Почему Шарапова не боится Серену Уильямс

В финале Майами Мария Шарапова проиграла Серене Уильямс 11-й матч подряд. Ксения Витряк строит предположения, почему несмотря на это Шарапова Уильямс все-таки не боится.

В последнем посте я высказала предположение, что Маша стала одной из главных движущих сил в карьере Серены, а iris в свою очередь предположила, что это у них взаимно. Я начала писать iris ответ и в итоге получился целый пост.

У Маши определенно есть своя путеводная звезда, но мне кажется, что Серена тут не причем. Чтобы объяснить, почему я так думаю и какую вижу у Маши путеводную звезду, мне придется начать издалека. И без привлечения Серены в качестве контекста тут не обойтись.

Обе девочки формировались под сильным влиянием своих пап. Как же формировалась Серена? Идея отправить дочерей в теннис пришла папе Ричарду после того, как он узнал сколько зарабатывают теннисистки. И принял он это решение, когда его дочери были еще в животе у мамочки и проявить свои теннисные таланты никак не могли. Он решил их жизнь за них. Если смотреть шире, то на самом деле, конечно, не он – это была судьба. Его дочерям провидением было уготовано великое теннисное будущее, и папу Ричарда надо было как-то заставить принять это важное решение, а деньги стали тем самым крючком, на который папа Ричард поймался. Мотив денег и власти, которую они дают, изначально был центральным.

Послушайте, как он рассказывает о своих дочерях, как он подчеркивает их достижения. Сразу видно мировосприятие, в котором человек как личность определяется через то, чего он добился в материальном мире. Если ты такой умный – покажи свои деньги. Не знаю, по какому принципу у них в семье строилась коммуникация, но допускаю, что он напрямую воспитывал дочерей в таком духе – мир жесток, миром правят деньги, усвойте это, милые дочурки, и потом не говорите, что я вас не предупреждал. Поэтому нет ничего удивительного, что Серена выросла именно такой – определяющей себя через свои успехи на корте. Есть успехи – есть личность, нет успехов – пустое место. Отсюда ее невероятное стремление побеждать и ее животная ненависть к поражениям.

Папа с самого начала, начиная прям с живота, был уверен, что его дочери будут великими чемпионками. Не просто теннисистками или успешными теннисистками, а великим чемпионками. Типичная философия выходцев из гетто – смысл жизни в том, чтобы осуществить американскую мечту. Стремление к исключительности, к тому, чтобы быть лучше всех. Его желание сделать их чемпионками было столь велико, что переросло в уверенность, что так все и будет, и он безо всяких сомнений транслировал свою фанатичную уверенность дочкам.

С одной стороны он сделал им хорошо – получается, что он их программировал. Можно даже сказать, что именно его уверенность в том, что Винус и Серена станут великим чемпионками, и сделала их в итоге великими чемпионками. Но с другой стороны, он не оставлял им другого выбора. Если бы одной из них или обеим не удалось стать великими чемпионками, их личности рассыпались бы осколками, и их пришлось бы собирать по частям много лет. Вот почему Серена всегда так боялась потерять свой чемпионский ореол, вот откуда она черпала энергию для своих многочисленных возвращений. Так стремиться к профессиональному самоутверждению может только человек, у которого нет пути назад. У Маши в каком-то смысле тоже не было пути назад, но это была совсем другая история.

Оба любящих папы желали своим дочерям счастья от всей души, но счастье они понимали по-разному. Если для папы Ричарда счастье было в деньгах и власти, то для папы Юры счастье было в том, чтобы дать дочери возможность найти и исполнить свое предназначение. Поэтому он не стал спешить. Прежде чем принимать какие-то решения, он дал дочери родиться, немного подрасти, приложить свои силы в разных направлениях. И только когда Мартина Навратилова обнаружила у Маши теннисный талант, папа начал решительно действовать.

Поездка в Америку была настоящей авантюрой, по тем временам так особенно. Папа Юра не думал о будущих барышах, в исходной точке он скорее думал (допускаю, что с ужасом) о том, сколько предстоит трат, где взять денег и как не влезть в страшные долги, которые потом, возможно, всю жизнь придется выплачивать. Он не был уверен, что его дочь станет великой чемпионкой. Если папа Ричард в начале пути был сама уверенность, то папа Юра в начале пути был воплощенное сомнение. Он боялся, что совершает ошибку, что дочь не найдя своего призвания, разочаруется, и окажется что этот героический поступок был совершен зря. Единственное, что его поддерживало, это совет Мартины. Если такие вещи не воспринимать как знак, то что тогда вообще в этой жизни можно воспринимать как знак? Это был риск на грани фола, но папа решил, что все-таки стоит рискнуть. Кто знает, если не попробовать сейчас, может тогда всю жизнь жалеть придется о непринятом решении. И мне кажется, что именно этот посыл – доказать, что все было не зря, что папа тогда принял правильное решение – задал тон всей последующей жизни Маши. Папа и есть ее путеводная звезда.

