Иногда они возвращаются

Кройфф, Лобановский, Анчелотти, Ди Стефано, Капелло…История футбола знает немало примеров возвращения легенд в свои родные клубы после окончания футбольной карьеры. При этом далеко не всегда такие камбеки можно назвать удачными: в силу определенных обстоятельств хороший футболист вовсе не значит автоматически хороший главный тренер. К счастью, бывают исключения.

Газетная вырезка, рассказавшая фанатам Ливерпуля о Бобе Пэйсли в сезоне 1947/48

«В наших краях, на Северо-востоке, говорят: если в новогоднюю ночь ты занимаешься чем-то, чем занимался в уходящем году, ты будешь делать это всю жизнь. Мое первое воспоминание связано с тем, что все сидят за новогодним столом, я гоняю мяч по нашему дому, а в это время слышен бой курантов»

Роберт (или, как нам привычнее его величать, Боб) Пэйсли родился в небольшом шахтерском городке на северо-востоке Англии в семи милях от Сандерленда. Семья из четырех детей, отца-шахтера и матери-домработницы не могла похвастать огромным заработком, потому Боб с братьями довольно рано стал помогать на шахте. Пиная после школы вместо мяча свиной пузырь, щедро дарованным дядей, работавшим на скотобойне, юный Пэйсли учился играть в футбол. Наука не прошла даром, школьная команда Боба за 4 года завоевала 17 трофеев и ее главную звезду пригласили в любительский Хеттон. Оттуда малыш Бобби и пытался завоевать внимание Сандерленда. В первый и последний раз.

«Больше всего на свете я мечтал играть за Сандерленд. Они были героями моего детства. Но тогдашний менеджер клуба Джонни Кокрейн и главный скаут Томми Ирвин забраковали меня, сказав, что я слишком маленький. Самое смешное, что при этом ни тот, ни другой не был выше 165 см. По той же причине мне отказал Тоттенхэм, а Вулверхэмптону я показался слишком хилым»

Зато любительский Бишоп Окленд не был таким переборчивым и следующие 2 сезона Пэйсли рос именно в этом клубе, зарабатывая 3 шиллинга и 6 пенсов за игру. «Короли аматорского футбола» во втором сезоне с Бобом в составе оформили местечковый требл – оформили чемпионство Северной лиги (лига в северо-восточной части Англии для аматорских и полупрофессиональных команд), а также завоевали кубок Англии среди аматоров и кубок графства Дарем.

«Парень, мы подпишем тебя в конце сезона» - вовсе не сон, когда ты Боб Пэйсли, а тебя настигает главный тренер Ливерпуля тех лет Джордж Кей. Сандерленд тоже было пересмотрел свои взгляды на футбол и предложил Бобби вновь прибыть на просмотр, но не тут то было – в понедельник, через день после своей последней игры за Бишоп, Пэйсли трясся в поезде, везущем его в Мерсисайд. На следующие полвека. Но сначала – война.

11 матчей за 14 дней за любительский Бишоп Окленд. Пэйсли в нижнем ряду, второй справа

«Батарея, в которой я нес службу, должна была отправиться в Юго-Восточную Азию. Но меня перевели в другую батарею, потому как я был капитаном футбольной команды полка. Почти сразу та батарея оказалась в плену, а я воевал в 8-й армии маршала Монтгомери в Африке»

Боб буквально чудом прошел войну. Только его футбольные навыки позволили ему находиться в Англии немного дольше менее удачливых однополчан. В первые годы войны FA фактически приостановила регулярный чемпионат, рекомендовав клубам, находящимся вне зоны эвакуации, проводить товарищеские игры. Пэйсли не упускал возможность сыграть за новую команду в таких матчах и в конечном итоге в 34 играх забил 10 голов.

Для солдата участие в подобном матче было вовсе не будничным событием: на финал Кубка Ливерпуля нашему герою довелось пролететь 30 миль на велосипеде от расположения полка до Энфилда, отыграть матч, а затем еще и вернуться обратно вовремя. Таким и было первое Мерсисайдское дерби Пэйсли – «ириски» на тот момент были действующими чемпионами Англии и уверенно разбили оппонента на выезде со счетом 4-2. Кубок был проигран, но тем слаще было наблюдать недоумевающие лица фанов Эвертона, когда уже 1 апреля следующего года на Гудисоне великолепное трио Басби-Лидделл-Пэйсли взяло реванш 3-1.

