Энди Маррей: «Помню, что некоторые игроки и тренеры говорили про Амели после итогового турнира»

Третья ракетка мира британец Энди Маррей прокомментировал свое сотрудничество с француженкой Амели Моресмо.

«С самого начала я знал, что сотрудничество с Амели заставит многих чесать языком. Причина в том, что до меня мало кто работал с женщиной-тренером. Я понял, что это создаст ощущение подозрительности, недоверия и, возможно, даже негатива. Но я не осознавал, что Амели окажется под таким потоком критики и предрассудков. Самое поразительное, что ее ругали после каждого моего поражения – ни один из моих бывших тренеров с таким не сталкивался. Это неправильно.

Прошлый сезон я начал плохо, и с приходом Амели ситуация становилась только лучше. В сентябре 2014 года я стоял в рейтинге 11-м, сейчас я третий – это говорит само за себя. Говорят, что я смело поступил, когда выбрал Амели. Но, по правде говоря, смело поступила она – потому что именно ей приходится держать удар. Ее навыки все время ставились под сомнение. Мне было стыдно. Именно поэтому я постоянно повторяю, что она прекрасный специалист. Самый неприятный момент наступил после итогового турнира, где я проиграл Роджеру со счетом 0:6, 1:6. Вместо того, чтобы винить меня, они обрушились на Амели. Я помню, что некоторые игроки и тренеры про нее говорили – это меня не порадовало, и я нескоро это забуду.

Стал ли я феминистом? Если быть феминистом – это бороться за то, чтобы к женщинам относились, как к мужчинам, то, наверное, да. Мое воспитание меня к этому подталкивает. Я попал в теннис, благодаря моей маме. Я всегда был близок со своими бабушками. Меня всегда окружали женщины. Мне легче с ними разговаривать, мне легче им открыться. И я поражаюсь, что женщин-тренеров так мало. Надеюсь, это изменится, хотя Амели я выбрал и не поэтому. И хотя не у всех получится работать с женщиной-тренером, нет ничего плохого в том, чтобы все рассматривали такой вариант», – написал Маррей в колонке для L’Equipe.

Реклама 18+