Когда Маша выиграла «Уимблдон», думаю, именно папа стал тем, кто не позволил ей оторваться от земли, кто научил быть осторожной в своих ожиданиях и благодарной судьбе за любую малость. Думаю, именно он объяснил ей, что ее победа это, конечно, результат больших усилий, огромного вложенного труда, многих жертв, но это еще, и может даже в первую очередь, невероятное везение. Талант и трудолюбие далеко не гарантия того, что ты выиграешь «Уимблдон» в 17 лет у лучшей теннисистки мира. Роджер Федерер говорит – только теперь я понимаю, как невероятно мне повезло. Если тебе открылась заветная дверь – это только начало. При неправильном отношении она очень быстро может закрыться обратно. И мне кажется, все последующие успехи Маши это именно результат ее правильного отношения. Благодаря папе она не восприняла эту победу как должное, а отнеслась к ней как к подарку судьбы. И все последующие годы упорным трудом отрабатывала выданные жизнью авансы, доказывала, что та не ошиблась в своем выборе, что она была права, когда выдала счастливый билет именно ей. Впрочем, Серена тут тоже будет к месту.

За все подарки судьбы так или иначе приходится платить. Серена чудесным образом открыла перед Машей дверь в новую жизнь, и если 11 подряд поражений это плата за возможность, полученную в 2004-м – Маша согласна. Конечно, она не сразу к этому пришла, наверняка сначала ей было очень обидно, но сейчас, думаю, она уже понимает что к чему и реагирует на свою неспособность обыграть Серену вполне адекватно. Маша, конечно, хочет победить Серену, но от того, что пока не получается, она не теряет ни сон, ни аппетит – уже поверьте. Скорее, она в этом вопросе фаталист. Судьба – значит, еще победит; не судьба – все равно спасибо Серене за то, что была крестной матерью.

Если 11 подряд поражений это плата за возможность, полученную в 2004-м – Маша согласна

И снова надо отдать должное папе за это отсутствие у Маши стремления самоутверждаться за чужой счет, желания меряться с кем-то, извините, пиписьками. Никто не лучше кого-то, все равны, по определению. Каждый человек – отдельный мир, и каждый с точки зрения творца представляет собой одинаковую ценность. Маша уверена в себе изначально, ее уровень самооценки не колеблется под давлением внешних обстоятельств, не зависит от того выиграла она или проиграла и именно поэтому у нее всегда позитивный настрой, который восхищает Серену.

Может быть, именно в этом кроется причина того, что Маше очень трудно что-то менять в игре. Она просто не видит в этом смысла. У нее есть железобетонная уверенность в том, что если все делать правильно, ее время придет. И оно ж таки приходит. Безотносительно Серены, Вики и кого бы там ни было. Может, она поэтому выросла такой высокой – чтобы смотреть в свою даль поверх голов соперниц? Теннисистки приходят и уходят, времена меняются, меняется контекст, а Шарапова просто продолжает делать свое дело и периодически получает по заслугам. Это «безотносительно» – и на корте ее девиз. Она играет соперницам на ракетку – потому что «безотносительно», потому что она их просто не видит. Она не думает о том, что изменившись могла бы получить больше. Она думает о том, что оставаясь верной себе так или иначе все равно получит свое. Чувствуете разницу? Ей не нужно больше, ей нужно только свое, а свое найдет ее в любом случае, как нашел ее «Уимблдон».

Хотя Маше наверняка греет душу тот факт, что на коммерческом фронте у нее перед Сереной явный перевес – не буду лепить из Машки богиню) Но, тем не менее, отдаю Марии должное – мне кажется, этой мысли она стесняется, считает ее недостойной и пытается вытеснить в подсознание. Конечно, есть вероятность, что я идеализирую Шарапову, пытаюсь втиснуть ее в рамки своих представлений о том, как должно у нее быть. Но пока что никаких противопоказаний тому, чтобы так думать, я не нахожу, поэтому останусь пока при своем. Хотя заглянуть в ее непроницаемый черепок я бы не отказалась)

В общем, Маша настоящий философ, если подумать. И благодаря тому, что она ориентируется в своей жизни на какие-то нематериальные цели, она производит впечатление девушки с загадкой, и именно эта загадка объясняет феномен Шараповой и ее невероятную популярность. Все гениальное просто.

Фото: Fotobank/Getty Images/Mike Hewitt/David Santiago/El Nuevo Herald/MCT/Clive Brunskill

+3
Написать комментарий

Еще по теме

Реклама 18+