«Я люблю Ливерпуль и его жителей. Я прожил много лет рядом с ними, и я сражался вместе с ними на войне. Девяносто процентов солдат моего полка были из Мерсисайда, поэтому я смог узнать все о характере ливерпульца»

Будучи несколько раз переведенным из подразделения в подразделение, Пэйсли побывал в Уэльсе, Египте, на танке въезжал в освобожденный Рим и вернулся в Англию аж в 1945-ом. За это время ему приглянулись новые виды спорта – в Египте Пэйсли довелось сыграть в крикет и хоккей, заинтересоваться скачками, а уже ближе к концу войны во Флоренции Боб по достоинству оценил бокс. Пэйсли всегда любил наблюдать за атлетами, за их усилиями и движениями для достижения поставленных целей, что неоднократно помогало ему в дальнейшей карьере.

«Вскоре после демобилизации я повстречал свою будущую жену Джесси. Чтобы произвести на нее впечатление, я показал ей шрам на руке и сказал, что это рана от штыка, полученная во время одного из сражений в пустыне. На самом деле я поранился открывашкой»

Бобби и Джесси всю свою совместную семейную жизнь прожили в Ливерпуле – на заре своей игровой карьеры он получал 8 фунтов в неделю в игровой период и 6 фунтов в неделю во время межсезонья, а она почти всю свою жизнь проработала учительницей. Кроме того, на плечи Джесси было возложено самое главное – забота о домашнем очаге и детях.

Следующие три сезона Пэйсли стабильно играл не менее 30 матчей, в 1947 году команда наконец стала чемпионом Англии 24 года спустя, а в 1950 году выиграла кубок Англии. Сезон был неровным и для команды, и для Боба, но в полуфинале против Эвертона он забил гол…чтобы не попасть в заявку на триумфальный финал – дебют Ливерпуля на Уэмбли.

«В 1950 году, когда меня не включили в состав Ливерпуля на финал с Арсеналом, я пережил самое большое потрясение в карьере. Тогда я мог запросто уйти из клуба, если бы меня кто-то позвал. Но летом я успокоился, поняв, что в другом клубе со мной могла случиться точно такая же история. Став менеджером, я понимал, что чувствуют те, кого я не ставил в состав в финале»

Пэйсли совладал с эмоциями и в сезон 1950/51 входил в статусе нового капитана красных. Но футбольная карьера довольно быстро подошла к концу – ее бесславным итогом стал вылет из высшего дивизиона по итогам сезона 1953/54. Ливерпуль стал единственным профессиональным клубом Пэйсли: более 300 матчей за 15 лет (не забываем о войне в 1939-1945) на позиции левого винг-бека – в наше время мы бы так назвали «левого опорника» в схеме 3-2-2-3 или WM имени Герберта Чепмена.

Боб не питал иллюзий по поводу бесконечной карьеры, потому еще будучи игроком он самостоятельно углубился в вопросы здоровья и физиотерапии. 2 года заочного обучения, а затем ежедневная практика в местном госпитале сделали свое дело и Пэйсли смог претендовать на должность физиотерапевта Ливерпуля после окончания игровой карьеры. Событие довольно заурядное для той команды, отчасти было связано с резким сокращением расходов на персонал. Спустя некоторое время Пэйсли возглавил резервную команду Ливерпуля.

Врач, у которого практиковался Пэйсли, недолюбливал &quout;новомодные электронные аппараты&quout;. Зато Боб быстро их изучил

«Я всегда проявлял интерес к физиотерапии и психологии. Физиотерапию я изучал по своим травмам и повреждениям, что сослужило мне хорошую службу: я научился диагностировать проблему и знал, сколько времени понадобится на восстановление Я надеюсь, что смогу провести ещё несколько сезонов в большом футболе, но уже сейчас я учусь на физиотерапевта и массажиста. Знаете, мы, женатые мужчины, должны думать о будущем»

Успех создавался по крупицам и молодая команда Пэйсли постепенно набирала обороты, взяв серебро, а затем и золото первенства резервистов, соревновавшись с самими «малышами Басби». После успехов с молодежным составом Пэйсли стали привлекать к работе с основной командой, сперва – в роли ассистента главного тренера, а вскоре – и тренера* (тут и далее классическое для Англии «менеджер» я называю «главный тренер» - прим авт.)

