Жизнь Че. Как бездельник с пляжа стал членом Зала хоккейной славы

Автор Yahoo Sports Николас Коцоника рассказывает удивительную историю из жизни Криса Челиоса, который сегодня ночью будет включен в Зал хоккейной славы НХЛ. На Tribuna.com – перевод материала.

Автор Yahoo Sports Николас Коцоника рассказывает удивительную историю из жизни Криса Челиоса, который сегодня ночью будет включен в Зал хоккейной славы НХЛ. На Tribuna.com – перевод материала.

Крис Челиос – один из величайших защитников в истории НХЛ. Фото: thestar.com

А ведь казавшаяся бесконечной карьера Криса Челиоса могла и не начаться. В 17 лет он пытался найти хоть какую-нибудь команду или университетскую программу, чтобы продолжить играть в хоккей. И не мог. У него был мононуклеоз. Его никуда не брали. Челиос работал и учился, а в свободное время просто болтался на пляже.

И в один из таких дней, примерно через две недели после того, как его не взяли в команду Университета Сан-Диего, он наткнулся на хоккеистов, тренировавшихся на берегу океана. Среди них был его знакомый – Бобби Паркер. Сейчас уж и не вспомнишь, почему он обратился к Крису, и все же.

– Крис, что на счет хоккея? – спросил Паркер

– Я закончил, – ответил Челиос. – Буду играть для себя.

Паркер в отличие от Криса попал в университетскую команду, но условий для занятий хоккеем в Сан-Диего почти не было, и Бобби быстро заскучал по дому. Он собирался в «Муз Джо Кэнакс» из Саскачевана, выступавших в юниорской лиге, и его самолет улетал на следующий день. «Еще немного и меня здесь не будет. А ты, Крис, если хочешь еще поиграть, давай присоединяйся к «Муз Джо», -добавил Паркер.

Неудачный опыт путешествий по Канаде у Челиоса уже был. Годом ранее он лично купил билет до Монреаля, но не подошел квебекской команде «Хаксбери». Попытка закрепиться в «Четхэме» из Онтарио завершилась тем же. Он пытался устроиться в «Виндзоре» или какой-то другой команде, чье название уже не вспомнить, и опять ничего. Но Челиос отчетливо помнил другое. В какой-то момент он оказался на автобусной станции в Детройте без цента денег в кармане. Его спасли два незнакомца, которые помогли ему добраться до Сан-Диего.

Говорите «Муз Джо»?

Паркер дал Челиосу номер телефона тренера «челюстей» Ларри Биллоуза. Крис забросил бумажку в бардачок машины своего друга и забыл о нем. И только через пару дней, снова встретившись с приятелем, он вспомнил о том, что должен позвонить. Крис попросил остановить машину у телефона-автомата, что стоял рядом с вышкой лайфгарда.

– А ты на какой позиции играешь? – первым делом спросил Биллоуз.

– А вам кто нужен? – ответил Крис.

– Защитник.

– Ну, тогда я защитник.

Крис никогда в жизни не играл в защите. Он всегда был нападающим. «А мне нечего было терять», – скажет потом Челиос.

Биллоуз предложил Крису пробный контракт. Челиос попросил клуб оплатить билет на самолет. Биллоуз ответил отказом, на что Крис взмолил о помощи. Позволить себе такие затраты после неудачного опыта еще раз хоккеист не мог.

– Что ж, мы не можем тебе помочь, – буркнул Биллоуз.

– ОК.

*****

Сегодня ночью Крис войдет в Зал хоккейной славы. За его плечами 1651 матч в НХЛ, и это рекорд лиги для защитников. Он сыграл 266 кубковых матчей – больше, чем кто-либо в истории. Челиос выиграл три «Норрис Трофи», три Кубка Стэнли и олимпийское серебро. Он был первым американским капитаном «Монреаля» и первым американцем, признанным лучшим защитником сезона в НХЛ. Крис неоднократно представлял США на различных международных турнирах, и его запомнят, как крестного отца американского хоккея. Он претендовал на «Норрис» в 40 лет, а завершил карьеру в 48, проведя 22 сезона в НХЛ и еще один год в АХЛ. Никто, кроме Горди Хоу, не играл на таком уровне в таком возрасте.

