Серена Уильямс о том, приехала ли на «Ролан Гаррос» поиграть или победить: «Думаю, мы все знаем ответ на этот вопрос»

23-кратная чемпионка турниров «Большого шлема» Серена Уильямс поделилась впечатлениями от возвращения на «Ролан Гаррос», в первом круге которого во вторник обыграла Кристину Плишкову (7:6, 6:4).

– Матч прошел хорошо. Он был непростой. Она уже в первом гейме сделала столько эйсов, что я подумала: так, нужно сегодня очень хорошо подавать. Было непросто найти ритм, потому что она подавала эйс за эйсом, но в целом, я довольна тем, как сыграла сегодня.

По первому за год матчу на «Шлеме» вам удалось оценить свой уровень?

– Я бы сказала, это трудно. В первом сете вообще были одни эйсы. Во втором стало побольше розыгрышей и больше ритма. Мне это помогло. Думаю, что я на правильном пути. Я много работаю на корте, вне корта, на корте, на корте, вне корта – это моя жизнь сейчас. Мне это нравится. Надеюсь, результаты это подтвердят.

Чем «Шлем» в качестве мамы главным образом отличается от тех, что были раньше?

– О, это просто. Главное – видите, я опоздала всего на две минуты, потому что хочу как можно скорее поехать домой к Олимпии. Я целый день провела здесь с этим дождем. А обычно мы с ней всегда вместе, когда я не тренируюсь. И я немного переживаю о том, как все будет дальше, потому что на «Шлемах» я обычно много времени провожу на кортах. Я она еще такая маленькая, что я не хочу таскать ее сюда. Посмотрим.

Насколько игрокам-мамам сложнее, чем игрокам-папам?

– Ну во-первых, вернуться в форму сложно, потому что после родов ты расширяешься во все стороны. Да и вообще, физически после рождения ребенка в моем возрасте (улыбается) непросто. Эмоциональная разница, я думаю, тоже есть, потому что я очень привязана к своей дочери. Папы, конечно, тоже, но я, скажем, очень долго кормила грудью, так что чувствую с Олимпией очень сильную связь.

На этот «Ролан Гаррос» вы приехали посоревноваться или победить?

– Не знаю. Конечно, я хочу сделать все, что в моих силах. Но я не давлю на себя так, как это бывает. Хотя думаю, мы все знаем ответ на этот вопрос, который у меня в глубине души.

Что самое сложное, с чем вы столкнулись, совмещая материнство и работу?

– Не могу сказать, что есть что-то суперсложное. Но конечно, не у всех мам есть такие возможности, как у меня.

Я планирую свои дни так, что тренировка у меня, скажем, во столько-то. Потом я провожу время с Олимпией, а потом снова тренируюсь, пока она спит. Поначалу было трудно синхронизироваться с ее дневным сном, пусть она и всегда отстает от своего расписания. Но по крайней мере, я знаю, что в определенные отрезки дня я буду с ней, потому что я не могу допустить, чтобы она привыкла, что меня когда-то не бывает рядом. Я очень дотошная мама. Даже слишком.

Расскажите о своих ощущениях от королевской свадьбы и того, какую большую роль в ней сыграла афроамериканская культура.

– Было очень необычно и радостно видеть, какую большую роль афроамериканская культура сыграла в свадьбе. Я была очень рада, что Меган решила сделать такой акцент. Это большой культурный сдвиг. Видеть, какой длинный путь прошли афроамериканцы, было очень вдохновляюще. Я очень горда ею и рада за нее.

Как вам реклама Nike «Возвращение королевы» в контексте королевской свадьбы и что там за история про пиво-понг?

– Идея рекламы появилась у Nike, когда я только собралась возвращаться. А королевская свадьба наложилась уже потом, и да, получилось немного странно, потому что Меган теперь принцесса, а я ее так давно знаю. В смысле, герцогиня, извините. Но в любом случае, это очень круто.

А никакого пиво-понга не было. Я даже пиво не пью и вообще без понятия, откуда это взялось. Помню, как я посмотрела на Алексиса, когда услышала про это: мы что-то пропустили? Мы сильно смеялись над этим.

Вы не думали взять или добавить фамилию мужа к своей для выступлений?

– Это было бы слишком сложно. Останусь Уильямс.

Вы как спортсменка привыкли к одному расписанию. Как у мамы оно у вас теперь другое. Как вы совмещаете?

– Мой приоритет – Олимпия. Мы с теннисом очень много друг другу дали, но теперь я строю свою карьеру вокруг нее. Сейчас самое важное в моей жизни – это Олимпия, Бог, моя семья. И мне кажется, что это и теннис очень удачно встали на свои места, так что у меня предчувствие, что все получится.

Во втором круге 36-летняя Уильямс сыграет с Эшли Барти (17).

 
 
Источник: rolandgarros.com
Реклама 18+