Будни физиотерапевта. Боб Пэйсли уносит с поля Эмлина Хьюза. Это Англия, детка!

Шальная чехарда на тренерском мостике в поисках оптимальной формулы для возвращения к успехам закончилась лишь с приходом легендарного Билла Шенкли. Он был главным катализатором возвращения Ливерпуля на победный путь, ему удалось вернуть команду обратно в Высший дивизион. Шенкли не привел свой тренерский штаб и в первый свой день на посту главного тренера Ливерпуля объяснил Пэйсли и остальным, что хочет работать с теми, кто предан Ливерпулю.

Так образовалась легендарная Boot Room (комната бутс или обувная/бутсочная по-нашему) – небольшое помещение рядом с раздевалкой игроков, где обычно обслуживались (хранились, чистились и ремонтировались) их бутсы. Шенкли, Пэйсли, Фаган, Беннет, Моран и Сандерс пили «чай», обсуждали тактические моменты и разбирали предстоящего соперника.

«Идея собираться для разговора в маленькой комнатушке, в которой хранились бутсы, принадлежит мне и Джо Фагану. Разговоры о футболе – одна из самых притягательных сторон этой игры. Мы приглашали в Бут-рум тренеров приезжих команд, чтобы немного выпить и поговорить о только что закончившемся матче. На следующий день в Бут-рум собирались уже все мы, чтобы обменяться мнениями, иногда очень жесткими. При этом сказанное в Бут-рум, никогда не покидало стен этой комнаты. Именно это и создавало некую мистику Бут-рум»

10 лет в других клубах прошли куда быстрее и проще, чем 15 лет в Ливерпуле. Когда Шенкли почувствовал (по различным причинам, об этом лучше знают некоторые скаузеры), что больше не может отдаваться этой работе, он покинул клуб после победы в Кубке Англии. Руководство тотчас обратилось к Пэйсли с предложением возглавить клуб. Одного они не учли – после стольких лет ассистирования и нахождения в тени Пэйсли просто не хотел становиться «лицом номер 1». И тогда к нему пошли все – президент, директора, исполнительный директор…и сделали свое дело!

Шенкли и Пэйсли

«Когда я все-таки согласился возглавить Ливерпуль после внезапного ухода Билла Шенкли, я сделал это только потому, что мне не хотелось, чтобы распалась наша тренерская команда. Я был уверен, что стану своего рода временным буфером между Биллом и новым менеджером. А оно вон как получилось…»

Возвращение легенды не было идеальным – Пэйсли не оформил требл в первый же сезон, не побил все рекорды, а команда на поле не блистала невероятной игрой. В первом сезоне под руководством Пэйсли Ливерпуль занял второе место, команда не выиграла ни один из трофеев, за которые боролась, но на вопрос о ценности серебра в чемпионате у Боба был готов ответ. «Мы никогда не празднуем второе место».

Следующие же 8 сезонов под руководством Пэйсли стали золотыми в истории красных из Мерсисайда. 3 Кубка чемпионов, 6 титулов Чемпиона Англии, 3 Кубка Лиги, Кубок УЕФА, Суперкубок УЕФА, 6 раз - Коммьюнити шилд…В среднем – более двух титулов за сезон, рекорд домашних матчей без поражений – 85 домашних игр в течение практически 3 лет.

Кроме того, селекционный талант Пэйсли помог найти для клуба новых легенд того времени – Кенни Далглиш, Иан Раш, Алан Хансен, Брюс Гроббелаар, Джимми Кейс, Алан Кеннеди, Грэм Сунесс…Точечная селекция была козырем Пэйсли, он старался не менять костяк команды, вводя новых игроков не массово, а максимально осторожно, без массовых чисток. Примечательным в этом аспекте является еще первый сезон Пэйсли, когда уход Шенкли затмил трансферную бомбу по меркам того времени – в команду из лондонского Арсенала перешел Рэй Кеннеди. Воспитанник Канониров пришел в статусе забивного нападающего, но даже не смотря на успешный дебют (22 минуты в матче с Челси понадобились для первого гола в футболке Ливерпуля), впереди у Пэйсли действовали разыгравшийся под конец карьеры Джон Тошак и легендарный Кевин Киган. Рэй было приуныл, но тут в дело вступил талант Боба Пэйсли. Тот, проанализировав манеру его игры и работы на тренировках, предпочел его использовать в полузащите. Более того, в этом вопросе Пэйсли заручился поддержкой от школьного тренера Кеннеди, написав тому письмо с целью побольше разузнать о новичке (трансфер готовил Шенкли), а в ответ получив полное подтверждение своим догадкам – в школьной команде Рэй Кеннеди и правда играл в полузащите!