У Криса есть домик в Малибу, Калифорния. Он владеет баром Cheli’s Chili в центре Детройта, а в числе его друзей такие звезды, как Майкл Джордан и Лэйрд Хэмилтон, Кид Рок и Эдди Веддер, Джон Кьюсак и Куба Гудинг. И все это благодаря хоккею, не устает повторять Челиос.

И как же это случилось?

– Я никогда не думал о том, чтобы попасть в НХЛ и уж тем более в Зал хоккейной славы, – рассказывал Челиос. – Я играл просто потому, что любил играть. Я не знал, что нужно делать, чтобы быть замеченным клубами лиги. Я и подумать не мог, что вообще попаду в НХЛ.

– Я никогда не задумывался о своей карьере. Это черта характера свойственна грекам. Ты живешь каждый день, как последний. Ты наслаждаешься жизнью, а завтра… Оно же будет завтра. Так уж у них сложилось, и это в моем характере. Я никогда не переживал из-за того, что могу не попасть в НХЛ. Мне не было дела до НХЛ до тех пор, пока я не стал игроком «Монреаля».

*****

Челиос вырос в Чикаго в семье эмигрантов из Греции Гуса и Сью. Его родители занимались ресторанным бизнесом – когда-то удачно, но чаще всего не очень. В истории его увлечения хоккеем только одна романтическая часть. Когда он начал играть в парке, то был вратарем, а так как у него не было коньков, то приходилось бегать по льду в обыкновенных галошах. И, тем не менее, Крис сразу полюбил хоккей.

В 7 лет у него появились первые коньки, а затем семья Челиосов отправилась туда, где о хоккее вспоминают в последнюю очередь. Она перебралась в Австралию, чтобы заниматься там бизнесом и остаться навсегда. Через два-три месяца Челиосы вернулись в Штаты – они изменили свое решение.

Всю свою юность Крис работал на родителей. Он сортировал пустые бутылки, расставляя их по ящикам, забивал кулер напитками, помогал официантам в ресторане, мыл посуду и драил полы. Ему не давали за это денег, но взамен родители платили за занятия хоккеем. Его любимым спортсменом в то время был футболист «Беарс» Дик Баткус.

Он продолжил работать на родителей и когда его семья перебралась в Сан-Диего. В 16 Крис купил на свои деньги билет до Монреаля, так как кто-то из его чикагских приятелей проходил просмотр в «Хаксбери». Не получилось. Не получилось и в Университете Четхэма, не срослось с Виндзором и в международном университете Сан-Диего. У него даже не было денег на то, чтобы пройти просмотр в «Муз Джо». Оставалось смириться с тем, что хоккей в его жизни будет просто развлечением, а зарабатывать на жизнь придется чем-то другим.

– Все шло к тому, что он не будет хоккеистом, так? – ухмыляется Паркер. – Должна была случиться целая цепочка событий, чтобы в жизни Криса все поменялось.

*****

Когда Паркер вернулся в «Муз Джо», он напомнил Биллоузу о пареньке из Сан-Диего, на что тренер ответил, что Челиос уже звонил, и разговор ни к чему не привел. Но дела у «Кэнакс» шли неважно, и им был необходим защитник. Хорошенько подумав, Биллоуз решил еще раз обратиться к Крису. Может, ему, как и Челиосу, тоже было нечего терять. Он позвонил игроку и пообещал билет на самолет до Канады. Новичок провел с командой около недели, и за это время «Муз Джо» потерпели пару поражений.

– Крис, ты в основе на следующую игру, – сказал Биллоуз.

Челиос забил гол в первой же смене.

Позиция защитника была будто придумана для Челиоса, который никогда не жалел самого себя ради победы. Он стал мощнее и набрался опыта, а с этим раскрылся его талант, и появилась цепкость при игре в защите. Крис провел в составе «Кэнакс» два года, играя по большей части с Паркером. В первом сезоне он забил 12 голов и набрал 43 очка в 53 матчах, во втором – 23 гола и 87 очков в 54 матчах.

