится моей уверенностью. И наоборот».

Остаться по центру и взять плохой удар – такое же гадание, как и пойти в угол 

Согласно исследованиям Университета Бен-Гуриона, в 60% случаев вратари при пенальти прыгают по углам, хотя 30% бьющих попадают в центральную треть ворот – в тот участок, где можно взять удар на реакцию. Данные суммировались в 2009-м на основании 311 пенальти из топ-лиг, но нет оснований считать, что с тех пор что-то значительно изменилось. 

Получается, что если бы вратари всегда оставались по центру, то повысили бы шансы на сэйв с 13 до 33%. Это чисто математика, которая не имеет ничего общего с реальностью, потому что здесь уже в дело вступает психология.

Возьмем идеальный мир, где теория вероятностей сбывается на кратчайшей дистанции. Вратарю бьют три раза, один из них удар по центру, а его он точно берет.

Вроде бы неплохо, но мы только что убедились, что невозможно взять удар в угол, если не пойти в него заранее. Получается, два удара вратарь пропустит вообще без сопротивления: либо просто останется стоять, либо упадет на колено, либо слегка плюхнется на попу (самый вероятный исход).

Как на такого вратаря будут смотреть тренеры, партнеры, болельщики? Он им расскажет, что не пытался спасти команду, потому что по теории вероятностей каждый третий удар приходится по центру?

А вот пример из топового футбола: Ян Облак, возможно, действовал по этой теории в серии пенальти с «Реалом» в ЛЧ-2016, трижды оставаясь в центре. Итог: во всех трех случаях он провожал мячи в углы взглядом..

Лучше всех мотивацию вратарей прыгать в углы раскрывал английский футбольный журналист и писатель Бен Литтлтон, который в книге про анатомию пенальти вспоминал разговор с Петром Чехом. «Он мне сказал, что не любит оставаться в центре ворот, потому что фанатам в таком случае может показаться, что он даже не пытался отбить удар. Я был удивлен, что вратарь с таким статусом может быть обеспокоен чем-то подобным».

Плюс если игроки увидят, что вратарь никуда не срывается заранее, то начнут ему аккуратно катить в угол – не боясь, что тот угадает направление. Поэтому «реакцию по мячу» (оставаться по центру) можно использовать только как вариант угадывания направления полета мяча, но не более того.

Для вратаря пенальти – тотальная лотерея. Он не способен контролировать мяч, а может только угадывать. Максимально нечестное мероприятие, а мы еще не дошли до читеров – Роберта Левандовского и Серхио Рамоса. 

Левандовски и Рамос пользуются этой уязвимостью. Если обычные удары – хотя бы лотерея, то их пенальти с замедлением – просто издевательство над вратарями

Чтобы взять пенальти, для вратаря должно сойтись несколько факторов. Нужно угадать направление полета мяча, а еще верить, что удар получится не идеальным.

Удары с замедлением, которые давно исполняют Рамос с Левандовски, не оставляют вратарям почти никаких шансов. Только верить, что не получится удар, но в случае испанца и поляка такое маловероятно. 

Что дает замедление?

Убивает суть тех 0,33 секунд до удара, которые вратарь использует, чтобы успеть сорваться и достать удар с пенальти в угол. Замедление как раз происходит в последние десятые, бьющий видит, куда дергается вратарь, а мяч катит в противоположный угол. 

Если же вратарь стоит до победного, то реагировать ему уже приходится по удару. Понятно, что тогда бьющий остается без нормального разбега и полета мяча за 0,4 секунды до линии, но все равно вратарю очень сложно – точнее, невозможно.

В итоге безвыходная ситуация для вратаря: гадаешь – просто бьют в другой, не гадаешь – просто не успеваешь. Надежда только на то, что у бьющего что-то пойдет не так, но статистика Рамоса – 24 забитых пенальти подряд – показывает шансы на такой вариант. 

Почему так бьют еще не все? Дело в том, что если вратарь прыгает за 0,1-0,25 секунды до удара, то изменить решение бьющему сложно. По статистике, если вратарь начинает движение за 0,1-0,25 секунды до удара, то бьющий только в 50% случаев разводит вратаря и мяч по углам. Но европейские топы вроде Левандовски и Рамоса настолько отточили этот элемент, что явно выбиваются из общей статистики. 

Причем их технику с замедлением едва ли можно как-то ограничить. При разбеге нельзя останавливаться, а они этого точно не делают – просто двигаются очень-очень-очень медленно.  

Это трюк мы вряд ли можем запретить, но зато точно можем запретить неверную риторику про реагирование на пенальти по мячу. 

Когда-то Пятова меняли на Рыбку для серии пенальти. Сейчас он дико хорош (в ЛЧ – монстр)

Фото: Gettyimages.ru/Clive Rose, Richard Heathcote, Valerio Pennicino / Stringer, Angel Martinez / Stringer; РИА Новости/Михаил Киреев; East News/THOMAS KIENZLE

+25
Реклама 18+
Популярные комментарии
Артем Николаенко
+30
Из своих наблюдений: Е*онутый разбег бьющего = 80%, что не забьет. Вот это железная статистика.
Ваня Заика
+22
Александр Шовковский: "Теория вероятности не работает, когда я на воротах".
Сборная Швейцарии по футболу: "Подтверждаем вышесказанное"
Tim Rosin
+16
Рамос останавливается(!) при разбеге на одной ноге перед ударом, смотрит куда дергается вратарь и тогда бьет. Судьи просто ему спускают...Мерзкое неспортивное зрелище...
Написать комментарий 23 комментария
Loading...
Реклама 18+