Познания Пэйсли в терапии и реабилитации полностью изменили подход к процессам в команде после матча – теперь после домашнего матча команда проводила первичных отдых на Энфилде, а затем уже отправлялась на базу в Мелвуде. Подобный подход кардинально отличался от соседей из Эвертона, которые предпочитали посещать Гудисон парк раз в неделю-две. Именно при Пэйсли Энфилд стал культовым местом не только для фанатов, а и для игроков Красных. Ведь «Коп всегда требует лишь одного – честности!»

«Этот клуб и есть моя жизнь. Я с гордостью подметал бы улицы, если б меня об этом попросил ФК Ливерпуль»

К счастью, подметать улицы не пришлось. Свой последний сезон Пэйсли по состоянию здоровья не смог – в голове менеджера прогрессировала болезнь Альцгеймера, а Боб мог заблудиться по дороге с Энфилда домой…Команда на непродолжительный период досталась Джо Фагану, который получил «благословение» именно от Пэйсли, рекомендовавшего его совету директоров. Команда в первом же сезоне оформила требл, выиграв чемпионат, Кубок Лиги и Кубок чемпионов. Фаган подал в отставку после трагедии на Эйзеле и команду возглавил Кенни Далглиш, попутно продолжая играть, а консультировал его поначалу именно наш герой. Позже Пэйсли получил должность директора клуба, на которой проработал до 1992 года, когда болезнь уже не оставила ему выбора.

Боб Пэйсли не любил шумиху и быть на виду. В его времена Шенкс притягивал к себе все внимание и любил это делать. Потому статуя Шенкли подбадривающе смотрит на вас на территории стадиона неподалеку от именных ворот и мемориала Хиллсборо. Бобби был далек от этой шумихи, в вопросах коммуникабельности с журналистами часто консультировался с женой, но именно через Paisley Gateway можно пройти внутрь Энфилда. Ворота украшает портрет мэтра, герб его родного города и классическая ливерпульская птица. Название ворот «инкрустировано» главным хет-триком Пэйсли – триумфальными кубками Рима-1977 (Боруссия М 3:1), Лондона-1978 (Брюгге 1:0) и Парижа (Реал 1:0).

Мемориальные ворота весят под 2 тонны, потому фундамент был специально укреплен, как и Пэйсли надежно укрепил начинания Шенкли, став одним из лучших британских тренеров в истории и одним из символов триумфа английского клубного футбола на международной арене в конце семидесятых-начале восьмидесятых. Золотая эра Ливерпуля, зачатая Шенкли и Пэйсли, продленная Пэйсли и Фаганом, и закончившаяся Далглишем и Пэйсли, продлилась 30 лет, а тренеры вписали в зал славы Ливерпуля 13 чемпионских титулов (14 с учетом второго дивизиона, из которого команду довелось поднимать Шенкли), 4 кубка Англии, 4 кубка Лиги, 13 суперкубков Англии (или Коммьюнити Шилд), 4 кубка Чемпионов, 2 кубка УЕФА и 1 суперкубок УЕФА.

«Если бы это была церемония вручения Оскара, то я бы взмахнула руками в небо, расплакалась и ныла о том, что Боб не заслужил этого всего. Но, хоть и глаза у меня на ровном месте, спросите меня: заслужил ли он. И я отвечу – да, на все 100»

Джесси Пэйсли на официальной церемонии открытия Paisley Gateway. О да, как же она права.

 

Этот пост опубликован в блоге на Tribuna.com. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Отсебятина
+12
Популярные комментарии
Andrewbors
+1
Зате тренер оцінив, вітаю з проходом далі)
Ответ на комментарий Alex Kagarov
Нема :( от і пиши о 3 ранку після цього))
Alex Kagarov
0
Дуже дякую)
Ответ на комментарий Andrewbors
Зате тренер оцінив, вітаю з проходом далі)
Написать комментарий 4 комментария
Loading...
Реклама 18+