В 98-м два теннисиста пропустили самолет. Он разбился с картиной Пикассо, 50 кг денег и драгоценностями на $300 млн

Возможно, его подожгли.

Летом 1998-го Марк Россе – обаятельный швейцарец и экс-девятая ракетка мира – проиграл 7 матчей подряд и к концу августа оказался в хвосте топ-50. За два с лишним месяца 27-летний Россе – олимпийский чемпион Барселоны и лучший теннисист дофедереровской Швейцарии – не взял ни сета и приехал на US Open 47-й ракеткой мира – с самым низким рейтингом за 6 лет.

Американский «Шлем» и в лучшие сезоны был для Россе неудачным (всего 6 выигранных матчей за карьеру), а тут он к тому же в первом круге попал на неуступчивого словака Доминика Хрбаты. Россе проиграл 6:7, 6:7, 5:7 в первый день турнира, понедельник 31 августа. На пары он заявлен не был и купил билеты на самолет домой в Женеву на вечер 2 сентября – для себя и тренера Пьера Симсоло.

Во вторник, однако, Россе лететь передумал – они с Симсоло задержались в Нью-Йорке и провели день, тренируясь на US Open. В среду вечером Россе вернулся на Манхэттен и пошел на ужин с друзьями. Когда позднее он уже был в гостинице, ему позвонил друг и сказал включить CNN.

Самолет, выполнявший рейс Swissair 111 Нью-Йорк – Женева, на котором собирался лететь Россе, разбился у берегов Канады. Никто не выжил.

Теннисист сразу позвонил родителям, которые дома в Швейцарии смотрели чудовищные кадры по новостям и не знали, где сын и как с ним связаться.

«Нас к тому моменту трясло полтора часа», – вспоминал потом Мишель Россе, отец Марка.

После этого Россе сам до утра смотрел репортажи о катастрофе, в ужасе думая, что мог быть среди 229 человек на борту.

«Во вторник я решил, что, может, завтра съезжу на корты потренируюсь, а полетим в четверг, – рассказывал Россе на следующий день на специальной пресс-конференции на US Open, где в третьем ряду сидела его соотечественница и первая ракетка мира Мартина Хингис. – Это очень странное чувство: понимать, что мимолетное решение спасло жизнь. Осознание этого очень нервирует. Не уверен, что теперь полечу сегодняшним рейсом».

На прощание Россе пошутил, что теперь ищет до Женевы лодку, а его приятель украинец Андрей Медведев сказал репортеру, что он разговаривает с привидением. (Интересно, что с ними за такие шутки сделали бы в соцсетях сегодня.)

Россе – самый известный человек, который обманул смерть, не полетев Swissair 111. Но даже в теннисе он такой не один. Тогдашний директор турнира в Гштааде Жак Эрменьят обычно возвращался домой с US Open как раз в среду рейсом 111, проведя все встречи в первые дни «Шлема». Но в тот раз его пригласили на мероприятие Ассоциации тенниса США в четверг днем, и он тоже остался в живых.

«Теперь, когда мне где-то говорят, что рады меня видеть, – делился Эрменьят, – я совершенно искренне отвечаю, что рад там находиться».

Другой участник того US Open румын Дину Пескариу, как и Россе, проиграл в первом круге и тоже купил билет на Swissair 111. В отличие от Россе, Пескариу не хотел оставаться в Нью-Йорке до среды и вылетел из аэропорта Кеннеди во вторник. В среду он уже был дома в Бухаресте, а в четверг утром его разбудил звонок друга, который спрашивал, тот ли это рейс, которым он планировать вернуться из США.

Пескариу отреагировал на спасение далеко не так легкомысленно, как Россе, и даже через год отказывался говорить о катастрофе. Как и его младший современник Жером Энель, потерявший карьеру из-за страха самолетов, Пескариу всегда ненавидел летать. Поэтому крушение рейса 111 стало для него не вторым рождением, как для Россе («Теперь я постараюсь больше наслаждаться жизнью», – рассуждал он в тот день на US Open), а валидацией его фобии:

«Мой дед, которого я не знал, погиб в авиакатастрофе. Это оставило отпечаток на жизни его сына – моего отца, – который не любит летать. Я тоже не люблю. Это у меня от него. К сожалению, на турниры иначе не добраться. Когда есть возможность, я еду на машине. Но в большинстве случаев ее нет.

После Swissair я на многое смотрю по-другому. Вещи, которые раньше были мне очень важны, сейчас обесценились. Раньше я мог поругаться с друзьями, а теперь стал гораздо более понимающим, ведь кто знает, не разобьюсь ли я завтра на самолете. Сейчас я чувствую, что есть вещи поважнее», – рассказывал Пескариу летом 1999-го.

Swissair 111 – элитный рейс

Рейс 111 Нью-Йорк – Женева, который Swissair выполнял совместно с Delta, среди трансконтинентального истеблишмента был известен как «шаттл ООН»: он соединял крупнейшие штаб-квартиры организации, а значит, постоянно перевозил ее сотрудников. Только на рейсе 2 сентября 1998-го было семь представителей разных агентств ООН. Один из них Пирс Герети оказался на нем по роковой случайности: на два предыдущих он не поместился из-за сверхбронирования.