– Как только Крис вышел на лед в форме «Муз Джо», он стал чувствовать себя в обороне как рыба в воде. У Челиоса не было какой-то сверхскорости, но он был надежен, – говорит Паркер. – Я никогда не видел хоккеиста, который так быстро схватывал все, что ему говорят. Это было действительно круто. Стоило мне указать ему на что-либо – и это тут же менялось в его игре. Одна смена – и он уже играл как надо. У него были ключи от арены, и Крис частенько оставался на катке допоздна. Пока его коллеги отдыхали дома или развлекались в барах, он отрабатывал бросок.

Но Челиос не слишком задумывался о своем будущем. «Канадиенс» задрафтовали его во втором раунде в 1981-м. Он пошел учиться в Университет Висконсина, попал в молодежную сборную США, а затем съездил на Олимпиаду в Сараево в 1984-м. Но разве это что-либо гарантировало? Сколько парней, которые попали на драфт, в итоге ни разу не сыграли в НХЛ? А сколько ребят из команды «Чудо на льду» потом закрепились в профессиональных клубах?

– Конечно, с каждым днем мне все больше и больше хотелось попасть в НХЛ, но какого-то давления или напряжения по этому поводу я не ощущал. Попаду – хорошо, нет – значит, нет, – признавался Челиос.

«Монреаль» вызвал Челиоса в основу в концовке сезона-1983/84, дав ему сыграть в 12 матчах. Крис был не в форме – он только-только залечил травму голеностопа, полученную в Сараево – и после матчей он не сдерживал слов критики в свой адрес. «Я был ужасен, играл неуверенно, наверное, я не гожусь для НХЛ», – говорил он себе. Ему казалось, что «Монреаль» отправит его в фарм-клуб, из которого будет уже не выбраться. Но пришло время плей-офф.

Крис забил в первом же матче. В первые 10 минут.

– Мне повезло, – объяснял Челиос. – Как будто что-то во мне замкнуло, и я стал игроком, которым был в «Муз Джо», в колледже, и все остальное уже история. Пожалуй, если вернуться назад, это и был поворотный момент в карьере…. Я был нервным, неуверенным в себе игроком, который не мог обработать шайбу и сеял ошибку за ошибкой. И вдруг я почувствовал себя Бобби Орром.

*****

Что было потом, всем хорошо известно. Время пролетело так быстро. Окончание карьеры Челиоса не менее загадочно, чем ее начало. Он играл за «Детройт», подписывая однолетние контракты сезон за сезоном будто бы назло репортерам, которые отправляли его на пенсию каждую весну. Одним летним днем он встретился с генеральным менеджером «Детройта» Кеном Холландом, чтобы подписать еще одно соглашение, после чего между делом сказал, что поедет домой на велосипеде.

– Ты точно на велосипеде поедешь домой? – решил уточнить Холланд.

– Ага, на велосипеде.

– Ты ж живешь в Блумфилд Хиллс.

– Я помню.

Блумфилд Хиллс – это пригород Детройта, который находится больше чем в 20 милях от арены «Ред Уингс». Челиосу на тот момент было уже за 40.

Он держал себя в невероятной форме – гонял на горном велосипеде, крутил педали велотренажера в сауне и так далее – и всегда сохранял рабочее настроение. Челиос играл, потому что хотел играть. Он был готов получать меньше, играть не такую значимую роль в «Детройте». Никакого эгоизма – он просто хотел побеждать.

Сезон-2009/10 Челиос начал в клубе АХЛ «Чикаго Вулвс». Это позволяло ему чаще видеться с родителями, которые жили неподалеку. Рядом играл его сын Джейк, выступавший за команду USHL «Чикаго Стилс», до Детройта было рукой подать. Вряд ли что-то указывало на то, что он когда-нибудь еще сыграет в НХЛ. В феврале Крис отправился в Ванкувер, чтобы помочь сборной США, из-за чего не тренировался две недели. Вот почему вызов в «Атланту Трэшерс» застал его врасплох.

– Положа руку на сердце, мне не стоило соглашаться на вызов из Атланты, – признавался Челиос. – Я был растренирован из-за Олимпиады. Время было не очень подходящим, но как я мог сказать нет возможности еще раз сыграть в НХЛ? Может, удача и на этот раз будет на моей стороне? А что, если мы попадем в плей-офф? Может, мне удастся подписать контракт на следующий сезон? Таковы были мои мысли.

