Тревор Линден: «Хотел бы быть президентом «Ванкувера» 20 лет»

Президент «Ванкувера» по хоккейным операциям Тревор Линден рассказал, как видит свою роль в структуре клуба, и сколько планирует проработать на новой должности.

– Еще во вторник вы говорили, что не получали никакого предложения от «Ванкувера».

– Я позвонил Стиву утром и извинился. Я был в ситуации, когда не мог ответить по-другому.

– У вас будет свобода действий?

– Мы отлично поговорили с Франческо и его семьей. Они дали мне полный контроль в принятии решений. Конечно, во всех клубах важны хорошие отношения с владельцами. Планирую часто общаться с ними объяснять, почему мы приняли то или иное решение. Но вообще я доволен, что буду самостоятельно принимать решения.

– Вы ушли из хоккея 6 лет назад. Пришло время вернуться в него?

– В 2008-м я не знал, что буду делать, наслаждался отдыхом от хоккея. Но вообще вся моя жизнь с ним связана, так что я всегда знал, что вернусь, просто не знал, в каком качестве. Никогда не хотел работать в другом клубе.

– Тревор, у вас есть свой бизнес – сеть фитнес-клубов. Вы продолжите им заниматься?

– Нет, у меня есть отличный партнер, который будет вести дела. Я на сто процентов сосредоточусь на работе в «Ванкувере».

– В 18 лет вас задрафтовал «Ванкувер» под 2-м номером. И вот спустя 25 лет вы становитесь президентом клуба. Что чувствуете в этот момент?

– Я перед пресс-конференцией позвонил Пэту Куинну (он выбрал Линдена на драфте-1988 – прим. Sports.ru). Хорошо с ним поговорили. Интересно: он был почти в том же возрасте, что и я сейчас, когда возглавил «Кэнакс» в 1987-м. Это новая жизнь для меня, полная вызовов. Мне всегда нравилось учиться, я быстро все схватываю, доверяю своим оценкам. Я очень рад, что у меня есть такая возможность работать здесь.

– Некоторые болельщики скажут, что ваше назначение – это пиар-ход, потому что у вас нет опыта работа на такой должности. Что вы им ответите?

– У меня, конечно, есть только опыт игрока. Но я смотрю на некоторых своих коллег: Джо Сакика, Стива Айзермана, Кэма Нили – я с ними недавно разговаривал. Главное, чтобы с тобой работала команда хороших специалистов. Тогда клуб будет принимать правильные решения.

– Как вы охарактеризуете ваши отношения с Франческо Аквилини в последние 6 лет? Может, это Гиллис мешал вам активнее участвовать в делах клуба?

– Я дал ясно понять, когда уходил, что хочу взять паузу на два года, подумать о жизни. Очень доволен тем, как все вышло. Занялся бизнесом, о котором и не думал. Мне это нравилось, мы были успешны. Мне нравилось, что у меня есть свободное время. Так что я держался на дистанции умышленно. Я следил за командой как болельщик.

– Как вам нравится современный хоккей?

– Игра никогда не была так хороша, как сейчас. Рассчитываю вернуть в Ванкувер хоккей, который будет интересен болельщикам.

– У вас будут запреты на использование мобильных телефонов во время пресс-конференций? (такой запрет в клубе ввел Джон Торторелла – прим. Sports.ru)

– Не думал, что меня об этом спросят сегодня (смеется). Если это так важно для вас, то можете использовать телефон, не вижу тут проблемы.

– Вы упомянули Сакика, Айзермана и Нили – они все занимаются кадровыми вопросами. Как вы видите свою роль?

– У меня есть видение того, каким должен быть генменеджер. Я буду плотно работать вместе с ним. Будем вместе обсуждать и игру команды, и вопросы по составу, тренерам, а также заниматься нашей скаутской службой. Идеально было бы определиться с генменеджером в начале июня. Совершенно точно он нужен нам перед драфтом.

– Когда Майк Гиллис пришел в команду, ее костяк был в самом расцвете или близко к этому. Сейчас лидерам команды по 32-33 года, насколько важным для вас кажется омолодить состав?

– У меня есть кое-какие идеи на этот счет, но пока оставлю их при себе. Есть много вариантов. Мне нравится костяк нашей команды. Это хорошие люди с характером.

– Мы все помним финал 1994 года. Последний матч, вы в конце игры на коленях у борта, слезы в глазах. Как те эмоции подготовили вас к сегодняшней работе?

– Думаю, слезы на глазах тогда у меня были потому, что Майк Рихтер клюшкой сломал мне нос, и я тогда пытался его вправить. Кажется, неплохо получилось, хотя все равно видно, что перелом был (улыбается).

Мы любим хоккей в том числе и потому, что в нем есть радость победы и горечь поражения. Игроки становятся зависимыми. Вернулся в «Ванкувер» отчасти и потому, что хочу победить с ним. Я люблю хоккей, мне нравится разговаривать о нем, люблю следить за тактикой, мне интересна и бизнес-составляющая.

– Структура клуба: владелец – президент по хоккейным операциям – генменеджер – относительно новая. Какой вам видится эта модель?

– К этой модели сейчас приходят многие клубы в хоккее, американском футболе и баскетболе. Добавляется еще одно звено с хоккейным IQ, что важно. Если вокруг будет больше хороших специалистов, наши результаты будут лучше.

– Сколько планируете проработать на этой позиции в «Ванкувере»?

– Надеюсь, что очень долго. Хотел бы быть президентом 20 лет. Семья Аквилини тоже так думает. Мама Франческо так и сказала: «Когда проработаешь на этом посту первые 20 лет...» – сообщил Линден.

Источник: TSN
Реклама 18+