Среди других жертв Swissair 111 – пионер исследований СПИДа Джонатан Манн и его жена и соратница Мэри Лу Клементс-Манн; саудовский принц Бандар ибн Сауд ибн Абдул Рахман, а также сын чемпиона мира по боксу Джейка Ламотты (за изображение которого в «Бешеном быке» Роберт де Ниро получил второго «Оскара») и Пьер Баболя – владелец теннисного экипировщика Babolat, сделавшего себе имя на струнах еще до Открытой эры, а в 1994-м запустившего производство ракеток.

1998-й стал лучшим в истории марки, когда в начале лета Карлос Мойя на «Ролан Гаррос» впервые выиграл «Шлем» их ракеткой (до тех пор у Babolat был только Сампрас, использовавший их струны, но это, конечно, не то же самое). На том US Open Мойя первый и последний раз дойдет до полуфинала (а через полгода станет №1), но Пьер Баболя не застанет ни этого, ни настоящего прорыва, который придет к марке с Энди Роддиком и Рафаэлем Надалем. «Больше всего я жалею, что отец не увидел наш настоящий успех, – в 2007-м говорил сын Пьера Эрик, представитель пятого поколения Баболя во главе Babolat. – То, ради чего он работал, осуществилось уже после его гибели».

Что именно произошло 2 сентября 1998-го

Таймлайн гибели Swissair 111 известен до минуты и практически до слова – и от этого еще более страшен. Самолет вылетел из аэропорта Джона Кеннеди в 20:18 и через 40 минут поднялся на крейсерскую высоту – 10 000 метров.

Через 52 минуты после вылета пилоты почувствовали странный запах; через четыре минуты в их кабину проник дым. Командир корабля 49-летний Урс Циммерманн – пилот с почти 30-летним стажем и бывший военный летчик – отправил диспетчеру Pan pan – сигнал об аварийной ситуации, не угрожающей жизни и здоровью.

Циммерманн запросил экстренную посадку в Бостоне (433 км), но диспетчер предложил ему канадский Галифакс (122). В 01:18 по местному времени (ровно через час после взлета) рейс передали диспетчеру в Галифаксе. Когда рейсу 111 до аэропорта оставалось 56 километров, экипаж попросил разрешения на сброс топлива (важнейший элемент экстренной посадки, облегчающий судно). Получив его, самолет развернулся в сторону залива Святой Маргариты в 74 километрах от аэропорта, чтобы сбросить топливо в него.

Параллельно в соответствии с порядком действий при задымлении на борту пилоты отключили в самолете свет, а с ним и систему вентиляции. Это позволило огню дойти до кабины пилотов и вывести из строя всю электронику. В 01:24 (через 66 минут после взлета) у самолета отключился автопилот, Циммерманн сообщил: «Летим в ручном режиме», – и объявил чрезвычайную ситуацию. Через десять секунд он повторил сообщение («У нас чрезвычайная ситуация, Swissair 111»). Это было последнее сообщение с борта.

Дальше в течение восьми секунд на борту отключились все ключевые приборы, включая самописцы. Угол, под которым самолет летел последние пять минут, говорит о том, что он был уже совершенно неуправляем. Он столкнулся с поверхностью океана в 01:31 на скорости около 1000 км/ч – сила удара была такова, что площадь столкновения стала меньше площади судна, а фрагменты его носа и хвоста оказались в одной массе: 300-тонная машина буквально разбилась в лепешку и разлетелась на миллион кусков (тоже буквально). Жители ближайшего города Пеггис Ков слышали хлопок, похожий на удар грома, а дома затряслись в радиусе 15 км от катастрофы.

Хорошо известно, что местные рыбаки бросились к месту крушения в надежде найти выживших сразу – едва ли не раньше спасателей. Среди них был 72-летний Рэй Бутилье, служивший во флоте во время Второй мировой и знавший, что такое доставать тела погибших из воды. Он сделал к обломкам Swissair 111 только одну ходку – то, что увидел там, «было еще хуже», чем на войне. Из 229 человек на борту тело только одного удалось опознать без спецсредств – для остальных потребовались ДНК, отпечатки пальцев, рентгены и стоматологические данные.

Крушение Swissair 111 – пятая по массовости авиакатастрофа на территории Северной Америки, не считая событий 11 сентября 2001-го. 

Кто виноват: воспламеняемая изоляция или британская разведка?

Расследование катастрофы длилось 4 года и стоило почти 40 млн долларов. Причиной возгорания на борту признали короткое замыкание в бортовой системе развлечений, которая была установлена и первом и бизнес-классах за несколько месяцев до рейса 2 сентября. Пожар распространился из-за того, что изоляционный материал майлар производства DuPont не был огнеупорным. Его полностью запретили для всей гражданской авиации, а DuPont и Swissair от 20-миллиардного иска спас федеральный суд США (компенсации семьям погибшим авиакомпания выплатила сразу).