На этот раз ему не повезло. Челиос не лучшим образом провел 7 матчей, и «Атланта» осталась без плей-офф. Никто не предложил ему новый контракт. Но неудачное возвращение в НХЛ не нанесло урон его репутации. Более того, возвращение в АХЛ той же весной, возможно, значило больше, чем все его предыдущие достижения.

На следующий день после окончания чемпионата НХЛ он покинул расположение «Трэшерс» и отправился в «Вулвс». 48-летний Крис провел еще 14 кубковых матчей. Это его ошибка привела к голу Джейми Бенна и поражению «Чикаго» в седьмом матче серии с «Техасом», но после игры он скажет: «Я именно так хотел завершить карьеру». Он не оставил команду в трудный момент. Челиос шел до конца, пока у него оставались хоть какие-то силы.

– Я сказал себе в первый же день – я никогда не разлюблю хоккей. Я никогда не скажу: «Фух, как же меня достала эта игра» или «Я наелся хоккеем». Такого у меня не было. Просто физически понимаешь: время заканчивать пришло.

Глядя на 51-летнего Криса кажется, что он и сейчас готов играть на профессиональном уровне. Он и сам считает, что выдержал бы по 8-10 минут в хорошей команде. Подводит больное левое колено.

Помимо всего прочего Челиос продолжает гонять из Блумфилд Хиллс до Детройта на велосипеде, он занимается серфингом причем не только в Калифорнии, но и в Мичигане на местной речке. Крис даже брал доску с собой в тренировочный лагерь «Ред Уингс», так что он может дать фору любому серфингисту.

– Когда ты заканчиваешь карьеру, нужно найти что-то такое, что забирало бы у тебя твой адреналин, – говорит Челиос. – Лучшее, что может случиться с тобой после ухода из хоккея – это быть занятым. Я не стал уходить в отпуск.

Он и сейчас работает в «Ред Уинг» советником по хоккейным операциям. Крис особенно внимательно следит за молодежью команды из «Гриффинс», смотрит их матчи, дает оценки тренерам, посещает тренировки и помогает игрокам. «Когда Челиос просто заходит в раздевалку, это уже дает о себе знать. Только его присутствие!» – отмечает тренер «гриффинов» Джефф Блашилл.

Возможно, однажды он станет помощником главного тренера в АХЛ или НХЛ. А, может, и сам возглавит команду. А, может, захочет стать телеэкспертом. Или навсегда перебраться в Калифорнию и стать скаутом на Западном побережье. Кто знает? Это будет зависеть от того, где продолжат карьеру его дети, того, как будут складываться их отношения. Пока Дин и Джейк играют в хоккей в штате Мичиган, и Челиос не пропускает ни одного их матча. Его дочь Кэли занимается лакроссом, и Крис старается посещать и ее игры. Вторая дочь Тара – хоккеистка, и он не забывает помогать ей советами и заглядывать на матчи ее команды. Он все еще живет, не думая о завтрашнем дне.

Зато ему пришлось вспомнить о днях прошлых. Церемония, на которой он будет принят в Зал хоккейной славы, соберет много его старых друзей. Там будут члены семьи, бывшие партнеры по командам, звезды. И, конечно, Бобби Паркер.

Челиос и Паркер долгое время не общались, но однажды Крис решил найти старого приятеля. Он позвонил одноклубникам по «Муз Джо», которые разыскали родителей Бобби, а те дали его адрес и телефон. Паркер перебрался в Калгари, где служит социальным работником. Челиос не мог не пригласить его в Торонто.

По правилам церемонии члены Зала хоккейной славы должны уложиться в пять минут. Но Челиос и раньше не признавал временные рамки, и он хочет вспомнить хотя бы один случай, который и привел ко всему остальному. Тот самый, что произошел на пляже.

– Как все это случилось? – смеется Паркер. – Из бездельника, болтавшегося на пляже, он превратился в члена Зала хоккейной славы. Немногие готовы пройти этот путь от начала и до конца, а?

Оригинал – Yahoo Sports

+1
Написать комментарий

Еще по теме

Реклама 18+