Были, впрочем, и другие версии гибели рейса 111: конспирологическое издание Executive Intelligence Review, например, узнало, что рейсом должен был лететь Ричард Томлинсон, бывший агент MI6, который слишком много знал (и в последнее время – говорил) об экономическом шпионаже Великобритании на ее партнеров. Через 1,5 месяца после катастрофы журнал утверждал, что в обстоятельствах слишком много странностей, чтобы считать ее несчастным случаем, и предполагал, что британские спецслужбы взорвали или подожгли самолет, поскольку не знали, что Томлинсон в последний момент на нем не полетел. В следующем году Томлинсон предположил, что MI6 убила принцессу Диану так же, как в начале 90-х хотела убить Слободана Милошевича – инсценировав автокатастрофу. В 2001-м он опубликовал мемуары и стал в Британии персоной нон-грата. В конце нулевых его реабилитировали, извинились и разрешили вернуться на родину. Сейчас он живет во Франции.

Версию Executive Intelligence Review частично поддерживает сержант канадской полиции Том Джуби, участвовавший в расследовании катастрофы. В документальном сериале The Fifth Estate он говорит, что для пожара, спровоцированного проводкой, обломки самолета были повреждены слишком сильно. Это подтверждает электронная спектроскопия, выявившая в обломках самолета аномальное количество магния и других индикаторов поджога.

Сокровища на борту: Пикассо, музейный бриллиант, 50 кг кэша

Ужасные человеческие потери не единственное, что ударило по репутации Swissair после катастрофы рейса 111. На его борту еще были:

• фототипия картины Пикассо «Художник», оценивавшаяся в 1 500 000 долларов (из океана достали 98% самолета и его содержимого, но от «Художника» нашли только маленький фрагмент. Картина не была специально упакована, так что, скорее всего, она просто не пережила разрушительную силу столкновения);

• 50 кг наличных денег, отправленных американским банком в швейцарский (об их судьбе ничего не известно);

• больше 5 кг драгоценных камней, в том числе килограмм бриллиантов и один камень с выставки «Природа бриллиантов», тремя днями ранее закрывшейся в Американском музее естественной истории (том самом из «Ночи в музее»).

«Так же, как и среди сотрудников ООН, рейс 111 был популярен среди ювелиров, которые использовали его как курьерскую службу между центрами индустрии в США и Европе», – говорится в книге о катастрофе Flight 111: A Year in the Life of a Tragedy. Бриллиант с выставки был упакован в алюминиевый контейнер с укрепленными стенками высотой один метр, дверью с кодовым замком и металлической печатью. Остальные драгоценности, кажется, были в тубусе из нержавеющей стали. Ничего из этого не нашли.

Лондонские страховщики Lloyd’s выплатили за потерянные сокровища 300 миллионов долларов, а в 2000-м в попытке компенсировать ущерб обратились к правительству канадской провинции Новая Шотландия за лицензией на поисковую операцию на дне океана. Это так возмутило родственников погибших, что Lloyd’s публично извинились и просьбу отозвали. Сейчас охота за сокровищами в Новой Шотландии запрещена законом, но это, конечно, не значит, что пиратов нет.

«Есть дайверы-браконьеры, которые опускаются к останкам кораблей и самолетов в поисках наживы, – рассказывал в прошлом году коммерческий дайвер из Галифакса с 17-летним стажем Тимоти Лайтфут. – Так что я не скажу, что никто никогда не рыскал на месте катастрофы рейса 111. Скажу только, что об этом не распространяются. Идея, что где-то там вдали от всех лежит бриллиантов на 300 млн долларов, некоторых людей сводит с ума».

***

Авиакомпания Swissair пережила катастрофу рейса 111, но обанкротилась через три года, когда рынок авиаперевозок обвалился после терактов 11 сентября.

Она переродилась в компанию Swiss International Air Lines (в народе Swiss), которая по-прежнему летает из аэропорта Кеннеди в Женеву ежедневно в 19:25 рейсом 23. Номер 111 после 1998-го не используется в память о погибших. 

Трансгендер, сыгравший на US Open как мужчина и как женщина

Фото: Gettyimages.ru/Clive Brunskill/Allsport; REUTERS/Mark Baker; en.wikipedia.org

+26
Популярные комментарии
Володимир Зярко
+5
Марк Россе - один з тенісистів-весельчаків 90-х. На його матчах ніколи не було скучно та й сам теніс був іншим - було менше роботів, а більше особистостей.
Sasha18
+4
Нічого не знав про це... Дякую
Volodymyr Volkov
+3
В рассказе опущена одна немаловажная деталь. Так как это была одна из самых первых систем развлечений в полете, большинство оборудования было, по сути, экспериментальным. Многие компоненты не отвечали современным требованиям. Одним из важнейших промахов (кроме горючей проводки) была невозможность отключить систему. Т.е. пилоты заподозрили, что причинило пожар, пытались найти инструкции как отключить систему, но так и не нашли. Позже следователи выяснили, что система могла быть отключена только на земле, но не в полете.
Написать комментарий 4 комментария
Loading...
Реклама 18+